Юридические исследования - БОРЬБА С ТУНЕЯДЦАМИ. Щедрина А.К. -

На главную >>>

Трудовое право: БОРЬБА С ТУНЕЯДЦАМИ. Щедрина А.К.


    Наша страна вступила в период развернутого строи­тельства коммунизма. Коммунизм предполагает наряду с созданием высоко­развитой экономики формирование нового человека. Лю­ди коммунистического общества будут нравственно чи­стыми, духовно богатыми, высокосознательными, дисцип­линированными. Труд станет первой потребностью и жизненной необходимостью человека. Для того чтобы эти качества были внутренне присущи каждому, необходимо уже сейчас проводить воспитательную работу с теми, чье сознание отстает от требований сегодняшнего дня.


    ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ ДЛЯ НАСЕЛЕНИЯ

    в вопросах и ответах


                 Щедрина А. К.

    БОРЬБА С ТУНЕЯДЦАМИ

    ИЗДАТЕЛЬСТВО „ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА" Москва —1965


    • Кого следует считать тунеядцем..........................................................
    • Каков порядок рассмотрения в народных судах материалов о лицах, ведущих паразитический образ жизни..........................................................
    • Какие меры воздействия вправе применить суд к тунеядцам................................................................................................................
    • Каков порядок рассмотрения материалов о тунеядцах коллек­тивами трудящихся................................................................................................................
    • Кто имеет право выносить общественный приговор о выселе­нии тунеядца..........................................................              
    • Каковы меры перевоспитания тунеядцев в местах поселения Возможно ли досрочное освобождение тунеядцев из мест по­селения..........................................................       

    Наша страна вступила в период развернутого строи­тельства коммунизма.

    Коммунизм предполагает наряду с созданием высоко­развитой экономики формирование нового человека. Лю­ди коммунистического общества будут нравственно чи­стыми, духовно богатыми, высокосознательными, дисцип­линированными. Труд станет первой потребностью и жизненной необходимостью человека. Для того чтобы эти качества были внутренне присущи каждому, необходимо уже сейчас проводить воспитательную работу с теми, чье сознание отстает от требований сегодняшнего дня.

    В Программе Коммунистической партии Советского Союза записано: «Все, что необходимо для жизни и раз­вития людей, создается трудом. Поэтому каждый трудо-* способный человек должен участвовать в создании тех средств, которые необходимы для его жизни и деятель­ности, для благосостояния общества. Человек, который получал бы от общества какие-либо блага, не участвуя в труде, был бы тунеядцем и жил за счет других».

    Кого следует считать тунеядцем?

    Труд является обязанностью всех советских граждан, способных трудиться. Кто не работает, тот не ест. «В этой простой, простейшей и очевиднейшей истине — осно­ва социализма, неискоренимый источник его силы, не* истребимый залог его окончательной победы»*.

    Подавляющее большинство советских людей с воодушевлением трудятся на предприятиях и в учреждениях, на стройках, в колхозах, совхозах, выполняют обществен* ную работу, соблюдают законы и уважают правила социалистического общежития.

    Однако есть еще отдельные трудоспособные люди, упорно не желающие честно трудиться. Такие люди или живут на средства близких, ка случайные заработки, или же занимаются запрещенными промыслами, частнопредпринимательской деятельностью, спекуляцией, попрошайничеством, получают нетрудовые доходы от эксплуатации личных автомашин и т. д. Встречаются также лица, которые для видимости устраиваются на работу, а фактически живут на нетрудовые доходы. В колхозах лица та­кого рода, пользуясь льготами, установленными для колхозников, уклоняются от честного труда, ведут паразитический образ жизни, занимаются самогоноварением, подрывают трудовую дисциплину и тем самым наносят ущерб коллективному хозяйству.

    Помимо тоге, что тунеядцы наносят большой материальный ущерб народному хозяйству, прогуливая, растрачивая попусту рабочее время, они разлагающе действуют на окружающих.

    Не случайно в постановлении июньского (1963 г.) Пленума ЦК КПСС «Об очередных задачах идеологиче­ской работы партии» особое внимание обращено на то, что сердцевину идеологической работы Коммунистиче[1] ской партии, Советов, профсоюзов, комсомола должно составлять воспитание у каждого советского человека любви и уважения к общественно полезному труду.

    Учитывая- многочисленные пожелания трудящихся. Президиум Верховного Совета РСФСР 4 мая 1961 г. из­дал указ «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющи­мися от общественно полезного труда и ведущими анти­общественный паразитический образ жизни»'. Подобные Указы приняты в ряде других союзных республик. При­менение этих Указов поможет полностью искоренить ту­неядство в нашем обществе. Основной целью законода- тельства об усилении борьбы с паразитическими элемен­тами является приобщение этих лиц к честному труду.

    Несмотря на известные успехи, достигнутые за время действия названного указа, вопрос о борьбе с тунеядцами не утратил своей значимости и в настоящее время. В по­становлении июньского (1963 г.) Пленума ЦК КПСС от­мечается: «Тунеядцы, стяжатели, воры, спекулянты, бю­рократы—это последнее прибежище чуждой нам идеоло­гии и морали. Против них необходимо вести беспощад­ную борьбу, используя всю мощь общественного воздей­ствия и всю силу советских законов»2. Кого же следует отнести к тунеядцам? В ст. 1 Указа от 4 мая 1961 г. сказано, что к этой категории относятся совершеннолет­ние трудоспособные граждане, не желающие выполнять важнейшую конституционную обязанность — честно тру­диться по своим способностям, уклоняющиеся от общест­венно полезного труда, извлекающие нетрудовые доходы от эксплуатации земельных участков, жилой площади или совершающие иные антиобщественные поступки, по­зволяющие им вести паразитический образ жизни. Ины­ми словами, тунеядцами могут быть признаны лишь те граждане, которые, нигде не работая, совершают при этом антиобщественные поступки, позволяющие им вести паразитический образ жизни. Это положение нашло свое подтверждение и в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 18 марта 1963 г. «О выполнении судебны­ми органами постановления Пленума Верховного Суда СССР № 6 от 12 сентября 1961 г. «О практике примене­ния судами законодательства об усилении борьбы с ли­цами, уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни». В нем сказано, что основанием для применения мер административного воздействия, предусмотренных указами Президиумов Верховных Советов союзных рес­публик, является установление антиобщественного пара­зитического существования трудоспособного лица, что позволяет ему жить, не трудясь, за счет общества *. По­этому не могут быть привлечены к ответственности по Указу от 4 мая 1961 г. граждане, хотя и не работающие по тем или иным причинам, но не совершающие при этом антиобщественных поступков.

    Органами милиции Ленинграда гр-ка Т. на следую­щий день после достижения ею совершеннолетия была предупреждена о том, что она будет привлечена к ответ­ственности по Указу от 4 мая 1961 г., если не устроится на работу. Т. в установленный срок на работу не посту­пила. Через месяц материал в отношении ее был направ­лен в суд, хотя никаких антиобщественных поступков она не допускала. Октябрьский районный народный суд Ле­нинграда правильно отказал в выселении гр-ки Т[2].

    Указ от 4 мая 1961 г. не может быть применен к ли­цам, имеющим постоянное место работы, но допускаю­щим прогулы, частые опоздания и другие нарушения трудовой дисциплины. Поэтому правильно один из народ­ных судов Свердловской области отказал в выселении гр-ки А., 1927 года рождения, имеющей двоих детей, 9 и 13 лет. Из материалов дела видно, что А. работала раз­норабочей на заводе, с работы не уволена, но допускала прогулы и аморально вела себя в быту. При таких обсто­ятельствах применение Указа от 4 мая 1961 г. было бы необоснованным. Помимо дисциплинарной ответственно­сти А. понесла ответственность перед товарищеским су­дом.

    Наиболее распространенные антиобщественные по­ступки, допускаемые тунеядцами, перечислены в ст. 1 Указа. Однако перечень этот является примерным. К ту­неядцам следует относить также лиц, скупающих вещи у иностранцев с целью перепродажи, руководителей рели­гиозных сект и т. п. Тунеядство приобретает, таким обра­зом, весьма разнообразные формы.

    Например, житель г. Тавды Свердловской области Алексеев в течение трех лет жил на иждивении жены и пенсионерки-матери. Он систематически пьянствовал, из­бивал жену и детей, устраивал скандалы, выгонял их из дома. Постановлением народного суда Алексеев был вы­селен в специально отведенную для этого местность сро­ком на три года.

    Нагиев, имея в Москве жилую площадь, купил за 5200 руб. двухэтажный дом с гаражом и другими пост­ройками в поселке Кратово Раменского района Москов­ской области. Перестроив гараж под вторую дачу, На­гиев стал располагать почти 300 кв. м жилой площади, С целью извлечения нетрудовых доходов он заключил с директором курсов Министерства строительства элек­тростанций СССР договор о предоставлении дач под об­щежитие. В этом общежитии проживало 20—30 человек. Для обслуживания курсантов Нагиев специально нанял работницу, которой ежемесячно платил 45 руб. В соот­ветствии с договором администрация выплачивала На­гиеву в месяц по 12 руб. за каждого курсанта. Всего им было получено 5040 руб.'.

    32*летний Чистяков нежелание трудиться объяснял религиозными мотивами: «служением господу богу». С 1959 года Чистяков возглавлял религиозную секту «христианско-тихоновского течения». Он получал нетру­довые доходы, используя в этих целях собственный дом и имевшийся при нем большой приусадебный участок. Тунеядец выселен на пять лет с обязательным привлече­нием к труду по месту поселения.

    Необходимость усиления борьбы с тунеядством обус­ловлена в значительной степени и тем, что паразитиче­ское существование, как правило, сопровождается пьян­ством, моральным разложением и нарушением правил социалистического общежития. Тунеядство нередко ведет к совершению преступлений. Так, в Латвии 26,5% при* влеченных к уголовной ответственности в 1960 году ни­где не работали'.

    Указ от 4 мая 1961 г. относит к тунеядцам также лиц, устраивающихся на работу на предприятия, в государ­ственные учреждения или состоящих членами колхоза лишьдля видимости. Эти лица, пользуясь льгота­ми и преимуществами рабочих, колхозников и служащих, в действительности подрывают дисциплину труда, зани- маются частнопредпринимательской деятельностью, жи­вут на средства, добытые нетрудовым путем, или совер­шают иные антиобщественные поступки, позволяющие им вести паразитический образ жизни.

    Индиченко, 1917 года рождения, проживая в Сверд­ловске, работал только до 1958 года. Затем он купил ло­шадь и стал жить за счет перевозок грузов. После пре­дупреждения о необходимости изменить образ жизни Индиченко устроился на работу в лесничество, но про­должал при этом извлекать нетрудовые доходы: заготав­ливал сено, дрова и продавал их по спекулятивным це­нам. При окладе в 45 руб. Индиченко приобрел за короткое время дом, корову, ценные вещи. Постановле­нием народного суда Индиченко выселен из Свердловска на пять лет с конфискацией имущества. Следовательно, Указ от 4 мая 1961 г. распространяется и на различного рода стяжателей, которые хотя и устраиваются на рабо­ту, но в действительности живут на нетрудовые доходы от эксплуатации домов, дач, земельных участков, личных автомашин, систематической сдачи в поднаем жилой пло­щади, а также на лиц, содержащих в личной собственно­сти значительное количество скота и птицы и продающих мясо по спекулятивным ценам. Поэ-гому, когда при рас* смотрении дел о разделах земельных участков, домов, дач, взыскании квартирной платы и иных имущественных споров выясняется, что основным источником существо­вания отдельных лиц является извлечение нетрудовых до* ходов, суды обязаны ставить вопрос о привлечении этих лиц к ответственности по Указу от 4 мая 1961 г. Пленум

    Верховного Суда РСФСР в постановлении от 29 декабря 1962 г. обратил особое внимание именно на необходи­мость повести более решительную борьбу со скрытыми тунеядцами, т. е. с лицами, которые устраиваются на ра­боту для видимости, а фактически живут на нетрудовые доходы

    Таким образом, Указ от 4 мая 1961 г. направлен про­тив двух категорий лиц, ведущих антиобщественный па­разитический образ жизни: 1) вообще нигде не работаю­щих, 2) работающих лишь для видимости, а фактически ведущих паразитический образ жизни и существующих на нетрудовые доходы.

    К ответственности по Указу от 4 мая 1961 г. могут быть привлечены лишь совершеннолетние тру­доспособные граждане, не желающие тру­диться по своим способностям. Нельзя, следователь* но, рассматривать как тунеядцев нетрудоспособных граждан, а также лиц, страдающих серьезным заболева-* нием (туберкулез, болезни сердца, гипертония и т. п.), даже если они нигде не работают.

    В постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 29 декабря 1962 г. имеется специальное указание на то, что предусмотренные указом меры воздействия не мо­гут применяться к инвалидам; лицам, нетрудоспособ­ность которых подтверждена заключением медицинского учреждения; лицам, не работающим вследствие времен­ной утраты трудоспособности. Поэтому правильно проку­ратурой опротестовано постановление одного из народ­ных судов Свердловской области, по которому был под­вергнут выселению инвалид II группы К-

    Во всех случаях, когда привлеченные ссылаются на нетрудоспособность или тяжелое заболевание, суды обя­зательно проверяют, соответствует ли действительности это заявление.

    Известные трудности возникают при решении такого вопроса: могут ли как тунеядцы выселяться лица, имею­щие ограниченную трудоспособность. Применение данной меры воздействия в отношении лиц с ограниченной тру­доспособностью возможно лишь при том непременном условии, что такие лица живут на нетрудовые доходы и, следовательно, ведут паразитический образ жизни.

    Вместе с тем нельзя относить к тунеядцам лиц с ограни­ченной трудоспособностью, которые хотя и нигде не ра­ботают, но живут на пенсию или находятся на иждиве­нии родственников, не имея при этом никаких нетрудо­вых доходов. К ответственности за уклонение от общест­венно полезного труда не привлекаются мужчины старше 60 лет и женщины старше 55 лет, а также беременные женщины.

    Не подлежат выселению и женщины, имеющие на иж­дивении детей до восьмилетнего возраста. Однако если они ведут при этом аморальный образ жизни, отрица­тельно сказывающийся на воспитании детей, должен быть поставлен вопрос о лишении их родительских прав, после чего к ним также может быть применен Указ от 4 мая 1961 г. Поэтому представляется правильным по­становление народного суда г. Асбеста Свердловской об­ласти в отношении Карловой. Карлова, бухгалтер по специальности, после увольнения в 1957 году за утрату доверия нигде не работала, считая работу «позором», вела аморальный образ жизни, пьянствовала. Поведение Карловой разлагающе действовало на троих малолетних детей: старший сын стал заниматься кражами. После ли­шения Карловой родительских прав она была выселена из г. Асбеста сроком на три года.

    Для привлечения к ответственности по Указу от 4 мая 1961 г. недостаточно установить лишь тот факт, что тру­доспособное лицо не работает. В каждом конкретном случае необходимо выяснить, почему это лицо не рабо­тает, время, в течение которого оно не работает, источ­ник существования и прочие обстоятельства, позволяю­щие прийти к правильному выводу, что данное лицо ве­дет антиобщественный паразитический образ жизни. И только в том случае, когда будет установлено, что трудоспособное лицо, нигде не работая, укло­няется тем самым от общественно полез­ного труда и живет при этом на нетрудо­вые доходы, можно выносить постановление о его выселении.

    Пермииов с 5 февраля 1961 г. по 7 сентября 1961 г. работал учеником токаря на заводе, откуда был непра­вильно уволен с порочащей его формулировкой в трудо­вой книжке. Пытаясь устроиться на работу, он обра­щался в отдел кадров нескольких заводов Свердловска,
    но в связи с тем, что на прежнем месте работы незакон­но задержали его трудовую книжку, в приеме на новую работу ему отказывали. По этой причине он вынужден был длительное время находиться на иждивении матери. Учитывая сложившиеся обстоятельства, народный суд Октябрьского района Свердловска не применил выселе­ния в отношении Перминова.

    Наряду с правильным подходом при разрешении рас­сматриваемого вопроса имеют еще место случаи неосно­вательного вынесения постановления о выселении тру­доспособных лиц на основании установления одного лишь факта, что эти лица продолжительное время нигде не работали. Чаще всего подобные постановления выно­сятся в отношении некооперированных кустарей, зани­мающихся разрешенными промыслами, а также лиц, выполняющих общественно полезную работу в семье (воспитание детей, уход за больными, ведение домашнего хозяйства и пр.).

    Следует, однако, отличать те случаи, когда иждиве­ние приобретает форму паразитического существования. Махнева, 1932 года рождения, жила с двумя детьми на иждивении родителей, систематически пьянствовала, устраивала скандалы, трижды привлекалась за мелкое хулиганство. Несмотря на предупреждение органов ми­лиции, продолжала вести паразитический образ жизни. Махнева выселена из Свердловска.

    Ответственность по Указу от 4 мая 1961 г. наступает с 18-летнего возраста. Поэтому правильно посту­пил народный суд г. Нижняя Тура Свердловской обла­сти, когда не вынес постановления о выселении нигде не работавшей и не учившейся Кузнецовой, которой не ис­полнилось 18 лет. При привлечении к ответственности молодежи в возрасте 18—20 лет органы милиции и суды должны проявлять особую внимательность, избегать фор­мального подхода при решении вопросов о применении к ним выселения. Органы милиции и суды в таких слу­чаях, как правило, устанавливают связь с комсомоль­скими организациями и коллективами, где последнее время учились или работали молодые люди, помогают установить над ними индивидуальное шефство, оказы­вают помощь в устройстве на работу и т. п. И лишь в том случае, когда принятые меры не приводят к желае­мым результатам, ставится вопрос о привлечении этих
    граждан к ответственности за уклонение от общественно полезного труда.

    Борьба с тунеядством предполагает прежде всего вы­явление лиц, ведущих антиобщественный паразитический образ жизни. Выявляются они как органами милиции и прокуратуры, так и по инициативе государственных и об­щественных организаций, а также по заявлениям, посту­пающим в эти органы и организации от отдельных граж­дан и коллективов. В целях привлечения широкой об­щественности к борьбе с тунеядцами по инициативе про­куратуры в городах и районах Свердловской области, например, проводились собрания партийно-хозяйствен­ного актива, заседания исполкомов местных Советов, собрания дружинников и членов товарищеских судов, председателей уличных и домовых комитетов, женсове- тов, советов пенсионеров.

    С целью улучшения работы по борьбе с тунеядством в некоторых районах Свердловска проведены семинары с активом уличных комитетов и товарищеских судов. На многих предприятиях, в организациях, совхозах и колхо­зах Свердловской области читались лекции, проводились беседы по разъяснению содержания и применения Указа от 4 мая 1961 г. Все это в значительной степени помогло выявить многих тунеядцев.

    В Свердловске созданы также районные комиссии по борьбе с тунеядцами, в состав которых вошли депутаты местных Советов, представители районных отделений ми­лиции, общественных организаций, уличных, домовых ко­митетов, администраций домоуправлений, советов пен­сионеров и женсоветов.

    Активно включились в борьбу с тунеядцами трудя­щиеся Нижнего Тагила Свердловской области. В Тагил- строевском районе этого города, например, дружинни­ком К. сообщено в милицию о трех тунеядцах. Управ­ляющими домами Г. и Т. сообщено о десяти гражданах, ведущих паразитический образ жизни. В городскую про­куратуру Нижнего Тагила обратилась с заявлением груп­па жильцов одного из домов по ул. Ломоносова о том, что их соседка Д. нигде не работает, ведет аморальный об­раз жизни, устраивает пьянки. При проверке факты под­твердились. Д. была предупреждена и в настоящее вре­мя работает. В г. Первоуральске Свердловской области
    с помощью общественности выявлено 107 человек, веду* щих паразитический образ жизни.

    Велика роль в выявлении тунеядцев и партийно-госу­дарственного контроля. Комитет партийно-государствен­ного контроля ЦК КПСС и Совета Министров СССР сов­местно с местными органами партгосконтроля, например, проверяя практику распределения и использования жи­лой площади в Баку, установил, что исполкомы город­ского и районных Советов депутатов трудящихся плохо осуществляют контроль за частными домовладениями. В городе свыше 40 тыс. частных домов. Некоторые из домовладельцев имеют непомерно большие жилые пло« щади и используют их как источник обогащения. Так, А. Камаль имел в Баку собственный дом из 25 комнат и сдавал его квартиросъемщикам, а сам жил в г. Кюрда- мире. X. Арустамов и его сын имели два дома жилой площадью 650 кв. м, из которой 70 кв. м занимали они сами, а остальную площадь сдавали в аренду гражданам и организациям. В одном из этих домов размещался фи­лиал ресторана «Мугань», буфетчиком которого работал сын Арустамова.

    Комитет партийно-государственного контроля ЦК КПСС и Совета Министров СССР, обсудив результаты проверки, обязал исполком Бакинского городского Сове­та депутатов трудящихся устранить отмеченные недостат­ки в практике использования жилья в городе *.

    Органы милиции и прокуратуры проверяют поступив­шие к ним заявления. С указанными в заявлении лицами проводится беседа, в ходе которой выясняется правиль­ность сообщенных в заявлении фактов. Далее вызван­ному лицу предлагается дать письменное объяснение по поводу установленных обстоятельств. Если выяс­нится, что гражданин нигде не работает, его предупреж­дают и предлагают в определенный срок устроиться на работу.

    Подобный порядок обусловлен тем, что основной целью Указа от 4 мая 1961 г. является не наказание лиц, уклоняющихся от общественно полезного труда и веду­щих антиобщественный паразитический образ жизни, а
    приобщение их к честному труду. Надо беспощадно ис- коренять такое зло, как тунеядство, нерадивое отноше­ние к труду, частнособственническую психологию.

    С пережитками капитализма нужна непримиримая борьба, и в этой борьбе необходимо сочетать меры общественного воздействия с мерами строгого адми­нистративного наказания. Но главное — это воспитание людей.

    Сам факт издания указа в значительной степени спо- собствовал приобщению паразитических элементов к общественно полезному труду. Многие лица, упорно не желавшие работать в течение нескольких лет, не ожидая предупреждения, поступили работать.

    Весьма действенной мерой является и само предуп- реждение тунеядца о необходимости трудоустройства. Подавляющее большинство предупрежденных присту­пают к трудовой жизни. В Томской области, например, из 100 предупрежденных только два человека не присту­пили к работе[3].

    Показательны в этом отношении также данные по Октябрьскому району Свердловска. С мая 1962 года по май 1963 года из 124 предупрежденных 102 человека поступили на работу.

    Законодательство не устанавливает определенного срока, в течение которого предупрежденный обязан устроиться на работу. (Исключение составляет принятый в Эстонской ССР закон, определивший месячный срок для трудоустройства таких лиц). Эти сроки в каждом отдельном случае устанавливаются теми общественными организациями или государственными органами, которые предупреждают паразитические элементы о необходи­мости трудоустройства. Срок, устанавливаемый предуп­режденному, обязательно должен быть реальным, т. е. вполне достаточным для устройства лица на работу. Его продолжительность обусловли­вается конкретными обстоятельствами дела, особенностя­ми личности нарушителя, возможностью устроиться на работу в данной местности в соответствии с его специаль­ностью, квалификацией, склонностью к определенной деятельности и т. д. Как правило, этот срок не дол­жен быть меньше двух недель. В Таджикской ССР, как установлено обобщением судебной практики, для тру­доустройства обычно предоставляется месячный срок.

    Общественные организации и государственные органы оказывают помощь в трудоустройстве тех лиц, которые в этом нуждаются, проверяют, устроился ли предупреж­денный на работу. Заслуживает внимания в этом отно­шении практика, сложившаяся в районном отделении милиции Октябрьского района Свердловска. Выявив ни­где не работающее лицо и побеседовав с ним, работники милиции берут у него подписку о том, что он устроится на работу в течение определенного срока. После этого каждые пять-семь дней проводится проверка, приступил ли предупрежденный к работе. Но контроль со стороны милиции за этим лицом не прекращается и после того, как он предъявит справку с места работы. Работники ми* лиции проверяют, как работает устроившийся, не уво­лился ли он вскоре после оформления, а также интере­суются его поведением в быту. Если же лицо после пре­дупреждения не приступает к работе, материал о нем с санкции прокурора направляется в районный (город­ской) народный суд. Материалы о лицах, уклоняющихся от общественно полезного труда, рассматриваются рай­онным (городским) народным судом в судебных заседа­ниях в пятидневный срок.

    В подавляющем большинстве случаев государствен­ные органы и общественные организации устанавливают вполне достаточные для трудоустройства сроки. Но име­ют место и явно заниженные сроки: в три-семь дней. В подобных случаях суды отказывают в выселении, по­вторив предупреждение о необходимости устроиться на работу. Не применяется выселение, если предупрежден­ный устроился на работу хотя и после намеченного сро­ка, но приступил к выполнению трудовых обязанностей до рассмотрения материалов в суде *«

    Каков порядок рассмотрения в народных судах ма­териалов о лицах, ведущих паразитический образ жизни?

    Прежде всего суды не принимают к своему производ­ству дела, по которым поверхностно проведена проверка материалов. С этой целью суды проверяют, содержат ли заключения милиции или прокуратуры подробное изло­жение всех обстоятельств дела: факты ведения лицом ан­тиобщественного паразитического образа жизни, указа­ния «а источники его существования и совершенные им антиобщественные поступки. Особое внимание при этом обращается на то, нашли ли отражение в материалах данные о личности привлекаемого, а именно: возраст, состояние здоровья, семейное положение, прошлая тру­довая деятельность, причины увольнения с последнего места работы, судимости, а также выводы о его винов­ности. В деле должны быть материалы, подтверждаю­щие изложенные в заключении факты и обстоятельства. Если лицо ранее работало, то обязательно выясняется мнение администрации и общественных организаций, воз­можно ли возвращение уволенного на производство и пе« редача его на перевоспитание коллектива. При наличии ходатайства общественной организации и коллектива трудящихся по месту прежней работы привлекаемого о учетом данных о его личности суд может передать уво­ленного на перевоспитание с обязательным привлечением к труду К

    В соответствии с действующим законодательством материалы о паразитических элементах рассматриваются районными (городскими) народными судами в откры­тых судебных заседаниях в составе судьи и двух народ­ных заседателей. Указанный порядок рассмотрения дел о тунеядцах обеспечивает широкое воспитательное воз­действие судебного процесса, поэтому нельзя подменять его кабинетным рассмотрением материалов. Постановле­ние о выселении не может выноситься судьей едино* лично.

    Материалы в суде рассматриваются обязательно в присутствии лица, подлежащего выселе­нию.

    Если привлекаемое к ответственности лицо уклоняет­ся от явки в суд, то оно с санкции прокурора до суда может быть задержано милицией и доставлено в суд в принудительном порядке.

    Задержанию не могут быть подвергнуты граждане, не предпринимавшие никаких попыток уклониться от явки в суд.

    Было бы неправильным механически распространять действие норм уголовно-процессуального кодекса на порядок рассмотрения материалов в суде. Поэтому привлеченные к ответственности по Указу от 4 мая 1961 г. не могут именоваться «подсудимыми», «обви­няемыми», им не может предоставляться «последнее слово», равно как постановление о выселении не мо­жет быть вынесено именем союзной республики. Од* нако основные положения, общие как для уголовного, так и для гражданского процесса, должны соблюдаться.

    Материалы, поступающие в суд, всесторонне, полно и объективно исследуются. С этой целью в случае не­обходимости суды вызывают и допрашивают свидете­лей. Лицам, вызванным в судебное заседание в каче­стве свидетелей, разъясняется их обязанность давать суду правдивые показания и их ответственность за дачу ложных показаний по ст. 181 УК РСФСР '. Суды тща­тельно устанавливают данные о личности, образе жиз­ни и трудоспособности привлекаемых лиц. Если привле­ченный не работал, суд проверяет, какие меры прини­мались к его трудоустройству и имел ли он практиче­скую возможность трудоустроиться в назначенный срок. Признав, что привлеченное лицо не поступило на ра­боту по уважительным причинам, суд устанавливает дополнительный срок для трудоустройства. Кроме того, в соответствии с указанием постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 29 декабря 1962 г. суды при рассмотрении материалов в отношении лиц, веду­щих антиобщественный паразитический образ жизни, обязательно выявляют причины и условия, способст­вующие тунеядству, и принимают меры к их устра­нению.

    Если необходимо получение дополнительных данных для продления срока трудоустройства привлекаемых к ответственности, а в судебном заседании их выяснить невозможно, то материалы возвращаются в прокура- туру для дополнительной проверки.

    Привлекаемое к ответственности лицо пользуется в судебном заседании следующими правами: заявляет от­вод составу суда; знакомится с материалами проверки и дает по ним свои объяснения; обращается с хода­тайствами о приобщении доказательств (в том числе документов) и о вызове свидетелей; представляет до­казательства; задает свидетелям вопросы. После опроса свидетелей и исследования имеющихся в деле доказа­тельств лицу, привлекаемому к ответственности, пре­доставляется право дать суду дополнительное объяс­нение.

    Рассмотрение данных дел нередко происходит с уча­стием прокурора. В связи с этим возник вопрос, обя* зательно ли в таких случаях участие защитника. Дей­ствующее законодательство не запрещает участие за­щитника в суде при рассмотрении административного дела. В соответствии с п. 4 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 18 марта 1963 г., когда в судебном заседании участвует прокурор или когда привлеченное к ответственности лицо ходатайствует об обеспечении его защитой, суду следует допустить к участию в деле защитника ’.

    При рассмотрении в суде материалов о лицах, ве­дущих паразитический образ жизни, ведется протокол заседания, в котором находят отражение основные во­просы, обсуждавшиеся в процессе рассмотрения дела.

    В выносимых судами постановлениях о выселении тунеядцев обязательно указывается состав суда, при­водятся данные о личности привлекаемого, отмечается, в чем состоит его антиобщественное поведение, и изла­гаются доказательства, которыми суд руководствовался при вынесении решения. Постановление народного су­да— окончательное и обжалованию не подлежит. Оно может быть лишь опротестовано прокурором в порядке надзора в вышестоящий суд.

    Постановление народного суда приводится в испол* нение органами милиции.

    В целях усиления воспитательного значения судеб* ных процессов над паразитическими элементами при рассмотрении материалов на них участвуют обществен­ные обвинители. Суды практикуют, кроме того, прове» дение этих процессов непосредственно на предприятиях, стройках, в колхозах, в совхозах, в городских и сель* ских клубах, в домоуправлениях, причем, как правило, с участием представителей общественности. Воспита* тельное значение таких процессов трудно переоценить. В одном из клубов Свердловска был рассмотрен ма­териал на Кузьмину, 1942 года рождения, которая в течение года общественно полезным трудом не занима­лась и вела аморальный образ жизни. Гневно звучали слова участвовавшего в процессе общественного обви­нителя. Он показал всю неприглядность поведения Кузьминой и резко осудил его. Речь представителя об­щественности с большим вниманием была выслушана всеми присутствующими в зале. Кузьмина осознала, что вела себя неподобающе, публично раскаялась, за­явив: «Мне стыдно за то, что я так жила».

    Какие меры воздействия вправе применить суд к тунеядцам?

    Согласно ч. 1 ст. 1 Указа от 4 мая 1961 г. лица, не приступившие к работе в установленный для этого срок при отсутствии к тому уважительных причин, по поста­новлению районного (городского) народного суда под­вергаются выселению в специально отведенные местно­сти на срок от двух до пяти лет с конфискацией иму­щества, нажитого нетрудовым путем, и обязательным привлечением к труду по месту поселения.

    Выселение и конфискация имущества лиц, не зани­мающихся общественно полезным трудом, являются не уголовным наказанием, а мерой административного воздействия. Уголовное наказание может быть приме­
    нено лишь к лицу, совершившему преступление. Туне* ядство же, как поступок антиобщественный, нельзя счи* тать преступлением. Кроме того, согласно ч. 2 ст. 3 Ос-* нов уголовного законодательства РСФСР уголовное наказание применяется только по приговору суда. Меры же воздействия, предусмотренные Указом от 4 мая 1961 г., могут быть назначены постановлением народного суда или общественным приговором, выне* сенным коллективом трудящихся'. Применение этих административных мер не порождает судимости.

    Конкретный срок выселения определяется судом строго индивидуально, с учетом личности нарушителя, его возраста, характера и степени общественной опас* ности совершенного правонарушения и обстоятельств дела, смягчающих и отягчающих ответственность. По* этому к злостным тунеядцам, т. е. лицам, неоднократно предупреждавшимся и тем не менее не сделавшим из этого никаких выводов, ведущим паразитический образ жизни в течение ряда лет и т. п., минимальные сроки выселения не применяются. Народные суды в выноси* мых ими постановлениях обязательно мотивируют на» значенный срок выселения.

    При задержании привлеченного по Указу от 4 мая 1961 г. ввиду уклонения от явки в суд срок выселения должен исчисляться со дня задержания. В остальных случаях этот срок исчисляется со дня задержания лица для исполнения постановления суда о выселении [4]. Сле* дует признать ошибочным поэтому исчисление срока выселения некоторыми судами со времени прибытия выселяемого к месту поселения.

    В Указе от 4 мая 1961 г. в качестве строгой адми* нистративной меры предусмотрена конфискация имуще* ства, нажитого нетрудовым и незаконным пу* тем. Поэтому указ не распространяется на случаи по* лучения имущества не трудовым, но законным путем (например, при наследовании, дарении и т. п.). При рассмотрении материалов о лицах, ведущих антиобще* ственный образ жизни, суды тщательно проверяют ис­точники приобретения этими лицами имущества. Велу- чаях, когда у лиц, ведущих паразитический образ жиз­ни, имеется нажитое нетрудовым путем имущество, су­ды применяют конфискацию этого имущества. В поста­новлениях суды мотивируют свое решение о конфиска­ции и указывают, какое именно имущество должно быть конфисковано. Поэтому правильно одним из на­родных судов Свердловска была применена конфиска­ция дома, моторной лодки, автомашины и других ценных вещей у выселяемого А., поскольку все это имущество было приобретено им на нетрудовые до­ходы.

    Этим же мерам воздействия, назначаемым как по по­становлению народного суда, так и по общественному приговору, вынесенному коллективами трудящихся, под­вергаются также лица, устраивающиеся на работу на предприятия, в государствен­ные и общественные учреждения или со­стоящие членами колхозов лишь для ви­димости и которые, пользуясь льготами и преимуще­ствами рабочих, колхозников и служащих, в действи­тельности подрывают дисциплину труда, занимаются частнопредпринимательской деятельностью, живут на средства, добытые нетрудовым путем, или совершают иные антиобщественные поступки, позволяющие им вести паразитический образ жизни. Таким образом, меры воз­действия в отношении лиц, устраивающихся на работу для видимости, могут применяться не только по постано­влению народного суда, но и по общественному приговору, вынесенному коллективами трудящихся.

    Указ от 4 мая 1961 г. принят по требованию обще­ственности. В связи с этим общественность привле­кается не только к выявлению, но и к выселению ту­неядцев. Районные прокуроры поэтому направляют дела о тунеядцах как в народные суды, так и на рас­смотрение общественности. Вместе с тем выселение по общественным приговорам должно производиться на основе строгого соблюдения социалистической законно­сти, исключающей необоснованное применение к граж­
    данам Указа от 4 мая 1961 г. *. Поэтому если в соот­ветствии с ч. 2 ст. 1 Указа материалы рассматриваются общественностью, то лицу, привлеченному к ответствен* ности, гарантируются такие же права, какие предостав* ляются при рассмотрении дел в товарищеских судах.

    Каков порядок рассмотрения материалов о тунеядцах коллективами трудящихся?

    Как уже отмечалось, общественность рассматривает материалы в отношении лиц, работающих для видимо* сти в данном предприятии, учреждении или организа* ции, а в действительности живущих на средства, до­бытые нетрудовым путем. Поэтому инициатива выявле* ния подобных паразитических элементов принадлежит прежде всего коллективам тех учреждений, предприя* тий и организаций, в которых эти лица работают. За* явления об этих лицах передаются в органы милиции и прокуратуры, где они тщательно проверяются. Есте­ственно, что инициатива выявления подобных лиц мо* жет принадлежать и самим органам милиции и проку­ратуры, а также представителям общественности и от­дельным гражданам. По окончании проверки в соот­ветствии со ст. 3 Указа с санкции прокурора материал направляется на рассмотрение коллектива трудящихся.

    Для проверки поступивших материалов выделяются несколько человек из числа работающих в коллективе. Желательно, чтобы проверка проводилась в течение пяти дней. Выясняется, было ли лицо предупреждено органами милиции о необходимости прекратить пара­зитический образ жизни, было ли взято объяснение с привлеченного лица, насколько это объяснение соот* ветствует действительности и т. п. Если лицо отрицает сам факт извлечения нетрудовых доходов, необходимо найти свидетелей, которые могли бы опровергнуть дан­ное утверждение. Затем назначается общее собрание предприятия, цеха, учреждения, организации, колхоза или колхозной бригады, где работает для видимости подлежащее ответственности лицо. О дне рассмотрения материалов сообщается в объявлении. Если предприя­тие радиофицировано, соответствующее объявление мо­жет быть, кроме того, сделано по радио. О дне собра­ния извещаются: лицо, привлекаемое к ответственно­сти, лица, принимавшие участие в проверке поступив­ших материалов, и свидетели. Собрание коллектива трудящихся назначается в нерабочее время. По пред­ложению присутствующих на собрании открытым голо* сованием избираются председатель и секретарь. Пред­седатель прежде всего выясняет, явились ли привле­каемый к ответственности, лица, принимавшие участие в проверке материалов, а также свидетели. В случае неявки привлекаемого к ответственности лица собрание откладывается или переносится на другое число. Если председатель избран из числа тех, кто проверял мате­риалы, поступившие из органов милиции или прокура­туры, то он докладывает коротко обстоятельства дела. Если же он в предварительной проверке материалов не участвовал, то слово предоставляется одному из прове­ряющих. Затем заслушивается объяснение привлечен­ного к ответственности. Ему могут задавать вопросы председатель, присутствующие, а также свидетели и лица, принимавшие участие в проверке материалов. После этого обсуждается поведение лица, привлечен­ного к ответственности. Слово для выступления может взять любой присутствующий. Председатель записы­вает предложения выступающих, которые ставятся на открытое голосование. Таким образом, вопрос о высе­лении и о сроке его решается в зависимости от посту­пивших предложений открытым голосованием боль­шинством голосов.

    Как уже отмечалось, секретарь собрания ведет про­токол. В протоколе указываются наименование коллек­тива (какое предприятие, цех, учреждение, бригада, колхоз и т. п.), место общего собрания (клуб, красный уголок, помещение цеха и т. п.), дата собрания, число присутствующих, фамилия, имя и отчество председа­теля, фамилия, имя и отчество лица, привлеченного к ответственности, в чем конкретно проявлялся его пара­зитический образ жизни. Далее в протоколе отмечают­ся (кратко) объяснение тунеядца, вопросы, заданные ему, содержание выступлений и в конце излагается со­держание общественного приговора (постановления).

    Однако коллективы трудящихся не вправе рас­сматривать материалы о выселении нигде не рабо­тающих лиц. Следовательно, коллективы трудя-» щихся могут применять меры воздействия лишь в от* ношении тех лиц, которые работают у них, но продол» жают вести при этом антиобщественный паразитиче» ский образ жизни.

    Не может быть признан действительным обществен» ный приговор, вынесенный общим собранием ортопедн» ческой клиники Института травматологии Свердлов» ска, по которому была выселена на два года из города нигде не работающая и ведущая аморальный образ жизни Бушманова, 1942 года рождения. Приговор был утвержден исполкомом Железнодорожного района Со» вета депутатов трудящихся Свердловска. Поскольку Бушманова вообще нигде не работала, вопрос о ее вы» селении правомочен был решать только районный на» родный суд.

    Кто имеет право выносить общественный приговор о выселении тунеядца?

    Правом выносить общественные приговоры наделе» ны лишь коллективы трудящихся на предприятиях, в цехах, учреждениях, организациях, колхозах и колхоз* ных бригадах. Поэтому собрания местных жителей, сельские сходки не правомочны рассматривать мате» риалы о выселении.

    Общественный приговор о выселении, так же как и постановление народного суда, выносится лишь при условии, если лицо и после предупреждения государ­ственных органов не встало в установленный для него срок на путь честной трудовой жизни.

    Общественный приговор о выселении рассматри» вается и утверждается исполкомом районного (город­ского) Совета депутатов трудящихся в пятидневный срок. Решение исполкома об утверждении обществен* ного приговора является окончательным и может быть лишь опротестовано прокурором в порядке надзора в вышестоящий исполком.

    Общественный приговор о выселении, так же как я постановление районного (городского) народного суда, приводится в исполнение органами милиции.

    Как уже отмечалось, антиобщественный поступок, влекущий ответственность по Указу от 4 мая 1961 г., не является преступлением. Но в ряде случаев опас­ность такого поведения бывает настолько велика, что оно из антиобщественного поступка пере­растает в преступление, т. е. действие, прямо предусмотренное соответствующей статьей Уголовного кодекса РСФСР. Если при проверке и рассмотрении материалов о тунеядце в его действиях будут уста­новлены признаки уголовного преступления, то мате­риал о нем направляется в органы прокуратуры для. возбуждения уголовного дела. В указе перечисляются такие, например, формы паразитической деятельности, как занятие запрещенными промыслами, частнопред­принимательская деятельность, попрошайничество, са­могоноварение, спекуляция, извлечение нетрудовых дохо­дов от эксплуатации личных автомашин, строительство домов и дач на средства, добытые нетрудовым путем, с использованием для этой цели незаконно приобретен­ных строительных материалов. При определенных усло­виях такого рода деятельность является уже не анти­общественным поступком, а уголовно наказуемым дея­нием (преступлением), ответственность за которое пре­дусмотрена соответствующими статьями Уголовного кодекса РСФСР. Так, занятие запрещенным промыслом предусмотрено ч. 1 ст. 162 УК и наказывается исправи­тельными работами на срок до одного года или штра­фом до 200 руб. Часть 2 ст. 162 УК предусматривает уголовную ответственность за занятие запрещенным промыслом, если эти действия совершались в значи­тельных размерах или с использованием наемного тру­да, а равно лицом, ранее судимым за занятие запре­щенным промыслом. Такие действия наказываются ли­шением свободы на срок до четырех лет с конфиска­цией имущества или без таковой.

    Ответственность за частнопредпринимательскую дея­тельность предусмотрена ч. 1 ст. 153 УК. Эта деятель­ность наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с конфискацией имущества или ссылкой на срок до пяти лет с конфискацией имущества.

    Спекуляция предусмотрена ст. 154 УК и наказы­вается лишением свободы на срок до двух лет с кон­фискацией имущества или без таковой, или исправи­
    тельными работами на срок до одного года, или штра­фом до 300 руб. Часть 2 ст. 154 предусматривает по­вышенную ответственность за спекуляцию, совершен-* ную в виде промысла или в крупных размерах, — ли* шение свободы на срок от двух до семи лет с конфи­скацией имущества.

    Ответственность за систематическое занятие бродяж­ничеством или попрошайничеством по ст. 209 УК мо* жет наступить лишь при условии, что лицо продолжает заниматься этой паразитической деятельностью после предупреждения, сделанного административными орга- нами. Наказание — лишение свободы на срок до двух лет или исправительные работы на срок от шести ме- сяцев до одного года.

    Использование для строительства домов и дач неза- конно приобретенных материалов может повлечь за собой уголовную ответственность по ст. 208 УК — за приобретение имущества, заведомо добытого преступ­ным путем (наказание — исправительные работы на срок до шести месяцев или штраф до 100 руб., или об­щественное порицание, или применение мер общест­венного воздействия, а если те же действия были совер­шены в крупных размерах, — лишение свободы на срок до двух лет или исправительные работы на срок до од­ного года).

    Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 26 июля 1962 г. «О безвозмездном изъятии домов, дач и других строений, возведенных или приобретенных гражданами на нетрудовые доходы» предусматривает, что дома, дачи и другие строения, возведенные или при­обретенные гражданами на нетрудовые доходы, а так­же за счет незаконного использования средств государ* стренных предприятий, учреждений, колхозов и иных кооперативных и общественных организаций, подлежат безвозмездному изъятию и передаче в коммунальный фонд районного, городского Совета депутатов трудя­щихся, колхозу или иной кооперативной и обществен­ной организации.

    Если исполкомом районного, городского Совета депу­татов трудящихся или народным судом при проверке и рассмотрении материалов о возведении или приобре­тении строений отдельными лицами на нетрудовые до­ходы будут установлены признаки преступных деяний

    этих лиц, материалы о них подлежат направлению про* кур ору для проведения следствия.

    Нередко паразитический образ жизни бывает связав с самогоноварением. Уголовная ответственность за само» гоноварение предусмотрена ст. 158 УК. Изготовление са- могона и других спиртных напитков домашней выра- ботки с целью сбыта наказывается лишением свободы на срок от одного года до трех лет с конфискацией иму­щества или без таковой.

    Органы милиции, прокуратуры и суды тщательно выясняют, не содержится ли в действиях лиц, веду* щих паразитический образ жизни, признаков уголовно наказуемых деяний. К паразитическим элементам, со­вершившим преступления, применяются меры уголов­ного наказания.

    Правильно поступила прокуратура Металлургиче­ского района Челябинска, возбудив уголовное дело про­тив Шавловой по признакам ст. 147 УК РСФСР (мо­шенничество). Шавлова распространила слух о том, что ею изготовлено лекарство, излечивающее раковые заболевания. За курс лечения она брала 150—200 руб. Народный суд Металлургического района Челябинска, рассмотрев дело Шавловой в показательном процессе в клубе металлургов, приговорил ее к четырем годам лишения свободы.

    Каковы меры перевоспитания тунеядцев в местах поселения?

    Лица, ведущие паразитический образ жизни, высе­ляются в специально отведенные для этого места и обязательно привлекаются к труду по ме­сту их поселения с целью перевоспитания. Поэ­тому места поселения определяются с учетом возмож­ности использования выселенных на работе в промыш­ленности, строительстве, сельском хозяйстве и т. п. Так, подавляющее большинство поселенцев в Свердловской области используются на сельскохозяйственных рабо­тах, а в Челябинской области — в леспромхозах. Как правило, они добросовестно работают, нередко перевы­полняют нормы выработки.

    Перевоспитание выселенных лиц, воспитание в них чувства долга и добросовестного отношения к труду

    возложены на те государственные и общественные предприятия и организации, куда они направлены на работу, а также на органы власти по месту поселения. Большинство из выселенных лиц успешно приобщаются к труду, исправляют свое поведение. С наибольшим эф­фектом это происходит на тех предприятиях и органи- зациях, где хорошо организована воспитательная ра­бота. В поселке Вокуль Верхотурского района Сверд­ловской области группа выселенных работает в лесной промышленности. Среди них есть бригада лесорубов в

    15     человек. Все они добросовестно трудятся, нередко перевыполняют нормы выработки. Бригада занесена в Книгу почета за достигнутые трудовые успехи.

    В отдельных местностях, отведенных для выселен­ных, образованы наблюдательные комиссии при испол­нительных комитетах районных (городских) Советов депутатов трудящихся. Наблюдательные комиссии осу­ществляют контроль за деятельностью органов и лиц, исполняющих постановления судов и общественные приговоры о выселенных, оказывают помощь в их ис­правлении и перевоспитании.

    Президиум Верховного Совета РСФСР б мая 1963 г. издал указ «Об ответственности лиц, злостно нарушаю­щих установленный режим в местах поселения». На основании этого указа выселенные лица, злостно нару­шающие установленный для них режим в местах по­селения, подвергаются аресту на срок от 3 до 15 суток, налагаемому по постановлению народного судьи.

    Если лицо уклоняется в местах поселения от обще­ственно полезного труда, то оно по представлению орга­нов милиции районным (городским) народным судом подвергается исправительным работам с удержанием 10% заработка. Согласно действующему законодатель­ству исправительные работы в данном случае не могут быть назначены на срок свыше одного года. В случае уклонения от исправительных работ суд может заме­нить их лишением свободы в порядке, предусмотренном ст. 28 УК РСФСР, т. е. каждые три дня неотбытого срока исправительных работ заменяются одним днем лишения свободы.

    В судебной практике возник вопрос о характере этих мер: являются ли исправительные работы и лишение свободы, назначенные при этих обстоятельствах,

    административной мерой или же мерой уголовного нака­зания. Законодательство различных республик решает его неодинаково. Законами Литовской ССР и Эстонской ССР уклонение выселенного лица от труда по месту по­селения признается преступлением, в связи с чем нака­зание за него может быть назначено только по приго­вору суда после проведения дознания в соответствии, с нормами Уголовно-процессуального кодекса. В зако­нах других союзных республик таких норм нет. Это дает основание для утверждения, что уклонение выселенного от труда, равно как от отбытия исправительных работ, во всех остальных союзных республиках не рассматри­вается как преступление, поскольку согласно ст. ст. 3 и 7 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик преступлением признается только такое общественно опасное деяние, которое предусмо­трено уголовным законом. Правильность высказанного мнения подтверждается также определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 16 августа 1963 г. по делу Павленко, в котором прямо подчеркивается, что исправительные работы, на­значенные выселенному тунеядцу за уклонение от тру­да, являются мерой административного воздействия *.

    Поэтому во всех союзных республиках, исключая Литовскую ССР и Эстонскую ССР, суды могут подвер­гать выселенных исправительным работам, а также за­менять исправительные работы лишением свободы без производства дознания.

    Время отбывания исправительных работ или лише­ния свободы в срок выселения не засчитывается.

    Побег с места поселения или с пути следования на поселение наказывается в соответствии со ст. 186 УК РСФСР, т. е. лишением свободы на срок до одного года. В целях повышения воспитательного воздействия судебных решений в отношении выселенных лиц Пле­нум Верховного Суда СССР от 18 марта 1963 г. рекомен­довал судам назначение исправительных работ укло­няющимся от труда в местах поселения, назначение ли­шения свободы в случаях уклонения от исправитель­ных работ, а также дела о преступлениях, совершенных

    выселенными, как правило, рассматривать в местах по­селения,

    В судебной практике не было достаточной ясности, вправе ли суд при совершении преступления лицом, вы­селенным на основании Указа от 4 мая 1961 г., присое­динить к мере наказания, назначенной за это преступ­ление, неотбытый срок выселения и определить наказа­ние по правилам ст. 41 УК РСФСР. Большинство су* дов считало, что положения ст. 41 УК РСФСР, преду­сматривающей полное или частичное присоединение не­отбытой части наказания по предыдущему приговору к наказанию, назначенному судом по новому приговору, в данном случае неприменимы, поскольку выселение предусмотренное Указом от 4 мая 1961 г., является ме­рой административного воздействия, которая не может присоединяться к мере уголовного наказания. Пленум Верховного Суда РСФСР в своем постановлении от 29 декабря 1962 г., подтвердив правильность такого ре­шения, разъяснил судам, что после отбытия наказания, назначенного по приговору суда, эти лица подлежат направлению в места поселения для отбытия оставше* гося срока выселения, о чем должно быть указано в приговоре К

    Однако в соответствии с действующим законода­тельством РСФСР в тех случаях, когда оставшийся срок выселения не превышает фактически отбытого данным лицом срока лишения свободы и это лицо при-* мерным поведением и честным отношением к труду в местах лишения свободы доказало, что оно твердо встало на путь исправления и дальнейшее пребывание его в местах поселения не вызывается необходимостью, суд по месту отбывания лишения свободы может по представлению наблюдательной комиссии и админи* страции места лишения свободы освободить это лицо от отбытия оставшегося срока выселения[5].

    Поскольку исправительные работы, назначенные вы« селенному тунеядцу за уклонение от труда, также яв* ляются мерой административного воздействия, они не мо­гут быть присоединены по правилам ст. 41 УК РСФСР к мере наказания, назначенной по приговору за со» вершенное им в период выселения преступление. Принципиальный характер в этом отношении представ­ляет упоминавшееся уже определение Судебной колле­гии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от

    16    августа 1963 г. по делу Павленко. Будучи высланной на три года на основании Указа от 4 мая 1961 г., Пав­ленко злостно уклонялась от работы. В связи с этим постановлением суда была подвергнута одному году исправительных работ. К работе она не приступила и из места поселения скрылась, но через десять дней была задержана. Приговором Междуреченского городского народного суда Кемеровской области Павленко была осуждена по ст. 186 УК РСФСР к одному году лишения свободы. В соответствии со ст. 41 УК РСФСР к данной мере наказания присоединены были исправительные работы, назначенные Павленко по постановлению на­родного суда, и окончательно определен ей к отбы­тию один год четыре месяца лишения свободы. Пре­зидиум Кемеровского областного суда отклонил протест прокурора, в котором ставился вопрос об изменении приговора. Заместитель Прокурора РСФСР внес в Су­дебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РСФСР протест об исключении из приговора указания суда о присоединении четырех месяцев лишения сво­боды. Судебная коллегия нашла протест обоснованным и указала в своем определении: «...суд неосновательно применил к ней статью 41 УК РСФСР, присоединив к уголовному наказанию административную меру, назна­ченную осужденной в соответствии со ст. 5 Указа от 4 мая 1961 года... К мере же административного воз­действия не может быть присоединена по правилам ст. 41 УК РСФСР мера наказания, назначенная по при­говору суда».

    Верховный Суд РСФСР изменил приговор народно­го суда в отношении Павленко, исключив из него указа­ние о присоединении к лишению свободы исправитель­ных работ *.

    Аналогичным образом решается вопрос, когда в слу­чае уклонения выселенного лица от отбытия испрази- тельных р-абот суд заменил их в соответствии со ст. 5 Указа от 4 мая 1961 г. лишением свободы.

    Лица, утратившие трудоспособность в период высе­ления и не могущие в связи с этим трудиться, должны освобождаться из места поселения. В некоторых союз* иых республиках освобождение оформляется путем вне* сения в постановление суда соответствующих измене* ний в порядке надзора. Законодательством РСФСР та­кое право предоставлено судам по месту поселения *.

    Возможно ли досрочное освобождение тунеядцев из мест поселения?

    Если лицо, подвергнутое выселению, примерным по­ведением и честным отношением к труду докажет свое исправление, оно по истечении не менее половины срока выселения может быть досрочно освобождено по хода­тайству общественных организаций районным (город­ским) народным судом по месту поселения с согласия ис­полкома районного (городского) Совета депутатов тру­дящихся по месту прежнего жительства выселенного.

    Досрочное освобождение с мест поселения возмож­но, таким образом, лишь при соблюдении условий, предусмотренных в ст. 6 Указа от 4 мая 1961 г. Первым из них является истечение не менее половины срока выселения. Этому условию обязательно должно сопутствовать примерное поведение и честное отношение к труду. Имеется в виду, что в период пребывания в месте поселения лицо не имело дисциплинарных взысканий, на него не налага­лось мер административного воздействия, что им си­стематически выполнялись нормы выработки, не допу­скались прогулы, опоздания и иные проявления недо­бросовестного отношения к труду. Кроме того, ходатай­ство о досрочном освобождении может быть возбужде­но лишь в отношении такого лица, которое, помимо честного отношения к труду, зарекомендовало себя и примерным поведением в быту. Поэтому нельзя возбу­ждать ходатайство о досрочном освобождении лиц, ко­торые отказывались приступить к работе в местах по­селения, имели взыскания, уклонялись от выполнения общественных поручений или же продолжали пьянство» вать, привлекались к ответственности за мелкое хули» ганство, мелкое хищение и т. п.

    Возбуждать ходатайство о досрочном освобождении могут лишь общественные организации. Имеются в виду профсоюзные организации по месту работы высе- ленного лица.

    Вопрос о возбуждении такого рода ходатайства дол- жен рассматриваться на общих собраниях этих органи­заций, где каждый присутствующий имеет возможность высказать свое мнение, дать характеристику лица, в отношении которого возбуждается ходатайство. Присут* ствие лица, относительно которого решается вопрос, является в таких случаях обязательным. Если боль­шинство присутствующих поддержало ходатайство, то оно вместе с выпиской из протокола собрания иаправ- ляется в суд. В ходатайстве указывается, на основа-» нии каких данных общественная организация пришла к выводу о примерном поведении лица, о его честном от* ношении к труду, о его перевоспитании, а следователь» но, о нецелесообразности дальнейшего отбытия им не­отбытого срока выселения. Представляется, что хода­тайство должно быть подкреплено также производст­венной характеристикой на досрочно освобождаемое лицо.

    Суды не вправе рассматривать вопрос о досрочном освобождении, если ходатайства исходят от отдельного лица или группы лиц.

    Решение вопроса о досрочном освобождении предо­ставлено районному (городскому) народному суду по месту поселения. Суд может удовлетворить ходатай­ство лишь в том случае, если он придет к выводу, что лицо действительно честно и добросовестно относится к труду и поэтому дальнейшее пребывание его в ме­стах поселения не вызывается необходимостью.

    При рассмотрении этого вопроса обязательно при­сутствие представителей общественной организации, возбудившей ходатайство, а также лица, представлен­ного к досрочному освобождению. Для удовлетворения ходатайства необходимо согласие исполкома районного (городского) Совета депутатов трудящихся по месту прежнего жительства выселенного.


    Щедрина Антонина Константиновна „БОРЬБА С ТУНЕЯДЦАМИ-

    Редактор Г, Н. Колоколова Художественный редактор Р. Ф. Тагирова Технический редактор Л. К. Гаскель Корректор Л. А. Базарницкая

    Сдано в набор 31/VII 1964 г. Подписано в печать 3/IX 1964 г. Формат бумаги 84xl08V«* Объем: физ. печ. л. 1,13; уел. печ. л. 1,84; учетно-изд. л. 1,69. Тираж 50 ООО экз. А-05608. Цена 4 коп. Заказ *6 606. Объявлено: тем. план 1964 г., № 160.

    Издательство .Юридическая литература* Москва, Б-64, ул. Чкалова, 38—40.

    Ленинградская типография № 2 имени Евгении Соколовой Главполиграфпрома Государственного комитета Совета Министров СССР по печати. Измайловский проспект, 29


    1 В, И. Л е а и н, Соч., т, 27, стр, 356»

    1   В дальнейшем изложении названный указ будет именоваться: Указ от 4 мая 1961 г,

    1     См. «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1963 г. № 3, стр. 12.

    1 См. Л. У р а к о в, Усилить борьбу с паразитическими, частно­предпринимательскими элементами, «Социалистическая законность» 1961 г. № 5, стр. 20,

    1 См. Ф. Сокуренко, Предупреждение правонарушений, «Со* циалнстичеекая законность» 1961 г. № 5, стр. 10.

    1 См. «Бюллетень Верховного суда РСФСР> 1963 г. № 2, стр. 4.

    1 См, «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1961 г, № 5, стр, 37,

    1$

    1 См. постановление Пленума Верховного Суда СССР «О прак­тике применения судами законодательства об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни», «Бюл­летень Верховного Суда СССР» 1961 г. № 5, стр. 10.

    1 См. постановление Пленума Верховного Суда СССР от 18 марта 1963 г., «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1963 г. № 3, стр. 13.

    1 См. постановление Пленума Верховного Суда СССР от 18 марта 1963 г., «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1963 г. № 3, стр. 13.

    1  См. постановление Пленума Верховного Суда СССР от 18 марта 1963 г., «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1963 г. № 3, стр. 13.

    1  Об общественном приговоре см. ниже.

    1 См. Г. Анашкин, В. К о л ч и н, Не ослаблять борьбы с антиобщественными паразитическими элементами, «Социалисти­ческая законность» 1963 г. № 7, стр. 15—19.

    1 См. «Бюллетень Верховного Суда РСФСР» 1964 г. № 4, стр. 12.

    1  См. «Бюллетень Верховного Суда РСФСР» 1963 г. М« 2, стр. 6.

    1 См, «Бюллетень Верховного Суда РСФСР» 1964 г. № 4, стр. 12.

    1   См. «Социалистическая законность» 1963 г. № 7, стр. 19.



    [1] «Об очередных задачах идеологической работы партии», по­становление Пленума ЦК КПСС, принятое 21 июня 1963 г, («Прав­да» 22 июня 1963 г.).

    [2]  См. «Бюллетень Верховиого Суда СССР» 1963 г. № 2, стр. 5«

    [3] См. «Известия» 9 июля 1963 г. № 162,

    [4]  См. постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 29 декабря 1962 г. «О выполнении судами РСФСР постановления Пленума Верховного Суда СССР от 12 сентября 1961 г. «О прак­тике применения судами законодательства об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда и веду­щими антиобщественный паразитический образ жизни», «Бюллетень Верховного Суда РСФСР» 1963 г* Ка 2, стр. 6*

    [5]  См. «Социалистическая законность» 1963 г. № 7, стр. 19.