Юридические исследования - НЕЙТРАЛИТЕТ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ. О. И. ТИУНОВ. Часть 1. -

На главную >>>

Международное публичное право: НЕЙТРАЛИТЕТ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ. О. И. ТИУНОВ. Часть 1.


    До Великой Октябрьской социалистической революции развитие нейтралитета было тесно связано с существованием «права» государств на войну. Немецкий философ И. Кант счи­тал, что если идея международного права покоится на факте раздельного существования многих соседних независимых го­сударств, то «такое состояние само по себе уже есть состояние войны...» .


    Пермский ордена трудового красного знамени государственный университет

    имени A. М. ГОРЬКОГО

    НЕЙТРАЛИТЕТ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ.

    О. И. ТИУНОВ

    ПЕРМЬ — 1968

    Введение................................................................................. 3

    Постоянный нейтралитет

    § 1. Развитие института постоянного нейтралитета государств 9

    § 2. Права и обязанности постоянно нейтрального государ­ства    20

    § 3. Оформление постоянного нейтралитета и его гарантия. 37

    § 4. Вопрос о совместимости обязательств постоянно ней­трального государства обязанностями члена ООН ... 57

    Правила нейтралитета во время войны

    § 1. Развитие понятия нейтралитета во время войны . . 70

    § 2. Основные права н обязанности нейтральных государств. 84

    § 3. Значение деклараций и законодательства государств о

    нейтралитете во время войны.................................................... 95

    § 4. Правила нейтралитета во время войны в свете совре­менного международного права .                103

    Позитивный нейтралитет.

    § 1. Политика позитивного нейтралитета после второй миро­вой войной н ее особенности      109

    § 2. Международноправовые формы позитивного нейтрали­тета ... 124

    § 3. Роль позитивного нейтралитета в международных отно­шениях .. 143

    Заключение.................................................................................. 154

    . Редакционная коллегия:

    Доценты Е. И. Коваленко (редактор), И. М.Кис­лицын, А. В. Рыбин, А. А. Ушаков; Е. А: Голова­нова, В. А. Похмелкин

    Ответственный редактор — доцент А. В. Рыбин

    ВВЕДЕНИЕ

    До Великой Октябрьской социалистической революции развитие нейтралитета было тесно связано с существованием «права» государств на войну. Немецкий философ И. Кант счи­тал, что если идея международного права покоится на факте раздельного существования многих соседних независимых го­сударств, то «такое состояние само по себе уже есть состояние войны...» !. В связи с этим и нейтралитет ученые рассматривали как неотъемлемую часть «права войны». Например, америка­нец Джессеп право нейтралитета называл «нерешительной сестрой права войны» [1]. «Где нет войны, там не может быть нейтралитета», — вторил ему американский юрист Кунц [2]. Од­нако в современный период эти представления о нейтралитете неправильны.

    Великая Октябрьская социалистическая революция поло­жила начало ликвидации .«права» государств на войну. Со­временное международное право есть право мира. Как указы­вает Программа КПСС, «война не может- и не должна служить способом решения международных споров» [3]. В условиях мир­ного сосуществования противоположных общественно-эконо­мических систем по-иному рассматривается и проблема, ней­тралитета, ибо происходит, как писал виднейший совет­ский ученый Е. А. Коровин, «возрождение принципов и поли­тики нейтралитета на новой основе». Разработка теории


    нейтралитета становится одной из конкретных проблем меж­дународного права [4]. ,

    В настоящей работе исследуется нейтралитет в трех видах, которые .практикуются в современный период: нейтралитет во время войны, постоянный нейтралитет и позитивный нейтра­литет. Нейтралитет со время войны и постоянный нейтралитет являются сложившимися институтами международного права. Позитивный нейтралитет пока же только -складывается в международно^ авовый институт.

    Старейшим из 'названных видов является нейтралитет во s-ремя войны— 'Международноправовое положение государст­ва, не участвующего в войне между другими державами и занимающего по отношению к ним позицию беспристрастия. Отношения между воюющими и 'нейтральными государствами регулируются определенной группой международноправовых норм, которые касаются специфических взаимоотношений участвующих и не участвующих в войне государств. Но эти нормы в настоящее время не являются частью «права войны». В прошлые века государство имело абсолютное право начать агрессивную 'войну против других держав или абсолютное право остаться нейтральным. Современное международное право осудило агрессивные войны, но не запретило нейтрали­тет во время войны, ибо запрещение агрессивной войны еще не ликвидирует самих войн, а единственным источником военной опасности является империализм. В чновых условиях весьма важной является задача определения взаимных прав и обязанностей нейтральных и воюющих государств, роли нейтральных государств в ликвидации военного конфликта, пересмотра некоторых устарелых правил 'нейтралитета.

    Немаловажное значение для укрепления мира имеет и применение института постоянного нейтралитета. Постоянный нейтралитет — это международноправовое положение госу­дарства, которое обязано не участвовать во всяких войнах, кроме случаев самообороны, а в мирное время проводить по­литику, (препятствующую втягиванию его в войну, в частности: не вступать в военные союзы, не разрешать размещения на своей территории иностранных военных'баз, не оснащать свою армию оружием массового уничтожения, а также бороться за мир и мирное сосуществование государств. У постоянно

    нейтрального государства существует юридическая обязан­ность оставаться нейтральным во время войны и проводить политику нейтралитета в мирное время. В период после второй мировой войны возникли новые постоянно нейтральные госу­дарства, поэтому важно обобщить их «практику, исследовать, юридические способы оформления постоянного нейтралитета, его права « обязанности « т. д.

    Понятие третьего вида нейтралитета — позитивного также далеко выходит за рамки правил, связанных с законами и обычаями войны. Усилия народов в современную эпоху долж­ны быть направлены на то, чтобы лишить империалистические' государства возможности развязать новую мировую войну. Вместе со странами социалистического лагеря активную борь­бу за мир ведет большая группа государств, придерживаю­щихся позитивного нейтралитета, который стал одним из средств предотвращения мировой войны. Именно поэтому в резолюции о нейтралитете, принятой конгрессом Международ­ной Ассоциации юристов-демократов, указывалось, что совре­менное правовое понятие нейтралитета отличается от понятия традиционного нейтралитета. Оно основано «на желании со­хранить мир и национальный суверенитет», в то время как тра­диционный нейтралитет был стремлением государств держать­ся в стороне от политики силы, не оказываться в войне меж­ду великими державами. Существует много различных опре­делений позитивного нейтралитета. Так, Б. В. Ганюшкин в своей интересной работе «Нейтралитет и неприсоединение» пишет: «Политика нейтралитета — это проводимый тем или иным миролюбивым государством внешнеполитический курс, предусматривающий неучастие данного государства в военных блоках и группировках, отказ от предоставления его террито­рии под иностранные военные базы и установление на основе взаимности дружественных отношений этого государства с другими странами»[5].

    Югославский юрист Любомир Радованович считает, что страны, проводящие политику нейтралитета, ■— «это внеблоко- вые страны, участвующие активно в борьбе за мир, за актив­ное сосуществование и мирное сотрудничество»[6].

    Проект определения о нейтралитете, выработанный и одоб­ренный Комиссией МАЮД в июле 1962 г. в Москве, гласит: «Политика нейтралитета представляет собой позитивное от­ношение к делу мира, мирного сосуществования всех госу­дарств, взаимопонимания между людьми. Она дает также

    возможность новым государствам сохранить свою независи­мость».

    Как видим, позитивный нейтралитет авторы определяют термином «политика нейтралитета» и рассматривают его лишь как внешнеполитический курс государства. Встречаются и другие термины позитивного нейтралитета—-«нейтралитет мирного времени», «неприсоединение», «нейтрализм» и т. д. Иногда термином «нейтрализм» обозначают совершенно раз­личные понятия. Например, американец Петер Лайен, считая, что «нейтралитет» и «нейтрализм» как политические термины являются точными синонимами, в то же время термин «ней­трализм» отождествляет с терминами «неприсоединение», «изоляционизм»[7].

    На наш взгляд, термины «нейтрализм», «неприсоединение к блокам», «активный нейтралитет», «политика нейтралитета» и т. п. характеризуют одно и то же явление — нейтралитет государств в мирное время и качественно показывают его различные стороны. В данной работе будет применяться тер­мин «позитивный нейтралитет» как наиболее точно характе­ризующий определенное положение государств в мирное вре­мя. Позитивный нейтралитет — это внешнеполитический курс и международноправовое положение государства, отказавше­гося вступать в военные блоки и предоставлять свою терри­торию для иностранных военных баз, активно выступающего за мир, но свободно определяющего свою позицию во время войны других государств. По нашему мнению, в современный период недостаточно рассматривать позитивный нейтралитет только как внешнеполитический курс того или иного государ­ства. Это также и определенное международноправовое поло­жение государства, предполагающее взаимные права и обя­занности в отношениях между этим государством и держава­ми, признающими его статус позитивного нейтралитета. Осо­бенностью позитивного нейтралитета является то, что он осуще­ствляется в мирное время, до наступления войны. Однако в международноправовой литературе нередко это обстоятель­ство не учитывается и понятие позитивного нейтралитета тол­куется расширительно, что создает представление о существо­вании у государства, придерживающегося такой позиции, обязанности не участвовать в войне других держав.

    Так, В. Н. Дурденевский считал, что в мирных условиях нейтральное государство должно не участвовать в блоках, не предоставлять свою территорию под иностранные военные базы, а во время войны не принимать в ней участия. В каче­
    стве примера он называл Швецию[8]. Но Швеция, как известно, проводит политику нейтралитета в мирное время и не имеет международноправовой обязанности оставаться нейтральной во время войны. По существу, В. Н. Дурденевский, характе­ризуя политику нейтралитета, дает понятие постоянного ней­тралитета, которое предполагает, что государство, неся ряд обязанностей по нейтралитету в мирное время, должно быть нейтральным и во время войны между другими державами. Но правовой статус постоянно нейтрального госу­дарства имеет существенные отличия от политики нейтрали­тета, ■проводимой только в мирное время. Постоянно «ейтраль- ное государство обязано не участвовать также во всех войнах других держав. Те же государства, которые проводят поли­тику нейтралитета в мирное время, определяемую нами как позитивный нейтралитет, не имеют юридической обязанности оставаться нейтральными во время войны. Как справедливо пишет индийский автор Трилоки Натх Кауль, не присоединив­шаяся к блокам держава «сохраняет свободу выступить на той или иной стороне или не выступать совсем, то есть посту­пить так, как она найдет нужным» [9].

    Более того, в некоторых случаях, предусмотренных догово­ром, государство, придерживающееся позитивного нейтрали­тета, обязано принимать участие в войне против агрессора. Например, в ст. I советско-финляндского договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи от 6 апреля 1948 г. уста­новлено, что если Финляндия или Советский Союз через тер­риторию Финляндии станет объектом военной агрессии со стороны Германии или любого союзного с ней государства, то Финляндия будет сражаться для отражения агрессиип. Как известно, Финляндия после окончания второй мировой вой­ны стоит на позициях позитивного нейтралитета, и обязан­ность участвовать в войне для нее вытекает из конкретного двустороннего договора (в случае возникновения ситуации, предусмотренной в самом договоре). Из сказанного можно сделать вывод о том, что государство, ставшее на путь пози­тивного нейтралитета, исходя из своего суверенитета, может остаться нейтральным в военном конфликте других держав, но не обязано это выполнять. Во время войны оно свободно определяет свою позицию, а в некоторых случаях, предусмот­ренных договором, обязано участвовать в войне против агрес­сора. Признаки позитивного и постоянного нейтралитета сов­падают, таким образом, лишь в той части, которая касается политики государств, имеющих этот статус в мирное время, но расходятся во время войны, ьсли постоянный нейтрали­тет— это юридически обязательный нейтралитет во время ми­ра и во время войны, то позитивный нейтралитет — это опре­деленная политическая или международноправовая позиция только в мирное время, вовсе не налагающая обязанностей нейтралитета во время войны.

    Давать единое понятие нейтралитета, которое охватывало бы все его виды, нецелесообразно, так как каждый вид ней­тралитета имеет свои специфические особенности и юриди­ческое оформление. В данной работе дается анализ правовой природы нейтралитета во время войны, постоянного и пози­тивного нейтралитета с целью выяснить их роль в деле огра­ничения войны, укрепления мира и мирного сосуществования в современных условиях.


    ПОСТОЯННЫЙ НЕЙТРАЛИТЕТ

    § 1. Развитие института постоянного нейтралитета государств

    Институт постоянного нейтралитета государств начал раз­виваться в XIX в. Возникновение его связано с установле­нием статуса постоянного нейтралитета некоторыми государ­ствами. Основной причиной установления статуса постоянно­го нейтралитета являлись непримиримые противоречия круп­ных капиталистических держав, их постоянные споры о праве владения той или иной территорией. Эти противоречия ска­зывались на положении небольших государств, географиче­ски расположенных между великими державами и нередка бывших ареной их столкновений. Компромисс в споре приво­дил к подписанию договора о постоянном нейтралитете опре­деленных государств, что означало юридическое закрепление «равновесия сил» великих держав.

    Установление статуса постоянного нейтралитета для ряда государств, однако, не ликвидировало противоречий великих держав, не устраняло их вмешательства во внутренние' дела малых стран. К. Маркс и Ф. Энгельс отмечали, что при вся­ком международном осложнении, -нарушающем «равновесие сил», маленькие «буферные» государства играли своеобраз­ную роль козлов отпущения. «А чтобы эти мелкие государ­ства могли выполнять отведенную им завидную роль с над­лежащим достоинством, они объявлены... нейтральными госу­дарствами» [10]. Тем не менее господствующие классы «буфер­ных» государств сами искали такое решение, которое могло бы в какой-то степени гарантировать неприкосновенность тер­ритории их страны. Следует учитывать также исторические традиции некоторых народов, стремящихся к неучастию в во­енных конфликтах великих держав; интересы защиты частной собственности от беспрерывных войн; необходимость поддер­жания торговых отношений с другими государствами.

    Статус постоянного нейтралитета предполагал неучастие государства во всех войнах, которые могли возникнуть в бу­дущем. Государство, имеющее этот статус, несло определен­ные обязанности и в мирное .время, в частности, оно не могло предпринимать действий, направленных на подготовку к вой­не или втягивание в нее. Великие державы в свою очередь брали обязательства по гарантии статуса постоянного нейтра­литета. В XIX в/ такие обязательства были установлены меж­ду постоянно нейтральными Швейцарией, Бельгией, Люксем­бургом и великими державами. Первым постоянно нейтраль­ным государством стала Швейцария. Истоки ее нейтралитета находятся в средних веках. Термин «нейтралитет» впервые был применен в швейцарской практике в 1536 г. Уже в 1674 г. швейцарский парламент декларировал политику постоянного нейтралитета в качестве политического принципа. В XVII в. нейтралитет Швейцарии был случайным, но во время тридца­тилетней войны, а затем во время войны за испанский пре­стол (1700 г.) Швейцария высказывает стремление к постоян­ному нейтралитету именно как принципу политики [11].

    В конце XVIII в. Швейцария попадает под влияние Фран­ции, а в 1813.г. порывает с ней, так как войска антннаполео- новской коалиции великих держав вступают на территорию Швейцарии.

    Венский конгресс создал комитет по Швейцарии, который склонился к тому, что нужно признать ее нейтралитет и неза­висимость. 20 марта 1815 г. конгресс принял «Декларацию о делах Гельветического Союза», в которой признавался по­стоянный нейтралитет Швейцарии. 27 мая 1815 г. швейцар­ский сейм поддержал декларацию конгресса от 20 марта. После окончательного разгрома Наполеона 8 (20) ноября 1815 г. представители Австрии, Великобритании, Франции, России, Пруссии и Португалии подписали соглашение о по­стоянном нейтралитете Швейцарии. Великие державы призна­вали «всегдашний» нейтралитет Швейцарии и гарантировали ■его, а также неприкосновенность территории Швейцарии[12].

    Соглашение о постоянном нейтралитете Швейцарии остает­ся до сих пор в силе, а Швейцария свыше 150 лет стоит на позиции постоянного нейтралитета. Она сохраняла его во вре­мя многочисленных европейских войн.

    Постоянный нейтралитет Швейцарии был подтвержден ст. 435 Версальского мирного договора 28 июня 1919 г. Га­рантии нейтралитета Швейцарии признали 30 участников договора.

    Во время второй мировой войны Швейцария сохраняла свой нейтралитет[13].

    Пример Швейцарии показывает возможность постоянного нейтралитета в течение долгого времени. В настоящее время Швейцария не является членом ООН, но участвует в работе многих международных организаций.

    Следующим государством, установившим статус постоян­ного нейтралитета, стала Бельгия. До 1830 г. она являлась провинцией Нидерландов[14]. К осени 1830 г. в этих районах вспыхнуло восстание и центральному правительству было предъявлено требование независимости для южных провинций. Временное правительство, созданное в Брюсселе, издало де­крет, который провозглашал бельгийские провинции незави­симым государством. Поскольку военные действия между вос­ставшими провинциями и центральной властью продолжа­лись, представители пяти великих держав'—участников со­здания Нидерландского королевства собрались в Лондоне и 4 ноября 1830 г. приняли протокол, в котором обеим сторо­нам предлагалось прекратить военные действия. Протоколом от 20 января 1831 г. великие державы решили предоставить Бельгии статус постоянно нейтрального государства. Прото­кол также определил границы Бельгии. Франция, заинтересо­ванная в ослаблении Нидерландского королевства, поддержи­вала стремление Бельгии к независимости. Решением вели­ких держав постоянный нейтралитет Бельгии и неприкосно­венность ее территории были гарантированы. Последняя обя­зывалась соблюдать свой нейтралитет. Окончательный статус Бельгии был определен в договоре 15 ноября 1831 г., подпи­санном Бельгией и пятью великими державами. Отношения Бельгии и Голландии 'были урегулированы договором 19 ап­реля 1839 г., в ст. 7 которого содержались постановления, воспроизводящие статью договора 1831 г., т. е. Бельгия обя­зывалась быть постоянно нейтральной[15], а другим державам запрещалось против нее воевать.

    Постоянный нейтралитет Бельгии просуществовал до пер­вой мировой войны и в 1919 г. был отменен.

    В преамбуле Локарнского соглашения 16 октября 1925 г., заключенном между Германией, Бельгией, Францией, Англией и Италией, также констатировалась отмена «договоров о ней­трализаций Бельгии».

    «Продуктом» противоречий между великими державами оказалась и территория Люксембурга. По Венскому договору 1815 г. Люксембург, составлявший до этого одну из бельгий­ских провинций, был передан Голландии с условием, что он будет считаться крепостью, .принадлежащей Германскому Со­юзу (это решение было направлено против Франции). По до­говору между Пруссией и Голландией 1816 г. Пруссия полу­чила право иметь в Люксембурге свои войска. .Поскольку на Люксембург притязала также Франция, .стремившаяся при­соединить его к своей территории, то между двумя великими державами развернулась ожесточенная борьба. Это привело к установлению постоянного нейтралитета Люксембурга, па предложению России. Договор об этом был подписан И мая 1867 г. на конференции в Лондоне представителями России, Австрии, Франции, Великобритании, Пруссии, Бельгии, Гол­ландии и Люксембурга. Ст. 2 договора гласила о том, что Люксембург будет'постоянно нейтральным, а его статус — га­рантирован великими дер.жавам'И.

    Постоянный нейтралитет Люксембурга просуществовал до первой мировой войны, а формально был отменен в 1944 г.

    Помимо установления постоянного нейтралитета Швейца­рии, Бельгии и Люксембурга, в XIX в. выдвигалось несколько проектов постоянного нейтралитета других государств.

    Например, в 1821 г. министерство иностранных дел Фран­ции рассматривало проект создания «Коммерческой Респуб­лики», охватывающей территорию Константинополя и приле­гающих к нему вод. .«Республика» должна была иметь свои органы власш и управления.

    Во второй половине XIX в.' английские политические дея­тели строили планы постоянного-нейтралитета Греции. Англия вынашивала также мысль о постоянном нейтралитете Афга­нистана. Таким путем она хотела создать нейтральную зону между своими азиатскими владениями и Россией. В 1869 г. Англия обращалась с подобным предложением к России: лорд Кларендон в марте 1869 т. 'Предложил «признать неко­торые территории между владениями Англии и России ней­тральными...». В эти территории включался и Афганистан[16]. Впоследствии Англия отказалась от этого плана.

    В 1884 г. в связи с предполагаемым выводом войск из Египта Англия обещала Франции выработать дро'ект статуса Египта, подобно бельгийскому. На деле обещание былозаоы-
    то, а оккупация Египта продолжена. Французские политиче­ские деятели также мечтали в ту эпоху о постоянно нейтраль­ных республиках Эльзасе и Лотарингии — в связи с притяза­ниями на них Германии.

    В течение многих десятков лет вызревала идея нейтрали­тета скандинавских стран — Дании, Швеции, Норвегии, стре­мившихся установить постоянный нейтралитет. Между ними было заключено несколько конвенций (‘на-пример, конвенции 1691, 1693, 1756, 1780, 1794, 1800 гг.), в которых делались по­пытки выработать общие правила своего нейтралитета. Шзе- ция и Норвегия в 1834 г. выступают с декларацией о нейтрали­тете перед Россией и Англией. Норвегия в 1898 и 1902 гг. де­лала попытки стать постоянно нейтральной, «о так как ее во­енная политика зависела от Швеции, с которой Норвегия была объединена, то последней пришлось отказаться от своих пла­нов. Известны также планы постоянного нейтралитета Дании.

    В конце XIX в. институт постоянного нейтралитета стал при­меняться крупными державами и для оформления своих коло­ниальных захватов. Когда в конце 70-х годов XIX в. были от­крыты земли в бассейне реки Конго, Бельгия, Франция, Пор­тугалия, Англия стремились подчинить их своему влиянию. Бельгия создала «Комитет изучения Верхнего Конго», в зада­чу которого входило оформление земель Конго под эгидой ко­роля Бельгии. «Комитет» в качестве противодействия притя­заниям других держав создал «Независимое государство Конго» с постоянно нейтральным статусом[17]. Это «государ­ство» на конференции по Африке в 1885 г. было признано на­ходящимся в личной унии с Бельгией. Новая «держава» 1 авгу­ста 1885 г. приняла декларацию о постоянном нейтралитете, которая была дополнена ст. 10 Главного Акта Берлинской конференции 1885 г. В нем говорилось о том, что государства, имеющие владения в странах бассейна Конго, могут объявить себя нейтральными, и если они воспользовались этим правом, то другие государства должны уважать данный статус. «По­стоянный нейтралитет» Конго просуществовал до 1908 г.

    По договору 1889 г. между Германией, Англией и США по­стоянно нейтральным был объявлен остров Самоа, вместе с установлением над ним протектората.

    В XIX в. появляется и такая разновидность постоянного ней­тралитета, как вольные города. Ими были Краков и Данциг.

    Австрия и Пруссия стремились изменить границу между Россией 'И Краковом, казавшуюся им опасной, а Россия не
    желала отдать .этот город. Идя на компромисс, она предло­жила создать новое постоянное нейтральное государство. Се­рией соглашений между Австрией, Пруссией-и Россией был установлен новый ;режим Кракова: город провозглашался не­зависимым и нейтральным; была принята его конституция и установлены границы, порядок торговых сношений и т. л.

    Позднее содержание этих договоров легло в основу Глав­ного акта Венского конгресса 1815 г. Великие державы обя­зались уважать нейтралитет Кракова и не вводить на его территорию свои войска. Австрия, Россия и Пруссия предо­ставили Кракову свое покровительство, что давало им воз­можность вмешиваться в его внутренние дела. Кракову было запрещено предоставлять убежище подданным великих дер­жав, совершившим преступление; его территория не могла быть местом враждебной деятельности против соседних госу­дарств. В 1846 г. режим вольного города был отменен и Кра­ков был присоединен к Австрии.

    Режим другого вольного города, сохранившего свой статус до второй мировой войны, был создан Версальским мирным договором 28 июня 1919 г. Ст. 100—408 устанавливалось, что великие державы обязуются образовать вольный город Дан­циг под покровительством Лиги Наций.

    Международноправовое положение Данцига базировалось не только на Версальском договоре, но и договорах 9 ноября 1920 г. и 24 октября 1921 г., а также на дополнительных к ним соглашениях, заключенных между Данцигом и Польшей; решениях данцигских комиссаров Лиги Наций; некоторых по­ложениях конституции Данцига. Например, ст. 5 конституции Данцига гласила, что вольный город не может быть базой морских или сухопутных сил, на его территории не могут возводиться укрепления, а также изготовляться без согла­сия Лиги Наций военное снаряжение и боеприпасы. Так, в 1921 г. Совет Лиги отверг просьбу Данцига о разрешении производства 50 ООО-винтовок для Перу. Таким образом, ста­тус этого города, имевшего крупное торговое значение, как и статус Кракова, был результатом противоречий великих держав.

    В начале двадцатого столетия тоже было несколько попы­ток создания статуса постоянного нейтралитета для некото­рых государств. В 1907 г. пять республик центральной'Аме­рики заключили договор, в котором Гондурас признавался постоянно нейтральным государством в силу его центрально­го географического положения. Однако в 1918 г. Гондурас вступил в первую мировую войну. В 1913 г. была образована Албания как суверенное и постоянно нейтральное государст­во, но уже на следующий год ее статус был нарушен.

    В 1920 г. ставился вопрос о постоянном нейтралитете Эсто-

    нии — в ст. 5 мирного договора с Эстонией советское прави* тельство соглашалось соблюдать постоянный нейтралитет Эстонии и участвовать в его гарантии, если этот статус полу­чит международное признание.

    До 1940 г. стремилась сохранить статус постоянного ней­тралитета Исландия, объявившая о нем в одностороннем по­рядке в 1918 г.

    После второй мировой войны институт постоянного ней­тралитета государств получил новое развитие. Постоянна нейтральные государства я'еляются фактором, расширяющим мирную зону, и играют важную роль в укреплении мира.. В 1955 г. постоянно нейтральной стала Австрия. На Берлин­ском совещании в 1954 г. Австрия сделала заявление о не­присоединении к военным союзам, а также о том, что она не допустит создания военных баз на своей территории.

    В апреле 1955 г. в Москве между правительственными де­легациями Советского Союза и Австрийской республики об­суждался вопрос о заключении Австрийского Государствен­ного договора. В это же время была достигнута договорен­ность о том, что правительство Австрии, принимая во внима­ние заявление Советского Союза о признании нейтралитета Австрии, позаботится, в связи с заключением Австрийского Го­сударственного договора, о ряде мер. Эти меры были пере­числены в меморандуме о результатах переговоров между правительственными делегациями Советского Союза и Авст­рийской республики от 15 апреля 1955 г. Австрия брала обя­зательство принять декларацию о том, что будет придержи­ваться нейтралитета такого рода, как нейтралитет Швейца­рии. Австрийский парламент, в соответствии с консти­туцией Австрии, должен был рассмотреть данную деклара­цию для вынесения соответствующего решения. Правительст­во Австрии обязывалось сделать необходимые шаги для того, чтобы декларация о постоянном нейтралитете получила меж­дународное признание. Кроме того, оно соглашалось на га­рантию целостности австрийской государственной территории четырьмя великими державами и заявляло, что будет.высту­пать перед Францией, Великобританией и США за предостав­ление такой гарантии.[18]

    26 октября 1955 г. парламент Австрии принял федераль­ный конституционный закон о нейтралитете, в котором гово­рилось, что Австрия добровольно заявляет о своем постоян­ном нейтралитете и не будет вступать ни в какие военные союзы, а также допускать создания на своей территории иностранных военных баз.

    Советский Союз 6 декабря 1955 г. признал постоянный нейтралитет Австрии в том виде, как он определен в консти­туционном законе. Такое признание поступило также от Анг­лии, Франции и США. В дальнейшем статус Австрии был признан многими государствами мира. Его приняли к сведе­нию более 60 государств. Однако до сих пор он не гаранти­рован великими державами.

    Другим постоянно нейтральным государством стала Кам­боджа, которая в 1953 г. получила политическую независи­мость. В 1954 г. состоялось Женевское совещание, документы которого касались и Камбоджи: соглашение о прекраще­нии 'военных' действий в Камбодже; заявление правитель­ства -Камбоджи относительно прав населения и выборов; заявление правительства Камбоджи относительно военных союзов, иностранных военных баз и военной помощи, и дру­гие. Заявления правительства Камбоджи были включены в соглашение о перемирии и, кроме того, вошли в Заключитель­ную декларацию Совещания. В частности, в ней говорилось, что Камбоджа, а также Лаос «не присоединятся к какому- либо соглашению с другими государствами, если в этом со­глашении содержится обязательство участвовать в военном союзе, не соответствующем принципам. Устава Объединен- ных Наций».

    Заключительная декларация также подтверждала, что во Вьетнаме не могут устанавливаться никакие иностранные ба­зы, н принимала к сведению соответствующие заявления Кам­боджи и Лаоса.

    Согласно Женевским соглашениям 1954 г., Камбоджа не должна не только участвовать в военных союзах и предостав­лять свою территорию под иностранные военные базы, но и обращаться к другим державам за военной помощью. Согла­шения требовали уважать права и территориальную целост­ность Камбоджи.

    После Женевского совещания правящая партия Камбод­жи — народно-социалистическое сообщество — рекомендовала на своем съезде законодательному органу страны—-Нацио­нальному собранию принять закон о нейтралитете. 11 сентяб­ря 1957 г. закон был принят, а 6 ноября вступил в силу. Кам­боджа отказалась участвовать в агрессивном блоке СЕАТО, вступила на путь установления дипломатических и экономи­ческих отношений со странами социалистического лагеря.

    За время независимого существования Камбоджа не раз подвергалась грубому давлению со стороны империалистиче­ского лагеря, пытающегося столкнуть ее с позиций нейтрали­тета. Территориальные притязания, агрессивные действия со­седних с Камбоджей государств, поддерживаемых США, вы­нудили ее обратиться к правительствам великих держав с просьбой признать и гарантировать ее нейтралитет. 20 августа 1962 г. глава государства Камбоджа обратился с такой прось­бой к советскому правительству !°. Советский Союз положи­тельно отнесся к тому, чтобы правительства четырнадцати государств, участвовавших в международном совещании по урегулированию лаосского вопроса, гарантировали нейтрали­тет Камбоджи, и высказался за созыв международного сове­щания по Камбодже для принятия соответствующего реше­ния и. Но западные державы отказались гарантировать кам­боджийский нейтралитет.

    Впоследствии Камбоджа несколько раз повторяла свое предложение о гарантии ее статуса, но империалистические державы бойкотировали эту просьбу. В развитие своего пред­ложения Камбоджа решила представить па подпись заинтере­сованным странам проект декларации о признании нейтрали­тета и территориальной целостности своей страны. Эту декла­рацию государства могут одобрить каждое в отдельности [19].

    Необходимо срочно признать и гарантировать нейтрали­тет Камбоджи. Это упрочит ее суверенитет, обезопасит ее границы. США не смогут использовать территорию Тайланда и Южного Вьетнама для провокаций против этого государст­ва. Гарантия нейтралитета Камбоджи будет способствовать нормализации ее отношений с соседями.

    Наконец, статус постоянного нейтралитета был установлен для Лаоса. В 1954 г. Женевское совещание министров иност­ранных дел СССР, США, Англии, Франции, КНР, Демокра­тической Республики Вьетнам, Южного Вьетнама, Камбоджи и Лаоса приняло документы о Лаосе: соглашение о прекра­щении военных действий в Лаосе; два заявления правитель­ства Лаоса; Заключительную Декларацию от 21 июня 1954 г.. которая содержала постановления о Лаосе, Камбодже и Вьетнаме [20].

    Эти документы определяли будущий статус Лаоса. Коро­левское правительство Лаоса брало обязательства «никогда не принимать участия в проведении агрессивной политики и никогда не допускать использования территории Лаоса в це­лях подобной политики». Оно заявило, что Лаос не присоеди­няется к какому-либо военному союзу, не соответствующему принципам Устава ООН, и не допустит создания баз иност­ранных государств на своей территории. Эти положения за­явления королевского '.правительства вошли в ст. 4 и 5 За­ключительной Декларации Женевского совещания, участники которого в ст. 12 Декларации обязались уважать нейтрали­тет, независимость, единство и территориальную целостность Лаоса и не вмешиваться в его внутренние дела.

    Один из лидеров Лаоса, Суванна-Фума, в 1956 г. заявил, что статус Лаоса должен быть «более нейтральным», чем по­зиция нейтрализма. «Лаос стремится быть... Швейцарией Дальнего Востока», [21] — сказал он. Политика неучастия Лао­са в блоках явно не устраивала империалистические держа­вы, и они непрерывно вмешивались во внутренние дела этой страны, показав свою враждебность к практическим шагам коалиционного правительства Лаоса по выполнению согла­шения трех сил Лаоса 1956 г. Это вновь привело к граждан­ской войне в Лаосе, в военных действиях которой участие принимали на стороне реакционных сил американские воен­нослужащие. В 1961 г. Советский Союз выдвинул идею со­зыва международного совещания по Лаосу, которая нашла поддержку у многих государств. Это предложение было под­тверждено советско-лаосским коммюнике [22].

    9 июля 1962 г. королевское правительство Лаоса обнаро­довало заявление о нейтралитете. Основные положения этого заявления вошли в Декларацию о нейтралитете Лаоса, кото­
    рая вместе с протоколом к ней была подписана представи­телями четырнадцати 'государств ,в Женеве 23 июля 1962 г.[23]

    В заявлении о нейтралитете правительство Лаоса обяза­лось твердо проводить в жизнь пять принципов мирного со­существования, развивать дружественные отношения со все­ми странами на основе равенства и уважения независимости и суверенитета Лаоса. Лаос не будет участвовать в каких- либо военных блоках или соглашениях военного характера, несовместимых с нейтралитетом Лаоса. Лаос не будет предо­ставлять свою территорию под иностранные военные базы и не разрешит другим странам использовать его территорию в военных целях, а также для вмешательства во внутренние дела других стран. Заявление королевского правительства Лаоса о нейтралитете должно быть оформлено в конститу­ционном порядке, т. е. иметь силу закона. В заявлении также указывалось, что Лаос обращается ко всем государствам с просьбой признать его независимость и нейтралитет.

    Участники Женевского совещания 1962 г. подтвердили и признали эти положения. Они приняли обязательства не со­вершать действий, которые могли бы нанести ущерб нейтра­литету и суверенитету Лаоса; не прибегать к силе или иным мерам, если это нарушит мир в Лаосе; не вмешиваться в его внутренние дела; не втягивать его в какие-либо военные сою­зы или соглашения, несовместимые с его нейтралитетом; ува­жать отказ Лаоса от защиты военных союзов; не вводить в Лаос иностранные войска и не создавать на его территории военные базы.

    Протокол Декларации о нейтралитете Лаоса устанавлива­ет понятия «иностранный военный персонал», «участники со­вещания», «комиссия», «два председателя». В нем предусмат­ривается вывод из Лаоса иностранных войск и военного персонала в кратчайшие сроки. Французское и лаосское пра­вительства должны заключить соглашение о передаче Лаосу французских военных сооружений в Лаосе [24]. Ст. 8 протокола определяет правомочия двух председателей международного совещания по урегулированию лаосского вопроса 1961—■ 1962 гг. Статьи 9—19 протокола содержат постановления о полномочиях и о деятельности комиссии по наблюдению и контролю в Лаосе.

    Документы Женевского совещания по урегулированию лаосского вопроса внесли, таким образом, вклад в развитие понятия постоянного нейтралитета.

    Империалистические государства до сих пор не оставляют надежды увести Лаос с пути нейтралитета. Они нарушают взятые на себя обязательства. США поставляют оружие сво­ей группировке в Лаосе, которая возобновляла военные дей­ствия крупного масштаба с целью разгрома патриотических сил страны. Авиация США совершает налеты па районы Ла­оса, контролируемые патриотическими силами.

    Враги нейтралитета Лаоса стремятся расколоть внутрен­ние ряды сторонников нейтралитета в Лаосе, а также коали­ционное правительство в этой стране.

    В связи с создавшейся обстановкой один из лидеров патриотических сил Лаоса — принц Суфанувонг обратился с просьбой созвать новое совещание 14 стран для решения ла­осского вопроса. СССР положительно отнесся к этому пред­ложению. Вместе с тем он стоит за строгое выполнение Же­невских соглашений 1962 г. по Лаосу. В заявлении ТАСС от 12 декабря 1967 г., разоблачающем вмешательство США во внутренние дела Лаоса, подчеркнуто: «Советский Союз исхо­дит из того, что все государства должны уважать независи­мость и нейтралитет Камбоджи и Лаоса и что Женевские соглашения, гарантирующие интересы этих государств, дол­жны неуклонно соблюдаться и уважаться» [25].

    Подводя итоги сказанному о развитии института постоян­ного нейтралитета, следует отметить, что практика современ­ных постоянно нейтральных государств идет по пути расши­рения и углубления их прав и обязанностей по сравнению с тем положением, которое существовало в XIX веке.

    § 2. Права и обязанности постоянно нейтрального государства

    Понятие постоянного нейтралитета гораздо объемнее по­нятия нейтралитета во время войны. Постоянный нейтралитет осуществляется не только в услових войны, но и в мирное время.

    Юристы дают различные определения постоянного ней­тралитета. Например, французский словарь терминологии международного права определяет постоянный нейтралитет как юридическое и политическое положение государства, ко­торому «раз и навсегда запрещено принимать участие в во­оруженном конфликте» ,э.

    ' Английский юрист Оппеигейм дает следующее определе­ние постоянно нейтрального государства: «Постоянно ней­тральное государство есть государство, чья независимость и целостность на все будущее время гарантирована междуна­родным договором, по условиям которого такое государство берет обязательство никогда не участвовать в войне против другого государства за исключением самообороны и никогда не принимать таких международных обязательств, которые могут косвенным образом втянуть в войну»[26]. Профессор па­рижского факультета права П. Бастид определяет постоянно нейтральное государство как «государство, которое обязуется, не применять силы, кроме защиты своей независимости и территориальной целостности» [27].

    Советский правовед Л. А. Моджорян пишет: «Постоянно нейтральным является государство, принявшее на себя фор­мальное обязательство никогда не начинать войны, не уча­ствовать в войне, воздержаться от политики, могущей вовлечь в войну» 2а.

    На наш взгляд, эти определения постоянного нейтралитета нуждаются в уточнении. Например, нельзя согласиться с мне­нием Оппенгейма о том, что постоянный нейтралитет госу­дарства устанавливается только международным договором. Необходимо также выяснить содержание политики, «могущей вовлечь в войну», от которой, по мнению Л. А. Моджорян, должно воздерживаться постоянно нейтральное государство.

    В настоящее время можно дать следующее определение постоянного нейтралитета: постоянный нейтралитет — это международноправовое положение суверенного государства, которое в силу одностороннего волеизъявления или междуна­родного договора обязано не участвовать во всех войнах, кроме случаев самообороны, а в мирное время проводить политику, препятствующую втягиванию его в войну, т. е. не вступать в военные союзы, не допускать размещения на своей территории иностранных военных баз, не заключать догово­ров, способствующих экономической и политической подго­товке войны, не оснащать свою армию оружием массового уничтожения, а также обязано активно бороться за мир и мирное сосуществование.

    Особенностью статуса постоянного нейтралитета является то, что он может принадлежать только полноправному субъ­екту международного права—государству. В этом отношении интересен момент установления постоянного нейтралитета

    Австрии. Австрия приняла закон о постоянном нейтралитете после того, как 15 мая .1955 г. был подписан Государственный Договор, предусматривающий восстановление Австрии как демократического и независимого государства. Другими сло­вами, установление статуса ее нейтралитета стало возмож­ным лишь в условиях обеспечения суверенитета государства. Необходимым атрибутом суверенного государства «является представляющая его на международной арене верховная власть, способная участвовать в правотворчестве, принимать обязательства, выполнять их и добиваться соблюдения субъ­ектами права норм права»[28]. Поэтому соглашения о постоян­ном нейтралитете (чтобы быть обязательными) должны за­ключаться только между суверенными государствами. С дру­гой стороны, обязательства, вытекающие из статуса постоян­но нейтрального государства, не являются ограничением су­веренитета последнего. Однако многие юристы придержива­ются противоположного мнения. Одни (например, Б. Э. Ноль- де, Е. Пашуканис) исходили из того, что постоянно нейтраль­ное государство лишено «права на войну». В связи с этим Б. Э. Нольде, в частности, писал, что в «смысле международ­ном оно, конечно, не суверенно» [29].

    Другие юристы считали ограничением суверенитета тако­го государства наличие договора о постоянном нейтралитете, который «стесняет свободу действия» подписавшего договор государства[30].

    В современных условиях, условиях мирного сосуществова­ния государств различных социально-экономических систем, когда не существует «права на войну», постоянно нейтраль­ное государство, проводя политику неучастия в военных сою­зах, отказываясь предоставлять территорию под иностранные военные базы, тем самым укрепляет свой суверенитет. Имея возможность направлять больше средств на развитие эконо­мики, а не на военные цели,'оно имеет реальную основу обе­спечить не только политическую, но и экономическую неза­висимость. Об этом 'прямо 'сказано в Декларации о нейтрали­тете Лаоса от 23 июля 1962 г. В ней, в частности, подчеркну­то, что «воля лаосского народа выражается в том, чтобы за­щищать и заставлять уважать суверенитет, независимость (подчеркнуто мною. — Т. О.), нейтралитет, единство и террито­риальную целостность Лаоса». Именно в этих целях Лаос «не будет участвовать ни в каких военных союзах..., не допус­
    тит создания каких-либо иностранных военных баз на терри­тории Лаоса...». В пункте 7 заявления королевского правитель­ства Лаоса, являющегося составной частью Декларации от 23 июля 1962 г., сказано, что в этих условиях оно примет «прямую и ничем не обусловленную помощь от всех стран, которые желают оказать помощь Королевству Лаос в созда­нии независимой и самостоятельной национальной экономи­ки на основе уважения суверенитета Лаоса» (подчеркнуто мною. — Г. О.). Таким образом, в этом документе проводится неразрывная связь между постоянным нейтралитетом Лаоса и обеспечением его политической и экономической независи­мости, содержится юридическая обязанность других держав не сопровождать помощь Лаосу навязыванием условий поли­тического характера, что привело бы к нарушению его суве­ренитета.

    Советская международноправовая наука признает, что ста­тус постоянного нейтралитета может принять только суверен­ное государство. Например, об этом пишет Б. М. Клименко [31]. К этому же выводу 'приходят и 'многие зарубежные 'авторы[32].

    Таким образом, общепризнано, что постоянно нейтральное государство не ограничено в своем суверенитете. Наоборот, этот статус позволяет ему укрепить суверенитет.

    Постоянно нейтральным государство может быть вне за­висимости от размера территории, количества населения и уровня развития экономики. Небольшие страны, находящиеся на стыке противоречий крупных держав, больше других за­интересованы в статусе постоянного нейтралитета. Однако это не означает, что другие государства имеют меньше шан­сов стать постоянно нейтральными. Любое государство, кото­рое выходит из системы агрессивных военных блоков и стано­вится постоянно нейтральным, укрепляет мир независимо от своего географического положения.

    Как уже говорилось, понятие постоянного нейтралитета -следует рассматривать в двух сферах: во время войны и в мирное время. В каждый из этих периодов постоянно ней­тральное государство имеет ряд специфических прав и обя­занностей.

    Юристы выделяют различные права и обязанности посто­янного нейтралитета. Австрийский юрист Фердросс опреде­ляет пять критериев, которым должен соответствовать статус постоянно нейтрального государства: 1) соблюдать правила нейтралитета во время войны; 2) постоянный нейтралитет должен быть вооруженным нейтралитетом; 3) в мирное время такое государство не должно принимать обязательств, кото­рые могут вовлечь его в войну; 4) оно имеет право просить гарантировать его нейтралитет; 5) у него не существует обя­занности идеологического нейтралитета[33].

    Польский юрист Э. Пионтек среди ряда критериев выде­ляет обязательство постоянно нейтрального государства воз­держиваться от принятия им без полномочий ООН дискрими­национных мер, направленных против других государств[34].

    Несомненно, что одной из главных обязанностей постоянно нейтрального государства является обязанность не участво­вать во всех войнах, которые ведутся другими государства­ми. Объявление постоянно нейтральным государством войны другому государству ликвидирует статус постоянного нейтра7 литета. Но постоянно нейтральное государство имеет право на самооборону, т. е. на вооруженный отпор агрессору. Это не только право его, но и обязанность. Некоторые юристы, например Б. Э. Нольде, считали, что у постоянно нейтраль­ного государства нет обязанности оказывать сопротивление агрессору. С этим согласиться нельзя. Агрессор нарушает все­общий мир, и не оказать ему отпора значит косвенным обра­зом содействовать агрессору. Обязанность самообороняться вытекает из духа постоянного нейтралитета и из взаимности обязательств постоянно нейтрального государства и признав­ших этот нейтралитет государств. Обязанность избегать уча­стия в войне не отнимает, следовательно, права у постоянно нейтрального государства иметь свои вооруженные силы и средства, необходимые для самообороны и поддерживания внутренного порядка. Эти положения содержатся, например, в ст. 1 закона о постоянном нейтралитете Австрии. В ней го­ворится, что Австрия заявляет о своем нейтралитете «в целях длительного и постоянного (подчеркнуто мною.— Т. О.) ут­верждения своей внешней независимости своей территории... Австрия будет поддерживать и защищать его всеми имею­щимися в ее распоряжении средствами».

    Обязанность постоянно нейтрального государства не уча­ствовать во всех войнах, кроме случаев самообороны, можно также показать при анализе международноправового положе­ния Лаоса, тем более что в юридической литературе Д. И. Бараташвили было высказано мнение о статусе Лаоса
    лишь как статусе позитивного нейтралитета[35]. Государства,, проводящие политику позитивного нейтралитета, имеют право- остаться нейтральными в военном конфликте третьих держав, но не обязаны делать это. Такая обязанность существует только для постоянно нейтрального государства. Хотя доку­менты Женевского совещания по Лаосу 1962 г. не содержат термина «постоянный нейтралитет», они создают правовые условия для обязательного нейтралитета Лаоса в случае вой­ны третьих держав. Во-первых, соглашение содержит обяза­тельство Лаоса не разрешать «никаким странам использовать территорию Лаоса в военных целях или в целях вмешательства во внутренние дела других стран». Такое положение может- быть достигнуто только в том случае, если сам Лаос не будет участвовать в войне третьих стран. В противном случае воз­никнет возможность перенесения военных действий на его территорию, что нарушит п. 4 заявления королевского пра­вительства Лаоса о нейтралитете. С другой стороны, при­знавшие и подписавшие Декларацию о нейтралитете Лаоса от 23 июля 1962 г. державы обязуются не вводить, а также не способствовать вводу в Лаос любых иностранных войск или военного персонала и не завозить на территорию Лаоса боеприпасы.

    Этим воюющим державам запрещено вести военные действия на его территории, а также перебрасывать через, территорию Лаоса вооруженные силы и боеприпасы.

    Во-вторых, Лаос обязан не признавать «защиты со стороны какого-либо союза или военной коалиции, включая СЕАТО». Это означает, что участники военных союзов типа СЕАТОг ведущие агрессивную войну, не имеют права переносить воен­ные действия на территорию Лаоса или втягивать его в войну против других государств на том основании, что они «защи­щают» Лаос. Такая «защита» будет незаконной, а отказ от нее Лаоса— правомерен. Участники соглашения, среди кото­рых имеются и члены СЕАТО, в свою очередь обязуются ува­жать желание Лаоса не признавать защиты со стороны всех военных союзов и СЕАТО.

    В-третьих, было бы нелогичным устанавливать обязатель­ство для Лаоса проводить политику нейтралитета во время мира постоянно, а во время войны предоставлять ему возмож­ность определять свою 'Позицию по своему усмотрению. В свя­зи с этггм немецкий юрист Вальтер Мюллер приходит к вы­воду, что Женевская Декларация о Лаосе «уточняет прин­ципы института военного нейтралитета», а сам статус Лаоса
    есть миролюбивая политика, «осуществляемая в форме воен­ного нейтралитета» [36].

    В-четвертых, Женевские соглашения 1962 г. юридически препятствуют Лаосу заниматься подготовкой к войне еще в мирное время. Лаос обязан проводить в жизнь пять принци­пов мирного сосуществования, развивать дружественные от­ношения со всеми странами: он не должен вовлекаться в лю­бые соглашения, которые несовместимы с его нейтралитетом. Это исключает его из круга государств, ведущих подготовку к войне, и не дает ему возможности участвовать в военных действиях совместно с другими государствами на основании военного договора.

    В-пятых, вооруженные силы Лаоса могут пополняться толь­ко для целей национальной о'бороны. Следовательно, Женев­ский протокол 1962 г. лишает другие страны возможности за­возить в Лаос оружие, необходимое для наступательной вой­ны. Кроме того, предоставление такого оружия каким-либо группировкам Лаоса является противоправным.

    Таким образом, по международным соглашениям о Лаосе! последний обязан не участвовать во всех войнах. Разумеется, это не исключает его права на самооборону как права любо­го суверенного государства. Все это говорит о постоянно ней­тральном статусе Лаоса. Как справедливо полагает доктор юридических наук Г. И. Тункин, применение института посто­янного нейтралитета к Лаосу будет «самым интересным при­мером применения международного права к урегулированию специфической международной ситуации» [37].

    Постоянно нейтральное госуда.рство во время воины зани­мает позицию беспристрастия, т. е. полного неучастия в войне. Оно обязано выполнять правила, предусмотренные Гаагскими конвенциями 1907. г. и другими соглашениями о нейтралитете. В международном праве не существует особых правил для постоянно нейтрального государства во время войны по сравнению с позицией временного нейтралитета государства. Однако постоянный нейтралитет не есть только военный или вооруженный нейтралитет. Постоянно нейтральное государ­ство и в мирное время должно проводить такую политику, ко­торая не позволяла 'бы ему быть втянутым в войну. Прове­дение такой политики возможно, если государство не уча­ствует в договорах о военных союзах; отказывается предо­ставлять свою территорию для размещения иностранных во­енных баз. Эти обязательства содержатся, например, б ст. 1

    Закона -о постоянном нейтралитете Австрии, в Декларации о нейтралитете Лаоса от 23 июля 1962 г. Нарушение любого из этих обязательств ставит под угрозу соблюдение постоянного нейтралитета.

    Следовательно, постоянно нейтральное государство во вре­мя войны находится в состоянии нейтралитета, а во время ми­ра занимает особую международноправовую позицию, направ­ленную на невовлечение в войну, развитие добрососедских отношений с другими державами.

    В современных условиях особое значение имеет политика постоянно нейтрального государства в мирное время. Посто­янно нейтральные государства в мирное время не должны быть безучастными к вопросам мира и войны, то есть быть пассивными. В интересах мира важен активный характер по­литики этих государств. Это предполагает заинтересованность постоянно нейтральных .государств в решении таких проблем, как всеобщее и полное разоружение, создание безатомных зон и ликвидация колониальной системы и т. п. Активное участие в разрядке международной напряженности'—это не только право, но и обязанность постоянно нейтрального госу­дарства. Именно так высказался глава Камбоджи принц Но­родом Си any к-на XVI сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

    Активный характер постоянного нейтралитета должен вы­ражаться в борьбе за соблюдение международной законно­сти: постоянно нейтральное государство не должно допускать нарушений основных принципов международного права и со­действовать нарушению этих принципов другими государства­ми. Оно не должно также вмешиваться во внутренние дела других государств. Это можно показать на примере Деклара­ции о нейтралитете Лаоса от 23 июля 1962 г. Она устанавли­вает, что Лаос «не будет прибегать к применению силы или к угрозе применения силы, так чтобы это могло нанести ущерб миру в других странах, и не будет вмешиваться во внутренние дела других стран». Кроме того, Лаос «не разре­шит никаким странам использовать территорию Лаоса в воен­ных целях или в целях вмешательства во внутренние дела других стран...».

    Активный характер постоянного нейтралитета предпола­гает, далее, развитие дружественных связей с государствами всех социально-экономических систем, а также поддержание принципа мирного сосуществования государств. В той же Декларации о нейтралитете Лаоса установлено, что последний «будет твердо проводить в жизнь пять принципов мирного со­существования в международных отношениях, будет развивать дружественные отношения и установит дипломатические отно­шения со всеми странами, в первую очередь с соседними странами...».

    О  необходимости развития дружественных отношений по­стоянно нейтрального государства с другими странами гово­рят также руководящие деятели постоянно нейтральных го­сударств. Федеральный канцлер Австрии И. Клаус писал: «Независимость — нейтралитет — свобода. Эти понятия тесно связаны между собой для Австрии с момента подписания Го­сударственного договора. Как нейтральное центральное госу­дарство, мы особенно заинтересованы в том, чтобы поддержи­вать хорошие и дружеские отношения со всеми соседними странами, разряжать «опасные» границы и расширять кон­такты .со всеми соседними народами»[38].

    Следовательно, статус постоянного нейтралитета отвергает участие государства в «холодной войне». «Холодная война» не способствует нормальным взаимоотношениям постоянно нейтрального государства с другими странами. Раскрывая это положение, '.проф. JJ. А. Моджоряи в .работе «Субъекты меж­дународного права» пишет, что постоянно нейтральное госу­дарство не должно укрывать лиц, ведущих подрывную дея­тельность «против иностранного государства, участвовать в экономических бойкотах и блокадах против других стран. Это справедливое мнение следует уточнить.

    Постоянно нейтральное государство не имеет обязанности отказывать в предоставлении убежища лицам, преследуемым за передовые убеждения. Но оно не должно предоставлять свою территорию и убежище тем лицам, чья деятельность направлена на разжигание «холодной войны». Что касается участия постоянно нейтрального государства—-члена ООН в бойкотах, то это возможно в том случае, если они носят ха­рактер санкций, предпринимаемых в рамках ООН.

    Анализируя положение постоянно нейтрального государ­ства в мирное время, следует остановиться на договорах, ко­торые оно имеет право заключать. Эти договоры не должны противоречить статусу постоянного нейтралитета, в против­ном случае они должны отвергаться. Так, Б. Нольде отмечал,; что постоянно нейтральному государству «запрещены все до­говоры с иностранными государствами, могущие лишить его на будущее время необходимой для сохранения нейтралитета свободы действия»[39]. Он относил к таким договорам догово­ры наступательного характера, таможенные унии, сделки о- передаче иностранному государству функций в отношении оте­чественных железных дорог и т. д. О неправомерности сою­зов, которые могут вывести постоянно нейтральное государ­ство «из состояния нейтралитета», писал также А. Нерсесов.

    В частности, он отмечал неправомерность участия постоянно нейтрального государства в таком таможенном союзе, кото­рый создает препятствия для сохранения безусловного ней­тралитета [40].

    Зарубежные юристы Старк и Кунц считают, что постоянно нейтральное государство должно воздерживаться от заклю­чения договоров о союзе, обороне, гарантии, протекторате, военной помощи[41]. Наконец, Гуггенхейм' говорит, что госу­дарство, проводящее политику нейтралитета, не может вхо­дить в соглашение или организацию, если это затрудняет или сделает невозможным отношения этого государства со стра­нами, не входящими в данный договор; участие в такой орга­низации будет также немыслимым, если она носит зародыш политической интеграции [42].

    Эти теоретические выводы отдельных юристов подтвержда­ются практикой, закрепленными в договорах обязательствами постоянно нейтральных государств. Например, Лаос, соглас­но Декларации от 23 июля 1962 г., обязуется не участвовать не только в военных союзах, но и «в каких-либо соглашениях военного или другого характера, которые несовместимы с ней­тралитетом...». Лаос будет соблюдать договоры и соглашения, заключенные им ранее и соответствующие интересам лаос­ского народа, политике мира и нейтралитета, но «отменит все договоры и соглашения, которые противоречат этим принци­пам».

    Таким образом, постоянно нейтральное государство не мо­жет в какой-либо форме принимать участия в экономической и политической подготовке войны.

    В современных условиях такое положение может сложить­ся в случае участия постоянно нейтрального государства в международных договорах типа римского договора об «общем рынке» шести европейских стран от 25 марта 1957 г. Идея им­периалистической «интеграции», воплощенная в этом догово­ре, направлена на ущемление суверенитета его участников. «Общий рынок» политически тесно связан с НАТО, является его экономической базой. Участие в «общем рынке» означает союз с ФРГ, открыто проповедующей реваншизм. Видный ан­глийский военный специалист А. Быокэн считает, что «общий рынок» можно непосредственно использовать для подготовки к войне[43].

    Нейтральные государства, вступив в «общий рынок», поте­ряют свою экономическую и политическую самостоятельность, а следовательно, объективно не смогут проводить политику нейтралитета, так как условия для проведения в отношении всех государств нейтральной политики, основанной на одних и тех же принципах, исчезнут. Не сможет нейтральное госу­дарство— член «общего рынка» быть беспристрастным и во время войны[44].

    В западной печати оживленно обсуждается вопрос о том, могут ли постоянно нейтральные государства Австрия и Швей­цария стать членами «общего рынка»? При этом многие бур­жуазные исследователи приходят к выводу о невозможности участия этих государств в подобной организации. Об этом пишут Рудольф Венграф, Эдгар Бонжур, Денис Роберт и др. Подобным же образом высказываются государственные дея­тели. Так, глава австрийского правительства в своем выступ­лении 11 ноября 1966 г. вынужден был признать, что «Австрия не заключит никакого договора с Европейским экономиче­ским сообществом, который в какой-либо форме будет стоять в противоречии с её обязательствами, вытекающими из Госу­дарственного договора и постоянного нейтралитета» !0. Член правительства Швейцарии М. Птипьер заявил, что Швейца­рия не может вступить в «общий рынок», так как постоянно нейтральные страны «должны проводить такую поли тику, ко­торая уже сейчас .совершенно определенно подтверждала бы их нейтралитет даже в случае возникновения войны» и.

    Постоянно нейтральное государство может заключать дого­воры, в которых содержится одностороннее обязательство дру­гой стороны оказать постоянно нейтральному государству по­мощь в случае нападения на него. Кроме того, возможно заключение постоянно нейтральным государством соглаше­ния об оказании ему военной помощи в виде присылки огра­ниченного числа военных материалов, необходимых для обо­роны. Например, Женевские соглашения 1954 г. по вопросу об Индокитае разрешали Камбодже получать иностранные военные материалы, необходимые для самообороны. Попытки США навязать Камбодже для создания ее армии широкую сеть военных инструкторов потерпели провал.

    Протокол к Декларации о нейтралитете Лаоса от 23 июля 1962 г. разрешает французскому правительству в виде исклю­чения оставить в Лаосе некоторое ограниченное количество военных инструкторов для обучения вооруженных сил Лаоса. Ст. 6 Протокола к Декларации разрешает завозить в Лаос вооружения обычного типа, необходимые для национальной обороны.

    Анализируя права и обязанности постоянно нейтрального государства, следует остановиться на вопросе о возможности оснащения такого государства оружием массового уничтоже­ния.

    Противоречит ли статусу постоянного нейтралитета ору­жие массового уничтожения, которое находилось бы в распо­ряжении постоянно нейтрального государства? Нам думается, что противоречит. Владение этим оружием несовместимо с по­литикой нейтралитета. Оно угрожает безопасности и сувере­нитету малых государств. Даже некоторые участники агрес­сивных блоков не разрешают ввозить атомное оружие, как оружие массового уничтожения, на свою территорию. Так поступили Дания и Норвегия. Дания, в частности, отвергла просьбу США о разрешении захода в ее порты американских подлодок, оснащенных ядерным оружием. Она отказалась от размещения атомного оружия на своей территории. Тем бо­лее не должно иметь оружия массового уничтожения, в част­ности ядерного, постоянно нейтральное государство.

    Современные постоянно нейтральные государства являют­ся сравнительно небольшими по территории и степени эконо­мической мощи. Производство и испытания ядерного оружия без помощи других держав были бы для них трудно выпол­нимы. Естественно, что помощь империалистических госу­дарств в этом деле повлекла бы за собой ряд новых условий для постоянно нейтрального государства, заключение военных и политических соглашений. Постоянно нейтральное государ­ство, как уже говорилось, обязуется не вступать в военные блоки. Это обязательство будет нарушено, если такое госу­дарство в целях создания ядерной промышленности пойдет на соглашение и военный союз с крупными империалистичес­кими державами.

    Не может постоянно нейтральное государство принимать ядерные средства также от других стран и размещать их на своей территории. Вряд ли контроль над этими средствами останется в руках постоянно нейтрального государства, так как владеющим ядерным оружием принадлежит решающее слово в деле его использования. Фактически территория по­стоянно нейтрального государства стала бы местом нахож­дения иностранных баз. Это противоречит другому обяза­тельству постоянно нейтрального государства — не допускать создания на своей территории военных баз иностранных государств. Наконец, наличие ядерного оружия в руках та­
    кого государства ставит под угрозу цель постоянного ней­тралитета— отказ от участия в каких бы то ни было войнах.

    Ядерное оружие может быть использовано как в оборони­тельных, так и в наступательных целях. Применение его в целях обороны может поразить всю территорию самого пос­тоянно нейтрального государства. Тем более недопустимо использование ядерного оружия постоянно нейтральным государством в наступательных целях —у такого государства нет и не должно быть агрессивных намерений; не нужно ему и ядерное оружие как средство ведения агрессивной войны, противоречащее международному праву.

    Кроме того, ядерное оружие подлежит запрещению, как оружие массового уничтожения. В Декларации о запрещении применения ядерного оружия в целях войны, принятой ООН, указывается, что «применение оружия массового уничтожения, причиняющего людям ненужные страдания, в прошлом было запрещено, как противоречащее законам человечности и принципам международного права» [45]. Здесь имеется в виду химическое и бактериологическое оружие. Тем более противо­речит идее гуманизма и тем целям, для которых была создана ООН, применение ядерного оружия. Любое государство-аг- рессор, которое первым применит это оружие, нарушит Устав ООН и, как указывается в Декларации, совершит преступле­ние против человечества и цивилизации.

    Поскольку постоянно нейтральное государство отказыва­ется вообще воевать, кроме случаев самообороны, то уже этим самым оно утверждает гуманные идеи. Этим идеям противоречит оснащение его армии ядерным оружием, даже в случае, если постоянно нейтральное государство будет производить его без посторонней помощи.

    В свете сказанного стремление швейцарского правитель­ства оснастить свою армию ядерным оружием противоречило статусу постоянного нейтралитета. Швейцарии никто не угро­жал. Наоборот, ее ядерное оснащение создало бы угрозу безо­пасности других европейских государств, а сама Швейцария попала бы в сферу применения ядерного оружия. Политика ее ядерного вооружения затруднила бы решение важных международных проблем: запрещения ядерного оружия, со­здания безатомных зон в Европе и т. д. Эта попытка оказала бы неблагоприятное воздействие на те страны НАТО, кото­рые отказываются от этого оружия. Ядерное вооружение Швейцарии сблизило бы ее военную систему с военной орга­низацией НАТО.

    Подпись: 3326  мая 1963 г. в Швейцарии был проведен референдум по вопросу об атомном оснащении армии. Противники атомного вооружения собрали 273 тысячи голосов, однако правящим кругам удалось добиться перевеса в свою пользу. Вопрос об оснащении швейцарской армии ядерным' оружием должен был решаться правительством ‘и. Даже многие буржуазные исследователи в своих работах указывали на опасность та­кого курса. Швейцарец Эдуард Вильдбольц в книге «Атом­ное оружие для Швейцарии?» приходит к выводу, что это оружие представляет опасность для нейтралитета. Он подчеркивает бесконтрольность сферы действия этого ору­жия, его наступательный характер. Передача Швейцарии атомного оружия, пишет Вильдбольц, вовлечет страну в во­енный пакт с ядерной державой. Цена, за которую предла­гают Швейцарии ядерное вооружение, «угрожает основам нашего существования,— говорит он, — ...угрожает нашему нейтралитету»[47].

    Открытый для подписания 1 июля 1968 г. договор о нерас­пространении ядерного оружия предлагает всем неядерным государствам, а к ним относится и Швейцария, взять на -себя обязательство не принимать от кого бы то ни было ядерного оружия, а также не производить и не приобретать его каким- либо иным способом. Договор способствует укреплению бе­зопасности неядерных стран.

    Советское правительство в целях устранения угрозы, ко­торую несет современная война всем народам, в числе ряда мер предлагает создание зон, свободных от ядерного оружия. Безъядерные зоны уменьшают угрозу, которую несет термо­ядерная война для нейтральных стран; закрывают путь для дальнейшего распространения ядерного оружия. Поэтому го­сударства, проводящие политику нейтралитета, непосредствен­но заинтересованы в создании таких зон. Например, оживлен­ная дискуссия о ядерном вооружении, которая велась в Шве­ции, показала непопулярность требований правых сил о во­оружении Швеции ядерным оружием. На XVI сессии Гене- ральнон Ассамблеи ООН представитель Швеции Унден пред­ложил, чтобы государства, не имеющие ядерного оружия,, добровольно отказались от участия в ядерном вооружении и предоставления своей территории для хранения этого оружия. Такой отказ можно было бы оформить путем взятия держа­вами соответствующих обязательств. Сама Швеция в принци­пе уже дала согласие на вхождение в безъядерную зону, включающую страны Центральной и Северной Европы. Это согласие содержится в ноте шведского правительства в от­вет на ноту правительства ФРГ от 25 марта 1966 г.[48]

    Безъядерные зоны могут быть образованы путем заклю­чения многостороннего международного договора заинтере­сованными государствами, в том числе ядерными державами,, а также путем деклараций, сделанных в одностороннем по­рядке или совместно несколькими государствами при условии признания таких деклараций другими державами. Односто­ронняя декларация об атомном нейтралитете должна ува­жаться государствами, признающими ее условия. Признани­ем деклараций государство подтвердит принципы, закреплен­ные в Уставе ООН.

    Названные способы создания безъядерных зон указаны, например, в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 1911 (XVIII) «Объявление Латинской Америки безъядерной зоной» от 27 ноября 1963 г. В ней принимается во внимание, что «главы государств пяти латиноамериканских республик вы­ступили 29 апреля 1963 г. с декларацией об объявлении Ла­тинской Америки безъядерной зоной, в которой они от имени своих народов и правительств заявили о своей готовности заключить многостороннее латиноамериканское соглашение,- в силу которого эти страны обязались бы не производить, не. получать, не хранить и не испытывать ядерного оружия или пусковых установок для него...»[49]. В феврале 1967 г. 14 лати­ноамериканских стран заключили такое соглашение.

    Атомный нейтралитет государств, отказавшихся от ядер­ного оружия и входящих в безъядерную зону, должен иметь силу как во время войны, так и. во время мира. Б. Клименко справедливо пишет, что «атомный нейтралитет» — это тоже постоянный нейтралитет, хотя не в полном объеме, а лишь в отношении атомного оружия...»[50]. Поэтому и формы закреп­ления атомного нейтралитета те же, что и для постоянного' нейтралитета государства.

    Обязательства по созданию безъядерных зон могут брать на себя группы государств и отдельно взятые страны.

    При решении вопроса о гарантии атомного нейтралитета государства, стремящиеся войти в безатомную зону, должны явно выразить свою волю на это. Они должны поставить во­прос о гарантиях своей безопасности перед великими держава­ми, от которых в первую очередь зависит выполнение такой просьбы. Великие державы, владеющие ядерным орзокием, взяли бы на себя обязательства соблюдать статус безатом­ной зоны. Советское правительство возьмет на себя такое обязательство, если это сделают и другие ядерные держа­вы [51].

    В международной практике уже известен случай, когда международным договором постоянно нейтральному государ­ству запрещено иметь атомное оружие. В Государственном договоре о восстановлении независимой и демократической Австрии в статье 13 записано, что «Австрия не должна иметь., производить или экспериментировать: а) любые виды атом­ного оружия; в) другие основные виды вооружений, которые могут быть применены в настоящее время или в будущем для массового уничтожения.., удушающие, нарывные или от­равляющие методы или биологические вещества, как по коли­чествам, так и по типам превышающие общепринятые гражданские нужды, или аппараты, сконструированные для того, чтобы производить, выстреливать или распылять эти ма­териалы или вещества для военных целей». Союзные и Со­единенные Державы оставляют за собой право добавить к этой статье запрещение новых вооружений, которые могут быть в будущем разработаны[52]. В настоящее время Авст­рия— участник договора о нераспространении ядерного ору­жия.

    Интересна также статья 6 Протокола к Декларации о ней­тралитете Лаоса. В ней указывается, что в Лаос запрещен ввоз вооружений и военных материалов, за исключением та­кого количества вооружения обычного типа, которое необхо­димо для обороны страны. Следовательно, международным договором запрещено завозить в Лаос оружие необычного! вида. Им может быть только оружие массового уничтожения.

    1     июля 1968 г. Лаос подтвердил свой отказ от ядерного ору­жия, подписав одним из первых договор о его нераспростра­нении.

    Таким образом, постоянно нейтральное государство долж­
    но иметь, как справедливо пишет профессор Ф. И. Кожевни­ков, «всестороннее отрицательное отношение к ядерному ору­жию», а понятие постоянного нейтралитета должно включать в себя, в частности, запрещение постоянно нейтральному го­сударству вооружаться ядерным оружием. «Государство, за­нявшее позицию «атомного 'нейтралитета», обязано не произ­водить, не содержать, не получать для собственных целей, не позволять размещать на своих территориях ядерное оружие всевозможных типов, а также не устанавливать п не допу­скать на своих территориях устройств и оборудования, обслу­живающих ядерное оружие, в том числе устройств для за­пуска ракет; использовать атомное оружие против террито­рий таких государств и против каких-либо объектов, находя­щихся на этих территориях, было бы запрещено» п|. Постоян­но нейтральное государство не должно обладать не только ядерным, но и другими видами оружия массового уничтоже: ния. Оно не должно также разрешать другим державам про­водить на своей территории испытаний всех видов оружия массового уничтожения. Это подтвердил в своем выступлении на XVIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН делегат посто­янно нейтральной Камбоджи, который заявил, что ее нейтра­литет «подразумевает.., что вопрос о ядерных испытаниях в Камбодже не может подниматься другой державой» [53].

    В настоящее время может идти речь не только об обяза­тельствах отказа постоянно нейтральных государств от ядер­ного оружия и его испытаний, но и о возможности их полно­го разоружения. Такой план в отношении Австрии, например, предлагает известный венский исследователь в области ядер- ной физики, член австрийского парламента,-профессор Г. Тир- ринг. По его плану Австрия должна разоружаться под конт­ролем ООН для того, чтобы ‘быть образцом для пропаганды возможностей мирного сосуществования. На границах Авст­рии будут действовать только невооруженные контрольные посты ООН. Разоружению Австрии должны предшествовать международные соглашения: Австрия заключит с шестью граничащими с ней государствами — Италией, Швейцарией, ФРГ, Чехословакией, Венгрией и Югославией договор, в ко­тором будет указано, что названные страны отведут свои вой­ска от границ Австрии и будут рассматривать ее границы как неприкосновенные.

    Одновременно США, Англия и Франция дадут обязатель­ство не предпринимать силами НАТО каких:либо акций про­тив Австрии. Подобное же обязательство по плану Тирринга должен дать Советский Союз. Поскольку, по его мнению, гра­ницы Швейцарии, Швеции и Финляндии никем не оспарива­ются, то эти государства по примеру Австрии могли бы так­же разоружиться [54].

    Претворение подобных планов относительно постоянно нейтральных государств в жизнь, несомненно, укрепило бы их безопасность и практически подтвердило бы их отказ от ору­жия массового уничтожения.

    Таким образом, постоянно нейтральное государство, со­гласно международному праву, имеет ряд прав и несет опре­деленные обязанности как в мирное время, так и во время войны: оно: I) не должно вступать в военные союзы и пре­доставлять свою территорию для размещения иностранных войск и военных баз; 2) не должно допускать использования своей территории, включая воздушное пространство, для вме­шательства во внутренние дела и враждебных агрессивных действий против других государств и предпринимать подоб­ных действий со своей стороны; 3) обязано поддерживать добрососедские отношения со всеми государствами, активно бороться за мир и мирное сосуществование; 4) не должно за­ключать договоров, способствующих экономической н полити­ческой подготовке войны; 5) не должно участвовать в каких- либо войнах между другими державами; 6) имеет право на уважение своего суверенитета, на признание и гарантию сво­его постоянно нейтрального статуса; 7) имеет право участво­вать в международных организациях, в частности в ООН и ее специализированных учреждениях; 8) имеет право участ­вовать в экономических санкциях организации коллективной безопасности против агрессора; 9) имеет .право иметь армию и военные укрепления, необходимые для самообороны, но не может иметь на вооружении средства массового уничтожения, в частности ядерное оружие; 10) имеет право заключать двусторонние договоры об оборонительном союзе, предусмат­ривающие отпор агрессору, есл« он совершает нападение через территорию постоянно нейтрального государства; 11) имеет право на индивидуальную или коллективную само­оборону, если его нейтралитет будет нарушен.

    Эти права и обязанности присущи постоянно нейтральному государству независимо от способа установления его статуса.

    § 3. Оформление постоянного нейтралитета и его гарантия

    В настоящее время существует два способа юридического установления постоянного нейтралитета государства:

    1)  заключение международного договора о постоянном нейтралитете;

    2)  принятие закона о постоянном нейтралитете, признан­ном другими государствами.

    Первым способом установлен постоянный нейтралитет Швейцарии, Австрии, Лаоса.

    В XIX в. договорным путем оформлялся также нейтрали­тет Бельгии и Люксембурга.

    Соглашение о постоянном нейтралитете должно соответ­ствовать воле государства, которое будет иметь этот статус. Недопустимо навязывание постоянного нейтралитета государ­ству, не желающему его принять. История показала, что на­вязанный нейтралитет, например, нейтралитет Люксембурга, не был прочным. И наоборот, добровольный характер нейтра­литета способствовал его стабильности. Именно таким явля­ется постоянный нейтралитет Австрии. «Австрийский парла­мент... добровольно и без всякого принуждения принял реше­ние о своем нейтралитете», — заявил Федеральный канцлер Австрии [55].

    Международная практика показывает, что некоторые по­стоянно нейтральные государства непосредственно не участво­вали в договоре о своем статусе. Швейцария не участвовала в подписании «акта признания.и гарантии» своего нейтрали­тета от 8(20) ноября 1815 г. Его подписали лишь великие державы. Это давало повод иным юристам говорить, что про­ведение политики нейтралитета Швейцарии зависит от ее соб­ственного усмотрения.

    Встает вопрос об обязательности для третьих государств тех постановлений, которые содержатся в договоре о постоян­ном нейтралитете, если данные государства, в частности Швейцария, не были их участниками. В связи с этим пред­ставляют большой интерес материалы Комиссии международ­ного права ООН, работавшей на своей XVI сессии над вопро­сом о праве договоров. Комиссия рассмотрела, в частности, статьи, касающиеся значения договора для третьих сторон. Комиссия подчеркнула, что исходя из принципа суверенитета государств договор не создает ни прав, ни обязательств для третьих стран, т. е. без согласия государства на него нельзя наложить каких-либо обязательств и предоставить ему какие- либо права. В дискуссии, развернувшейся в комиссии в связи с конкретным вопросом о правах и обязательствах третьих государств, югославский ученый М. Бартош, юрист из Ирака М. К. Яссин, бразилец Г. Амадо, финн Э. Кастрен и другие члены комиссии развивали мысль о том, что договор опреде­ленных сторон не может содержать обязательств, которые
    юридически связывают третьи государства55. Члены комис­сии, например, испанский ученый А. Луна, отмечали, что спе­циальный докладчик не смог привести ни одного примера до­говора, создающего обязательства для третьего государства без учета воли последнего. А. Луна сказал, что он сам не знает ни одного подобного примера. Другой член комиссии, польский юрист М. Ляхе, в своем выступлении назвал лишь один случай, когда договор может налагать обязательства на третье государство без его согласия — такие обязательства могут налагаться на государство-агрессора, развязавшего аг­рессивную войну 56.

    О правах же, которые предоставляются третьему государ­ству договором, здесь нет единого мнения. Так, специальные докладчики комиссии по праву договоров, в том числе англий­ский горист X. Уолдок, считают, что договор может создавать определенные права в пользу третьего государства. С другой стороны, такие юристы, как Руссо и Макнейр, придерживают­ся мнения, что договор сам по себе не создает прав для третьего государства57.

    По нашему мнению, международный договор не создает прав и обязанностей для третьего государства без его на то согласия. Весьма убедительными были выступления в Комис­сии международного права ООН ее члена, советского юри­ста Г. И. Тункина. Он указал, что основой всех норм между­народного права является соглашение государств. Поэтому неправильно было бы утверждать, что обязательства третьего государства имеют своим источником договор, в котором данное государство не принимает участия. В соответствии с принципами равенства государств одни государства не могут создавать международноправовых норм, обязательств . для других.

    Далее Г. И. Тункин сказал: «Если предмет договора за­трагивает законные интересы государства, то такое государ­ство должно быть приглашено на конференцию, разрабаты­вающую договор.., права и обязательства создаются согла­шением третьего государства с первоначальными участниками договора»58. Таким образом, источником прав и обязанностей третьего государства является дополнительное соглашение.

    Дискуссия в Комиссии международного права ООН при­вела к принятию нескольких статей, касающихся значения

    65 «Yearbook of the International Law Commission. 1964. Summary Re­cords oi the Sixteenth Session. 11 May—-24 July 1964» Vol. I, New York, 1965, p. 64—65.

    56    Там же, стр. 70, 79—80.

    57    См.: Г. И. Тункин, Б. Н. Нечаев. Право договоров на XVI сес­сии Комиссии международного права ООН. «Советское государство и пра­во»,. 1965. № 3, стр. 74.

    56 «Yearbook of the International Law Commission», op. cit., p.p. 71. 85.

    договора для третьих государств (статьи 59—61 «Проекта; статей то праву договоров»). Они гласят, что для государст­ва, которое не является стороной в договоре, могут возник­нуть обязательства и права, если оно явно или молчаливо вы­разило свое согласие, что будет связано с этими обязательст­вами или согласно принять права. Б случае, если такое обя­зательство или право возникло для государства, не являюще­гося стороной в договоре, соответствующее положение дого­вора не может быть отменено или изменено без его согласия.

    Исходя из вышесказанного следует анализировать и поли­тику нейтралитета Швейцарии, которая, как уже говорилось, не участвовала в договоре великих держав 8 (20) ноября 1815 г. о своем статусе. Но, как известно, швейцарский сейм

    27   мая 1815 г. поддержал «Декларацию о делах Гельветиче­ского Союза»; принятую Венским конгрессом еще 20 марта- 1815 г. В этой декларации великие державы признава­ли .необходимость установления статуса постоянного нейтра­литета Швейцарии. Признание и .гарантия постоянно нейтрального статуса Швейцарии окончательно была под­тверждена актом Австрии, Франции, Великобритании, Рос­сии, Португалии и Пруссии от 8 (20) ноября 1815 г. Таким образом, имеется непосредственная связь между названными документами. Швейцария актом от 27 мая 1815 г. явно выразила свое согласие с тем, что будет связана с обязательствами, вытекающими из договора о ее постоянном нейтралитете, и примет соответствующие права. Следовательно, -налицо дополнительное соглашение Швейцарии с названными участниками договора о ее посто­янном -нейтралитете. Это соглашение соответствует воле швей­царского народа, закрепляет исторические традиции политики нейтралитета Швейцарии.

    Практика показывает, что, как правило, постоянно ней­тральные государства являются участниками договора о своем статусе. Договор о постоянном нейтралитете может быть многосторонним. Например, декларацию о нейтрали­тете Лаоса от 23 июля 1962 г. и протокол к ней подписали четырнадцать государств, включая Лаос. Однако возможно достижение договоренности о постоянном нейтралитете ка­кого-либо государства в двустороннем соглашении. Так, в советско-австрийском меморандуме 15 апреля 1955 г. было установлено, что Австрия станет постоянно нейтральной.

    Соглашение о постоянном нейтралитете устанавливает взаимные права и обязанности между постоянно нейтраль­ным государством и другими участниками договора. Здесь воли сторон находятся в тесной связи и взаимозависимости. Недопустимо, чтобы постоянно нейтральное государство име­ло только обязанности, а его контрагенты — права. В то же

    40
    время неверно считать, что постоянно нейтральное государ- ство несет «тяготы нейтралитета».

    Постоянный. нейтралитет представляет собой «совокуп­ность особых прав и обязанностей постоянно нейтрального государства, ...которым соответствуют права и обязанности государств, признающих или гарантирующих его постоянный нейтралитет»[56].

    Взаимность прав и обязанностей государств — участников соглашения о постоянном нейтралитете вытекала, например, из ст. 3 «Общего договора мира и дружбы», заключенного 20 декабря 1907 г. пятью центральноамериканскими респуб­ликами относительно постоянно нейтрального статуса Гон­дураса: «Гондурас объявляет теперь о своем абсолютном нейтралитете в случае любого конфликта между другими республиками; и последние в свою очередь обеспечат, чтобы, такой нейтралитет соблюдался, берут на себя обязательство уважать его и не вторгаться на территорию Гондураса»[57].

    Более детально права и обязанности сторон определены в Декларации о нейтралитете Лаоса от 23 июля 1962 г. и в протоколе к ней. Согласно этим документам, правительство- Лаоса берет обязательства: проводить в жизнь пять принци­пов мирного сосуществования; защищать свой суверенитет и нейтралитет; не прибегать к применению силы или к угрозе применения силы; -не участвовать ни в каких военных союзах; не допускать каких-либо иностранных военных баз на своей, территории; не допускать иностранного вмешательства во- внутренние дела Лаоса; не признавать защиты со стороны ка­кого-либо союза или военной коалиции, включая СЕАТО; соб­людать договоры и соглашения, которые были подписаны в соответствии с волей лаосского народа, политикой мира и ней­тралитета, и ряд других. В свою очередь другие участники со­глашения берут обязательства: уважать и соблюдать суверени­тет, независимость, нейтралитет, единство и .территориальную целостность Лаоса и не совершать каких-либо действий, нано­сящих суверенитету и нейтралитету ущерба; не прибегать к силе или угрозе силой в отношении Лаоса; воздерживаться от всякого вмешательства в его внутренние дела; не сопровож­дать условиями политического характера любую помощь, ко­торую они могут предложить Лаосу; -не втягивать Лаос ни в. какие военные союзы, а также в любые другие соглашения, которые несовместимы с его нейтралитетом; уважать жела­ние Лаоса не признавать защиты со стороны какого-либо
    союза или военной коалиции, включая СЕАТО; не вводить в Лаос и не способствовать вводу любых иностранных войск или военного персонала; не создавать в Лаосе и не способ­ствовать созданию любых иностранных военных баз и дру­гих военных соорз?жений; не использовать территорию Лао­са для вмешательства во внутренние дела других стран; не использовать территорию любой страны для вмешательства во внутренние дела Лаоса и т. п. Важнейшими обязательст­вами здесь являются обязательство Лаоса не участвовать в военных союзах и не допускать создания иностранных во­енных баз на своей территории и соответствующее обяза­тельство других участников договора — не вовлекать Лаос в военные союзы и не создавать на его территории военные ба­зы. Следует отметить, что договор о постоянном нейтралитете может содержать также положения о ликвидации на террито­рии постоянно нейтрального государства существовавших к моменту подписания договора иностранных военных баз и вы­воде иностранных войск или же положения о демилитариза­ции этого государства. Так, Декларация о нейтралитете Лаоса и ст. 2 и 5 протокола к Декларации о нейтралитете предусматривают вывод из Лаоса всех иностранных войск и передачу правительству Лаоса французских военных соору­жений. Ст. 3 Лондонского договора от 11 мая 1867 г. о посто­янном нейтралитете Люксембурга устанавливала: поскольку Люксембург нейтрализован, то сохранение или создание воен­ных укреплений на его территории становится ненужным.

    Особенностью договора о постоянном нейтралитете явля­ется то, что он бессрочен, заключается «на вечные времена», а не на период одной или нескольких войн.. Поэтому иногда его называют «всегдашним», «вечным», «принципиальным» И т. д.

    Если постоянный нейтралитет нарушен агрессором, то это еще не означает, что договор о нем перестает действо­вать. Но нередко после коренного изменения международ­ной обстановки ставился вопрос об отмене постоянного ней­тралитета государства. Так было с Бельгией и Люксембур­гом после первой мировой войны. Империалистические дер­жавы не считались с волей этих стран и исходили из своих интересов.

    Однако принцип суверенного равенства государств тре­бует при решении вопроса об отмене договора о постоянном нейтралитете явного согласия на это всех участников согла­шения, и эта точка зрения является общепризнанной. Само постоянно нейтральное государство может в одностороннем порядке объявить о продолжении политики нейтралитета после отмены договора о постоянном нейтралитете.

    Если договор о постоянном нейтралитете не отменен, то
    его положения обязательны для всех участников соглаше­ния. Недопустим отказ одного из участников многосторон­него соглашения о постоянном нейтралитете от своих обя­зательств.

    Таким образом, установление постоянного нейтралитета государства путем заключения международного договора создает взаимные права и обязанности участников соглаше­ния. Третьи державы не должны нарушать статус такого го­сударства.

    Другим способом установления постоянного нейтралите­та является принятие государством закона о постоянном нейтралитете при признании его со стороны других держав. В этом случае имеется лишь одностороннее волеизъявление государства не участвовать в войнах, а в мирное время про­водить политику, которая препятствует втягиванию в войну. Известно, что некоторые государства в течение длительного времени не участвовали в войнах и не вступали в военные блоки в мирное время, даже не принимая закона о постоян­ном нейтралитете. Таким государством в настоящее время является Швеция.

    Государство имеет право, вытекающее из его суверени­тета, не входить в военные блоки и не участвовать в вой­нах третьих государств, никак юридически не оформив эту позицию, т. е. не участвуя в договоре о своем постоянном нейтралитете и не принимая на этот счет никаких внутрен­них законов. А. М. Ладыженский называет в связи с этим отдельные страны, например, Швецию, «фактически посто­янно нейтральными», правовой статус которых «ничем не отличается от правового статуса не нейтрального государст­ва»6’. Однако к праву Швеции быть постоянно нейтральной не присоединена такая же обязанность. Несколько иначе обстоит дело в отношении государств, в которых приняты законы о постоянном нейтралитете. В настоящее время име­ются два таких государства: Австрия и Камбоджа.

    Так, закон о постоянном нейтралитете принят 26 октяб­ря 1955 г. парламентом Австрии. В нем говорится, что «Авст­рия добровольно заявляет о своем постоянном нейтралите­те» и «в будущем не будет вступать ни в какие военные союзы и не будет допускать создания военных опорных пунктов чужих государств на своей территории» 62.

    В Камбодже 11 сентября 1957 г. тоже был принят закон

    C1 А. Н. Ладыженский. Постоянно нейтральные государства и борьба за упрочение мира (в связи с нейтралитетом Австрии). Научная конференция, посвященная отдельным вопросам советской правовой науки в свете решений XX съезда КПСС. Тезисы докладов. Ростов-на-Дону,

    1956,    стр. 22.

    2     «Известия», 28 октября 1955 г.

    о постоянном нейтралитете. Делегат Камбоджи на двенадца­той сессии Генеральной Ассамблеи ООН сделал также заяв­ление о том, что «...Камбоджа желает жить в дружбе и со­трудничестве со всеми странами и не намерена участвовать ни в каких военных блоках и союзах...» fi3.

    На XVIII сессии Генеральной Ассамблеи он огласил сле­дующий пункт конституции этого государства: «Королевство- Камбоджа является нейтральной страной. Оно воздержива­ется от какого-либо военного или идеологического союза с иностранными державами. Оно не предпримет агрессии про­тив какого-либо иностранного государства» [58].

    Многие юристы отрицают возможность установления нейтралитета таким путем, так как, по их мнению, государ­ства в этом случае не в состоянии добиться уважения своего статуса. Сторонниками договорного оформления постоянно­го нейтралитета из русских юристов были Б. Нольде[59] и А. Нерсесов[60], из советских ученых можно назвать Б. В. Га- нюшкина аг. Сторонники этой точки зрения имеются и за ру­бежом. Так, Грехем называет нейтралитет, оформленный в одностороннем порядке, добровольно принятой политикой, которая имеет лишь моральную ценность[61].

    Как известно, принятие законов составляет исключитель­ную компетенцию государства. Принятие закона о постоян­ном нейтралитете не составляет исключения и является пра­вом государства. Американский юрист Стеварт Робинсон пи­шет, например, что «любое государство может по собствен­ному желанию объявить себя постоянно нейтральным...» [62]. Но встает вопрос о юридической силе закона о постоянном ней­тралитете для других государств. Одностороннее волеизъявле­ние государства быть постоянно нейтральным само по себе не создает соответствующих обязательств со стороны других государств. Подобное внутреннее волеизъявление порождает обязательства только для государства, его принявшего. Для других государств оно не имеет обязывающей силы до того момента, пока ими не признано. Еще Ф. Лист писал, что по­стоянный нейтралитет связывает и те государства, которые не участвовали в его установлении, но открыто или молчаливо выразили согласие с ним [63].

    Советский юрист Г. Е. Жвания полагает, что молчаливое признание конституционного акта о нейтралитете другими странами создает такой же статус постоянного нейтралитета, как и заключение соответствующего договора[64]. Этим самым он присоединяется к мнению М. Ф. Мартенса, который писал, что одностороннее заявление о постоянном нейтралитете сле­дует уважать так же, как если бы он. был гарантирован ве­ликими державами[65].

    VII Конгресс Международной Ассоциации юристов-демо- кратов признал, что постоянный нейтралитет может быть ус­тановлен односторонней декларацией, которая создает права и обязанности «как для нейтрального государства, так и для государств, которые признают это государство и устанавли­вают с ним дипломатические отношения»[66].

    Тосударства, признающие постоянный нейтралитет, установ­ленный в одностороннем порядке, обязуются тем самым ува­жать его. Они не должны втягивать такое государство в военные блоки, а во время войны должны соблюдать в отно­шении него обязательства, предусмотренные международны­ми соглашениями о нейтралитете во время войны. Во время войны положение постоянно нейтрального государства, объя­вившего о своем статусе в одностороннем порядке, фактиче­ски не отличается от положения государства, декларировав­шего нейтралитет в конкретной войне. Воюющие обязаны уважать такой нейтралитет независимо от того, каким спо­собом он оформлен: путем декларации о нейтралитете или закона о постоянном нейтралитете. Сложнее обстоит . дело именно в мирное время, когда у других государств нет юри­дической обязанности уважать данный нейтралитет, если он не признан и не гарантирован. Однако признание и гарантия постоянного нейтралитета не являются условием его существо­вания. Государства, установившие нейтралитет в односторон­нем порядке, могут осуществлять его без признания или га­рантии со стороны других государств. Это затрудняет осуще­ствление нейтралитета, поэтому не является желательным. Интересы мирного сосуществования требуют признания по­стоянного нейтралитета. Признающие постоянный нейтралитет
    государства могут уточнить с принявшим этот статус взаим­ные права и обязанности на основе принципов мирного со­существования. Со своей стороны постоянно нейтральное го­сударство обязано строго придерживаться всех правил, отно­сящихся к постоянному нейтралитету, и не нарушать их. Недопустимо, когда государство, которое приняло закон о постоянном нейтралитете и статус которого признается, вступает в военные союзы или иными способами становится на путь, противоречащий его статусу/

    Признание постоянного нейтралитета государства укреп­ляет его положение на международной арене, способствует укреплению мира. Именно эту цель преследует признание Советским Союзом нейтралитета Камбоджи, содержащееся в заявлении Советского правительства от 5 июля 1966 г.

    В нем, в частности, сказано: «Правительство Советского Союза заявляет, что оно признает и уважает независимость, нейтралитет и территориальную целостность Камбоджи. Со­ветское правительство убеждено, что если все государства бу­дут уважать независимость, нейтралитет и территориальную целостность суверенного государства Камбоджа, будут воз­держиваться от всяких актов агрессии или насилия в отно­шении этой страны, то это не только будет соответствовать Женевским соглашениям, международному праву, но и явит­ся важным вкладом в дело укрепления всеобщего мира»[67].

    Признание нейтралитета государства, установившего свой статус в.одностороннем порядке, дает возможность требовать от него выполнения дополнительных обязанностей по сравне­нию с теми, которые несет государство, проводящее поли­тику позитивного нейтралитета.

    Государства, оформившие свой нейтралитет в односторон­нем порядке, расширяют зону мира, в которую, как известно, входят многие государства, проводящие политику позитивно­го нейтралитета. Но между'•-правами и обязанностями по­стоянно нейтрального государства, оформившего свой статус в одностороннем порядке, и государства, стоящего на нейтра­листских позициях, есть сходство и вместе с тем определен­ное различие. Сходство заключается в том, что в мирное время как те, так и другие страны не участвуют в военных блоках и не предоставляют свою территорию под иностран­ные военные базы. Разница же состоит в том, что постоянно нейтральное государство обязано во время войны остаться нейтральным,-в то время как у государства, проводящего политику позитивного нейтралитета, такой обязанности не существует. Таким образом, положение государства, объя­вившего о своем нейтралитете в одностороннем порядке, сов- падает с положением государства, придерживающегося поли­
    тики позитивного нейтралитета, в дни мира, но различается во время войны.

    Современная практика показывает, что государства, при­нявшие законы о постоянном нейтралитете, стремятся офор­мить или предварительно оформляют свой статус также и путем подписания международного договора.'Так, Камбоджа уже несколько раз выдвигала предложение заключить между­народный договор о признании и гарантии ее постоянного нейтралитета. Договор до сих пор не подписан только по вине некоторых империалистических держав. Постоянно нейтраль­ный статус другого государства — Австрии оформлен не толь­ко соответствующим законом, но и международным согла­шением.

    В связи со своеобразным способом принятия Австрией своего статуса, в юридической литературе идут споры о том, что является основой австрийского нейтралитета: односторон­нее волеизъявление или -международное согл-ашение. Так, .со­ветский ученый Г. Е. Жвания видит основу нейтралитета Ав­стрии во внутригосударственном законе, который по своему характеру имеет международное значение[68]. Немецкий юрист Е. Буш считает, что так как австрийский нейтралитет оформ­лен внутригосударственным законом, то Австрия в лице свое­го законодательного органа может свободно отказаться в одностороннем порядке от постоянного нейтралитета[69]. По мнению американца Кунца, статус постоянного нейтралитета Австрии складывается из трех элементов: внутреннего зако­на о нейтралитете, смысл которого заключается в том, чтобы подчеркнуть, что статус постоянного нейтралитета Австрия приняла по собственному желанию; Московского меморанду­ма, который обязал Австрию принять закон о нейтралитете, а последний обязывает Австрию в отношении Советского Сою­за и не может быть изменен или отменен без согласия СССР; признания постоянными членами Совета Безопасности ООН и другими государствами австрийского постоянного нейтрали­тета, что имеет международное юридическое значение[70].

    По нашему мнению, обязательство Австрии принять ста­тус постоянного нейтралитета вытекает как из международ­ного соглашения, так и закона о постоянном нейтралитете Австрии. Международным соглашением является советско- австрийский меморандум от 15 апреля 1955 г. В этом догово­ре Советский Союз согласился признать и гарантировать со
    своей стороны неприкосновенность территории Австрии п ее целостность. Правда, этот договор является двусторонним, но в международном праве нет нормы, которая ставила бы со­здание постоянного нейтралитета в зависимость от количе­ства договаривающихся об этом государств. Вместе с тем со­глашение обязывает Австрию обратиться к другим великим державам с просьбой гарантировать ее статус.

    Обязательство Австрии быть постоянно нейтральной под­крепляется внутренним актом — законом о нейтралитете[71].

    Принятие этого закона было обусловлено содержанием со­ветско-австрийского меморандума от 15 апреля 1955 г. Та­ким образом, постоянный нейтралитет Австрии юридически оформлен как международным соглашением, так и внутрен­ним законом. Эти акты порожда£от взаимные права и обязан­ности между Австрией и признающими ее статус государства­ми. Федеральный канцлер Австрии в одном из выступлений подчеркнул, что ее статус носит международноправовой ха­рактер. Он сказал: «Мы сознаем, что... взяли на себя важное международное обязательство. Мы ожидаем от всех госу­дарств, в особенности от всех великих держав, что они этот нейтралитет будут уважать и будут считаться с ним»[72].

    Другим государством, которое оформило свой постоянный нейтралитет как односторонним актом, так и международным соглашением, является Лаос. Лаос опубликовал два односто­ронних заявления о политике нейтралитета: на Женевском совещании по Индокитаю в 1954 г. и заявление о нейтрали­тете от 9 июля 1962 г. Последнее заявление было включено в текст международного политического договора--Деклара­ции о нейтралитете Лаоса от 23 июля 1962 г. в качестве ее составной части. В Декларации о нейтралитете Лаоса прямо говорится: «Настоящая декларация вступает в силу с момен­та ее подписания и вместе с заявлением королевского прави­тельства Лаоса о нейтралитете Лаоса от 9 июля 1962 г. рас­сматривается как международное соглашение». Более того, Декларация о нейтралитете Лаоса от 23 июля 1962 г. пред­усматривает, что это «заявление королевского правительства

    Лаоса о нейтралитете будет оформлено в. конституционном порядке и будет иметь силу закона». Таким образом, постоян­ный нейтралитет Лаоса юридически закрепляется договором и законом.

    Как уже говорилось, постоянный нейтралитет государства независимо от того, как он оформлен, нуждается в признании и гарантии, других государств. В настоящее.время можно наз- вать несколько способов признания постоянного нейтралитета.

    Во-первых, самым распространенным способом является признание постоянного нейтралитета молчаливо или при по­мощи односторонней декларации. Таким путем многие госу­дарства признали постоянный нейтралитет Швейцарии, Кам­боджи, Австрии, Лаоса. Например, Социалистическая Респуб­лика Румыния специальным заявлением признала в декабре 1955 г. постоянный нейтралитет Австрии.

    Во-вторых, постоянный нейтралитет государства может быть признан при помощи заключения между заинтересован­ными сторонами международного договора. Признание нейтра­литета может содержаться или в договоре об установлении постоянно нейтрального статуса какого-либо государства или в особом соглашении о признании постоянного нейтрали­тета, подписанном на специально созванной для этой цели конференции.

    Примером первого случая является Декларация о нейтра­литете Лаоса от 23 июля 1962 г., в ст. 1 которой подписавшие ее государства торжественно заявляют, что «они признают, будут уважать и всячески соблюдать суверенитет, независи­мость, нейтралитет, единство и территориальную целостность Королевства Лаос». Ст. 3 Декларации о нейтралитете Лаоса содержит призыв ко всем другим государствам признавать, уважать к всячески соблюдать его суверенитет, независи­мость, нейтралитет, единство и территориальную целост­ность. Все другие государства обязаны «воздерживаться от любых действий, несовместимых с этими принципами или другими положениями настоящей декларации».

    Разница между обязательствами участников соглашений по Лаосу и обязательствами в отношении Лаоса других госу­дарств заключается в том, что первые не только признают, но и практически обеспечивают нейтралитет Лаоса, а также несут ряд дополнительных обязанностей (не втягивать Лаос в военные союзы, вывести из Лаоса свои войска, освободить военнопленных и лиц, интернированных во время военных действий в Лаосе, и т. д.).

    Постоянный нейтралитет Швейцарии, Бельгии и Люксем­бурга был также признан участниками международных со­глашений об установлении их постоянно нейтрального ста­туса.

    4                                                                                                                                                                                                Зак. 855           49

    Другой путь признания нейтралитета указан, например, в предложении Камбоджи: созвать международную конфе­ренцию, участники которой в специальной декларации и про­токоле о нейтралитете Камбоджи признают ее постоянный нейтралитет[73]. Позднее Камбоджа решила представить на подпись заинтересованным сторонам проект декларации о- признании нейтралитета и территориальной целостности Кам­боджи с приложением карты границ. Эту декларацию заин­тересованные стороны должны одобрить -каждая в отдель­ности.

    В-третьих, на предварительных переговорах между заин­тересованными государствами может быть достигнута догово­ренность о признании статуса постоянного нейтралитета, ес­ли данное государство примет его в будущем. Например, во время переговоров в апреле 1955 г. в Москве между прави­тельственными делегациями Советского Союза и Австрийской Республики по вопросу заключения Австрийского Государ­ственного договора была достигнута договоренность о том, что Австрия установит статус постоянного нейтралитета, при­нимая во внимание заявление Советского Союза о признании её нейтралитета. На совещании министров иностранных дел четырех держав в Вене 14 мая 1955 г. представители за­падных держав поддержали намерение Австрии придержи­ваться постоянного нейтралитета. Было условлено, что Ав­стрия представит совещанию проект декларации о нейтралите­те, а СССР — проект заявления четырех держав об уважении ее статуса. После того как Австрийский парламент 26 октяб­ря 1955 г. принял закон о постоянном нейтралитете, четыре великие державы — СССР, США, Англия и Франция первыми признали постоянно нейтральный статус этого государства.

    В-четвертых, признанием постоянного нейтралитета госу­дарства может являться факт использования его услуг в ряде, действий ООН. Например, Швейцария как нейтральное госу­дарство использовалась ООН в деле урегулирования Суэцко­го кризиса 1956 г.; она является членом комиссии нейтраль­ных стран по наблюдению за перемирием в Корее.

    Следовательно, постоянный нейтралитет одного государ­ства может быть признан различными способами.

    Для обеспечения постоянного нейтралитета требуется не только его признание, но и гарантия.

    Сущность гарантии постоянного нейтралитета государ­ства со стороны других стран сводится к тому, что последние должны уважать и не нарушать его, а также принимать меры защиты в случае угрозы нарушения или прямого нарушения постоянного нейтралитета. Между признанием и гарантией
    постоянного нейтралитета имеется различие, заключающееся в том, что у признающего постоянный нейтралитет государ­ства нет правовой обязанности выступить против нарушителя постоянного нейтралитета. Признающее государство лишь обязано воздерживаться от нарушения постоянного нейтра­литета и не содействовать его нарушению. Признание посто­янного нейтралитета порождает более узкий круг прав и обя­занностей в отношениях между постоянно .нейтральным госу­дарством и признающей его статус державой по сравнению с правами и обязанностями, вытекающими из гарантии посто­янного нейтралитета. О различии гарантий нейтралитета и его признания пишут некоторые авторы. Так, Ациоли, согла­шаясь с Фошилем, указывает, что признание постоянного ней­тралитета содержит в себе лишь обязательство не нарушать его[74].

    Таким образом, гарантия постоянного нейтралитета пред­полагает обязанность гарантов «заставлять признавать посто­янный нейтралитет». На эту их обязанность указывают мно­гие юристы[75]. Кроме того, гарантия предполагает защиту су­веренитета, территориальной неприкосновенности постоянно нейтрального государства. Для восстановления нейтралитета гаранты могут применять меры как военного, так и невоен­ного характера. Санкции, применяемые против агрессора, пе­речислены в статьях 41, 42 Устава Организации Объединен­ных Наций. Задача, взятая на себя гарантами, может быть выполнена только при их добросовестном отношении к своим обязанностям — юридических санкций против гарантов не су­ществует. Все это говорит о том, что гарантийные обязатель­ства носят активный характер.

    Гаранты должны выступать для защиты постоянного ней­тралитета лишь при действительном наступлении обстоя­тельств, свидетельствующих о нарушении нейтралитета. Не­допустимы ссылки на обязательства гарантии нейтралитета для вмешательства во внутренние дела других государств или вооруженного нападения на «подозреваемое» в наруше­нии нейтралитета государство.

    Гарантия должна исполняться в случае, если имеется со­ответствующая просьба постоянно нейтрального государ­ства, —оно имеет право требовать помощи от своих гарантов.

    Согласно международному праву гарантами могут быть одно или группа государств или международная организация. Что касается государств, то, несомненно, гарантами нейтрали­
    тета должны быть в первую очередь великие державы: Совет­ский Союз, США, Англия, Франция, Китай и другие. Именно от взаимоотношений великих держав, в первую очередь СССР и США, зависит развитие международной обстановки. Со­гласованные действия великих держав в деле укрепления ми­ра способствуют'в то же время укреплению безопасности по­стоянно нейтральных государств.

    Кроме великих держав, гарантами постоянного нейтрали­тета могут быть и другие государства. В -этом отношении ин­тересен вопрос о гарантии постоянного нейтралитета Кам­боджи. Здесь гарантами могут выступить 14 государств, ко­торые участвовали в международном совещании по урегули­рованию лаосского вопроса в июле 1962 г.63 Сама Камбод­жа согласна на гарантию этих государств.

    Как уже говорилось, гарантом постоянного нейтралитета государства может выступать также международная органи­зация. В настоящее время гарантом нейтралитет,'! могла бы быть Организация Объединенных Наций. Но у нее сейчас нет специальной обязанности защищать постоянный нейтралитет какого-либо конкретного государства или постоянный нейтра­литет всех государств вообще. Известно, что организация коллективной безопасности, подобная ООН, применяет санк­ции против агрессора согласно своему Уставу. Не исключено, что жертвой агрессора может оказаться постоянно нейтраль­ное государство. — член ООН. Применяя санкции против агрес­сора, ООН окажет таким путем постоянно нейтральному госу­дарству помощь. Лишь в этом случае определенные гарантии безопасности постоянно нейтрального государства, как и дру­гих членов ООН, заложены в самом Уставе ООН. Известно также, что Версальский мирный договор, создавший Лигу Нации, «был гарантийным договором мирового масштаба». Устав Лиги Наций создавал «общие рамки для всеобщей взаимной безопасности» sf. Эти гарантии, однако, в силу по­рочности самого Устава не были осуществлены.

    К сожалению, и ООН не всегда последовательно ведет борьбу с агрессором. Но и у Лиги Наций, как и у ООН, не было специальной обязанности защиты постоянного нейтрали­тета государств. В свое время представитель СССР в Лиге Наций М. М. Литвинов отмечал, что «...защита нейтралитета Швейцарии отнюдь не входит в обязанности Лиги. Нейтрали-.

    тет Швейцарии гарантируется другими международными до­говорами, которые остаются в силе...»[76].

    Для установления обязанностей гарантии постоянного ней­тралитета государства со стороны других держав или между­народной организации требуется заключение, международно­го договора. Такой договор, например, необходим для обе­спечения постоянного нейтралитета государства, оформивше­го его в одностороннем порядке. Договор может быть выра­ботан и подписан на специальной международной конферен­ции заинтересованных государств. Он может содержать статьи: 1) о признании постоянного нейтралитета; 2) об офи­циальной гарантии его; 3) о гарантии территориальной це­лостности постоянно нейтрального государства. Именно та­кие пункты предлагает включить Камбоджа в многосторон­ний договор о гарантии ее постоянного нейтралитета[77].

    Гарантии постоянного нейтралитета могут, далее, содер­жаться непосредственно в самом договоре о постоянном ней­тралитете государства. Так, великие державы, подписавшие многосторонние договоры о постоянном нейтралитете Швей­царии, Бельгии и Люксембурга, одновременно брали обяза­тельство защиты нейтралитета этих государств.

    В некоторых многосторонних договорах, устанавливающих постоянный нейтралитет государства, отсутствует термин «га­рантия нейтралитета», но предусмотрены некоторые совмест­ные действия по обеспечению нейтралитета подписавшими такой договор государствами. В этом отношении интересны документы Женевского совещания 1962 г. по Лаосу. Можно привести несколько положений относительно обязательств обеспечивать нейтралитет Лаоса государствами, подписав­шими документы Женевского совещания.

    Как уже говорилось, одним из признаков гарантии посто­янного нейтралитета является обязательство участников со­глашения о нем «заставлять уважать» этот нейтралитет. В за­явлении королевского правительства Лаоса о нейтралитете, являющемся частью Декларации о нейтралитете Лаоса от 23 июля 1962 г., в п. 2 указано, что «воля лаосского народа выражается в том, чтобы защищать и заставить уважать суверенитет, независимость, нейтралитет, единство и террито­риальную целостность Лаоса». В Декларации участники со­глашения торжественно заявляют, что они признают эти стремления Лаоса и будут уважать и соблюдать его нейтра­литет. Следовательно, все участники Декларации согласны
    «заставить уважать» принципы политики, провозглашенные Лаосом.

    Статья 4 Декларации о нейтралитете Лаоса от 23 июля 1962 г. предусматривает, что в случае нарушения или возник­новения угрозы нарушения суверенитета, независимости, ней­тралитета, единства и территориальной целостности Королев­ства Лаос стороны обязуются «провести совместные консуль­тации с королевским правительством Лаоса н между собой для того, чтобы рассмотреть меры, которые могли бы ока­заться необходимыми для обеспечения соблюдения этих прин­ципов и других положений настоящей Декларации». Следо­вательно, если нарушается нейтралитет Лаоса, 13 государств обязаны на основе договора провести консультации и выра­ботать меры для обеспечения этого нейтралитета. По услови­ям договора, меры по защите нейтралитета вырабатываются коллективно. Они не только направлены на защиту нейтра­литета Лаоса,, но также должны обеспечить его суверенитет, единство и территориальную целостность. 13 государств от­ветственны, таким образом, за статус Лаоса. Это подтвердил и король Лаоса в одном из своих выступлений[78].

    Далее, Женевские соглашения 1962 г. по Лаосу утвердили органы по контролю за исполнением постановлений о Лаосе.

    Во-первых, ими являются два председателя совещания по урегулированию лаосского вопроса 1961 —1962 гг. и их пре­емники соответственно на посту министров иностранных дел СССР и Англии. Они на основе ст. 8 Протокола к Деклара­ции о нейтралитете Лаоса от 23 июля 1962 г. осуществляют наблюдение за выполнением данного протокола и декларации. Некоторые авторы, например, Д. Цизак и К. Саланс, называ­ют это правомочие самой важной функцией сопредседателей, которая означает, что СССР и Англия должны предпринимать меры, чтобы Женевские соглашения выполнялись всеми их участникамиss.

    Два председателя обязаны постоянно давать информацию участникам совещания и в случае необходимости консульти­роваться с ними.

    Другим постоянным органом является международная ко­миссия по наблюдению и контролю в Лаосе. Она создана еще в 1954 г. на основе Женевских соглашений 1954 г. и со­стоит из представителей Индии, Канады и Польши. По ст. 14 Протокола к: Декларации о нейтралитете Лаоса от 23 июля 1962 г. комиссия действует как единый орган международно­го совещания по Лаосу 1961 — 1962 гг. Комиссия периодиче- скн составляет доклады двум председателям и сообщает им

    0  «арушении Протокола от 23 июля 1962 г. Два (председателя осуществляют общее руководство комиссией. Например, они могут обратить внимание комиссии на нарушение в ее работе принципа единогласия и согласованных действий, что важно для успешной работы комиссии[79]. Сопредседатели также мо­гут просить все стороны в Лаосе оказать комиссии помощь в ее деятельности. Комиссия ведет наблюдение и контроль за прекращением огня в Лаосе, за выводом иностранных войск из страны; расследует случаи ввода войск на территорию Лаоса; помогает правительству Лаоса по его просьбе в слу-. чаях установления факта ввоза в Лаос оружия и военных ма­териалов. Правительство Лаоса должно оказывать содействие в работе комиссии. Последняя на основе указанных в Прото­коле полномочий производит расследование его нарушений. Это делается или непосредственно ею, или при помощи ин­спекционных групп.

    Комиссия, таким образом, должна постоянно проверять исполнение соглашений по Лаосу в пределах своих функций. Этим она способствует обеспечению его статуса.

    Наконец, косвенным образом гарантия нейтралитета Лао­са подтверждается тем, что другая страна — Камбоджа офи­циально просит гарантировать ее постоянный нейтралитет тем лее кругом государств, которые подписали документы Женев­ского совещания по Лаосу 1962 г.

    Таким образом, нейтралитет Лаоса является гарантиро­ванным. Это признают как юристы[80], так и политические дея­тели. Так, делегат Камбоджи заявил на XVIII сессии Генераль­ной Ассамблеи ООН 25 сентября 1963 г.: «...соглашение, под­писанное тринадцатью державами в 1962 г., теоретически-при­знало и гарантировало нейтралитет Лаоса»[81].

    Хотя в перечисленных договорах о постоянном нейтрали­тете государств содержатся его гарантии, тем не менее меж­дународное право вовсе не требует, чтобы подписание догово­ра о постоянном нейтралитете автоматически предполагало определенные гарантии его защиты. По этому поводу среди юристов имеются различные мнения. Одни, например, Свар- лиен и Брайерли, считают, что договор о постоянном нейтра­литете обязательно Должен содержать гарантии независимо­сти данного государства и его территориальной целостности

    со стороны других держав[82]. Конечно, гарантии, содержа­щиеся в договоре о постоянном нейтралитете, являются же­лательными. Но это не означает обязательности включения гарантий в подобные договоры. Поэтому другие, например, Грехем, справедливо указывают на отсутствие связи между идеей постоянного нейтралитета государства и гарантией тер­риториальной целостности такого государства [83].

    Как известно, в документах, устанавливающих постоянный нейтралитет Австрии, нет обязательств, связанных с гаранти­ей ее нейтралитета. Нейтралитет Австрии признан многими государствами, но до сих пор не гарантирован.

    Гарантия договора о постоянном нейтралитете осущест­вляется двумя способами: индивидуально или коллективно.

    При индивидуальной гарантии государство-поручитель обязано выступить в одностороннем порядке против наруши­теля нейтралитета независимо от других гарантов. Такая га­рантия была предоставлена Швейцарии и Бельгии.

    Коллективная гарантия предполагает совместные выступ­ления всех государств-гарантов. Такой вид гарантии в 1867 г. был предоставлен Люксембургу. Однако и в этом случае, ес­ли один из гарантов откажется выставить свои силы или бу­дет не в состоянии это сделать, то это не значит, что ней­тральное государство не должно получить помощи от осталь­ных гарантов.

    В международноправовой литературе уже было отмечено, что термины «индивидуальная» и «коллективная» гарантия не являются точными: первая в точном смысле должна даваться лишь одним государством, а вторая не выражает отличия от индивидуальной гарантии, которая дается также коллективом государства [84]. В связи -с этим некоторые юристы пытались оп­ределить единое понятие гарантии постоянного нейтралитета, в котором индивидуальная и коллективная гарантии раство­рялись. Б. Э. Нольде писал: «Гарантия есть'солидарное обя­зательство, где каждый отвечает независимо от других и где для исполнения обязанностей по гарантии не требуется вовсе наличности совокупных действий всех поручителей» [85].

    По нашему мнению, необходимо различать понятия кол­лективной и индивидуальной гарантий, так как это позволяет различать методы, с помощью которых гаранты обязаны вос­становить нарушенное право. Дело в том, что индивидуальная
    гарантия может даваться не только коллективом государств, но и одним государством. Примером может служить двусто­роннее соглашение о гарантии постоянного нейтралитета, т. е. договор об оборонительном союзе, предусматривающий вступ­ление постоянно нейтрального государства совместно с дру­гой договаривающейся стороной в военные действия против агрессора, если последний совершает нападение на нее через территорию постоянно нейтрального государства[86]. Заключить двусторонний договор о гарантии постоянного нейтралитета — суверенное право контрагентов.

    Под коллективной гарантией нужно понимать именно совместное выступление гарантов против нарушителя нейтра­литета. В настоящее время такой способ восстановления по­стоянного нейтралитета является более предпочтительным. Борьба против агрессора является делом всех государств- гарантов. Обязательство совместного выступления гарантов повышает авторитет договора о постоянном нейтралитете и способствует быстрейшему восстановлению мира.

    § 4. Вопрос о совместимости обязательств постоянно нейтрального государства с обязанностями члена ООН

    В прошлом членом Лиги Наций была постоянно нейтраль­ная Швейцария. В настоящее время членами ООН являются, постоянно нейтральные Австрия и Камбоджа. Не исключено, что и в будущем ряд постоянно нейтральных государств по­желает вступить в ООН. Во всех этих случаях встает вопрос: не находятся ли обязанности постоянно нейтрального государ­ства в противоречии с обязанностями, вытекающими из член­ства в Организации Объединенных Наций? Дело в том, что участие в организации коллективной безопасности обязывает ее члена участвовать в санкциях против агрессора. Санкции предпринимаются для того, чтобы побудить нападающее госу­дарство прекратить агрессию, «они должны лишить его средств для продолжения агрессии» [87].

    Еще ст. 16 Устава Лиги Наций требовала в случае, если член Лиги прибегал к войне в нарушение Устава, оказывать поддержку другим членам Лиги при применении финансовых и экономических мер в отношении агрессора; облегчить про­ход через свою территорию сил членов Лиги, участвующих в борьбе против агрессора. Устав Лиги Наций предусматри­вал также вооруженные санкции против нарушителя мира.

    Вопрос о борьбе против агрессора решается п в Уставе ООН. В статьях 41 и 42 предусмотрены конкретные меры, ко­торые могут быть применены в случае угрозы миру, наруше­ния мира и актов агрессии. Санкции включают в себя перерыв экономических отношений, средств сообщения, разрыв дипло­матических сношений с агрессором, а также военные опера­ции. На основе ст. 43 Устава член ООН обязан предоставить в распоряжение Совета Безопасности вооруженные силы, по­мощь и соответствующие средства обслуживания, включая право прохода. «Право прохода», по Уставу ООН, нужно по­нимать так же, как -право пролета «ад территорией такого го­сударства и право использования его территориальных вод. Постоянно нейтральное государство обязано участвовать в этих мероприятиях вместе с другими членами ООН. Это вы­текает из требований Устава ООН.

    Ст. 4 Устава ООН критерием возможности участия в ООН называет необходимость принятия на себя членом ООН обя­зательств, содержащихся в Уставе, которые он может и же­лает выполнять. Правило 58 временных правил процедуры Совета Безопасности требует, чтобы в заявление государства о вступлении в ООН включалась в виде официального акта декларация о готовности его принять содержащиеся в Уставе обязательства. Следовательно, в Уставе ООН ничего не гово­рится об особых обязательствах постоянно нейтрального го­сударства-члена ООН или об исключениях для него в этом смысле. Общие для всех членов ООН обязательства должны согласно п. 2 ст. 2 Устава ООН выполняться добросовестно. Устав ООН требует от всех членов оказывать Организации всемерную помощь в проведении действий на основе Устава (п. 5 ст. 2). Согласно ст. 1 ООН должна принимать эффек­тивные коллективные меры предотвращения и подавления ак­тов агрессии или других нарушений мира. Постоянно ней­тральное государство вместе с другими членами ООН обязано «объединить... силы для поддержания международного мира и безопасности». Ст. 49 Устава ООН требует объединения чле­нов ООН для оказания взаимной помощи в проведении тех мер, о которых принято решение Совета Безопасности. В Ус­таве ООН, таким образом, не только не устанавливаются ограниченные по сравнению с другими членами ООН обяза­тельства постоянно нейтральных государств, но и не содер­жится освобождения постоянно нейтральных от участия в совместных действиях против агрессора. Более того, ст. 103 указывает, что если обязательства члена ООН по Уставу ООН придут в противоречие с его обязательствами по какому-либо международному соглашению, то преимущественную силу имеют обязательства по Уставу ООН.

    Многие юристы, анализируя Устав Лиги Наций и Устав

    ООН, приходили к выводу, что постоянный нейтралитет го­сударства несовместим с участием в этих организациях.

    При выработке Устава ООН на конференции в Сан-Фран­циско французский делегат предлагал включить в текст Уста­ва специальный пункт, по которому ни одно государство не имело бы права ссылаться на свой нейтралитет, чтобы из­бежать участия в санкциях против агрессора.

    О несовместимости нейтралитета с идеей коллективной безопасности, с Уставом ООН пишут многие 'буржуазные юристы. В частности, Г. Кельзен ссылается на п. 5 ст. 2 Устава. Он не делает исключения даже для не членов ООН, оперируя постановлениями п. 6 ст. 2 Устава ООН, где говорится, что ООН обеспечивает возможность не членам ООН действовать в соответствии с принципами ее Устава. Участие же постоянно нейтрального государства в экономиче­ских санкциях в системе коллективной безопасности, по его мне­нию, противоречит нормам международного права[88]. На п. 5 ст. 2 и п. 1 ст. 4 Устава ООН ссылается и Грив, пытаясь до­казать, что Устав ООН исключает нейтралитет. Он полагает, что оставаться нейтральными в любом конфликте могут толь­ко не члены ООН.

    П. Гуггенхейм считает, что государство, подчиненное обя­зательствам нейтралитета и обязательствам коллективной безопасности, не может их одновременно выполнять, а следова­тельно, нарушает одно из них.

    Многие же ученые, наоборот, справедливо поддерживают идею совместимости постоянного нейтралитета государства с членством в ООН.

    Она убедительно доказана советскими юристами К. Баги- нян, Б. Ганюшкиным, В, - Н. Дурденевским, Е. Коровиным, Д. Левиным, ГО. Михеевым ".

    Придерживаются этого мнения и некоторые зарубежные юристы. Так, А. Фердросс полагает, что если нейтралитет го­сударства поддерживает интересы мира, то участие такого государства в ООН будет правомерным. По его мнению, Со­вет Безопасности в этом случае должен принять резолюцию, которая гарантировала бы уважение постоянного нейтрали­тета со стороны ООН 10°. Бентвич и Мартин проводят анализ терминологии ст. 41 и ст. 42 Устава ООН, делая вывод, что терминология указывает на важность различия между воен­ными и невоенными мерами, предпринимаемыми по Уставу против агрессора. Ни один член ООН не может игнорировать призыв Совета Безопасности участвовать в военных санкциях на том основании, что желает остаться нейтральным. Но это еще не означает, пишут они, что все члены ООН будут вовле­чены в санкции неизбежно, так как этот вопрос может быть решен в отношении лишь конкретных 'государств [89].

    Действительно, членство в -ООН не ликвидирует возмож­ности для нейтралитета. В некоторых случаях даже не посто­янно нейтральные государства — члены ООН во время войны могут оставаться нейтральными. Но очевидно, что эти случаи подходят и для постоянно нейтрального государства, которое, как и другие, будет руководствоваться Гаагскими конвенция­ми 1907 г. и другими международными соглашениями о ней­тралитете во время войны. Поэтому в первую очередь следует остановиться на ситуациях, которые позволяют любому госу­дарству— члену ООН, в том числе и постоянно нейтрально­му, не принимать участия в конкретной войне.

    Вопрос о том, могут ли члены организации коллективной безопасности действовать на основе Гаагских конвенций о нейтралитете, совмещая обязанности, вытекающие из них, с обязанностями членства в данной организации, вставал еще до второй мировой войны в связи с принятием пакта Бриана- Келлога в 1928 г. и деятельностью Лиги Наций. Известно, что пакт Бриана-Келлога запрещал войну как орудие националь­ной политики. 23 июня 1928 г. США обратились к ряду дер­жав с йотой, в которой ставили 'вопрос о необходимости (при­соединения к пакту тех государств, нейтралитет которых был гарантирован Францией. Указывалось, что в таком случае «ни один участник договора против войны не будет иметь права напасть на нейтрализованное государство, не нарушив до­говора», и что договоры о нейтралитете не противоречат пакту Бриана-Келлога.

    Франция © ответной поте 14 июля 1928 т. указывала: «Ни­что в постановлениях нового договора не находится в проти­воречии с постановлениями... договоров о нейтралитете» [90].

    Но парижский пакт 1928 г. не содержал указаний на то, какие конкретные признаки носит агрессор, что придавало пакту декларативный характер. Это побудило 38 конферен­цию Ассоциации международного права (Будапешт, 1934 г.) уделить внимание вопросу о соотношении нейтралитета и пак­та Бриана-Келлога. Были приняты известные «Будапештские статьи толкования». .В п. «в» ст. 4 их говорилось, что если пакт нарушен агрессором, то нейтральные государства име­ют право отказаться выполнять в отношении нарушителя ми­ра обязательства, вытекающие из нейтралитета. Однако ст. 4 «Статей» говорила лишь о праве нейтральных государств при­нять участие в борьбе с агрессором, а не об их обязанности принять против него какие-либо принудительные меры. Сам же пакт Бриана-Келлога также давал возможность государ­ствам объявить о неучастии в войне. Многое зависело от того, как государства истолкуют этот пакт. Поскольку он не давал определения агрессора, то эта задача ложилась на отдельных участников соглашения, которые могли по-разному оценивать правомерность действий государства, начавшего войну.

    Широкие возможности оставаться нейтральным предостав­лялись государствам и в рамках Лиги Наций. Например, Ли­га Наций не в состоянии была принять какие-либо меры про­тив агрессора, если против них высказывался хотя бы один член Совета или Ассамблеи, так как ее Устав в этом вопросе признавал только принцип единогласия. В этом случае члены Лиги могли свободно определить свою позицию.

    Совет Лиги, согласно ст. 10 Устава, в случае нападения мог указывать меры к обеспечению обязательства уважать и сохранять территориальную целостность и независимость всех членов Лиги. Очевидно, что в случае, если Лига Наций не в состоянии была указать меры борьбы с агрессором и не ука­зывала их, государства, не участвующие в конфликте, могли остаться нейтральными.

    Устав Лиги запрещал лишь некоторые войны. Кроме вой­ны незаконной, преследуемой Уставом, допускалась война «дозволенная», если она не нарушала ст. 15 и других требо­ваний Устава Лиги. И в таком случае определенные государ­ства могли остаться в стороне от конфликта. Нужно учиты­вать также, что многие государства не являлись членами Ли­ги Наций. Если государства — не члены Лиги отказывались принять на себя обязанности члена Лиги, то, следовательно, они оказывались вне пределов Устава и могли остаться ней­тральными. Например, декретом от 23 мая 1933 г. «полный нейтралитет» провозгласила Бразилия. В декрете к тому же говорилось, что «не будучи членом Лиги Наций, Бразилия не ограничена предписаниями Устава» [91].

    Многие государства — члены Лиги учитывали возможность своего нейтралитета в заключаемых договорах и внутреннем законодательстве.

    Так, Дания, проводившая политику нейтралитета, приняла 16 ноября 1935 г. «Закон о применении постановлений ст. 16 Устава Лиги Наций», в котором правительству разрешалось выполнять обязанности, вытекающие из требований Устава Лиги 1<и.

    После второй мировой войны встал вопрос о возможности нейтралитета во время войны государств, являющихся члена­ми ООН. Непосредственно после создания ООН многие юри­сты положительно подходили к решению этой проблемы. Проф. Е. А. Коровин, например, выделял два случая возмож­ного нейтралитета для членов ООН: 1) если война ведется не членами ООН; 2) если ООН не сочтет необходимым принять меры к прекращению войны [92].

    Следует остановиться на некоторых других ситуациях. Ти­пичной возможностью для члена ООН остаться нейтральным является случай, когда невозможно установить, кто именно является агрессором. Так, нейтралитет возможен, когда ООН не в состоянии указать, кто первый совершил нападение. Ин­дийский юрист Н. Сингх пишет: «...нейтральные государства, не желающие примкнуть ни к одной из воюющих сторон, до тех пор, пока Организация Объединенных Наций не устано­вит, кто является, в действительности агрессором, будут вы­нуждены занять позицию абсолютной беспристрастности» Ш6.

    Более того, возможен вариант, когда агрессор будет на­зван, но назван незаконно, или им будет названо государство, само подвергшееся нападению.

    Члены ООН, как суверенные государства,;не обязаны под­чиняться незаконным решениям органов ООН. Они имеют право заявить о своем нейтралитете, а положения статьи 48 Устава ООН для них не будут иметь силы, так как последняя требует только таких действий для выполнения решений Со­вета Безопасности, которые предпринимаются «в целях под­держания международного мира и безопасности». Содей­ствие агрессору вовсе не способствует поддержанию международного мира. Практически такая ситуация может сложиться, если объявление агрессором происходит при помощи незаконных форм, не предусмотренных Уставом ООН, противоречащих ООН. Устав ООН возлагает главную ответственность за поддержание международного мира на Со­вет Безопасности. Последний действует от имени всех членов Организации. Когда Совет Безопасности выполняет свои функции в отношении спора, то Генеральная Ассамблея ООН по Уставу не может делать каких-либо рекомендаций по этому вопросу, если только Совет Безопасности сам не по­просит об этом (ст. 12 Устава ООН). Империалистические державы, благодаря принципу единогласия, не имеют возмож­ности использовать Совет Безопасности так, как им хотелось бы. Поэтому они стремятся действовать в обход его, создавая незаконные органы, принимающие незаконные решения. По­добная ситуация сложилась во время корейской войны, когда США добились незаконного объявления агрессором Корей­ской Народно-Демократической Республики. Это позволило некоторым государствам занять позицию нейтралитета[93], так как незаконные рекомендации Генеральной Ассамблеи ООН не имели для них юридической силы.

    Право государства занять в подобной ситуации позицию нейтралитета обосновывают некоторые юристы. Так, Фердросс справедливо полагает, что в случае незаконной рекомендации Генеральной Ассамблеи члены ООН не обязаны принимать участие в принудительных мерах, потому что такая рекомен­дация является юридически необязательной [94].

    В такой ситуации, как правильно отмечает другой уче­ный— Кундра, государства — члены ООН могут занять пози­цию нейтралитета [95].

    Что касается Совета Безопасности, то и в этом органе возможны разногласия по поводу определения агрессора. При недостатке необходимого количества голосов решение о кол­лективных санкциях против агрессора не вступает в силу, и
    государства, не участвующие в конфликте, имеют законное основание объявить о своем нейтралитете.

    Но если органы ООН принимают законное решение о при­менении принудительных мер против агрессора, то и в этом случае вопрос об участии членов ООН в них не решается автоматически. Ст. 48 Устава ООН устанавливает, что дей­ствия по выполнению решений Совета Безопасности в целях поддержания мира предпринимаются, по определению Совета Безопасности, всеми членами Организации или лишь некоторы­ми из них. Сколько государств будет участвовать в санкци­ях и какие — в каждом конкретном случае вопрос решается Советом Безопасности. Вполне возможно, что последний при­влечет для участия в военных санкциях ограниченное чис­ло государств, остальные члены ООН останутся нейтраль­ными. Те же члены ООН, которые привлекаются к участию в военных санкциях, предоставляют в распоряжение Совета Безопасности контингент своих вооруженных сил в соответ­ствии с особым соглашением (ст. 43 Устава ООН). Если го­сударства— члены ООН и будут участвовать в соглашении, но не ратифицируют его, то для них не возникает обязанно­сти участвовать своими вооруженными силами в подавлении агрессора, то есть они останутся нейтральными. Нужно так­же отметить, что ст. 44 Устава ООН предписывает не немед­ленное использование вооруженных контингентов государств, принявших на. себя обязательства на основании ст. 43. Их вооруженные силы могут быть использованы лишь после кон­сультаций с ними и предоставления нм права решающего го­лоса в Совете Безопасности при решении вопросов, связан­ных с использованием их вооруженных сил.

    До этого момента вооруженные силы членов ООН не мо­гут применяться, а следовательно, член ООН остается еще нейтральным. Кроме того, вооруженные силы члена ООН ис­пользуются лишь после соответствующего решения Совета Безопасности. Вполне возможно, что государство примет на себя обязательства на основе ст. 43, а решения Совета Безо­пасности об использовании его вооруженных сил не после­дует, что открывает возможности для нейтралитета.

    Возможен нейтралитет государств — членов ООН и в ряде других случаев. Например, государства, подвергшиеся напа­дению, имеют право на основании ст. 51 Устава ООН дать отпор агрессору. Если происходит нападение на члена регио­нальной организации безопасности, то правомерна не только индивидуальная, но и коллективная самооборона. Самообо­рона продолжается до тех пор, пока Совет Безопасности не примет необходимых для восстановления мира мер. Со своей стороны подвергшиеся агрессии члены ООН обязаны немед­ленно сообщить Совету Безопасности о предпринятых ими '64
    мерах по самообороне. В этот промежуток времени, когда жертва агрессии приступила к самообороне, а Совет Безопас­ности еще не успел принять решение о необходимых мерах, третьи государства могут быть нейтральными.

    Остаются нейтральными члены ООН и в случае, если со­бытия внутри государства, например, гражданская война, не являются действиями, угрожающими миру, нарушающими мир, и актами агрессии, которые предусмотрены главой 7 Устава ООН и в отношении которых со стороны ООН применяются принудительные меры[96]. На основании п. 2 ст. 7 Устава ООН не имеет права вмешиваться в дела, но существу входящие во внутреннюю компетенцию любого го­сударства. Таким образом, члены ООН остаются нейтральны­ми к внутренним 'событиям в той или иной стране, исходя из принципа невмешательства, если эти события не угрожают международному миру.

    Перечисленные ситуации, когда возможен нейтралитет'го­сударств— членов ООН, не исключены для постоянно ней­трального государства. Но дело в том, что для не постоянно нейтрального члена ООН не возникает затруднений в случае, если на основании Устава ООН Совет Безопасности обяжет его участвовать в санкциях против агрессора, а для постоян­но нейтрального государства такие затруднения возникают. Как уже говорилось, постоянно нейтральное государство обя­зано не участвовать ни в каких войнах, кроме самообороны, а в мирное время проводить политику, которая бы исклю­чала втягивание в войну. Участие в санкциях против агрессо­ра, являющееся обязанностью всех государств — членов ООН, ставит, на первый взгляд, под удар обязанность постоянно ней­трального государства не участвовать в войнах. Однако в действительности это противоречие вполне разрешимо. Чтобы убедиться в этом, необходимо обратиться к практике участия постоянно нейтральных государств в организации коллектив­ной безопасности. В качестве примера можно взять Швейцарию. Еще в 1919 г. Швейцария на совещании нейтральных стран'на Парижской конференции подтвердила, что, войдя в Лигу Наций, она будет считать себя связанной обязанностями постоянного нейтралитета. Совет Лиги Наций со своей стороны принял 18 февраля 1920 г. резолюцию относительно Швейцарии, в кото­рой говорилось: «Совет признает, что вечный нейтралитет Швейцарии, гарантия неприкосновенности ее территории ...оп­равдывается интересами общего мира и как таковые совме­
    стимы с Уставом Лиги Надий»[97]. Этим самым Швейцария бы­ла освобождена от военных санкций, но не экономических. В от­ношении последних Швейцария признала «обязанность соли­дарности, которую членство Лиги налагает на нее, включая обязательство соучастия в таких экономических и финансо­вых мероприятиях, которых может потребовать Лига Наций против государства, нарушающего Устав...».[98]

    После второй мировой войны другие постоянно нейтраль­ные государства — Австрия и Камбоджа были приняты в Ор­ганизацию Объединенных Наций без всяких оговорок со сто­роны последней. Необходимо подчеркнуть, что сам факт принятия постоянно нейтрального государства в ООН под­разумевает, что эта организация соглашается, молчаливо признает особый статус данного государства и обязана с ним считаться пз. Признание особого положения постоянно ней­трального государства дает возможность Совету Безопасности не использовать в отношении данного государства постановле­ний ст. 43 Устава ООН, которая требует заключения соглаше­ния между Советом Безопасности и членом ООН о предостав­лении вооруженных сил, необходимых для поддержания меж­дународного мира. Постоянно нейтральное государство, таким образом, будет освобождено от участия в военных санкциях.

    По нашему мнению, постоянно нейтральное государство — член ООН не может принимать участия только в военных санкциях против • агрессора. В этом смысле оно обязано вы­полнять некоторые правила нейтралитета, установленные Га­агскими конвенциями 1907 г. и другими международными соглашениями. Оно должно, например, не принимать участия в военных действиях, запрещать на своей территории вербо­вочные пункты агрессора, не допускать прохода через свою территорию войск воюющих сторон, в частности войск ООН. Предоставление права прохода войскам воюющих госу­дарств справедливо считается юристами военной помощью. Поэтому Совет Безопасности не должен привлекать посто­янно нейтральное государство к подписанию соглашения о предоставлении права перехода вооруженных сил ООН по- его территории, так как это привело бы к нарушению посто­янного нейтралитета.

    Освобождение постоянно нейтрального государства от участия в военных санкциях целесообразно и потому, что в

    ООН таких государств немного, а Совет Безопасности имеет широкий выбор среди остальных членов ООН. В целях созда­ния четко определенных прав и обязанностей постоянно ней­трального государства в ООН желательно заключение специ­ального соглашения между ним и Организацией Объединен­ных Наций об освобождении его от участия в военных санк­циях.

    Неучастие постоянно нейтрального государства — члена ООН в военных санкциях против нарушителя мира не озна­чает, что оно не вносит никакого вклада в борьбу за мир. Это государство, благодаря своему статусу, не входит в театр войны, создает мирную зону. Это тоже в какой-то степени за­трудняет действия агрессора.

    Постоянно нейтральное государство не может участвовать не только в военных санкциях против агрессора, но и в кол­лективных действиях государств — членов ООН на основе ст. 51 Устава ООН, где предусмотрена предварительная самооборона до того момента, пока Совет Безопасности не определит агрессора. Оно лишь имеет право на индивидуаль- •ную самооборону, а оказание помощи другим государствам в коллективных действиях противоречило бы статусу посто­янного нейтралитета.

    В настоящее время все шире признается мнение, что во­оруженные санкции, которые применяются по постановлению Совета Безопасности, не являются войной, а поэтому вообще не могут рассматриваться как нарушение нейтралитета. По мнению советского ученого А. М. Ладыженского, здесь, с од­ной стороны, выступает ООН, применяющая санкции, а с дру­гой — агрессор. Война же может вестись между государства­ми, и только здесь, согласно этой точке зрения, имеет место нейтралитет[99]. Можно назвать некоторых зарубежных авто­ров, придерживающихся этого мнения. О том, что санкции против агрессора в рамках ООН не являются ведением вой­ны, пишет болгарский горист П. Георгиев[100]. Польский юрист Э. Пионтек также считает, что участие постоянно нейтраль­ных государств во всех операциях ООН не нарушает их юри­дического статуса И6.

    Эти высказывания говорят в пользу того, что обязатель­ства постоянно нейтрального государства не противоречат обязательствам, вытекающим из членства в ООН.

    Как уже говорилось, Совет Безопасности ООН может при­менять против агрессора меры не только военного, но и не­военного характера. По нашему мнению, постоянно нейтраль­ное государство может принимать участие в невоенных санк­циях, т. е. применять в отношении агрессора на основе ст. 41 Устава ООН полный или частичный перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских, воздушных, почто­вых, телеграфных, радио или других средств сообщения, а также разрыв дипломатических отношений. В этом случае будет не полный, а квалифицированный нейтралитет. Но нуж­но учитывать, что невоенные санкции предпринимаются в от­ношении агрессора, нарушившего всеобщий мир.

    Каждое суверенное государство имеет право разорвать с другим государством дипломатические и другие сношения, если имеются на это серьезные и справедливые основания. Угроза миру или акты агрессии со стороны какого-либо госу­дарства являются более чем серьезным основанием для того, чтобы выразить к этому событию со стороны постоянно ней­трального государства вполне определенное отношение. Агрес­сор, нарушив мир, нарушает тем самым международное пра­во н потенциально угрожает безопасности постоянно нейтраль­ного государства. Последнее лишь принимает со своей сторо­ны некоторые меры самозащиты, что составляет его суверен­ное право.

    , Подобного мнения придерживаются многие юристы. Г., Е. Жвания справедливо считает, что участие постоянно нейтрального государства в невоенных санкциях характери­зует лишь качество нейтралитета, т. е. нейтралитет будет не абсолютным, а квалифицированным; но морально он 'будет оправдан, так как содействует борьбе против агрессора П7. На отсутствие «принципиального нейтралитета» постоянно нейтрального государства в случае участия в невоенных санк­циях указывает также венгерский юрист Гайду Дюла. Он счи­тает, что нейтралитет в рамках ООН должен на первом плане иметь политическую сторону: поддерживать ликвидацию аг­рессин. Конкретно это означает, что нейтральные страны должны воздерживаться от любого действия, которое может увеличить ресурсы агрессора; недопустима продажа оружия агрессору частными лицами нейтрального государства; эконо­мически нейтральное государство должно воздействовать на агрессора с целью направить его на мирный путь. Такой нейтралитет, по мнению Гайду Дюла, не создает правовых отношений, регулируемых Гаагскими конвенциями 1907 г.[101]

    Итак, невоенные санкции постоянно нейтрального госу­дарства нужно рассматривать как квалифицированный ней­тралитет в пользу жертвы агрессора, но в этом случае дей­ствия такого государства нельзя считать нарушением между­народного права. Участие в невоенных санкциях есть акт, со­действующий восстановлению нарушенного права. С этой точ­ки зрения, дружественный нейтралитет по отношению к жертве агрессора является допустимым. В. И. Ленин проводил разли­чие между дружественным нейтралитетом по отношению к агрессору и дружественным нейтралитетом по отношению к его жертве. Он говорил об отношениях между великими дер­жавами Антанты и малыми странами: «...мы отвоевали у них. эти малые страны, которые все против нас, в которых везде господствует не Советская, а буржуазная власть. Они осуще­ствили по отношению к нам дружественный нейтралитет (под­черкнуто мною. — Т. О.) и пошли против всемирно могущест­венной Антанты, ибо Антанта была хищником, который хотел их давить» [102].

    Таким образом, участие постоянно нейтрального государ­ства— члена ООН в экономических санкциях против агрессо­ра не нарушает международного права. Следовательно, и в этом случае обязанности постоянно нейтрального государства не противоречат обязанностям, вытекающим из членства в Ор­ганизации Объединенных Наций.




    [1]  Р. С. Jessup. The Birth, Death and Reincarnation of Neutrality. «The American Journal of International Law». V. 26, 1932, No 4, p. 789.

    ' 3 J. L. К u n z. The. Covenant of the League of Nations and Neutrality. «Proceeding of the American Society of International Law», 1935, N 25—27, p. 38.   ..

    [3]   Программа Коммунистической партии Советского Союза. Госполит- издат, 1961, стр. 59.

    [4]  Из монографических работ советских авторов, изданных в послед­ние годы и посвященных отдельным видам нейтралитета, следует назвать: Г. Е. Жвания. Нейтралитет государства. Тбилиси, 1963 (на грузинском языке); Б. В. Ганюшкин, Нейтралитет и неприсоединение. М., изд. «Международные отношения», 1965; О. Н. Меликян. Нейтрализм госу­дарств Африки. Изд. «Наука», М., 1966; Е. И. Селезнева. Политика неприсоединения молодых суверенных государств Азин и Африки. Изд. «Международные отношения», М., 1966.

    [5]  Б. В. Г анюшкин. Нейтралитет и неприсоединение. М., 1965, стр.

    23.

    [6]  Любомир Радованович. Политика ^присоединившихся стран. «Тетради», Белград, 1964, № 2, стр 9.

    [7]  Peter Lyon. Neutrality and the Emergence of th<- Concept nf Neutralism. «The Review of Politics», V. 22, 1960, No 2, p.p. 256—257.

    [8]  В. Н. Д у р д е н е в с к и й. Нейтралитет и атомное оружие. «Совет­ский ежегодник международного права 1960», М., -АН СССР, 1961, стр. 105.

    [9]   Т р и л о к и Н а т х К а у л ь. Что такое политика неприсоединения? «Индия», 1965. № 2, стр. 4.

    [10] К. М арке и Ф. Э н г е л ь с. Политическое положение Швейцарской Республики. Соч., изд. 1, т. 2, стр. 301.

    г В а н-М ю й д е н. История швейцарского народа, т. 1, СПб., 1898.

    [12] См. Акт относительно признания и гарантии постоянного нейтрали­тета Швейцарии и неприкосновенности ее территории. «Международное право в избранных документах», т. 1, М., ИМО, 1957, стр. 63—64.

    [13] См. В. Н. Дурденевский. О нейтралитете Швейцарии. «Новое время», 1955, № 22, стр. 30.

    [14] В XVII-XVIII вв. бельгийские земли находились в руках Испании. В конце XVIII в. Бельгию завоевала Франция. Венский конгресс 1815 г. создал Нидерландское королевство. Оно должно было служить оплотом против Франции и состояло из земель Бельгии и Голландии. Уже с этого времени Нидерланды фактически представляли две враждебные друг дру­гу части.

    [15]  В частности, ст. 7 договора 1839 г. гласила: «Бельгия... будет незави­симым и постоянно нейтральным государством. Она желает сохранить этот нейтралитет в отношении других государств» (см. Elmer Р 1 i s с h- lc е. International Relations. Basic Documents. Princeton, 1962, p. 128).

    [16] В. Prasad. The Foundations of India's Foreign Policy. 1860—1882. Volume One, Borabey 1955, p. 4!.

    [17] Бельгийский комитет по изучению Верхнего Конго был частным предприятием. Переименовав себя в «Международную Ассоциацию Кон­го», комитет заключил договоры с США и Францией, в которых был при­знан дружественным правительством. «Ассоциация» в свою очередь в 1885 г. была переименована в «Независимое государство Конго».

    [18]          14 мая 1955 г. на совещании министров иностранных дел четырех

    [19]  «Правда», 4 июля 1965 г.

    2                                                                                                                                                                                                 1 Зак. 855       17

    Льа!всъка державна

    I  HavKfeRa бКЫотвна I

    [20]         См. документы Женевского совещания. «Международная жизнь»,

    1954,     № 1.

    [21]  Цит. A. Vandebosch and R. В u t w e 11. Southeast Asia Among the World Powers. Lexington, 1957, p. 148.

    [22]  «Известия», 22 апреля 1961 г.

    ,G См. ее текст: «Известия», 1 августа 1962 г.

    [24]          О выводе иностранного военного персонала из Лаоса см.: «Изве­

    стия», 10 марта 1962 г.; в ноте Министерства Иностранных Дел Лаоса от

    [26]          L. О р р е n h е i m — Н. Lauterpacht. Internationa! Law. Vol. I, L,

    1955,      p. 243.

    [27]   P. В a s t i d. Droit des gens, Fascicule I, Paris, 1956—1957, p. 152.

    [28]   Л.  А. Моджорян. Субъекты международного права. Госюриз- дат, 1958, стр. 7.

    [29]   Б.   Э. Нольде. Постоянно нейтральное государство. СПб, 1905, стр. 613.

    [30]  А.   Нерсесов. Нейтрализованные государства. «Юридический вестник»,   кн. VII-VIII, М., 1914, стр. 12.

    лизованные зоны. Кандидатская диссертация. М., 1962, стр. 172.

    [32] См., например: П. Георгиев. Правовые аспекты нейтралитета в настоящее время. «Правка мысъ’л», 1960, кн. 5, стр. 19 (на болгарском языке).

    25     А. V е г d г о s s. Austrias Permanent Neutrality and the United Na­tions Organization. «The American Journal of International Law», V. 50, 1956, No 1, p. 63—64.

    [34]  См. Э. П и о н т e к. Постоянный нейтралитет н система коллектив­ной безопасности ООН. «Государство н право», 1962, № 11 (на поль­ском яз.).

    [35]   Д. И. Б а р а т а ш в и л и. Позитивный нейтралитет в современном международном праве. «Советское государство и право», 1963, № 6,. стр. 98; См. также Б. В. Ганюшкин. Нейтралитет и неприсоединение. М., 1965, стр. 101.

    [36]  W а 11 е г Muller. Die Genfer Laosdeklaration und der Kampf um militarische Neutralitat beider deutscher Staaten, «Staat und Recht», 1963, T. 12, Heft 5, S. 910—911.

    [37]   G. I. T u n k i n. International Law and Peace. «United Nations. Inter­national Law and the Maintenance of Peace», Geneva, September, 1961, p. 51.

    [38]   «Известия», 13 ноября 1966 г.

    [39]  Б. Э. Нольде. Постоянно нейтральное государство. СПб, 1905, стр. 479—480.

    [40]   См.: А. Нерсесов. Нейтрализованные государства. М., 1914, стр. 11.

    [41]  J. G. Starke. Ап Introduction to International Law. London, 1954, p. 104; J. L. Kinz. Austria’s Permanent Neutrality. «The American Journal of International Law», V. 50, 1956, No 2, p. 419.

    [42]  P. Guggenheim. Traite de droit international public. Т. II, Gene­ve, 1953, p. 504—505.

    [43]  «За рубежом», 1962, № 22, стр. 10.

    [44]   Подробно о несовместимости нейтралитета государств с участием в «общем рынке» см.: Г. Осницкая. Нейтралитет и «общий рынок». «Международная жизнь», 1962, № 6; В. Меньшиков. Нейтралитет или экономический аншлюс? «За рубежом», 1962, № 25, стр. 14.

    [45]   Важнейшие резолюции XVI сессии Генеральной Ассамблеи ООН. «Международная жизнь», 1962, № 1, стр. 154.

    [46]   «Известия», 9 августа 1958 г. •

    [47]     Е. W i 1 d b о 1 z. Atomwaffen fur die Schweiz? A. G. Zollikon, 1958, S. 40.

    3         Зак. 855

    [48]  «Правда», 28 мая 1966 г.

    [49]   Резолюции, принятые Генеральной Ассамблеей на восемнадцатой сессии. «Генеральная Ассамблея. Официальные отчеты. Дополнение № 15 (А) 5515)», стр. 17—18.

    43    Б. М. К л и м е н к о. Основные принципы создания безъядерных зон. «Советское государство и право», 1964, № 12, стр. 113.

    '19 См. Меморандум советского правительства («Правда», 8 декабря 1964 г.)

    [52]  См. МИД СССР. «Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами». Вып. XVII и XVIIL Госполитиздат, 1960, стр. 40.

    [53]   «United Nations. General Assembly. Eighteen Session. Official Re- ■cords. 1215 th Plenary Meeting», p. 14.

    [54]  Подробно о плане Тирринга см.: Г. Ш. Предложение австрийского профессора. «Новое время», 1964, № 5, стр. 17; Л. Г р го н в а л ь д. Малые страны в большой политике. «Международная жизнь», 1964, № 7, стр. 82.

    [55]  «Правда», 9 июля 1960 г.

    [56]  Д. Б. Лев и н. Основные проблемы современного международного- права. М., Госгориздат, 1958, стр. 187.

    [57]   Salvador Rodrigues Gonzales. The Neutrality of Honduras and the Question of the Qule of Fonseca. «The American Journal of International Law», V. 10, July 1916, No 3, p. 512.

    [58]   «United Nations. General Assembly. Eighteen Session. Official Re­cords. 1215th Plenary Meeting», p. 14.

    [59]  Б. Нольде. Постоянно нейтральное государство, СПб., 1905,. стр. 447.

    т А. Нерс.есов. Нейтрализованные государства. «Юридический вестник», кн. VII-VIII, М., 1914, стр. 5.

    [61]  М. ,W. Graham. Neutralization as a Movement in International Law. «American Journal of International Law», V. 21. 1-927, No I. p. 87.

    6S S. M. Robinso n. Autonomous Neutralization. «The American Jour­nal of International Law», Vol. 11, July 1917, No 3, p. 67,

    [63]  Ф. Л и с т. Международное право в систем этическом изложении. Юрьев, 1917, стр. 78.

    [64]   Г. Е. Жвания. Нейтралитет государства. Тбилиси, Изд. АН Груз. ССР. 1963. стр. 168—169.

    [65]  М. F. Martens. La neutralization du Danemark. «Revue de deux mondes», 1903, p. 327.

    [66]  «Государство и право зарубежных стран». Информационный сбор­ник, N° 6, М., АН СССР, 1961, стр. 69—70.

    [67]  «Правда», 6 июля 1966 г.

    [68]  Г. Е. Жвания. Нейтралитет государства. Тбилиси, Изд. АН Гру­зинской ССР, 1963, стр. 155.

    [69]  Е. Busch. Neutralitat und Wehrverfassung. «Jurislische Blatter», September 1962, Heft 15—16, 84 Jahrgang, S. 624.

    [70]  J. L. К u n z. Austria’s Permanently Neutrality. «The American Jour­nal of International Law», V. 50, 1956, No 2, p. 421—424.

    [71]   Внутреннее законодательство закрепляет также для Австрии обя­зательность правил нейтралитета во время войны. Ст. 9 конституции Австрии гласит: «Общепризнанные нормы международного права имеют силу как неотъемлемая часть австрийского федерального права» (цит. по

    S          е i d е 1-Н о h е п v е 1 d е г п. Relation of International Law to Internal Law in Austria. «The American Journal of International Law», V. 49, 1-955, No 4, p. 451.

    Исходя из этого, австрийский Высший Суд признал, что Гаагские конвенции 1899 г. и 1907 г.' обязательны для Австрии не в силу их рати­фикации Австро-Венгрией, а в силу ст 9 австрийской конституции (там же, стр. 452).  -

    [72]   «Правда», 9 июля 1960 г.

    60    «Известия», 18 июня 1965 г.

    [74]  Н. А с с i о 1 V. Traite de troit international public. Tome I, Paris, 1940, p. 259.

    [75]   См., например: Б. В. Г а н го ш к и н. Международная гарантия по­стоянного нейтралитета. «Вопросы теории н практики международного права». М., ИМО, 1959, стр. 32.

    [76]        Речь тов. М. М. Литвинова четырнадцатого мая 1938 г. по вопросу

    о        швейцарском нейтралитете. «Мировое хозяйство и мировая политика», 1938, № 6. стр. 180.

    [77]  «Правда», 29 августа 1962 г.

    [78]  «Правда», 29 марта 1963 г.

    [79]  См. Текст советского проекта послания председателей Женевского ■совещания председателю Международной комиссии в Лаосе («Известия»,

    1  июня 1963 г.).

    [80]  О. Н. Хлестов. Женевские соглашения по Лаосу —важный шаг в формировании современного понятия нейтралитета. «Советское государ­ство и право», 1963, № 5. стр. 99.

    [81]  «United Nations. General Assembly. Eighteen Session. Official Re­cords. 1215 th Plenary Meeting», p. 14.

    [82]  J. В. В г i е г 1 у. The Law of Nations. Oxford, 1963, p. 136.

    [83]  M. W. Graham. Op. cit., p. 89.

    S1  Б. В. Г анюшкии. Международная гарантия постоянного ней­тралитета. «Вопросы теории и практики международного права». М., ИМО, J959, стр. 34—35.

    85  Б. Э. Ноль д е. Постоянно нейтральное государство. СПб, 1905_ стр. 339.

    [86] См.: Б. В. Г а н ю ш к и н. Нейтралитет и неприсоединение. М., изд. «Международные отношения», 1965. стр. 120.

    57 Д. Борисов. Санкции. М.—Л.. Соцэкгиз, 1936. стр. 47.

    [88]        Н. К el sen. The Law of the United Nations. New York, 1951, p. 108;

    H.         К e 1 s e n. Principles of International Law, New York, 1952, p. 86:

    [89]   N. Bentwich and A. Martin. A Commentary on the Charter of the United Nations. L. 1951, p.p. 13—-14, 95—:96.

    [90]   Ред. А. Б. С а б а н n h. «Международная политика в 1928 г. Дого­воры, декларации и дипломатическая переписка». М., 1929, стр. 20, 24.

    [91]. Цит. по: G. G. W i 1 s о n. War and Neutrality. «The American Jour­nal of International Law», 1933, No 4, p. 724—725.

    [92]   E. A. Korovin. The Second World War and International Law, «The American Journal of International Law», V. 40, 1946, No 4, p. 754.

    [93]   Как известно, на основе принятой резолюции «Единство в пользу мира» был создан «комитет коллективных мероприятий» при Генеральной Ассамблее ООН. Резолюция предусматривала также создание «вооружен­ных сил ООН», которые можно было использовать как по решению Сове­та Безопасности, так и по рекомендации Генеральной Ассамблеи. Это гру­

    бо        противоречило Уставу ООН, как противоречили ему и полномочия «комитета коллективных мероприятий». В «силу» этих полномочий «коми­тет» рекомендовал Генеральной Ассамблее создать вооруженные силы. Однако многие члены ООН, одобрив рекомендации «комитета», добились принятия поправок, которые не позволили им участвовать в намеченных комитетом действиях. Вынужденные голосовать по указке США, они в то же время стремились не участвовать в содействии агрессору своими во­оруженными силами. Некоторые страны вообще не поддержали США. Так, 7 июля 1950 г. Индия и Египет не поддержали в Совете Безопасно­сти резолюцию об «объединенном командовании». Подробно об этом см.: Г. И. Морозов. Организация Объединенных Наций. ИМО, 1962, стр. 249—253.

    [94]   A. Verdross. Op. cit., p. 67.

    [95]   J. С. К u n d r a. Neutrality in the Past and Present. New Deihi, 1957, p. 26—27.

    [96]   См.: А. Г я л н н а. Проблема нейтралитета в современном между­народном праве. «Советский ежегодник международного права 1958». М., АН СССР, 1959. стр. 219.

    [97]   См.: Ч. Ч. Хайд. Международное право, его понимание и приме­нение Соединенными Штатами Америки, т. 1, М., ИЛ, 1950, стр. 216.

    [98]   Цит. по речи М. М. Литвинова 14 мая 1938 г. «Мировое хозяйство и мировая политика», 1938, № 6, стр. 179.

    [99]   См. тезисы выступления А. М. Ладыженского «Научная конферен­ция, посвященная отдельным вопросам советской правовой науки в свете решений XX съезда КПСС». Ростов-на-Дону, 1956, стр. 22.

    1,5  П. Георгиев. Правовые аспекты нейтралитета в настоящее вре­мя. «Правна мпсъл», кн. 5, 1960, стр. 20.

    1,5  Дюла Га й д у. Нейтралитет. Будапешт, 1958, стр. 324—325.

    [102] В. И. Ленин о международных отношениях и международном пра­ве. М., 1958, стр. 512.