Юридические исследования - ОСМОТР МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ. А. Н. Васильев. Часть 1. -

На главную >>>

Криминалистика: ОСМОТР МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ. А. Н. Васильев. Часть 1.


    В соответствии с Основами уголовного судопроиз­водства СССР и союзных республик, примятыми Вер­ховным Советом СССР 25 декабря 1958 г., перед орга­нами дознания, 'прокуратуры и суда стоит важнейшая задача— обеспечить быстрое и полное раскрытие пре­ступлений, изобличение виновных с тем, чтобы каждый, совершивший преступление, был подвергнут справедли­вому наказанию и (ни один невиновный не был привле­чен к уголовной ответственности и осужден.

    Для выполнения этой задачи требуются дальнейшее улучшение качества следствия и повышение следствен­ного мастерства следователей прокуратуры и работников органов дознания. В этом отношении большое значение имеют обобщение опыта производства следственных действий и разработка тактических 'приемов их прове­дения.


    ПРОКУРАТУРА СОЮЗА ССР ВСЕСОЮЗНЫЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ КРИМИНАЛИСТИКИ

    Настоящее издание печатается в качестве пособия для прокурорско-следственных работников и продаже в открытой книготорговой сети не подлежит.

    ОСМОТР

    МЕСТА

    ПРОИСШЕСТВИЯ

    Государственное издательство

    ЮРИДИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

    Москва — 1960

    Настоящая работа выполнена коллективом научных сотрудников ВНИИ криминалистики Прокуратуры СССР под руководством доцента А. Н. Васильева.

    Авторами глав являются:

    Доцент А. Н. Васильев                             — главы 1 и 2

    Кандидат медицинских наук И. В. Виноградов       — глава 5

    Старший научный сотрудник А. Р. Ратипов               — главы 3, 6, 8

    Доцент С. Я- Розенблит и государст­венный советник юстиции 3-го класса Л. И. У р а к о в                — глава 7

    Кандидат юридических наук Н. А. Селиванов    — глава 4


    Предисловие ................................................... *            3

    Г лава /. Понятие и задачи осмотра места происшествия . 5

    Понятие осмотра места происшествия...........................           6

    Задачи осмотра места происшествия..............................        13

    Осмотр места происшествия и обыск ....                  17

    Глава 2. Тактические приемы осмотра места происшествия .      21

    Подготовка к осмотру места происшествия . . 22 Предварительные действия на месте перед нача­лом осмотра                   28

    Действия по осмотру места происшествия ... 31 Основные общие правила осмотра места проис­шествия                             40

    Глава 3. Использование версий при осмотре места про­исшествия                      47

    Значение версий при осмотре места происшествия 47 Версии как средство определения относимости

    при осмотре                                                                      52

    Версии как средство отыскания новых фактов .                      60

    Версии об инсценировке на месте происшествия .                 67

    Глава 4. Применение научно-технических средств при осмо­тре места происшествия               77

    Фотографическая съемка ....................................................... 77

    Вычерчивание плана места происшествия ...                          83

    Следы рук ........................................................................        91

    Следы ног человека.........................................................      104

    Следы орудий взлома и инструментов .... 110 Следы и вещественные доказательства применения

    огнестрельного оружия                                                 121

    Следы транспортных средств и ног животных . .                 140

    Следы зубов человека.......................................................      145

    Следы ногтей......................................................................... 146

    Иные вещественные доказательства ..................................... 147

    Глава 5. Использование судебномедицинских данных при

    осмотре места происшествия................. 153

    Общие положения, соблюдаемые при осмотре тру­па на месте происшествия        154

    Особенности осмотра трупа при наличии призна-

    4                      ков огнестрельных повреждений.................................... 172

    Особенности осмотра трупа при наличии призна­ков повреждений острыми орудиями .... 17^9 Особенности осмотра трупа при наличии признаков

    повреждений тупыми орудиями                                    182

    Особенности осмотра трупа при наличии призна­ков задушения от механических причин . . 184 Особенности осмотра трупа при наличии призна­ков отравления ......................................  191

    Особенности осмотра трупов новорожденных . . 193 Особенности осмотра трупа при наличии призна­ков наступления смерти от криминального

    аборта                                                     193

    Особенности осмотра измененных трупов . . . 195

    Выявление и изъятие следов и вещественных до­казательств, имеющих судебномедицинское значение .......................................  197

    Г лав а 6. Оперативно-розыскные мероприятия и следствен­ные действия, связанные с осмотром места про­исшествия ................................................................... 203

    Организация и направление оперативно-розыск­ных мероприятий и следственных действий, вытекающих из осмотра места происшествия . 203 - . - Обследование района происшествия . . . . 213

    Поиск по следам                                                                     220

    Организация погони, заградительных и других

    розыскных мероприятий                                                 240

    Выявление свидетелей                                                            252

    Глава, 7. Особенности осмотра места происшествия при рас­следовании отдельных видов преступлений . . . 264

    -V.. - Особенности осмотра места происшествия по де^ " '

    ' *                   лам об убийствах . ............................................................ 264

    Особенности осмотра, места лроисществля при

    расследовании краж со взломом                                    277

    Особенности осмотра места происшествия йри рас­следовании разбойных нападений          286

    Особенности осмотра места происшествия при

    расследовании изнасилования                                        291

    Особенности осмотра места происшествия при

    расследовании дел о пожарах                294

    Особенности осмотра места происшествия при расследовании дел об автотранспортных прди&шествизх                                         • 312

    Особенности осмотра места происшествия при рас­следовании дел о несчастных случаях на про­изводстве и строительстве..................................................................... 335

    Глава 8. Составление протокола осмотра места происшествия 355

    Протокол осмотра места происшествия                               370

    Список литературы, рекомендуемой для более уг­лубленного изучения вопросов, затрагиваемых в настоящей работе      375




    ПРЕДИСЛОВИЕ

    В соответствии с Основами уголовного судопроиз­водства СССР и союзных республик, примятыми Вер­ховным Советом СССР 25 декабря 1958 г., перед орга­нами дознания, 'прокуратуры и суда стоит важнейшая задача— обеспечить быстрое и полное раскрытие пре­ступлений, изобличение виновных с тем, чтобы каждый, совершивший преступление, был подвергнут справедли­вому наказанию и (ни один невиновный не был привле­чен к уголовной ответственности и осужден.

    Для выполнения этой задачи требуются дальнейшее улучшение качества следствия и повышение следствен­ного мастерства следователей прокуратуры и работников органов дознания. В этом отношении большое значение имеют обобщение опыта производства следственных действий и разработка тактических 'приемов их прове­дения.

    Нельзя не выделить в этой связи осмотр места про­исшествия по его важности для расследования многих опасных преступлений значительной сложности и нали­чию на практике серьезных ошибок в проведении этого следственного действия.

    Трудно переоценить значение этого источника добы­вания доказательств. Ясно, что при совершении таких преступлений, как убийство, разбойное нападение, под­жог, кража со взломом и других, обязательно остаются на месте материальные следы, которые многое могут «рассказать» о происшествии. Однако они могут «рас­сказать» только тому, кто умеет обнаружить эти следы, зафиксировать и изъять их и правильно оценить, то есть, иначе говоря, только тому, кто умеет правильно прово­
    дить осмотр места происшествия, используя тактические приемы и криминалистическую технику.

    Настоящая работа рассчитана «а практических ра­ботников прокуратуры, органов предварительного след­ствия и дознания с тем, чтобы помочь им приобрести необходимые знания для (проведения о-смотра места происшествия. Наряду с практическими сведениями в настоящей работе освещаются некоторые теоретические вопросы, в частности о понятии и задачах осмотра, о версиях, возникающих при осмотре, и другие. Освеще­ние указанных вопросов необходимо для уяснения сущ­ности осмотра места происшествия и содержания такти­ческих приемов, без чего практический работник не мо­жет считать себя достаточно 'подготовленным для про­изводства этого следственного действия, особенно в сложных случаях.

    По мнению авторов, эта работа может быть полезной также для судебных работников, которым в своей прак­тической деятельности зачастую приходится оценивать действия следователей и работников органов дознания по производству осмотра места происшествия.

    Данная работа может быть полезна и для судебно- медицинских экспертов, которые нередко являются уча­стниками осмотра места происшествия; она должна представить интерес для криминалистов-теоретиков, а также для преподавателей криминалистики и студентов юридических вузов.

    Глава 1

    ПОНЯТИЕ И ЗАДАЧИ ОСМОТРА МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ

    При расследовании многих преступлений большое значение имеет осмотр места происшествия. От своевре­менности проведения этого следственного действия и от его качества нередко зависит результат расследования и раскрытия преступления.

    Практика показывает, что, несмотря на важное зна­чение осмотра места происшествия, это следственное действие проводится во многих случаях плохо или сов­сем не проводится, хотя по характеру дела оно было не­обходимо.

    Так, при изучении Институтом криминалистики Про­куратуры СОСР прекращенных дел об убийствах оказа­лось, что .недоброкачественное производство осмотра места происшествия явилось одной из главных причин, по которой в ряде случаев остались нераскрытыми дела этой категории. По 37 процентам изученных прекращен­ных дел об убийствах следователи прокуратуры не уча­ствовали в осмотре места происшествия; по 60 процен­там дел обстановка места происшествия, труп и следы зафиксированы при осмотре совершенно неудовлетво­рительно; по 42 процентам дел не был составлен или со­ставлен неудовлетворительно план места происшествия. При изучении дел об изнасиловании оказалось, что в зна­чительном числе случаев осмотр места происшествия по этим делам не производился. В частности, осмотр места происшествия не произведен по 25 процентам прекра­щенных дел, оставшихся нераскрытыми.


    В некоторых случаях осмотр места происшествия производится недобросовестно, пренебрегаются элемен­тарные правила его проведения. Ярким примером мо­жет служить осмотр места обнаружения трупа, произ­веденный одним из следователей г. Ижевска. Весь про­токол осмотра сведен к нескольким строчкам, в кото­рых сказано: «На берегу пруда, около вокзальной пло­щади, обнаружен труп неизвестного мужчины, высокого роста, брюнет, одет в суконное полупальто, в черные брюки, в кирзовые -сапоги, в черной рубашке и синей майке. Все лицо покрыто, вернее разбито, в карманах пальто и брюк обнаружено 108 рублей денег, часы кар­манные «Молния» <и разные бумаги». При этом «осмот­ре» не присутствовал «и судебномедицинский эксперт, ни врач.

    Неправильное отношение к осмотру места происше­ствия, ошибки и недостатки, допускаемые при производ­стве осмотра, объясняются в большинстве случаев недо­пониманием и недооценкой его значения, незнанием приемов его проведения, неумением применять их на практике.

    Понятие осмотра места происшествия

    Рассматривая вопрос об осмотре места происшест­вия, его значении и задачах, приемах и способах его проведения, необходимо прежде всего правильно опре­делить понятие осмотра места происшествия.

    Правильное определение понятия того или иного следственного действия имеет принципиальное значе­ние, так как оно отражает его содержание и назначение, определяет его место среди других следственных дей­ствий.

    В процессе расследования возникает необходимость производить осмотры: а) места происшествия, б) иные осмотры местности и помещения, в) предметов и веще­ственных доказательств[1].

    Наиболее важное значение имеет осмотр места про­исшествия. Производство этого вида осмотра является особенно сложным и требует высокой квалификации следственных работников.

    Место происшествия — это прежде всего место со­вершения преступления, но это может быть также место обнаружения трупа человека, убитого в другом месте, место обнаружения похищенного .имущества, обнаруже­ния автомашины, скрывшейся после наезда на пешехо­да, орудий преступления и других вещественных доказа­тельств и следов.

    В известном смысле обнаружение следов и вещест­венных доказательств, связанных с расследуемым собы­тием, также является происшествием.

    Иные осмотры местности -и помещения могут произ­водиться в случаях, когда возникает надобность в ос­мотре, но на месте не остается материальных следов расследуемого события. Например, если взяткодатель рассказывает о том, какая обстановка была в комнате, где он передал взятку, то может возникнуть необходи­мость путем осмотра проверить, такова ли в действи­тельности обстановка на месте.

    Развернутое определение осмотра места происшест­вия даст проф А. И. Винберг: «Осмотр места происше­ствия является .следственным действием, направленным к изучению механизма происшествия, фиксированию об­становки преступления для обнаружения, сохранения и последующего изучения следов преступной деятельно­сти, а также различных объектов, предметов, докумен­тов и прочего, имеющего по делу значение доказа­тельств, в целях установления обстоятельств происшед­шего события»[2].

    В этом определении нет указания на важнейший эле­мент осмотра—на непосредственное восприятие следо­вателем или дознавателем обстановки места происшест­вия. Действием, «направленным к изучению...», может быть не только осмотр, но и другие следственные дейст­вия, в частности эксперимент и даже допрос.

    В. И. Попбв в монографии «Осмотр места происше­ствия» считает, что «понятием осмотра места происше­ствия охватывается комплекс следственных и розыскных
    мероприятий, направленных на обнаружение и закреп­ление 'вещественных доказательств и следов преступле­ния, на выяснение механизма и мотивов преступления, на использование данных осмотра в целях розыска по горячим следам»[3].

    Само собой разумеется, что превращение осмотра места происшествия из следственного действия в «ком­плекс следственных и розыскных мероприятий» являет­ся совершенно неправильным -с процессуальной точки зрения (закон не знает такого «комплекса») и непри­емлемым с тактической стороны. В остальном это опре­деление страдает тем же недостатком, что и предыду­щее,— в нем нет указания на главное, что характеризует осмотр,— на непосредственное восприятие, изучение и фиксирование следователем или дознавателем[4] обста­новки места происшествия.

    В учебном пособии Высшей школы МВД дается сле­дующее определение осмотра места происшествия: «Ос­мотр места происшествия — неотложное следственное действие, которое состоит в непосредственном изучении места происшествия в целях установления и процессу­ального закрепления объективных данных, необходи­мых для разрешения вопросов, имеющих значение по делу»[5]. Однако в этом определении не совсем ясно, закрепление каких именно объективных данных име­ется в виду.

    В определении осмотра места происшествия, по на­шему мнению, должны быть следующие элементы:

    а)  непосредственное личное восприятие следователем или дознавателем обстановки места происшествия,

    б)  исследовательский характер этого восприятия, в) на­правленность исследования на изучение и фиксацию об­становки, обнаружение, фиксацию и изъятие следов и вещественных доказательств[6], г) цель изучения и фик­сации обстановки, обнаружения и изъятия следов и ве­щественных доказательств — добывание фактических
    данных для установления обстоятельств, составляющих предмет доказывания.

    Исходя из этого, представляется правильным опре­делить осмотр места происшествия как следственное действие, заключающееся в непосредственном восприятии, исследо­вании и фиксации следователем или до­знавателем обстановки места происшест­вия, а также в обнаружении, фиксации и изъятии следов и вещественных доказа­тельств для установления в возможных пределах характера и обстоятельств со­бытия и виновных лиц.

    Под восприятием обстановки места происшествия следует понимать прежде всего зрительное восприятие. Вместе с тем иногда для характеристики обстановки ме­ста происшествия необходимо установить и зафиксиро­вать запах (например, в случаях осмотра места пожа­рища или в случаях подозрения на смерть от отравле­ния газом), температуру, определить и зафиксировать, является ли предмет жестким или мягким, а жидкость— густой или жидкой.

    Осмотр места происшествия относится к первона­чал ь н ы м следственным действиям. В большинстве случаев он производится как самое первое следственное действие или одно из самых первых следственных дей­ствий после обнаружения события преступления. Оче­видно, что если обнаружены признаки совершенного преступления и если может иметь значение для его рас­следования изучение обстановки события и могут быть обнаружены следы и вещественные доказательства, свидетельствующие о характере и обстоятельствах пре­ступления, то необходимо как можно быстрее произве­сти осмотр места происшествия. Иными словами осмотр места происшествия является, как правило, неотлож­ным следственным действием[7]. Конечно, иногда целе­сообразно произвести сначала не осмотр места проис­шествия, а, например, допрос потерпевшего или обыск у подозреваемого. Могут быть также случаи, когда от­ложение этого следственного действия ,не угрожает из­менением обстановки происшествия. Но, как правило, осмотр места происшествия является одним из первона­чальных и неотложных следственных действий, и имен­но оно открывает перспективу расследования, помогает разрабатывать следственные версии и находить пра­вильное направление в расследовании.

    Как известно, всякое следственное действие может быть произведено только по возбужденному уголовному делу. Осмотр места происшествия оказывается факти­чески ,в особом положении, так как он производится не­редко еще до возбуждения уголовного дела, когда ха­рактер события не ясен, а данные, обнаруженные при осмотре места происшествия, служат основанием для возбуждения уголовного дела.

    Если следователь или дознаватель, приступая к ос­мотру места происшествия, убеждается в наличии пррь знаков преступления, он исходит из того, что уголовное дело фактически возбуждено, и выносит постановление о возбуждении уголовного дела, как только представит­ся для этого возможность (рекомендуется в таких слу­чаях выносить постановление о возбуждении уголовно­го дела здесь же, на месте).

    Если же обстановка места происшествия не дает в данный момент достаточных оснований для возбужде­ния уголовного дела, но и не исключает наличия факта преступления, следователь обычно решает вопрос о воз­буждении уголовного дела впоследствии, по результа­там осмотра места происшествия и в совокупности с до­полнительными материалами (например, с актом вскры­тия трупа).

    Осмотр места происшествия можно назвать неза­менимым следственным действием, так как его нель­зя заменить никаким другим следственным действием. Конечно, для установления обстановки места проис­шествия можно допросить свидетелей, потерпевших, по­дозреваемых, но никакой допрос не сможет полностью заменить непосредственное восприятие и исследование обстановки.

    Показания свидетелей или потерпевших об обнару­женных следах на месте происшествия и представлен*
    ные ими вещественные доказательства, найденные там, никогда не дадут того полного представления о причин­ных связях отдельных фактов и той цельности впечат­лений, которые получает следователь или дознаватель при обнаружении следов и вещественных доказательств путем личного осмотра места происшествия.

    Если осмотр места происшествия произведен недоб­рокачественно и не достиг своей цели, то эту ошибку невозможно исправить в полной мере, потому что с те­чением времени обстановка места происшествия неиз­бежно меняется, а следы исчезают.

    Недостатки, допущенные при допросе, эксперименте, экспертизе, обыске, могут быть иногда без большого труда исправлены при повторном производстве этих следственных действий[8], а недостатки, допущенные при осмотре места происшествия, исправить очень трудно, а зачастую невозможно. Это говорит о том, что осмотр места происшествия необходимо производить сразу же на высоком уровне, не рассчитывая на возможность ис­правления допущенных ошибок повторным осмотром. В этом смысле осмотр места происшествия считается неповторимым следственным действием[9].

    Объектом осмотра места происшествия является жи­лое или нежилое помещение или открытая местность, где произошло событие, требующее расследования, а также имеются следы и вещественные доказательства, которые могут свидетельствовать об обстоятельствах преступления и о виновных лицах.

    Осмотр места происшествия производится в каждом случае, когда имеет значение для расследования пре­ступления изучение материальной обстановки события и могут быть обнаружены следы и вещественные дока­зательства, свидетельствующие об обстоятельствах преступления и о виновных лицах. К таким случаям от­носятся:

    а)  обнаружение трупа с признаками насильственной смерти (убийство и проч.);

    б)  нанесение тяжких телесных повреждений;

    в)  несчастные случаи с людьми в результате несоб­людения правил охраны труда и техники безопасности;

    г)  наезды транспортных средств на людей;

    д)   разбойные и бандитские нападения;

    е)   изнасилования;

    ж)  аварии на транспорте, производстве и строитель­стве;

    з)  пожары, возникшие как от поджога, так и от дру­гих причин;

    и)  уничтожение и порча имущества, гибель скота и т. п.;

    к) хищения, связанные с проникновением в храни­лища путем взлома или иным подобным способом;

    л) хулиганство, связанное с оставлением материаль­ных следов в обстановке места происшествия.

    Этот перечень является ориентировочным. Некото­рые следователи и дознаватели производят осмотр места происшествия даже тогда, когда в обстановке на месте не осталось материальных следов преступления, напри­мер в случаях недостачи имущества. Тщательное иссле­дование обстановки на месте (,в складе, магазине и т. д.), где оказалась недостача имущества, позволяет следователю и дознавателю лучше ориентироваться в деле и может в некоторых случаях подсказать версии по поводу причин недостачи.

    Осмотр места происшествия может производиться должностным лицом, обладающим процессуальными правами по производству следственных действий, то есть следователем прокуратуры, следователем Комите­та государственной безопасности, дознавателем—ра­ботником Министерства внутренних дел (милиции, по­жарного надзора, исправительно-трудовых учреждений) и командиром воинской части — в зависимости от под­следственности данного дела[10].

    Статья 29 Основ уголовного судопроизводства СССР и союзных республик обязывает орган дознания при на­личии признаков преступления, по которому требуется производство предварительного следствия, возбуждать уголовное дело и производить неотложные следствен­ные действия по установлению и закреплению следов преступления, в том числе осмотр места происшествия и другие.

    Однако учитывая особую важность осмотра места происшествия, следователь должен немедленно выез­жать на место и лично производить осмотр во всех слу­чаях, когда есть основания полагать, что в данном про­исшествии имеются признаки преступления, требующе­го предварительного следствия.

    Производство осмотра места происшествия работни­ком .органа дознания по делам, требующим предвари­тельного следствия, можно допускать лишь в отдельных случаях, когда выезд следователя на место в силу ка­ких-либо причин задерживается, а осмотр не терпит ни­какого промедления.

    Обязательными участниками осмотра места проис­шествия являются понятые, а если происшествие случи­лось на территории учреждения или .предприятия, то представители администрации, эксперты и иные специа­листы и другие лица — в зависимости от конкретной об­становки[11].

    Установленные осмотром места происшествия и включенные в протокол осмотра фактические данные являются согласно ст. 16 Основ уголовного судопроиз­водства Союза ССР и союзных республик доказатель­ствами.

    Обнаруженные при осмотре места происшествия предметы, которые являлись объектом преступления или служили орудиями совершения преступления, а так­же предметы со следами преступления и иные, которые могут служить средством доказывания, являются веще­ственными доказательствами.

    Задачи осмотра места происшествия

    Общие задачи осмотра места происшествия заклю­чаются .в следующем:

    а)  установление, исследование и фиксация обстанов­ки места происшествия путем непосредственного вос­приятия следователем или дознавателем;

    б)  выявление, фиксация и изъятие следов и вещест­венных доказательств, свидетельствующих о характере события, его обстоятельствах и о виновных лицах;

    в)   выявление новых источников получения доказа­тельств (то есть установление того, откуда можно было бы видеть или слышать происходящее, кто по характе­ру места происшествия и самого события мог быть сви­детелем события или его отдельных обстоятельств, ис­ходя из наличия окружающих домов, дорог, расположе­ния помещения и т. д.).

    Таковы общие задачи осмотра места происшествия, разрешаемые этим следственным действием.

    Осмотр места происшествия, как и любое другое следственное действие, является средством выяснения обстоятельств, относящихся к предмету доказывания.

    Обстановка места происшествия, выявленные и изъ­ятые следы и вещественные доказательства помогают следователю установить объект преступления, то есть то, на что было направлено преступное посягатель­ство и что потерпело ущерб от него.

    Представление об этом дает, например, взлом храни­лища, труп, разбитые автомашины, испорченное имуще­ство, павший скот.

    Много данных можно получить при осмотре места происшествия для установления объективной сто­роны преступления. Так, например, на вопрос, где совершено преступление, отвечает наличие трупа в луже крови, взломанное хранилище, место обнаружения автомашин, столкнувшихся на шоссе, сгоревшее здание.

    На вопрос, когда совершено преступление, отвеча­ет состояние трупа, часы, остановившиеся при толчке или при падении, атмосферные явления и т. д.

    На вопрос, при каких обстоятельствах со­вершено преступление, можно найти ответ при осмотре места происшествия, например в размещении предме­тов обстановки, брызгах крови на стене и на полу, позе трупа и повреждениях на нем, по следам ног, следам взлома.

    Ответ на вопрос, каким способом совершено преступление, может дать орудие взлома, следы огне­
    стрельного ранения, обнаруженные гильзы и пули, сле­ды поджога и т. д.

    О последствиях дает представление вся карти­на происшествия и объекты, потерпевшие ущерб.

    Ответ на вопрос о том, какие обстоятельства способствовали совершению преступле­ния, дает, например, отсутствие ограждения у ме­ханизмов (при несчастном случае с рабочим на про­изводстве), неисправность запоров у хранилища, от­сутствие предупредительных дорожных знаков на шоссе.

    При осмотре места происшествия следователь может получить данные о субъекте преступления, на­пример, какого он пола (следы обуви), роста (размер обуви), какой физической силой и какими навыками он обладает (характер взлома, характер действий, совер­шенных на месте происшествия), какие имеет привычки (по окуркам, пустым бутылкам из-под водки), какие имеет индивидуальные особенности, по которым может быть идентифицирован (следы ладоней, пальцев рук, следы босых ног), сколько было преступников (следы ног и т. д.).

    Осмотр места происшествия может дать представле­ние о форме вины, мотивах и цели преступ­ления (например, исчезновение имущества из взло­манного хранилища, отсутствие ценностей при трупе и т. п.).

    Иногда отдельные обстоятельства, составляющие предмет доказывания, могут быть установлены осмот­ром места происшествия с достоверностью, а ,в отноше­нии других обстоятельств может быть получен материал лишь для разработки следственных версий.

    Если на шоссе обнаружен труп мужчины, умершего около 2 час. тому назад, с обширными травматическими повреждениями от удара сзади в область бедер, таза и поясницы, и здесь же находится автомашина «Моск­вич» с повреждениями фар и радиатора и со следами крови на них, то можно по результатам осмотра места происшествия считать достоверно установленным место и время совершения деяния, по поводу которого ведется расследование, его общий характер и механизм (смерть от наезда автомашины на человека, шедшего впереди), последствия (смерть человека).

    Что касается других .важных обстоятельств этого случая и задачи установления виновного, то данные ос­мотра места происшествия могли дать лишь материал для разработки версий[12].

    В общей форме можно следующим образом опреде­лить конкретные объекты, подлежащие исследованию и фиксации на месте происшествия:

    а)  общая обстановка места происшествия, дающая представление об условиях, в которых произошло со­бытие;

    б)  изменения в обстановке, отклонения от обычного расположения и состояния предметов, свидетельствую­щие о происшествии (сваленные стулья, изломанные дверки шкафа, разбитое окно, разбросанные вещи и т. п.);

    в)  следы, оставленные участниками события (следы ног, рук, зубов и т. д.), а также следы, оставшиеся в ре­зультате действий участников события (например, сле­ды шин автомобиля, брызги крови, следы взлома);

    г)   предметы, которые могут быть вещественными доказательствами по данному делу (например, объекты посягательства, орудия преступления, вещи, оставлен­ные преступниками на месте происшествия);

    д)  негативные обстоятельства, то есть отсутствие признаков, которые должны быть, если бы событие бы­ло таким, каким оно представляется на первый взгляд или за какое его выдает заинтересованное лицо (напри­мер, выдернут пробой из двери, но отсутствуют следы нажима какого-либо орудия);

    е)   предметы, изъятые из гражданского оборота или
    на владение которыми нет соответствующего разреше­ния (например, боевое оружие, взрывчатые вещества, яды), или большое количество которых требует надле­жащего выяснения источников и целей приобретения и хранения (например, иностранная валюта, золото, день­ги, другие ценности, предметы и продукты, значительно превышающие нормальную потребность), но которые не являются вещественными доказательствами по дан­ному делу[13].

    Подпись: 17Так как одной из задач осмотра места происшествия является обнаружение следов и вещественных доказа­тельств, осмотр имеет некоторое сходство с обыском.

    Если сопоставить сформулированные выше общие задачи осмотра места происшествия с общими задача­ми обыска (поиск у определенных лиц или в помещении, как правило, заранее известных следователю или до­знавателю спрятанных объектов и уничтоженных или замаскированных следов), то принципиальная разница между этими двумя действиями очевидна, но на прак­тике в сложных- ситуациях провести это различие быва­ет иногда трудно.

    Обыск по своим задачам и процедуре затрагивает интересы лиц, у которых он производится, и нередко
    воспринимается ими (и окружающими лицами) как по­дозрение в причастности к преступлению. Это действие носит принудительный характер и разрешено законом лишь при условии вынесения специального постановле­ния и получения санкции прокурора (кроме случаев, не терпящих отлагательства).

    Если, например, поступило в прокуратуру заявление об исчезновении человека или сообщение о том, что в квартире обнаружен труп, висящий в петле, или о дру­гом подобном случае, то одним из первых шагов по рас­следованию дела является тщательное исследование об­становки места происшествия.

    Однако если для такого исследования обстановки следователь произведет обыск, то он может неоснова­тельно поставить под подозрение родных и соседей ис~ чезнувшего лица и тем самым нарушить их права и усу­губить их переживания в связи с этим случаем.

    В таких случаях, если не имеется подозрений в отно­шении лиц, окружавших погибшего, и нет данных пред­полагать, что какие-то следы умышленно уничтожены или замаскированы, следует производить осмотр места происшествия[14]. Однако возникает вопрос, можно ли при осмотре места происшествия исследовать обстановку с такой же тщательностью, как и при обыске, например открывать запертые ящики, поднимать половицы, рас­парывать обшивку мебели, перелистывать книги и т. д. На этот вопрос следует ответить утвердительно.

    При осмотре места происшествия в случаях, когда обнаруживается картина, типичная для самоубийства, требуется внимательно просмотреть личную переписку умершего, его книги в книжном шкафу, личные вещи, убедиться в отсутствии следов, .указывающих на борь­бу, и т. д. Это необходимо для того, чтобы выяснить причины самоубийства или разоблачив возможную
    маскировку убийства самоубийством. В случаях, напри­мер, взлома стены оклада требуется при осмотре места происшествия ознакомиться с документами и всякими предметами, хранящимися в шкафах, столах, ящиках, проверить, не использованы ли для взлома орудия, на­ходящиеся на складе и, возможно, спрятанные там, и т. д. По делу, возбужденному в связи с исчезновени­ем человека, необходимо произвести осмотр места про­исшествия ,в квартире исчезнувшего лица -и при этом проверить, нет ли следов крови, соскобленных, замытых, закрашенных, заклеенных обоями, в каком состоянии находятся личные вещи, документы и переписка про­павшего и т. д.

    Другое положение создается в случаях, если есть ос­нование подозревать соседей и родных исчезнувшего или погибшего лица в совершении преступления или предполагать их заинтересованность в сокрытии следов и вещественных доказательств (иногда это проявляется в воспрепятствовании осмотру, отказе предоставить воз­можность тщательно исследовать обстановку). Тогда необходимо вынести постановление и провести обыск. В этих случаях все действия по исследованию обстанов­ки места происшествия могут войти в содержание обыс­ка, протокол которого включит в себя как общее описа­ние обстановки (если описание обстановки не носит сложного характера и не имеет решающего значения по делу), так и обнаруженные следы и вещественные дока­зательства. Но можно раздельно произвести эти след­ственные действия и оформить протоколом осмотр ме­ста происшествия в пределах фиксирования обстановки места происшествия, а затем особым протоколом обыск и его результаты.

    Некоторые криминалисты, учитывая возникающие трудности при осмотре места происшествия в случаях, например, когда требуется исследование обстановки в квартире, где проживало исчезнувшее лицо, предлагают проводить комплексное следственное действие — ос­мотр-обыск[15]. Однако такую рекомендацию следует счи­тать явно ошибочной, так как она толкает следователя
    на путь недопустимого смешения следственных дейст­вий, различных по своему назначению и процессуально­му проведению. Если принять такую рекомендацию, то это фактически означало бы, что во всех таких случаях следует производить обыск со всеми отрицательными последствиями, о которых говорилось выше.

    Разграничение между обыском и осмотром места происшествия связано также с особенностями некото­рых объектов исследования — людей, открытой местно­сти и помещений, никому не принадлежащих.

    При осмотре места происшествия исследование об­становки не может быть распространено на находящих­ся там людей и на их одежду, в которую они одеты.

    При необходимости исследования людей (например, для обнаружения татуировки) может быть произведено освидетельствование, а для исследования находящейся на них одежды (например, для обнаружения пятен крови, спермы и т. п.) следует вынести постановление о производстве личного обыска.

    Во всех случаях, когда необходимо подвергнуть ис­следованию объект, который не связан своей принад­лежностью- с какими-либо определенными лицами, дол­жен производиться не обыск, а осмотр. Так, следует производить осмотр, а не обыск в лесу, в поле и т. п.

    Исследование объекта, никому не принадлежащего, не может являться обыском, поскольку в таких случаях теряет всякий смысл установленный законом порядок производства обыска — вынесение особого постановле­ния, его оглашение заинтересованным лицам, предъяв­ление требования о выдаче предметов, имеющих значе­ние для дела, и т. д.

    Обыск на открытой местности возможен в том слу­чае, когда объектом обыска является, например, усадеб­ный участок, огород, сад[16].

    Глава 2

    ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ОСМОТРА МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ

    Задачи осмотра места происшествия могут быть ус­пешно разрешены лишь при условии умелого примене­ния тактических приемов осмотра.

    Тактические приемы осмотра — это приемы правиль­ной ориентировки на месте происшествия, правильного определения границ осмотра, методы его проведения, методы правильной оценки и фиксации обстановки, вы­явления, фиксации и изъятия следов и вещественных доказательств на месте происшествия.

    Проведение осмотра места происшествия зависит во многом от характера происшествия, его обстановки и особенностей. Ясно, что осмотр места происшествия в случае пожара отличается от осмотра в случае обнару­жения трупа, висящего в петле, и т. д. Но вместе с тем осмотр любого места происшествия имеет общие черты, исходя из которых обобщение опыта осмотра позволяет определить тактические приемы, общие для всех видов осмотра.

    Настоящая глава посвящена этим общим тактиче­ским приемам осмотра места происшествия. Они явля­ются необходимой основой действий следователя в каж­дом случае осмотра, на которой базируются частные тактические приемы, связанные с особенностями осмот­ра места происшествия по отдельным видам преступле­ния[17].

    Подготовка к осмотру места происшествия

    Осмотр места происшествия является по своему ха­рактеру сложным следственным действием, требующим применения как тактических приемов, так и технических средств.

    Трудность проведения осмотра .места происшествия связана также с тем, что следователь и дознаватель, как правило, не могут заранее знать, с какими условиями они встретятся при данном осмотре и какие конкретные задачи перед ними возникнут на месте. Выезжая на ме­сто происшествия, они должны быть готовы ко всем возможным ситуациям.

    Это обязывает следователя и дознавателя готовить­ся к каждому осмотру места происшествия. Такая под­готовка не сложна и не требует большой затраты вре­мени, но пренебрегать ею не следует.

    В нее входит:

    а)  принятие мер к охране места происшествия;

    б)   приглашение участников осмотра — понятых, эк­спертов и других специалистов, представителей админи­страции (если происшествие случилось на территории предприятия или учреждения), работников милиции (если осмотр производится следователем прокуратуры), проводника со служебно-розыскной собакой и других лиц;

    в)   проверка готовности средств криминалистической техники.

    Приняв сообщение о происшествии (по телефону, те­леграфу, с нарочным, лично от заявителя, письмом), требующем выезда на место происшествия для осмотра, следователь или дознаватель должен постараться полу­чить возможно более (Подробные сведения о случив­шемся, в частности, что случилось, где, когда, кто по­страдал, кто и когда обнаружил происшествие, кому сообщено об этом, что происходит в данный момент на месте происшествия. Конечно, эти сведения в тот мо­мент не могут быть полными и точными, но окажутся полезными для того, чтобы определить, кого именно следует пригласить для участия в осмотре места проис­шествия и какими средствами криминалистической тех­ники вооружиться. Эти сведения можно получить не­посредственно от лица, сообщающего о происшествии, а
    также обратившись в соответствующую организацию или к должностному лицу (например, к директору заво­да по поводу несчастного случая на производстве, к председателю сельсовета по поводу обнаружения трупа в сельской местности, к работникам милиции, обслужи­вающим данную территорию)[18].

    Одновременно с этим необходимо принять меры к охране места происшествия. Обстановка места проис­шествия как объект осмотра имеет значение в той мере, в какой она сохранила в неизмененном состоянии мате­риальные следы события и тем самым может правильно отражать его.

    Изменения в обстановке могут быть вызваны различ­ными причинами, в частности действиями людей и ес­тественными явлениями.

    Меры, предпринимаемые по охране места происше­ствия, конкретно могут выразиться в следующем:

    1)   Предупредить всех, кого это может касаться, о недопустимости вносить какие-либо изменения в обста­новку места происшествия, то есть приводить в порядок разбросанные предметы, устранять разрушения и т. д.

    Однако надо иметь в виду, что иногда сохранить об­становку места происшествия полностью невозможно в силу объективных причин. Так, если случился пожар, то, конечно, необходимо в первую очоредь ликвидиро­вать его; при наезде автомашины на человека надо не­медленно оказать медицинскую помощь; при аварии на строительстве следует оказать медицинскую помощь по­страдавшим и принять меры, обеспечивающие безопас­ность окружающих, и т. д.

    Обязанность принятия таких мер несут специальные службы (пожарные команды, спасательные станции и др.), администрация предприятий, на территории которых случилось событие, а также милиция и должностные лица сельских Советов (в сельских местностях).

    Однако если невозможно в таких случаях полностью сохранить первоначальную обстановку места проис­шествия, то, по крайней мере, не следует допускать вне­сения изменений в обстановку, которые не вызываются необходимостью.

    2)   Предложить обеспечить охрану места происшест­вия с тем, чтобы никакие изменения в обстановку не вносились случайно или намеренно посторонними лица­ми и чтобы никакие следы не уничтожались, а также не создавались новые следы.

    С этой целью на месте должны быть выставлены специальные лица (работники милиции, дворники, ра­ботники охраны на предприятиях, сельские исполните­ли и др.) и на них возложена обязанность не допускать никого к месту происшествия до прибытия следователя или работника органа дознания, не разрешать что-либо убирать, переставлять, трогать и т. д.

    Такое поручение можно дать дружинникам по охра­не общественного порядка.

    3)   Дать указание о предохранении материальных следов происшествия от возможных естественных изме­нений.

    Как известно, следы ног и транспортных средств, следы рук, пятна крови и других жидкостей могут на открытом воздухе подвергнуться изменению под влия­нием метеорологических явлений.

    Так, следы ног и транспортных средств на почве мо­гут быть размыты дождем, подвергнуться высыханию и выветриванию, следы на снегу ,растаять под влиянием солнечных лучей, отпечатки пальцев высохнуть, рас­плыться под влиянием росы, следы крови и других жид­костей могут быть смыты дождем, потерять запах от выветривания и смывания, с окурков может оказаться смытой слюна, бумажки снесены ветром и т. д.

    Поэтому, если есть основания опасаться, что такие изменения могут произойти, необходимо дать указания (лицу, от которого получено сообщение, или специально соответствующим должностным лицам, которые указа­ны выше,— по телефону, телеграфу, с нарочным) о том, чтобы следы и вещественные доказательства были осто­рожно прикрыты, например, ящиками или коробками, поставленными вверх дном, рогожами и т. п. Желатель­но осторожно прикрыть труп каким-либо покрывалом[19].

    Осмотр места происшествия должен производиться с участием не менее двух понятых. Но для осмотра на большом участке можно пригласить трех и более по­нятых.

    Как правило, понятые подбираются из члсла лиц, проживающих поблизости к месту происшествия. Зна­чит приглашать их приходится по прибытии на место, но, если там уже находятся работники милиции, обслу­живающие данную территорию, им можно поручить подбор понятых.

    Если место происшествия находится в отдалении от населенных пунктов или если трудно подобрать в дан­ном населенном пункте (например, в маленькой дерев­не) лиц, в отношении которых можно быть уверенным в их полной незаинтересованности в расследовании дела, то целесообразно пригласить понятых из другого места.

    В случае, если осмотр производится на территории учреждения или предприятия, понятые могут быть по­добраны из числа рабочих и служащих.

    Нужно учесть, что если происшествие случилось на территории учреждения или предприятия, то к участию в осмотре должен быть привлечен, помимо понятых, также представитель администрации.

    Иногда необходимо для участия в осмотре места происшествия пригласить эксперта или другого специа­листа.

    Если происшествие связано с человеческими жерт­вами, должен быть обязательно приглашен судебноме­дицинский эксперт или в случае его отсутствия опытный врач.

    Некоторые происшествия носят такой специфиче­ский характер, что для ориентировки в обстановке и для применения правильной терминологии трудно произве­сти осмотр места происшествия с достаточной полнотой без помощи специалиста.

    Так, например, в случае осмотра места автомобиль­ной аварии не каждый следователь или дознаватель смо­жет правильно и с достаточной полнотой зафиксировать всю обстановку места происшествиям частности, рельеф и состояние дороги, типы и марки автомашин, их со­стояние, характер повреждений, следы передних и зад­них колес и т. д. При осмотре места, где произошел по­жар, многие следователи и дознаватели вряд ли смогут разобраться и правильно описать в протоколе следы, указывающие на очаг возникновения и пути распростра­нения огня, признаки возможного поджога и т. д,

    В сложных случаях осмотра, тем более, когда прихо­дится иметь дело со следами маловидимыми или замас­кированными, большую помощь может оказать специа­лист-криминалист (эксперт НТО, криминалистической лаборатории

    Однако нельзя забывать, что есть границы допусти­мого использования специалистов при осмотре места происшествия. Он не должен подменять следственного работника, а последний не имеет права передоверять спе­циалисту свои обязанности. Производит осмотр места происшествия следователь или дознаватель, он фикси­рует то, что непосредственно воспринимает и что являет­ся очевидным и наглядным без специальных познаний как для производящего осмотр, так и для понятых.

    Специалист, участвующий при осмотре места проис­шествия, помогает следователю или дознавателю ориен­тироваться в обстановке, обратить внимание на отдель­ные обстоятельства, употребить правильную терминоло­гию при составлении протокола.

    Он также может по поручению следователя произве­сти на месте происшествия наиболее сложные действия (например, измерения4 поиски при помощи миноискателя и т. п.), но не дает на месте никаких заключений по воп­
    росам, требующим специальных познаний, то есть не вы­полняет обязанностей эксперта и не производит экспер­тизу в процессе осмотра места происшествия[20].

    Если к моменту осмотра места происшествия уже назначена экспертиза, которая поручена определенному специалисту, то для участия в осмотре может быть при­влечен данный специалист-эксперт, но от этого его роль в осмотре как своеобразного помощника следователя не меняется. Во всех остальных случаях специалист при осмотре места происшествия не является экспертом,, о нем, как об участнике осмотра, должно содержаться указание о занимаемой им должности по своей специаль­ности (автоинспектор, пожарный инспектор, инженер- электротехник и т. д.).

    Хотя, как сказано выше, специалист, участвующий при осмотре места происшествия, не дает заключений экспертного характера, но он может тут же, на месте, со­общить предварительное суждение по вопросам, требую­щим специальных знаний. Например, судебномедицин­ский эксперт может высказать свое суждение о времени наступления смерти, характере повреждений на трупе и т. д.; криминалист — о типе и особенностях обуви по обнаруженным следам; автоинспектор — о типе и марке автомашины, об особенностях рисунка протекторов; по­жарный инспектор о причине возникновения огня, путях его распространения и т. д. Эти указания могут оказать­ся весьма полезными в оперативных целях. Это значит, что следователь или дознаватель, соответственно, дает направление расследованию, будет строить версии о ли­це, оставившем отпечаток обуви, об автомашине, совер­шившей наезд на человека, и т. д., сможет предпринять здесь же параллельно осмотру места происшествия опера­тивно-розыскные действия. Само собою разумеется, что получение таких суждений специалистов не снимает не­обходимости производства экспертизы.

    Если осмотр места происшествия производит следова­тель прокуратуры, то для участия в осмотре необходимо приглашать работников милиции. Их участие в этом слу­чае должно выражаться в охране места происшествия, обеспечении надлежащего порядка, в оказании помощи следователю при производстве осмотра, в ликвидации последствий происшествия (организация оказания по­мощи пострадавшим, доставка трупа в морг и т. д.), в вы­полнении оперативно-розыскной работы по заданию сле­дователя.

    При осмотре места происшествия, особенно на откры­той местности, если следы могут дать возможность ис­пользовать служебно-розыскную собаку, необходимо вызвать проводника с собакой[21].

    Прежде чем выехать на место происшествия, следо­ватель или дознаватель должен проверить, находятся ли в должной готовности имеющиеся в его распоряжении научно-технические средства (следственный чемодан у следователя, оперативная сумка у работника милиции) и не понадобятся ли ему другие технические средства (например, лом, лопата, топор). Иногда бывает необхо­димо для отыскания металлических предметов на откры­той местности (например, оружия, брошенного в густую траву или в воду, закопанного в землю) вызвать для уча­стия в осмотре места происшествия специалиста с мино­искателем.

    Предварительные действия на месте перед началом осмотра

    Для того чтобы произвести осмотр организованно, следователь или дознаватель по прибытии на место про­исшествия должен:

    а)  убедиться в том, что надлежащими должностными лицами приняты неотложные меры по ликвидации по­следствий происшествия, в частности по оказанию помо­щи пострадавшим;

    б)  удалить всех посторонних лиц, присутствие кото­рых может помешать осмотру;

    в)  проверить, приняты ли меры работниками мили­ции, прибывшими первыми на место, к охране места про­исшествия, установлению и задержанию виновных;

    г)  получить сведения о происшествии;

    д)  подобрать понятых, если они не были подобраны раньше, и проинструктировать их;

    е)  определить границы осмотра и его метод.

    Если на месте есть пострадавшие, то прежде всего следует убедиться в том, не нуждаются ли они в меди­цинской помощи. Однако если пострадавший уже мертв, то нужно проконтролировать, чтобы не была изменена поза трупа и чтобы попытки оказать помощь не отрази­лись на имеющихся следах.

    Присутствие посторонних лиц на месте происшествия является нередко серьезным препятствием к производст­ву осмотра.

    Следователь или дознаватель, который производит осмотр места происшествия, должен оставить на месте: только тех посторонних, кто может сообщить сведения о происшествии (после получения от них сведений они то­же должны быть удалены); работников милиции, необхо­димых для охраны места происшествия и оказания помо­щи в осмотре, а также для выполнения поручений опера­тивно-розыскного характера; подсобный персонал, помо­гающий работникам милиции выполнять их функции (дворники , сторожа и др.); понятых; специалистов; пред­ставителей администрации предприятия или учреждения, на территории которого произошло событие; материаль- но-ответствепных лиц, если происшествие связано с при­чинением ущерба государственному или общественному имуществу, находящемуся на их ответственном хранении.

    Из остальных лиц имеет право присутствовать при ос­мотре места происшествия только прокурор, который мо­жет принять осмотр на себя или осуществлять свое пра­во надзора при производстве осмотра следователем или дознавателем.

    Удалив всех посторонних, необходимо проверить, при­няты ли меры работниками милиции, прибывшими пер­выми на место, к охране места происшествия, установле­нию и задержанию виновных. Если этих мер окажется недостаточно, то производящий осмотр, должен сам при­нять соответствующие меры.

    Сведения о происшествии необходимо иметь, как об этом говорилось выше, еще до прибытия на место проис­шествия. Поэтому в момент прибытия на место следова­тель или дознаватель уточняет и дополняет их с тем, что­бы иметь более полную картину события — в чем оно за­
    ключается, какие приняты меры к его ликвидации, оказа­нию помощи пострадавшим, охране места происшествия, установлению и задержанию виновных. Очень важно при этом выяснить, не внесены ли изменения в обстановку места происшествия, и если внесены, то какие, когда, кем и с какой целью.

    Эти сведения можно получить на месте прежде всего от работников милиции, прибывших первыми на место происшествия, от представителей сельского Совета, должностных лиц учреждения или предприятия, на тер­ритории которого произошло событие, от лиц, которые были свидетелями события или первыми обнаружили его, наконец, от потерпевших. Для получения указанных све­дений следует ограничиться беседой с этими лицами и сделать записи в блокнот с тем, чтобы впоследствии офи­циально допросить их. Конечно, надо не забыть записать фамилии и адреса их[22].

    Опрос потерпевших может быть затруднен в случае, если они находятся в тяжелом состоянии и нуждаются в немедленном оказании им помощи. Однако, даже в этом случае следует, с разрешения врача, задать потерпевшим хотя бы несколько вопросов о событии, о виновных лицах и о мотивах преступления. Эти сведения, сообщаемые лицами, находящимися в тяжелом состоянии, нуждают­ся в тщательной проверке, но тем не менее зачастую они для раскрытия преступления, построения соответствую­щих версий имеют весьма большое значение.

    Перед тем как приступить непосредственно к осмотру места происшествия, следует разъяснить понятым их обя* занности — наблюдать за ходом осмотра и подтвердить своими подписями в протоколе результаты осмотра. Од­новременно следует разъяснить обязанности всем осталь­ным участникам осмотра.

    Общая ориентировка в событии будет неполна, если следователь или дознаватель сам лично с этой целью не ознакомится с обстановкой.

    Поэтому рекомендуется (после получения сведений путем беседы) произвести обход территории, подлежа­щей осмотру, а если участок имеет небольшие размеры
    (например, комната), то с удобной точки произвести об­щий обзор объекта осмотра.

    Получив общую ориентировку о событии, необходим© определить границы осмотра и его метод.

    Действия по осмотру места происшествия

    На практике случается, что следователь или дознава­тель, приступая к осмотру места происшествия, не опре­деляет заранее границы осмотра, полагая, что они опре­делятся сами собой. Однако это нельзя признать пра­вильным, в частности, потому, что если заранее не опре­делить границы осмотра, то не будет обеспечена охрана всего осматриваемого участка, а это может привести к утрате важных следов и вещественных доказательств.

    Границы осмотра зависят от конкретной обстановки. Место происшествия должно быть охвачено осмотром с таким расчетом, чтобы могла быть зафиксирована и ис­следована обстановка места происшествия, а также вы­явлены и изъяты все следы и вещественные доказатель­ства, имеющие значение для дела. Если событие произо­шло в комнате, то должна быть подвергнута осмотру вся комната, а также коридор, места общего пользования, лестницы и участок, расположенный у входа и под ок­нами, если есть основания полагать, что там могут быть следы ног и т. п. Иногда необходим осмотр соседних ком­нат, хотя бы и занятых другими семьями.

    Если событие произошло в одной из комнат изолиро­ванной квартиры, принадлежащей одной семье, то осмот­ру, как правило, подлежат вся квартира, а также лест­ница, подъезд и т. д.

    Если событие произошло в отдельном небольшом зда­нии (склад, ларек и т. п.), то осмотру подлежит все зда­ние, включая чердак и подсобные помещения, а также окружающая местность; если на производстве, в цехе, произошел, например, несчастный случай, то осмотру подлежит весь цех.

    Разумеется, если лицо, виновное в совершении пре­ступления, установлено и может быть уже задержано на месте преступления, нет надобности расширять границы осмотра за пределы данного дома. Наоборот, если уста­новление преступника представляется делом сложным,
    необходимо расширить пределы осмотра на значительное расстояние от дома, Где произошло событие, так как иногда виновный старается на некотором отдалении от места совершения преступления освободиться от орудия преступления, от лишних предметов, привести в порядок одежду и тем самым может оставить важные для рассле­дования следы.

    В случае, если событие произошло на открытой мест­ности, необходимо охватить по возможности больший участок, но в пределах, реально дающих возможность обнаружить следы и вещественные доказательства, отно­сящиеся к делу.

    Если, например, произошел наезд автомашины на человека, после чего автомашина скрылась, то, помимо центра события и непосредственно окружающей местно­сти, необходимо проследить некоторый отрезок дальней­шего пути с тем, чтобы лучше выявить характерные осо­бенности автомашины (течь воды, течь масла и т. п.), а возможно, обнаружить, например, стекла разбитой фары или следы стоянки машины.

    Конечно, степень детализации осмотра будет более высокой на месте, где непосредственно произошло собы­тие, а по мере удаления от центра может заключаться в исследовании только некоторых пунктов на местности (например, кусты, заброшенный сарай), либо происхо­дить в линейном направлении (по дороге).

    В ноябре 1955 года в Иваническом районе Волынской области был обнаружен в кустах около поля озимой ржи разложившийся труп подростка. Никаких следов ног обнаружить на месте не удалось.

    Производивший осмотр места происшествия следователь пред­положил, что если преступник удалился с места убийства через поле по направлению к шоссе, то следы могут сохраниться в поле на вспаханной почве. И действительно — на пашне удалось обнаружить две дорожки следов мужской и женской обуви. Следуя по ним, участники осмотра места происшествия на некотором расстоянии нашли женский носовой платок, под которым всходы ржи завяли, хотя вокруг платка всходы были большие. Это указывало на то, что платок мог быть обронен сразу же после посева ржи. По на­правлению к лесу были обнаружены следы волочения, которые при­вели к трупу женщины. Так, благодаря правильному определению границ осмотра места происшествия картина события стала полной и удалось обнаружить важные вещественные доказательства, а впо­следствии раскрыть преступление. Преступник с целью ограбления убил свою жену и ее сына от первого брака. Сначала он нанес удар мальчику, а затем, когда жена пыталась от него убежать, он до­гнал ее в поле и убил, а труп спрятал в лесу.

    Подпись: 33Следователь одного из районов Калужской области, произведя осмотр места обнаружения трупа, описал об­становку места происшествия в протоколе совершенно неудовлетворительно, а план местности вообще не соста­вил и не обратил внимания на близлежащий участок местности. Через два дня оказалось, что в 30 м от места обнаружения трупа лежат документы убитого, но они при осмотре места происшествия не были обнаружены.

    После того, как границы осмотра места происшествия будут определены1 и обеспечена охрана, необходимо ре­шить вопрос о методе осмотра.

    В понятие метода осмотра места происшествия вхо­дят приемы (способы) проведения осмотра в смысле: а) способов пространственного охвата места происшест­вия; б) направления движения следователя при осмотре;

    в)  способов исследования отдельных элементов обста­новки места происшествия.

    Вопрос о способе пространственного охвата места происшествия возникает главным образом в том слу­чае, если объектом осмотра является обширная террито­рия (открытая местность или большое помещение). Та­кая территория может быть охвачена сплошным иссле­дованием обстановки или выборочным.

    При сплошном исследовании тщательно осматривает­ся вся территория. Для того чтобы ни один участок не вы­пал из поля зрения, необходимо разделить территорию на участки. В этих случаях следует точно обозначить каж­дый участок (колышками, ветками, веревкой и т. п.) и делать особые отметки по мере того, как будет закончен осмотр на данном участке. Для сплошного осмотра мож­но охватить всю территорию движением по спирали от центра к периферии или от периферии к центру, соот­ветственно отмечая каждый пройденный круг (при этом отметки колышками, ветками и другими предметами це­лесообразно делать по ходу движения через каждые 10—- 20 шагов).

    Такое тщательное исследование следует производить в случаях, когда в любом пункте на данной территории можно обнаружить, например, следыА гильзу, пулю, бро­шенное оружие и т. п.

    Выборочное исследование обстановки места проис­шествия может быть произведено в том случае, если про­исшествие локализуется в определенных пунктах и толь­ко в этих пунктах можно ожидать, что будут обнаружены следы и вещественные доказательства. Эти пункты под­вергаются тщательному исследованию. Все остальные участки территории могут быть при таком исследовании подвергнуты лишь беглому осмотру.

    Вопрос о направлении движения при осмотре места происшествия возникает главным образом в случаях, когда объектом осмотра является обширная терри­тория.

    Направление движения может быть от центра к пери­ферии или от периферии к центру.

    Чаще всего целесообразно начинать осмотр с центра события с тем, чтобы, разобравшись в центре и опреде­лив характер происшествия, получить представление об основных чертах события, а затем произвести дальней­ший осмотр, распространив его на периферию путем пос­ледовательного охвата отдельных участков территории или движения по расширяющейся спирали.

    Если же на большой территории центр происшествия не ясен, возможно начать осмотр с периферийных точек, находящихся на некотором отдалении, и с этих точек, де­лая круги по сужающейся спирали к центру, осмотреть всю местность. В таком случае иногда удается быстрее обнаружить труп или тело раненого человека, орудия преступления, следы скрывшегося преступника, по кото­рым может быть организовано преследование, и т. д.

    Поскольку небольшая территория не имеет перифе­рии, отдаленной от центра, при осмотре такого места про­исшествия не возникает вопрос о движении от центра к периферии или наоборот. Небольшая территория подвер­гается тщательному исследованию в порядке, который будет признан следователем или дознавателем наиболее целесообразным. Чаще всего в первую очередь исследует­ся обстановка в центре места происшествия, а затем ос­тальная обстановка путем движения в границах данного места по часовой стрелке.

    Применительно к способу пространственного охвата места происшествия и направления движения при ос­мотре в криминалистической литературе существуют понятия субъективного и объективного методов осмотра места происшествия. Субъективный метод заключается в том, что место происшествия осматривается, исходя из сложившегося представления о событии и его механизме. При этом следователь идет как бы следом за преступни­ком по тем признакам, которые указывают на путь его прихода к месту, па следы пребывания и действий и на путь его ухода с места происшествия.

    Объективный метод заключается в том, что место про­исшествия осматривается последовательно с тем, чтобы все участки были тщательно исследованы.

    Если применять субъективный и объективный методы осмотра места происшествия механически, то это может привести к серьезным ошибкам.

    Действуя субъективным методом, следователь при осмотре почти неизбежно выпустит из поля зрения важ­ные детали, которые могут находиться в стороне от пути следования преступника, не говоря уже о том, что опре­делить точно этот путь следования практически бывает невозможно. С другой стороны, на отдельных этапах ос­мотра места происшествия бывает целесообразно вести исследование обстановки именно по пути прихода и ухода преступника. Так, если после наезда на человека водитель не остановил автомашину и скрылся, то, как об этом указывалось выше, целесообразно распростра­нить осмотр в линейном направлении и проследить путь дальнейшего следования автомашины (может быть на несколько километров), но осматривать в значитель­ном радиусе всю окружающую местность, конечно, нег надобности.

    Аналогичный метод может быть применен и в других случаях, если имеется возможность от центра места про­исшествия, после тщательного его осмотра и фиксации, проследовать в линейном направлении по пути предпола­гаемого прихода или ухода преступника.

    Ночью в свою квартиру возвратился гр-н Ачкасов, имея ране­ние п область шеи каким-то очевидно острым холодным орудием, и тут же скончался. На место происшествия немедленно выехал прокурор района. Правильно придя к выводу, что для раскрытия преступления важно исследовать обстановку места, где причинено ранение погибшему, прокурор немедленно произвел осмотр терри­
    тории вокруг дома. Заметив на земле дорожку из капель крови, он предположил, что эта дорожка может привести к месту происше­ствия, где и могут быть обнаружены следы прихода или ухода пре­ступников. Поэтому он распространил осмотр по линии следов, вы­шел на другую улицу и обнаружил лужу крови, которая и указала на место, где было причинено ранение.

    Поскольку других следов на месте не оказалось, оставалось проверить, не проживают ли виновники преступления поблизости и не имеют ли о них сведений жители соседних домов. Последние были допрошены и дали показания, что на этом месте происходила драка, и рассказали об известных им участниках. Благодаря это­му удалось сразу же задержать одного из участников драки, проживающего в соседнем доме, и обнаружить на его одежде следы крови, совпадающие с группой крови погибшего. Это по­могло раскрыть преступление, одним из участников которого явилось лицо, задержанное в результате правильного осмотра места происшествия.

    В связи с вопросом о способе исследования отдель­ных элементов обстановки места происшествия сущест­вует в криминалистике понятие стадий осмотра. Чаще всего принято различать статическую и динамическую стадии осмотра места происшествия.

    В статической стадии обстановка исследуется в не­подвижном состоянии. Следователь или дознаватель точно фиксирует объекты осмотра, определяет расстоя^ ние между предметами и от неподвижных точек, фикси­рует видимые следы, вещественные доказательства и т. д., не трогая их и не меняя положения.

    В динамической стадии обстановка исследуется в под­вижном состоянии. Следователь или дознаватель, иссле­дуя предметы обстановки, передвигает их, меняет поло­жение, берет в руки, всесторонне рассматривает, изымает следы, делает с них слепки, изымает другие веществен­ные доказательства, осматривает их для занесения в про токол и т. д.

    В статической стадии производятся ориентирующая, обзорная и узловая фотосъемки, а в динамической — детальная.

    Некоторые криминалисты называют эти стадии ос* мотра места происшествия обзорной и исследователь­ской, из которых назначение первой — последовательное изучение и фиксирование положения предметов на месте происшествия, не внося изменений в обстановку, а назна­чение второй — систематическое, всестороннее и деталь-
    нос изучение отдельных объектов с применением техни­ческих средств[23].

    Есть предложение ввести деление осмотра места про­исшествия на три стадии, последовательно сменяющие друг друга: общий осмотр, детальный осмотр, заключи­тельная стадия осмотра[24]. В ходе общего осмотра следо­ватель должен получить в общих чертах представление о характере обстановки места происшествия, наметить границы осмотра, план детального осмотра и зафикси­ровать положение объектов к моменту начала осмотра, однако не трогая предметов обстановки и не меняя их по­ложения.

    В стадии детального осмотра должны устанавливать­ся и фиксироваться детали обстановки, отыскиваться и изыматься следы и вещественные доказательства. В за­ключительной стадии должен быть составлен протокол осмотра места происшествия.

    По существу все эти предложения о стадиях осмотра мало чем отличаются друг от друга. Их основной недо­статок заключается в том, что они связывают инициати­ву лица, производящего осмотр, требуя от него, чтобы он сперва охватил место происшествия и зафиксировал всю обстановку в неподвижном состоянии, а затем — в под­вижном состоянии. Между тем па практике, как правило, необходимо, не теряя времени на осмотр всего места происшествия в неподвижном состоянии, исследовать тщательно основные узлы происшествия как в неподвиж­ном их состоянии, то есть статическим методом, так и в подвижном, то есть динамическим методом, а затем ис­следовать всю остальную обстановку.

    Узел — это те части места происшествия, где кон­центрируются важные признаки события: труп с непо­средственно примыкающими к нему следами и вещест­венными доказательствами; пролом в стене; взломанный шкаф; лужа крови; лестница, приставленная к стене для того, чтобы проникнуть в дом, и т. д.

    Осмотр места происшествия по узлам имеет следую­
    щие преимущества: 1) уже в самом начале осмотра соз­дается представление об основных чертах события и имеется возможность вести дальнейший осмотр целеуст­ремленно, исходя из характера события; 2) имеется воз­можность более быстро, основываясь на выявленных данных, параллельно осмотру принимать меры следст­венного и оперативно-розыскного характера; 3) меньше возникает опасность уничтожения важных следов, так как выполнение всего того, что составляет содержание статической стадии осмотра, сопряжено с передвижением группы участников осмотра по всему месту происшест­вия в момент, когда значение тех или иных следов еще недостаточно ясно и, значит, легко может привести к за­таптыванию их.

    Исследуя каждый узел места происшествия, следова­тель или дознаватель действует сначала статическим методом, не изменяя положения объекта, а затем дейст­вует в пределах того же узла динамическим методом, то есть меняя положение предметов.

    При динамическом методе исследования обстановки места происшествия нередко проводятся простейшие опытные действия. Например, для того, чтобы устано­вить, заперта ли дверь, пытаются открыть ее толчком, для проверки исправности электроосвещения нажимают кнопку выключателя и т. д.

    Подобные действия ограничиваются выяснением оче­видных данных, характеризующих обстановку места про­исшествия, и в силу этого являются неотъемлемой частью осмотра места происшествия.

    Выше говорилось о том, что одной из задач осмот­ра места происшествия является установление источни­ков получения новых доказательств, то есть установ­ление того, возможно ли с определенного пункта ви­деть или слышать происходившее на месте происше­ствия и т. д.

    Это также неизбежно связано с некоторыми опытны­ми действиями, производимыми в ходе осмотра. Напри­мер, следует определить и зафиксировать в протоколе ос­мотра места происшествия по поводу происходившего днем разбойного нападения на пустыре, что участок, где произошло нападение, хорошо виден из окон второго и третьего этажа жилого дома, расположенного в 50 м от пустыря.

    Однако эти несложные опытные действия, произво­димые при осмотре места происшествия для выявления свойств обстановки, не должны подменять следственный эксперимент, как самостоятельное следственное действие.

    Как известно, эксперимент характерен тем, что при его проведении воссоздается определенная ситуация, а сами опытные действия носят более или менее сложный характер, тогда как опыт в процессе осмотра места про­исшествия никакого воссоздания ситуации не требует, а носит элементарный характер и имеет целью установить свойства предметов и обстановки места происшествия.

    Убедившись в том, что дверь осматриваемого помеще­ния издает резкий скрип при открывании, следователь вправе отметить это обстоятельство в протоколе осмотра, как очевидное свойство двери. Однако выяснение слыши­мости звука открываемой двери в соседней комнате и проверка возможности открыть дверь бесшумно должны быть содержанием эксперимента, как самостоятельного следственного действия[25].

    При производстве осмотра по узлам, если они связа­ны между собой, по окончании осмотра каждого из них необходимо отметить его местонахождение (мелом, ко­лышком н т. п.) или поставить предметы на прежнее ме­сто с тем, чтобы была возможность при дальнейшем ис­следовании сопоставить их взаиморасположение.

    В самом начале, когда обстановка не подверглась из­менению, производится ориентирующая и обзорная фото­съемки, затем — узловая (без изменения обстановки) и детальная (с возможными изменениями положения пред­метов)[26].

    Избрав определенный метод осмотра места проис­шествия, следователь или дознаватель производит иссле­
    дование обстановки и делает при этом по ходу осмотра соответствующие записи в блокнот, отмечая данные об общей характеристике объекта осмотра, его размерах и особенностях, расположении отдельных предметов, их размерах, взаимоположении и состоянии, обнаруженных следах и вещественных доказательствах, об их изъятии, о произведенном фотографировании.

    По этим записям составляются протокол осмотра ме­ста происшествия и план или схема места происшествия[27]-.

    Основные общие правила осмотра места происшествия

    Основными общими правилами осмотра места проис­шествия являются:

    а)  незамедлительность осмотра, б) планомерность, полнота и тщательность исследования и фиксирования обстановки места происшествия, в) объективность иссле­дования обстановки. Само собою разумеется, что прави­лом осмотра является строгое соблюдение законности во всех действиях лица, производящего осмотр, но так как соблюдение законности есть общее требование, относя­щееся к расследованию в целом, оно не является специ­фическим для данного следственного действия и поэтому здесь специально не излагается.

    Незамедлительность осмотра. Выше уже говорилось о том, что оамотр места происшествия является одним из первоначальных и неотложных следственных действий.

    Необходимо выезжать на место происшествия немед­ленно по получении сведений о происшествии. Хотя ос­мотр целесообразно производить при дневном свете, но если событие произошло ночью или следователь или до­знаватель прибыли на место с наступлением темноты, то откладывать осмотр нецелесообразно. В таких случаях необходимо обеспечить освещение места происшествия. На открытой местности можно использовать фары авто­машины. Если событие произошло давно и уже нет опас­ности, что могут исчезнуть следы в течение нескольких часов до наступления рассвета, осмотр )может быть отло­жен до утра.

    Осмотр, произведенный в темное время суток, следует
    повторить в дневные часы с тем, чтобы более тщательно исследовать обстановку места происшествия[28].

    Планомерность, полнота и тщательность исследова­ния и фиксирования обстановки места происшествия. При осмотре места происшествия необходимо исследо­вать и зафиксировать обстановку с достаточной полно­той и тщательностью. Однако нельзя считать, что наи-* лучшим осмотром является такой, при котором была бы с одинаковой тщательностью и во всех подробностях ис­следована и зафиксирована вся обстановка и каждый ее предмет. Такой осмотр места происшествия, во-первых, потребовал бы слишком много времени, исчисляемого пе часами, а днями; во-вторых, протокол осмотра ока­зался бы столь громоздким, что им трудно было бы поль­зоваться. Главное, имеющее значение для дела, терялось бы в массе всевозможных деталей. Значит, требование полноты и тщательности исследования и фиксации обста­новки 'надо понимать в том смысле, что при осмотре должно быть тщательно исследовано и зафиксировано то, что может иметь значение по данному делу.

    Вопрос о том, с какими подробностями следует фик­сировать обстановку места происшествия, решается в каждом конкретном случае в зависимости от характера события[29]. В момент осмотра не всегда бывает возможно установить связь тех или иных следов или предметов с расследуемым событием, однако эта связь может выяс­ниться .впоследствии. Это необходимо учитывать и прак­тически исходить из того, что лучше зафиксировать боль­ше признаков, из которых часть может впоследствии ока­заться не относящимися к делу, чем поступить наоборот, то есть пропустить и не зафиксировать признаки, которые имеют существенное значение.

    Полнота исследования обстановки места происшест­вия может 'быть достигнута при условии, если осмотр производится планомерно, с таким расчетом, чтобы, из­брав определенный метод осмотра, следователь или доз­наватель последовательно, по заранее продуманному плану подверг исследованию намеченный объект в пол­ном объеме.

    Исследование и фиксирование различных деталей об­
    становки зависят в определенной мере и от того, какую роль играет осмотр места происшествия в раскрытии пре­ступления.

    Осмотр места происшествия, как и любое другое след­ственное действие, подчинено задачам раскрытия и рас­следования преступления. Если в момент осмотра неиз­вестно, кто совершил преступление, с какой целью и т. д., то многие детали обстановки 1могут оказаться полезными для его раскрытия.

    Если же характер преступления ясен и виновный уста­новлен, его виновность подтверждена показаниями свиде­телей и т. д. (например, в случае, если преступник задер­жан на месте преступления в момент, когда он путем взло­ма окна проник в склад и укладывал вещи в мешок, для того чтобы вынести его), то осмотр места происшествия уже не является средством раскрытия преступления. И в этих случаях тщательный осмотр (места происшествия необходим прежде всего для того, чтобы проверить соот­ветствие объективных данных осмотра другим материа­лам дела, но если это соответствие в достаточной мере в ходе осмотра выявляется, то, рассуждая практически, уже не требуется так подробно фиксировать обстановку и следы, как это необходимо в случаях, когда преступ­ление еще не раскрыто.

    Объективность исследования обстановки места проис­шествия. Осмотр места происшествия должен произво­диться объективно, то есть без какой-либо предвзятости и односторонности, и сопровождаться тщательным фикси­рованием всех данных, которые имеют или могут иметь отношение к исследуемому событию.

    Это, конечно, не значит, что следователь или дознава­тель не должен относиться к фиксированию обстановки с определенной направленностью, которая основана на характере события. Так, если на месте обнаружен труп с признаками огнестрельного ранения, то надо искать стре­ляные гильзы, а при сквозном ранении или если было произведено несколько выстрелов, из которых некото­рые не дали попадания в жертву, надо искать пули, пуле­вые отверстия в потолке, стене и т. д. В таком случае нет надобности искать топор и другие подобные орудия. На­оборот, если смерть наступила от удара каким-то рубя­щим орудием, то надо при осмотре места искать топор и т. п.

    Таким образам, в процессе осмотра места происшест­вии у следователя или дознавателя складываются версии о характере события и об отдельных его обстоятельст­вах, исходя из обстановки на месте. Благодаря этому создается определенная направленность осмотра, но вер­сии эти носят рабочий вспомогательный характер. Они быстро создаются на месте, тут же получают подтверж­дение, или, наоборот, отпадают. Процесс возникновения таких версий и их проверки позволяет добиваться все­стороннего исследования обстановки места происшест­вия, охвата всех ее сторон[30].

    Иногда к моменту осмотра обстановка места проис­шествия оказывается измененной (труп перемещен, ме­бель поставлена на свое место и т. д.). Подлежит ли об­становка места происшествия фиксации в том состоянии, в каком она оказалась в момент осмотра, или же необхо­димо предварительно все поставить на свое место?

    В криминалистической литературе встречаются ука­зания на то, что в таких случаях обстановка места проис­шествия должна быть предварительно приведена в пер­воначальное состояние[31], однако с этим согласиться нельзя.

    Доказательственное значение осмотра места проис­шествии в том и заключается, что осмотр точно и объек­тивно фиксирует обстановку в том состоянии, в каком за­стал ее следователь или дознаватель. Обнаруженное сле­дователем или дознавателем и удостоверенное понятыми состояние обстановки места происшествия даст возмож­ность твердо исходить из этого при исследовании проис­шествии.

    Пели же перед осмотром приводить обстановку места происшествия в первоначальное состояние, то тем самым будет нарушен принцип объективной фиксации обстанов­ки в том состоянии, в каком ее воспринял следователь или дознаватель. Практически это привело бы к тому, что следователь или дознаватель брал бы на себя ответст­венность за то, что указания о первоначальном состоянии обстановки достаточно точны и правильны, хотя ясно, что в этом нельзя быть уверенным.

    Встречаются в криминалистической литературе ука­зания на то, что в случаях, если обстановка места про­исшествия подверглась изменениям, ее необходимо за­фиксировать в том состоянии, в каком застал следова­тель или дознаватель, а затем восстановить ее первона­чальное состояние и снова зафиксировать в том же про­токоле осмотра места происшествия[32].

    Указанная рекомендация также представляется не­правильной, так как в этом случае окажутся смешанны­ми два различных действия, одним из которых объектив­но фиксируется обстановка в том состоянии, в каком об­наружил ее следователь или дознаватель, а другим про­исходит восстановление обстановки по показаниям сви­детеля. Если возникает необходимость в таком восста­новлении первоначальной обстановки места происшест­вия по показаниям свидетелей, то это может быть произ­ведено с тем, чтобы схема восстановленной обстановки была приложена к протоколу допроса. В соответствую­щих случаях может быть произведено такое восстановле­ние обстановки места происшествия в процессе само­стоятельного следственного действия — следственного эксперимента или воспроизведения показаний на месте.

    Таким образом, правильное решение поставленного вопроса заключается в том, что при осмотре места проис­шествия должна быть объективно зафиксирована обста­новка в том состоянии, в каком ее непосредственно вос­принимает следователь или дознаватель в момент осмот­ра. Что касается возможных изменений первоначальной обстановки места происшествия, они должны быть точно установлены путем допросов и учтены при рас­следовании.

    Тактические особенности повторного осмотра места происшествия. Повторный осмотр места происшествия необходимо производить в следующих случаях:

    1.  Когда первый осмотр места происшествия произве­ден по объективным причинам в неблагоприятных усло­виях, например, ночью при отсутствии хорошего освеще­ния, в сильный дождь, снег и т. п. В этих случаях пов­торный осмотр производится не для исправления ошибок
    первого осмоса, а скорее как дополнительный осмотр в Пол ее нормальных условиях[33].

    Необходимо учесть, что при таком повторном осмотре должны быть после первого осмотра приняты меры к ох­ране места происшествия.

    2.  Когда есть основания полагать, что первый осмотр места происшествия произведен недоброкачественно (если не выявлены следы и вещественные доказательст­ва, которые непременно должны быть, судя по характеру происшествия; если осмотр произведен явно неквалифи­цированным следственным работником; если протокол осмотра не дает представления об обстановке места про­исшествия и т. д.). Хотя исправить ошибки первого ос­мотра, как сказано выше, очень трудно и во многих слу­чаях невозможно, но все же лучше бывает произвести повторный осмотр, поскольку не исключена возможность, что можно будет получить какие-либо дополнительные данные к первому осмотру.

    3.  Когда в ходе расследования выяснилось, что на ме­сте происшествия должны быть следы и вещественные доказательства, которые при первом осмотре почему-ли­бо не удалось обнаружить (например, на месте проис­шествия при первом осмотре обнаружена одна гильза и предполагалось, что выстрел был только один, а впослед­ствии оказалось, что выстрелов было два и, следователь­но, должна быть вторая гильза, которая могла быть слу­чайно втоптана в землю и потому оказаться незамечен­ной)[34].

    Тактическая особенность повторного осмотра места происшествия заключается в более целеустремленном ис­следовании всей обстановки и ее деталей. При повторном осмотре может фиксироваться вся обстановка, а также все следы и вещественные доказательства, которые к мо­менту осмотра окажутся на месте. Но можно ограничить­ся фиксированием лишь тех следов и вещественных дока­зательств, которые не были обнаружены при первом ос­мотре и их удалось обнаружить лишь при повторном ос­мотре. Ограничиться фиксированием только этих отдель­ных следов и вещественных доказательств возможно при условии, если первым осмотром достаточно хорошо и с не­обходимой полнотой зафиксирована обстановка места происшествия и, следовательно, остается дополнить ее следами и вещественными доказательствами, которые не удалось выявить раньше.


    Глава 3

    ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ВЕРСИЙ ПРИ ОСМОТРЕ МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ

    Значение версий при осмотре места происшествия

    Осмотр места происшествия является таким следст­венным действием, которое в первую очередь обогащает следователя и дознавателя личными наблюдениями. Жи­вое созерцание не должно ограничиваться пассивной фиксацией обнаруженного и не может представлять со­бой хаотического нагромождения фактов. Наблюдение протекает по определенной системе, сопровождается от­бором существенного, истолкованием и оценкой увиден­ного, то есть активной деятельностью сознания.

    Сразу обнаружить все необходимые факты, дать им полное объяснение и вскрыть их взаимосвязь нельзя. Сложный процесс развития наших знаний обязательно проходит через стадию приблизительного, предположи­тельного объяснения.

    Обычно — это первая ступень, ведущая от непосред­ственного наблюдения фактов к пониманию их сущности. Такое предположительное объяснение фактов в процессе расследования именуют версией. В основе версии лежит умозаключение о том, что известное явление состоит в причинной или иной связи с другими, пока еще неизве­стными явлениями. Последующее их обнаружение под­тверждает предположение, в противном случае требует­ся иное объяснение наблюдаемого факта.

    Возникнув на основе обобщения фактического мате­риала, версия активно воздействует на познавательный


    процесс, приводит к накоплению новых фактов, которые подтверждают, отвергают, изменяют или порождают но­вые версии, и так до тех пор, пока не будет достигнуто достоверное знание. Наблюдать, предполагать, прове­рять — так в трех словах можно сформулировать сущ­ность этого процесса.

    Чрезвычайно велико влияние версий даже на непо­средственные восприятия. Плохо различимый на дальнем расстоянии предмет делается ясно видимым и понятным, как только мы догадаемся, что это такое. Именно мысль придает особую остроту органам чувств человека.

    «Орлиный глаз,— писал Энгельс,— видит значитель­но дальше человеческого глаза, но человеческий глаз за­мечает в вещах значительно больше, чем глаз орла. Со­бака обладает значительно более тонким обонянием, чем человек, но она не различает и сотой доли тех запахов, которые для человека являются известными признаками различных вещей»[35].

    Как известно, в зависимости от охвата явлений разли­чают общие версии, или версии о расследуемом событии в целом и его наиболее существенных признаках; версии по элементам состава преступления, то есть версии по объекту и субъекту, объективной и субъективной стороне преступления, и, наконец, самую многочисленную груп­пу — частные версии — предположения об отдельных де­талях происшествия — доказательственных фактах[36].

    Версия является той формой мысли, которая соот­ветствует неполным, ограниченным на первых порах зна­ниям рассматриваемого явления.

    Отсюда следует решение важного практического во­проса о моменте построения следственных версий и их роли при осмотре места происшествия.

    Не следует смешивать построение версий и составле­ние развернутого плана расследования. К составлению плана можно перейти лишь при наличии определенного запаса данных, после проведения первоначальных след­ственных действий. Рождение версий относится к самым первым шагам ведущего расследование. Они появляются
    и))» полпенни первой информации о происшествии, оп­росе очевидцев и потерпевших и в ходе осмотра.

    В логичеЬцом смысле можно поставить знак равенства между версиями как элементами планирования и теми предположениями, которые рождаются и проверяются в ходе осмотра места происшествия. Так, напр'имер, прин­ципиально ничем не отличается проверяемая в процессе всего расследования версия об инсценировке дорожного происшествия и предположение об инсценировке, кото­рое возникло при осмотре и подлежит проверке на месте происшествия. Разница может быть только в большей или меньшей степени обоснованности, а не в существе того и другого предположения.

    В ходе осмотра места происшествия неизбежно воз­никают разнообразные по содержанию и различные по объему предположения, связанные с происшествием и изучаемой обстановкой. Их проверка зачастую проходит так быстро и неуловимо, что производящий осмотр порой даже не замечает, как его ум останавливался на тех или иных предположениях. Большая их часть недолговечна. Зарождаясь, они немедленно проверяются на месте, туг же отбрасываются, и лишь некоторые, выдержав испыта­ние, получают дальнейшее развитие и включаются в план расследования.

    Предположения, проверяемые при осмотре, практиче­ски также являются версиями, которые условно можно назвать предварительными. Большое значение их пока­жем на примере.

    Подпись: 49

    Таким образом, возникшие в ходе осмотра версии имеют значение к а к для самого осмотра места происшествия, так идля проведения выте­кающих из осмотра следственных дейст­вий и оперативных мероприятий[37].

    Использование версий — сложнейшая часть следст­венной работы. Иногда следователь или дознаватель ста­рается найти простейшее и наилучшее, с его точки зре­ния, объяснение, забывая, что версия — это одно из воз­можных, а не единственное объяснение фактов и что, как всякое суждение о вероятности, она допускает и иное ис­толкование событий.

    Необходимо предостеречь от выдвижения только ти­пичных версий. Не всегда события протекают в обычном порядке. Разнообразные и неизвестные нам условия мог­ли повлиять на механизм происшествия, изменить при­вычный ход событий.

    На практике некоторые следственные работники зло­употребляют аналогиями, пытаются приспособить ранее известные конструкции версий, забывая об индивидуаль­ности и неповторимости каждого события в его сущест­венных деталях.

    Распространенной ошибкой является неверная оценка случайностей, когда некоторые элементы расследуемого события принимаются за результат целенаправленных действий преступника, исключается случайное стечение
    обстоятельств. Так, например, неверно оценивается излом в наиболее топкой части преграды как безуслов­ный признак осведомленности преступника, хотя это мог­ло быть результатом случайности. Не менее опасна дру­гая крайность, когда существенные признаки события воспринимаются как не заслуживающее внимания слу­чайное стечение обстоятельств.

    В качестве приема построения версий иногда исполь­зуется мысленное воспроизведение происшествия, при котором лицо, производящее осмотр, ставит себя на мес­то участников данного события. При всей эффективности этот прием опасен тем, что следователь трактует события лишь со своей точки зрения, полагая, что и другие лица должны были действовать так, как действовал бы сам следователь на их месте, ошибочно отвергая те предпо­ложения, относительно которых он считает, что «это слишком глупо» или, нашротив, «слишком умно для пре­ступника».

    Наиболее вредной является тенденциозность следо­вателя. Предвзятое мнение снижает критическую оценку обстановки и вызывает извращенное толкование собы­тий. Подобная ошибка при осмотре места происшествия может оказаться неисправимой.

    Преступники, проникнув в жилой дом, убили хозяина и смер­тельно ранили его жену, которая, придя в сознание, успела сооб­щить будто одним из нападавших являлся их сосед Арчагов. После его задержания осмотр места происшествия носил сугубо формаль­ный характер. Уверенные в том, что убийца установлен, следствен­ные работники не изъяли пальцевых следов на разбитом стекле и следов ног в саду, игнорировали и другие вещественные доказа­тельства. Впоследствии была бесспорно установлена полная непри­частность Арчагова к убийству, а виновные так и остались неизве­стны, ибо с первых шагов оказалась утрачена возможность раскрыть это преступление[38].

    Использование версий не самоцель, а одно из средств решения основной задачи осмотра — всестороннего ис­следования места происшествия.

    Осмотр должен производиться пе в разрезе 2—3 из­бранных следователем версий, ас учетом всех версий, практически возможных для данной ситуации. В против­ном случае использование версий становится серьезной угрозой полноте осмотра. Осмотр нельзя считать закон­
    ченным, если не проверены, насколько это выполнимо на месте происшествия, все версии, возможные в данном случае.

    Труд, затраченный на проверку версий, которые в ко­нечном счете были отвергнуты, не напрасен. Неподтвер- дившаяся версия также сыграла свою положительную роль. В случае исключения того или иного толкования, как писал Тимирязев, «остается одним возможным объ­яснением меньше, ограничивается число остающихся объяснений, суживается круг, приближающий нас к единственному центру — к истине»[39].

    Итак, построение и первоначальная проверка возник­ших версий являются обязательным содержанием осмот­ра места происшествия. Роль версий при осмотре места происшествия заключается в том, что при их помощи следователь или дознаватель:

    а)  решает вопрос об относимости к делу и значе­нии тех или иных обнаруженных при осмотре предметов и их признаков;

    б)  направляет свою работу на отыскание новых, еще не обнаруженных следов и вещественных доказательств.

    Версии как средство определения относимости при осмотре

    Статья 15 Основ уголовного судопроизводства Сою­за ССР и союзных республик устанавливает, что «при производстве предварительного следствия и разбиратель­ства уголовного дела в суде подлежат доказыванию:

    1)   событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления)[40];

    2)  виновность обвиняемого в совершении преступле­ния;

    3)  обстоятельства, влияющие па степень и характер ответственности обвиняемого;

    4)  характер и размер ущерба, причиненного преступ­лением».

    Относящимися к делу являются все обстоятельства, связанные с предметом доказывания. Факты, не связан­ные с ним, не имеют значения для дела и должны быть отсеяны. Этим надлежит руководствоваться при осмотре места происшествия.

    Однако точно определить предмет доказывания при осмотре невозможно. Прибыв на место происшествия, следователь или дознаватель зачастую еще не знает, при­знаки какого именно события здесь наблюдаются, яв­ляется ли это событие преступлением и кем оно совер­шено.

    Например, обрушение строительных конструкций мо­гло произойти вследствие: порочности проекта, недобро­качественности железобетонных деталей, нарушения строительной технологии, сейсмических явлений и т. д. В каждом из этих случаев будет свой круг обстоятельств, подлежащих выяснению, свой предмет доказывания. От­меченная неясность не должна приводить к отказу от оп­ределения предмета доказывания при осмотре. Не пред­ставляя себе, хотя бы ориентировочно, в чем дело, нель­зя решить, относятся ли к делу наблюдаемые при осмот­ре факты[41].

    С другой стороны, если неполно определить предмет доказывания, произвольно остановить свой выбор на од­ной из возможных причин события, могут остаться неис­следованными факты, которые лежат в плоскости других, и может быть истинных, причин события. Так, при осмот­ре обвала на строительстве могут остаться без внимания признаки оползня и т. п.

    Поскольку те или иные признаки свойственны различ­ным событиям, производя осмотр, следует исходить из всех возможных вариантов, оценивать наблюдаемые фак­ты в аспекте всех вероятных толкований.

    Практика показывает, что основная трудность при осмотре состоит в решении вопроса о том — что на месте происшествия имеет значение, а что не представляет ин­тереса. Можно ли рекомендовать производящему осмотр не строить первоначально никаких предположений, а по­
    следовательно осмотреть и зафиксировать все, что он за­стал на мосте происшествия?

    Нередко встречаются такие протоколы осмотра, где подобно инвентарной описи перечислены, казалось бы, все предметы, находящиеся на месте происшествия. Сле­дователь или дознаватель, не задумываясь о значении от­дельных обстоятельств, стремится объять необъятное, и эта, заведомо обреченная на неудачу, попытка мешает определить границы осмотра, уводит его в сторону, ме­шает сосредоточить внимание на существенных призна­ках. Очень часто именно такие, на первый взгляд исчер­пывающие, протоколы осмотра оказываются дефект­ными.

    Относимость — это способность наблюдаемого факта устанавливать другие искомые факты. Она базируется па объективной связи фактов с расследуемым событием. До­подлинно установить такие связи большей частью при ос­мотре невозможно, о их наличии можно судить лишь пред­положительно. Значит, следователь, решая вопрос об от­носимости, должен, исходя из известных ему конкрет­ных обстоятельств, представить себе ту или иную ситуа­цию, в которой данный факт играет какую-то роль.

    Невозможность построения версий о связи данного предмета с событием происшествия делает его безразлич­ным для следователя, не имеющим значения для дела. Правильное решение достигается только в результате выдвижения всех возможных для данного случая пред­положений. При таком условии в поле зрения окажутся и те факты, которые явно имеют отношение к делу, и те об­стоятельства, которые, может быть, окажутся существен­ными в будущем.

    Имеет ли, например, значение для дела высота потол­ков в осматриваемом помещении? В тех случаях, когда высота помещения не могла оказать никакого влияния на механизм происшествия, это обстоятельство является безразличным и, как известно, не отражается в протоколе осмотра. Но в ряде случаев эти сведения имеют сущест­венное знчение. При осмотре склада трикотажной фаб­рики, откуда систематически пропадали готовые изделия, следователь, оценив место происшествия, предположил, что преступники, если это не сами работники склада, должны были пользоваться чем-то вроде веревочной лестницы. На крыше был найден спрятанный в водосточ-
    пой трубе канат с металлическими перекладинами, длина которого соответствовала высоте склада. В дальнейшем были установлены лица, изготовившие и использовав­шие это приспособление.

    Другой пример. В дровяном сарайчике был обнару­жен труп гражданки Орловой с проникающим ранением черепа. Тут же валялся окровавленный топор. Низкий потолок сарая не давал возможности размахнуться топо­ром для нанесения удара, если потерпевшая стояла на ногах. Отсюда следовало, что труп и топор перенесены из другого места. Оказалось, что убийство совершено в доме жильцом покойной.

    При осмотре необходимо особенно обращать внима­ние на всякие нарушения обстановки, инородные, зане­сенные извне предметы, повреждения на осматриваемых объектах и яркие особенности места происшествия.

    Если в момент осмотра решить вопрос об относимо­сти даже предположительно не удалось и роль того или иного факта осталась неясна, данный факт обязательно подлежит исследованию и фиксации, ибо в дальнейшем он может оказаться значимым для дела.

    Значимость осматриваемых объектов не следует по­нимать упрощенно и признавать предметы относящимися к делу только в случае, если они служили орудиями со­вершения преступления, несут на себе следы преступле­ния или явились объектом преступных действий. От­дельные детали места происшествия, не участвуя непо­средственно в расследуемом событии, могли влиять на его механизм, способствовать или препятствовать совер­шению определенных действий и в силу этого должны быть изучены и зафиксированы в протоколе.

    Обнаруженные при осмотре факты могут быть и не­посредственно связаны с происшествием, а могут состав­лять цепь фактов, увязанных с происшествием один по­средством другого.

    Так, при осмотре места кражи наличие приставной лестницы приобретало значение не само по себе, а в свя­зи с тем, что преступники могли проникнуть в складское помещение через слуховое окно. Мазки крови на лест­нице указывали на то, что один из воров, вероятно, нанес себе повреждение торчащим из перекладины гвоздем. Оказавшийся тут же кусочек белой ткани мог быть ос­татком материала, использованного для перевязки. 06-
    нарушенные неподалеку следы мотоцикла могли быть связаны с использованием преступниками мотоцикла для перевозки похищенного. Факт угона мотоцикла накануне кражи мог быть связан с поиском преступниками транс­портных средств и т. д.

    Чем больше промежуточных звеньев между фактами, тем труднее уловить и распознать их взаимосвязь. По­этому, решая вопрос об относимости к делу того или ино­го обстоятельства, следует учитывать самые отдаленные связи, предполагать наличие средних, пока еще неизвест­ных звеньев, которые увязывали бы наблюдаемые приз­наки с расследуемым событием. Так, найдя на месте взлома обрывок ткани, следователь еще до обнаружения кровяных помарок на лестнице счел его относящимся к делу, допуская, что лоскут случайно вырван из одежды преступника или просто потерян, или остался при упа­ковке похищенных предметов, либо как-то иначе связан с преступлением.

    Важнейшей формой связи между фактами является причинная связь, которая состоит в том, что одно явление порождает или вызывает возникновение дру­гого.

    Выяснение причин и следствий данного происшествия составляет задачу расследования, которая решается, в частности, и при осмотре места происшествия. Нельзя за­бывать, что в каждом случае связь между данной причи­ной и следствием есть лишь отдельное звено общих отно­шений между явлениями. То, что было причиной данного факта, ранее порождено какой-то другой причиной, а каждое следствие в свою очередь вызвало новое явле­ние. В жизни происходит взаимодействие нескольких причин, порождается не одно, а несколько следствий.

    Рассмотрим на примере связи такого рода.

    При осмотре сгоревшего швейного ателье следователь конста­тировал, что наибольшему разрушению подверглись участки, распо­ложенные в разных концах примерочной, закройной и приемной ателье, а помещения, расположенные между ними, пострадали зна­чительно меньше. Отмеченный факт свидетельствовал о том, что огонь распространился из нескольких очагов.

    Это в свою очередь указывало на то, что причиной пожара является поджог, произведенный одновременно в нескольких местах. Далее осмотром было установлено, что полусгоревший шкаф в при­емной не содержит почти никаких признаков пепла от находивших­ся там документов. Причиной этого является тот факт, что доку­менты были предварительно извлечены из шкафа.

    В примерочной кабине обнаружена куча бумажного пепла, что указывало на поджог документов. Стремление в первую очередь уничтожить документы могло быть вызвано тем, что кто-то из ра­ботников ателье был заинтересован в сокрытии бухгалтерских операций. Это могло быть следствием совершенных в ателье хи­щений.

    В закройном цехе обнаружено выгорание пола в форме кон­центрических окружностей, что могло быть следствием разливания горючих веществ кругообразными движениями. На месте пожара не было обнаружено посуды, в которой преступник мог хранить го­рючую жидкость. Предположив, что поджигатель поспешил изба­виться от этой улики, следователь осмотрел мусорные урны во дворе ателье и обнаружил бутылку, издающую запах керосина. Поскольку найденная бутылка могла находиться в руках преступни­ка, необходимо было искать на ней следы пальцев. Такие следы были обнаружены. Оказалось, что они оставлены руками заведую­щего ателье. Последний был изобличен в хищениях и поджоге.

    Изложенное показывгк'т, что причинная связь обра­зует множественные сцепления фактов. Объяснить каж­дый из них — значит понять его причину и осмыслить по­рожденные им следствия.

    При оценке фактов с точки зрения их относимости к делу следователь увязывает их с происшествием, исходя из таких предположений.

    Наблюдаемый факт являет ся следствием предполагаемой причины. Так, по мысли следо­вателя пожар является результатом поджога, а поджог вызван стремлением скрыть совершенные хищения. В этой связи приобретал значение факт уничтожения бухгалтерской документации.

    Наблюдаемый факт является причиной предполагаемого следствия. Основываясь на признаках применения горючей жидкости, следователь полагал, что в результате таких действий преступника на месте происшествия должна быть найдена посуда. В этой связи приобретали значение бутылка, пахнущая керосином, и наличие на ней следов рук.

    Наблюдаемые факты имеют общую по­родившую их причину. Так, факты сожжения документов и применения горючих веществ являлись ре­зультатами одного и того же явления — умышленного поджога ателье.

    При рассмотрении того или иного события оказы­вается, что какие-то факты являются главной причиной, а остальные служат условиями, необходимыми для па-
    ступления определенных результатов. В описанном слу­чае главной причиной пожара был поджог. Наличие го­рючих веществ в ателье служило условием распростра­нения огня, а отсутствие сквозняков воспрепятствовало полному сгоранию.

    Причинно-следственная связь не всегда носит явный характер. О ее наличии могут свидетельствовать другие, более поверхностные внешние связи.

    Связь по месту происшествия. То, что обра­зует место происшествия, может быть в большей или меньшей степени связано с происшествием, испытывало на себе воздействие участников события, само действова­ло на них или как-то иначе влияло на ход вещей.

    При осмотре взломанного промтоварного ларька сле­дователь отразил в протоколе то обстоятельство, что сте­ны помещения изнутри выкрашены в пачкающую ярко- голубую краску. Одежда одного заподозренного в краже оказалась обильно испачкана краской того же цвета. В сарае у него обнаружили похищенные ценности. Чем руководствовался следователь, обратив особое внимание на окраску внутренних степ ларька? Несомненно, он предположил, что преступник, находясь в тесном поме­щении, мог касаться стен и при этом испачкаться в краске.

    Чем дальше от места происшествия, тем менее веро­ятна такая связь, но это не освобождает следователя от обязанности осмотра отдаленной периферии, где зача­стую можно обнаружить ценные вещественные доказа­тельства. Если тот или иной участок в районе места про­исшествия только в силу своего положения может иметь следы и вещественные доказательства, он подлежит ос­мотру. Если тот или иной предмет в силу своего положе­ния мог играть какую-то роль в событии, он должен быть изучен в тех своих качествах, которые будут существенны в данном случае.

    Связь по времени происшествия. Связь между различными явлениями во времени выражается в том, что одни из них предшествуют другим, другие сле­дуют за ними, третьи выступают одновременно. Опреде­ленная последовательность может отражать более глубо­кие связи этих событий.

    На месте осмотра следователь видит много различных
    следов, но не все они связаны с расследуемым событием. Есть следы старые — они возникли задолго до проис­шествия и не могут представлять интереса; есть следы совершенно свежие, оставленные после обнаружения происшествия, и они не интересуют следователя, а вот следы, давность которых соответствует времени проис­шествия, вероятно, связаны с расследуемым событием и должны быть тщательно изучены.

    Старые затоптанные окурки, давняя царапина на зам­ке не заслуживают внимания, ибо, судя по сроку их появ­ления, они не связаны с происшествием. Если же опреде­лить время их возникновения невозможно, их следует считать относящимися к делу. При этом нужно учиты­вать самые разнообразные признаки: влажность, темпе­ратуру, окраску, взаиморасположение, гнилостные изме­нения, степень запорошенности, запыления, коррозии.

    Неподалеку от трупа убитой девочки была найдена в кустах старая гимнастерка, при осмотре которой обнаружили кокон гусе­ницы. Следователь правильно счел обстоятельство имеющим зна­чение и изъял гимнастерку. Определив при помощи эксперта срок превращения гусеницы в кокон, следователь установил, что гимна­стерка могла принадлежать преступнику, поскольку время, необ­ходимое для образования кокона, соответствовало давности проис­шествия.

    Приведем другой случай определения связи двух событий во времени. Двигаясь по следам преступника, следователь отметил, что сначала отпечатки шли поверх следа саней, затем, отклонившись к обочине, вернулись на колею, после чего след повозки все время покрывал дорожку следов преступника, а на развилке следы разо­шлись в разные стороны. Отсюда вытекало, что преступник, уда­лившись с места происшествия, обогнал на дороге сани и ушел впе­ред. Это имело очень важное значение, ибо указывало на необхо­димость розыска ездового, который видел преступника и мог сооб­щить его приметы.

    События, которые не совпали со временем соверше­ния преступления, а предшествовали ему или следовали за ним, также могут быть связаны с происшествием.

    Например, повреждение электропроводки за день до взлома магазина могло быть приготовлением к соверше­нию кражи. Производя осмотр, следователь обнаружил следы рук на сломанном выключателе наружного осве­щения магазина и счел их относящимися к делу. В даль­нейшем был установлен взломщик, который накануне кражи оставил на выключателе следы своих рук.

    Версии как средство отыскания новых фактов

    Значение версии как средства обнаружения новых фактов состоит в том, что если выдвинутое предположе­ние правильно, то, помимо наблюдаемых признаков, дол­жны существовать пока еще не обнаруженные факты, которые подлежат отысканию. Соответственно этому, на­правляя осмотр, следователь или дознаватель обнаружи­вает как предполагаемые следы и вещественные доказа­тельства, так и новые предметы, находка которых будит мысль производящего осмотр и толкает его на дальней­шие поиски.

    Осматривая место происшествия, он отмечает отдель­ные обстоятельства и детали события, попавшие в поле его зрения: запертую изнутри дверь магазина, сторожа, лежащего в луже крови на полу тамбура, отсутствие при внутреннем осмотре магазина каких-либо нарушений и посторонних следов, огнестрельную рану в груди трупа, брошенную рядом берданку сторожа и т. д. В ходе осмотра, наблюдая факты, следователь немедленно пе­реходит к их осмысливанию и объяснению.

    Часть обнаруженного па месте происшествия всегда дает основание для каких-то достоверных выводов. По­этому каждый раз рекомендуется ставить вопрос: «Что бесспорно следует из данного факта?» Например, судя по запертым изнутри дверям и окнам, при отсутствии других выходов из магазина, в помещении во время про­исшествия не было других лиц, кроме сторожа. Отсутст­вие признаков близкого выстрела, отсутствие гильзы в патроннике и внутри магазина исключают ранение сто­рожа собственной рукой. Значит сторож, раненный около магазина, успел войти в тамбур и запереть дверь на крючок, чем воспрепятствовал проникновению в магазин преступников. Полученный вывод диктует необходимость поиска следов преступников вне магазина.

    Приведенное рассуждение пока еще не образует вер­сии, поскольку в этих моментах исключается двоякое толкование.

    Однако значительная часть фактов не дает возмож­ности для категорического суждения, а позволяет судить

    о  них лишь с определенной долей вероятности.

    В начальной стадии следствия, и особенно при осмот­ре места происшествия, различные толкования фактов,
    как правило, весьма многочисленны. До того, как было установлено, что в момент происшествия никто из посто­ронних не был внутри магазина, не исключались и дру­гие возможности — уход преступника через окно или че­рез дверь с последующим набрасыванием внутреннего крючка. Лишь убедившись в невозможности этого, уда­лось сделать данный факт однозначным, прийти к кате­горическому суждению.

    Изучая событие, следователь или дознаватель дает ему возможное объяснение, отвечая на вопросы: как именно могло произойти данное событие, что могут озна­чать те или иные обстоятельства, о чем могут свидетель­ствовать наблюдаемые факты, каждый в отдельности и все вместе. Что, наггример, означает пребывание сторожа, вопреки имеющейся инструкции, вне магазина? Видимо, он был вызван кем-то из сослуживцев или близких зна­комых либо сам вышел, когда посторонних рядом не было.

    Так складываются версии:

    а)  убийство с целью ограбления магазина совершено знакомым сторожа, который под каким-то предлогом вы­звал сторожа и выстрелил в него;

    б)  убийство совершено посторонним грабителем, ко­торый воспользовался для нападения случайным выхо­дом сторожа из магазина[42].

    Наряду с построением общих версий, относящихся к происшествию в целом, и версий по элементам состава преступления велико значение версий, касающихся от­дельных деталей события. Так, обнаружив на крыльце магазина кусочки влажной глины, можно предположить, что это — осыпь с обуви преступника. Такой почвы нет около магазина. Значит она занесена из другого места, где, вероятно, будут обнаружены следы.

    Далее следователь рассуждает примерно так: если исходить из высказанного предположения, если нарисо­ванная картина верна, то должны были произойти еще такие-то явления, должны быть налицо еще такие-то признаки, могли остаться такие-то следы.

    Выведение следствий сводится к ответу на вопросы:

    а)  какие причины породили данный факт;

    б)   какие последствия он вызвал;

    в)  какие явления сопутствовали тому и другому.

    Если исходить из версии об убийстве сторожа посто­ронним грабителем, то надо думать, что преступник под­карауливал свою жертву и для того прятался поблизо­сти, наблюдая за магазином. В этом случае он должен был избрать себе пункт, невидимый для сторожа и скры­тый от других. Растущие неподалеку кусты смородины наиболее удобны для такого укрытия.

    Итак: а) Сторож вышел из магазина и направился к кустарнику. Находящийся там преступник выстрелил и ранил сторожа. Раненый сторож забежал в магазин, за­перся и скончался. Убедившись в невозможности про­никнуть в магазин, преступник скрылся.

    б)  Преступник оставил в кустах следы своего пребы­вания и следы действия огнестрельного оружия. Раненый оставил капли крови на земле. Пытаясь проникнуть в магазин, убийца оставил на двери следы рук.

    в)  Звук выстрела слышали жители ближайших до­мов. Прятавшегося в кустах человека видели перед тем прохожие. Уходящего убийцу заметили ночные сторожа других объектов.

    Неверное восприятие, ошибочная трактовка события и логическая ошибка в выводах могут быть обнаружены при первом же столкновении с действительностью. Иног­да бывает достаточно вернуться к рассмотрению уже из­вестных фактов, как выявляются погрешности и противо­речия данного толкования.

    Необходимо проверить, имеются ли налицо предпо­лагаемые следствия. Отыскание новых фактов и провер­ка, соответствуют ли выведенные следствия данным дей­ствительности, достигаются в результате дальнейшего исследования обстановки места происшествия.

    Так, продолжая осмотр, следователь обнаруживает: на рыхлом грунте в кустах следы топтавшегося на месте человека, обутого в резиновую обувь с вафельным узо­ром подошвы; ближе к магазину опаленный обрывок га­зеты; затем цепочку засохших капель бурого цвета. На двери следов рук не обнаружено, на дверной коробке в полуметре от земли оказался глинистый отпечаток лево­го ботинка ,с гладкой подошвой. Около крыльца два незатоптанных окурка таких же папирос, которые име­ются у покойного, и один окурок папиросы другого сорта,

    Таким образом оказалось, что 1) некоторые из пред­
    полагаемых фактов действительно имеются налицо (сле­ды ног); 2) другие — не обнаружены (следы рук); 3) найдены ранее не предусмотренные предметы (окур­ки).

    Проверяемые версии должны быть оценены в свете собранных данных, новые факты нуждаются в уяснении.

    Если следствия, вытекающие из версии, соответству­ют действительности, то есть предполагаемые факты об­наружены, значит, вероятность версии будет расти по ме­ре получения новых подтверждений. Однако наблюдае­мые факты могут быть вызваны другой причиной, в ча­стности обнаруженные в кустах следы могут принадле­жать не преступнику, клочок бумаги оказаться не пы­жом, засохшие брызги на земле — пе кровью, а краской.

    Сложнее обстоит дело при отсутствии ожидаемых фактов. Возможно, что предполагавшийся факт имел ме­сто, но последствия его, признаки и следы не сохрани­лись или не могли быть обнаружены по каким-либо при­чинам (следы ног смыты дождем, отпечатки пальцев не могли отобразиться на шероховатой поверхности, пыж залетел на соседний участок). При таком положении вер­сия должна быть сохранена для дальнейшей работы, по­иски продолжены в другом направлении.

    Может оказаться, что предполагавшегося факта во­обще не было. Если наступление тех или иных последст­вий, наличие определенных признаков, овеществленных следов необязательно, версия не исключается и требует дальнейшей проверки. Так, не обязательно должны были остаться на гладкой металлической ручке двери пальце­вые следы.

    Когда данное следствие являлось обязательным, не- обнаружение искомых фактов ставит под сомнение вер­сию. Так, если, несмотря на обширное ранение, под тру­пом не оказалось бы крови, это негативное обстоятельст­во шло бы вразрез с вышеупомянутыми версиями и тре­бовало дополнительного толкования. В зависимости от значимости негативного обстоятельства версия может оказаться полностью исключенной.

    Наконец, должны быть осмыслены те факты, обнару­жение которых явилось неожиданным. Поскольку новые факты полностью укладываются в рамки имеющихся версий, это укрепляет их, и новых построений не требует­ся. Например, отпечаток обуви на стене у входа под­
    тверждает мысль о том, что преступник, пытаясь про­никнуть в магазин, дергал дверь, упираясь ногой о стену.

    Когда новые факты не охватываются прежним объяс­нением или не вяжутся с ним, версия должна быть до­полнена и исправлена в свете этих данных, По мере на­копления фактического материала версия подвергается уточнению и исправлению.

    В нашем примере, судя по различным следам ног, можно предположить, что преступников было двое: один, стрелявший, одет в резиновую обувь с вафельным узо­ром подошвы, другой, пытавшийся открыть дверь и оста­вивший отпечаток на стене, имел обувь с гладкой подош­вой. Если два окурка, найденные у входа, брошены сто­рожем, а третий — кем-то другим, можно предположить, что покойный до нападения курил с кем-то из своих зна­комых. Этот человек также мог быть участником пре­ступления. В момент выстрела его уже не было около сторожа, иначе он помешал бы ему запереться в мага­зине. Значит, этот преступник также должен был пря­таться где-то поблизости. Отсюда вытекает необходи­мость дальнейшего поиска следов в районе места проис­шествия.

    Итак, непрерывное наблюдение сопряжено с осмыс­ливанием фактов, построением версий, выведением следствий, их логической и практической проверкой. В этом процессе распадаются одни версии, подтвержда­ются другие, возникают новые, пока не будет всесторон­не изучено место происшествия.

    Версия превращается в доказанную истину, когда установлено, что следствия, вытекающие из предполо­жения, действительно имеются налицо, а все остальные предполагаемые причины, которые могут вызвать дан­ный факт, исключаются.

    Заканчивая рассмотрение дела об убийстве сторожа, укажем, что в результате дальнейшего осмотра были найдены за забором на противоположной стороне улицы следы ног, сходные с отпечатком на стене. В канаве у дороги оказались следы скольжения и в грязи — отло­манный при падении пластмассовый палец протеза пра­вой руки. Подозрение пало на инвалида, проживающего по соседству с покойным. У задержанного на протезе отсутствовал палец. При совмещении с найденным об­ломком установлено совпадение. Обыском у его прия­
    теля был обнаружен обрез ружья и резиновая обувь с характерным узором подошвы, оставляющая следы, сходные с теми, что оказались на месте убийства. Даль­нейшим расследованием были опровергнуты все объяс­нения подозреваемых, и они признались в убийстве сто­рожа с целью ограбления магазина.

    Из сказанного видно, что только в редких случаях удается к концу осмотра исключить несколько толкова­ний и установить истину в полном объеме. Обычно это дело дальнейшего расследования. Однако по многим частным вопросам, имеющим решающее значение, мож­но достигнуть достоверного знания на месте проис­шествия. Извлечь из осмотра максимум данных и тем предельно сузить круг возможных объяснений — к этому должно стремиться лицо, производящее осмотр места происшествия.

    Роль версий как средства отыскания новых фактов и указателя направлений при осмотре места происшест­вия наглядно иллюстрируется следующим делом.

    Ездовой Сотниковского почтового отделения Кущев, выехав утром с грузом почты на пароконной повозке в село Бурлацкое, к месту назначения не прибыл, а к исходу дня обе его лошади вер­нулись в село Сотниконское бел упряжи и брички.

    Поскольку Кущеву была поручена перевозка крупной денежной суммы, можно было полагать, что он скрылся, присвоив вверенные ему средства, либо сам явился жертвой преступления. Милиция со­седних районов и железнодорожных, станций была информирована

    о  случившемся с целью задержания Кушева или преступников, со­вершивших его ограбление.

    В село Сотниковское прибыли районный прокурор и следова­тель, которые вместе с группой работников милиции произвели осмотр места происшествия в линейном направлении по маршруту обычного движения почтовой повозки. По пути к селу Бурлацкому в стороне от дороги, за покинутым полевым станом, была найдена повозка, нагруженная посылками и мешками с почтой. Полученных Кущевым денег там не оказалось. На брезенте обнаружены кровя­ные пятна и помарки. У заднего колеса брички на снегу — желтое пятно, похожее на остатки мочи. Снег с этих мест был собран, по­мещен в пробирки, как и следы крови, найденные в повозке.

    Подпись: 65

    Следы лошадей терялись в направлении села Сотниковское. Осмотр был продолжен по следам брички в обратном направлении. В.300 м был найден плащ, с кровяными помарками, засыпанный выпавшим снегом. Лошади, судя по следам, шли в этом месте гало­пом, и, вероятно, плащ выпал из повозки при быстрой езде. В ки­лометре от этого места повозка останавливалась, на что указывали следы топтавшихся на месте лошадей, и в сторону шли следы ног человека, которые затем возвращались обратно. Там, где дорожка следов заканчивалась и вела обратно, ничего подозрительного на первый взгляд не было. Продолжающийся снегопад скрыл многие следы, которые объяснили бы поведение преступника. Возникло предположение, что на участке, где заметны следы двигавшегося в разных направлениях человека, может быть спрятан убитый. В одном месте под с.чегом оказалось углубление. Здесь начали про­изводить раскопку и вскоре был обнаружен труп Кущева с проло­мами черепа.

    Механизм преступления теперь рисовался в двух вариантах. Первая версия — Кущев убит в результате внезапного нападения преступником, поджидавшим бричку на дороге. По другой версии убийство совершено кем-то из случайных пассажиров, ехавших вместе с Кущевым на повозке.

    По характеру стенок ямы, в которой был зарыт труп, и по тому признаку, что возле ямы имелись отпечатки заступа, был сделан вывод о вероятном наличии у преступника лопаты. Розыски ее на месте не дали результатов.

    Раны на правом виске трупа, сохраняя форму орудия правиль­ной круглой формы, давали основания полагать, что убийство со­вершено молотком, причем орудие действовало всей поверхностью. Удар, вероятнее всего, был нанесен справа перпендикулярно к пло­скости головы. Направление удара указывало на то, что преступник должен был находиться в кузове брички позади Кущева, управ­лявшего лошадьми с переднего сидения.

    Присутствоваший при осмотре начальник районной конторы связи сообщил, что по правилам перевозки почты ездовой не может допускать к повозке никого из посторонних. Это делало менее ве­роятным внезапное нападение на почтовую бричку. Решить вопрос более определенно позволило бы обнаружение того места, где непо­средственно было совершено убийство. Продолжить обратное дви­жение по следам повозки оказалось невозможным, так как следы вскоре терялись. Осмотр был перенесен на грейдер, по которому должен был следовать Кущев, с тем, чтобы обнаружить место, где почтовая бричка изменила свое обычное направление. На развилке грейдера и одной проселочной дороги, ведущей в сторону полевого стана, был обнаружен сравнительно свежий след свернувшей повоз­ки. По-видимому здесь лошадьми уже управлял преступник, ибо сам Кущев не стал бы уклоняться от своего маршрута. Значит убий­ство совершено на грейдере ближе к селу Сотниковское. Метрах в ста от развилки производящие осмотр заметили, что старую колею дороги зигзагообразно от одного края к другому несколько раз пе­ресекает свежий след, соответствующий следу почтовой повозки. Ви­димо, на этом участке лошадьми никто не управлял и здесь Кущеву были нанесены смертельные удары. Это подтверждалось обнаруже­нием в грязи дороги мундштука Кущева с недокуренной сигаретой,
    который, вероятно, выпал у него изо рта при ударе. Дальнейшее исследование колеи показало, что вначале бричка двигалась прямо­линейно без остановки. Удалось констатировать, что на мягком грунте обочины нет свежих следов пешехода, которые должны были оказаться, если бы убийство было совершено в результате внезап* ного нападения грабителя. Отсюда следовало, что убийца ехал с Кущевым в повозке.

    Так, осмотр привел к выводу о необходимости розыска винов­ного в числе лиц, с которыми покойный был близко знаком. Исполь­зование версий в ходе осмотра позволило сделать его более целе­устремленным, обнаружить и зафиксировать важные следы и веще­ственные доказательства1.

    Версии об инсценировке на месте происшествия

    Значение осмотра места происшествия понимают преступники, и потому нередко в следственной практи­ке приходится иметь дело с различными инсценировка­ми на месте происшествия.

    Под инсценировкой следует понимать не простое уничтожение преступником следов или воспрепятствова­ние их появлению, а создание ложной обстановки места происшествия2. Искажая картину события, создавая фиктивную обстановку и фабрикуя отдельные доказа­тельства, преступник стремится внушить неправильное впечатление о событии, породить такие заблуждения, которые направят следствие по ложному пути.

    Заведующий магазином с целью сокрытия хищения инсцениро­вал кражу со взломом, обставив место происшествия следующим образом. Два замка входной двери сорваны при помощи брошенного тут же лома. Товары с полок сняты, часть их разбросана по мага­зину, витрина разбита, на прилавке оставлена пустая водочная бутылка со следами пальцев. На полу валяются две пары старой рваной обуви, создающие видимость переодевания взломщиков на месте кражи. В данном случае инсценировка была установлена лишь после того, как в результате ревизии выявились систематиче­ские хищения, совершенные заведующим магазином. Как оказалось, он, найдя на свалке водочную бутылку и старую обувь, заблаговре­менно доставил их в магазин. Между тем обман мог быть раскрыт сразу же при осмотре места происшествия, благодаря детали, кото­рую упустил из вида преступник и вначале оставил без внимания следователь. Обувь, якобы принадлежавшая взломщикам, была совершенно суха, хотя весь день накануне шел дождь. Если бы воры были действительно обуты в оставленную обувь, она не могла быть сухой, не покрытой грязью. Готовясь к инсценировке в ясную пого­ду, преступник не учел выпавших затем атмосферных осадков.

    Возможность разоблачения инсценировок обусловле­на следующими факторами:

    1.  Как правило, преступник лишен возможности об­ставить место происшествия безукоризненно по субъ­ективным причинам. Подготавливая инсценировку, фабрикуя доказательства, редкий человек способен со­хранить полное спокойствие. Естественное волнение ме­шает все предусмотреть, и, что еще важнее, на практике преступник не располагает познаниями, которые необ­ходимы, чтобы избежать погрешностей. К тому же в его распоряжении не всегда имеются необходимые для то­го технические средства. Чаще всего удается достигнуть лишь внешнего правдоподобия инсценировки.

    2.  Картина инсценировки объективно не может совпадать с подлинной картиной соответствующего про­исшествия. Различия в содержании этих событий, меха­низме образования следов, характере действий участни­ков накладывают определенный отпечаток на место про­исшествия.

    Значит, многое зависит от проницательности следо­вателя, умения уловить неизбежные во всех случаях признаки инсценировки и, пользуясь выражением Мен­делеева, «увидеть за очевидной правдой скрытую исти­ну».

    Изучая место происшествия, всегда нужно иметь в виду возможность фальсификации преступником от­дельных доказательств и инсценировки всего происшест­вия в целом. Версия об инсценировке подлежит обяза­тельной проверке при осмотре места происшествия од­новременно с другими версиями, которые вытекают из обстоятельств дела.

    Отдавать ей предпочтение, как и любой другой вер­сии, недопустимо. Сколь ни бесспорной представляется порой инсценировка, следует иметь в виду, что данное происшествие все-таки могло иметь место в действитель­ности.

    В Сухуми на перекрестке двух улиц был обнаружен висящий на дереве труп. В карманах его одежды находились документы на
    имя Сулханишвили и записка с просьбой никого не винить в его смерти. Веревка,
    11а которой висел труп, не была привязана, а толь­ко трижды обернута вокруг ветки, расположенной на высоте болеё

    2   м от земли. Расстояние от земли до ступней ног покойного равня­лось 0,5 м. Руки трупа связаны. Казалось бы, приведенные обстоя­тельства указывали на инсценировку. Однако в дальнейшем было установлено, что покойный действительно покончил жизнь самоубий­ством. Сулханишвили сначала влез на дерево, закрепил упомянутым способом веревку, одел петлю на шею, затем для гарантии от непро­извольных попыток избежать смерти связал себе руки и спрыгнул вниз[43].

    Надлежит иметь в виду еще и возможность того, что преступники подчас специально создают видимость той или иной инсценировки. Создается своеобразная «ин­сценировка инсценировки», хотя маскируемое таким об­разом преступление фактически было совершено.

    В милицию Ялты обратился мастер рыбозавода с заявлением о том, что, вернувшись после выпивки на баржу, он обнаружил в сво­ей каюте взломанный железный ящик, из которого похищены упако­ванные в наволочку 33 тыс. руб. При осмотре оказалось, что ящик закрывается двумя навесными замками. Правый — сувалдный — ви­сит запертый без повреждений на петле с накладкой, левый — ци­линдровый— заперт в петле с накладкой, ось которой в месте сое­динения с крышкой перерублена. Крышка ящика приоткрывалась лишь с одной стороны, образуя узкую щель, через которую невоз­можно даже просунуть руку, а тем более извлечь большую пачку де­нег, обернутую в наволочку. Похитить деньги можно было лишь при открытом втором замке, который оказался запертым. В ящике было обнаружено несколько сот рублей мелкими купюрами. Инсценировка взлома заявителем казалась работникам милиции настолько очевид­ной, что они оставили без внимания как шутку пьяного заявление одного матроса о совершении им этой кражи.

    Лишь много позднее следователь установил, что кражу действи­тельно совершил этот матрос. Признавшись, он рассказал, что, видя, как мастер систематически пьянствует и оставляет свою каюту от­крытой, он решил взломать ящик и похитить деньги. Когда команда баржи была занята погрузкой, а мастер находился на берегу, он зашел в его каюту, перерубил зубилом ось одной накладки, а замок на другой накладке открыл подобранным ключом, извлек деньги, а затем, чтобы создать видимость инсценировки взлома самим масте­ром, снова запер замок.

    Место происшествия следует изучать критически. Всегда нужно быть готовым взять под сомнение то или иное обстоятельство, всесторонне его рассмотреть, имея в виду, что оно может быть специально навязано следо­вателю. Рекомендуется при этом задать себе вопрос: не подстроена ли обстановка преступником, не фальсифи­
    цированы ли отдельные детали и следы, а если это воз­можно, то какие факты могут подтвердить инсцени­ровку?

    При осмотре места происшествия приходится иметь дело с различными инсценировками.

    Инсценировка одного преступления для сокрытия другого. Выявление действительной природы того или иного события часто приводит к разоблачению виновно­го. Такое положение складывается в тех случаях, когда преступник находится в известных отношениях и связи с предметом преступного посягательства или местом происшествия (материально-ответственное лицо и вве* ренные ему ценности, сторож и охраняемый объект, жи­тели данного дома и территория домовладения, служа­щие и служебное помещение, потерпевший и его род­ственники) .

    В глазах окружающих названные лица только в си­лу своего положения должны как-то объяснить проис­шедшее, отвести от себя неизбежные подозрения. Это вынуждает преступника скрывать истинный характер преступления, придавать ему черты преступления, со­вершенного другими, посторонними лицами.

    Таковы, например, инсценировки кражи и разбой­ного нападения с целью сокрытия хищений, совершен­ных должностными лицами; инсценировки изнасилова­ния, ограбления и убийства на открытой местности для сокрытия убийства, совершенного в домашних услови­ях, и т. д.

    Для создания картины ограбления выворачивают карманы убитого, удаляют ценности; инсценируя раз­бойное нападение, наносят себе повреждения; инсцени­ровку кражи сопровождают взломом и разрушением хранилищ.

    На окраине населенного пункта был обнаружен труп женщины, поза которой являлась типичной для изнасилования. Убитая лежала на спине, ноги согнуты и разведены в стороны, платье порвано, ру­башка поднята, трико спущено, на шее следы удавления руками, множественные ссадины на бедрах. Задняя поверхность тела имела сплошное осадненне, характерное для волочения. След волочения был обнаружен на траве.

    Оказалось, что покойная была беременна. При производстве ей внебольничного аборта она впала в шоковое состояние, а преступ­ница, желая избежать разоблачения, удушила ее, а затем с помощью своих родственников унесла из дома, бросила на огороде и придала убитой описанную позу.

    Критически оценивая обстановку происшествий, не­обходимо задуматься над тем, не скрывается ли за дан­ными признаками какое-либо другое преступление.

    Инсценировка непреступного события для сокрытия совершенного преступления. Преступники чаще предпо­читают придать месту происшествия черты, указываю­щие на событие, которое не является преступным. Из­вестно, что для сокрытия убийства инсценируют самоу­бийство, несчастный случай, дорожное происшествие или ненасильственную смерть. Для маскировки хищений прибегают к уничтожению части имущества огнем, во­дой, инсценируют потери от естественных причин («утечка», «порча») и т. п.

    Производя осмотр места происшествия, связанного с подобными событиями, всегда необходимо иметь в ви­ду возможность искусственного создания наблюдаемых признаков или порождения таких причин сознательны­ми действиями инсценирующего.

    При осмотре товарного вагона, в котором значительная часть водочных изделий оказалась разбитой, следователь отметил в про­токоле:

    «Ящики с водочными изделиями уложены штабелем вплотную от передней до задней и между боковыми стенками вагона. При разборке в каждом ряду и на разном уровне от пола оказались ящики, в гнездах которых имеются разбитые бутылки. В каждом гнезде с осколками налицо бутылочная горловина, закрытая проб­кой и запечатанная неповрежденным сургучом. В пяти гнездах сре­ди осколков не оказалось днища бутылок, которых не обнаружено также и в вагоне».

    Было установлено, что работники Рижского ликеро-водочного завода, расхищая готовые изделия, опечатывали битые бутылки* наклеивали на них этикетки и, раставляя в ящиках, отправляли вместе с продукцией по железной дороге, инсценируя тем самым «бой в пути».

    Создание инсценировки не всегда направлено на со­крытие законченного преступления, а является иногда формой приготовления к его совершению. Обычно такие инсценировки соединяются с ложными показаниями за­явителя, который рассчитывпет этим путем извлечь оп­ределенную пользу из инсценируемого события, напри­мер присвоить какое-либо имущество или получить стра­ховое вознаграждение. Рекомендуется поставить перед собой вопрос: не выгодно ли кому-нибудь данное собы­тие. В положительном случае версия об инсценировке заслуживает внимания и подлежит проверке.

    Фальсификация отдельных доказательств. Наряду с созданием общей картины происшествия составной ча­стью инсценировки является фабрикация отдельных лжедоказательств. Однако фальсификация частных признаков может быть не связана с общей инсцениров­кой места происшествия, а имеет своей целью предло­жить вниманию следователя такие доказательства, ко­торые направят поиски по ложному пути.

    Таковы, например, ухищренные следы ног1, предме­ты, подброшенные на месте происшествия в качестве за­бытых или потерянных преступником.

    В одном случае на месте кражи была брошена ранее найденная взломщиком справка на имя человека, кото­рый не имел никакого отношения к преступлению. Изве­стен случай, когда раненный во время нападения на сберкассу преступник специально оставил по пути к до­му своего знакомого следы крови, сделал мазки на ка­литке, оставил несколько капель на снегу во дворе, пос­ле чего перевязал руку и удалился незамеченным. Воз­можность фальсификации отдельных следов не следует упускать из вида при построении версии о расследуе­мом событии.

    Своевременная проверка версии об инсценировке приводит к открытию фактов, которые в противном слу­чае могут ускользнуть от внимания производящего ос­мотр и не получить должной оценки.

    Инсценировку места происшествия удается распоз­нать по следующим общим чертам2:

    а)  демонстративный характер признаков события на месте происшествия,

    б)  наличие признаков различных преступлений,

    в)  сокрытие отдельных признаков на месте происше­ствия,

    г)  несоответствие признаков на месте происшествия механизму подлинного .происшествия,

    д)   противоречия в обстоятельствах происшествия,

    е)  негативные обстоятельства.

    Частым признаком инсценировки служит то, что место происшествия являет собой чересчур яркую кар­тину того или иного события. Стараясь навязать следо­вателю нужное объяснение, преступник стремится об­ставить место происшествия с наибольшей убедитель­ностью. По мысли преступника, этого можно достигнуть, имитируя самым наглядным образом признаки события, которое необходимо изобразить. При этом нередко утра- чивают чувство меры. В результате при осмотре обнару­живаются неоправданные разрушения, нарочитый бес­порядок, чрезмерно выраженный характер следов.

    На указанные обстоятельства должно быть обраще­но особое внимание, имея в виду, что в подлинной ситу­ации преступник остерегается оставлять лишние следы и не станет тратить время и усилия на то, что непосред­ственно не требуется для достижения цели.

    При осмотре взломанного помещения одного из райпромкомбина- тов Москвы было установлено, что окно в коридор раскрыто, стекло выбито, дверь швейного цеха изломана. По заявлению кладовщика оттуда похищено большое количество шерстяных тканей. Четыре других производственных помещения не имели нарушений, зато ока­залась вскрытой дверь в бухгалтерию, где беспорядочно разбросаны документы. Часть документов, хранившихся в шкафу, была свалена на иолу уборной. Окошко кассы сорвано с крючка, хотя через него проникнуть внутрь нельзя. Дверь в кассу оказалась нетронутой.

    Бессмысленность повреждений и беспорядок в документах, кото­рые не могли пре7;ставлять интереса для обычного взломщика, гово­рили о возможной инсценировке кражи. В дальнейшем была разоб­лачена шайка расхитителей, орудовавших в райпромкомбинате, которые, зная о готовящейся ревизии, инсценировали описанный взлом для сокрытия хищений.

    Наряду с теми признаками, которые имитированы преступником, не могут не сохраниться на месте проис­шествия признаки преступления, для сокрытия которого предпринят обман. Ложной демонстрацией пытаются прикрыть эти признаки, отвлечь внимание, рассчитывая на то, что кажущаяся ясность события заставит следо­вателя отказаться от поиска следов другого преступле­ния. При тщательном изучении обстановки выявляется двойственность картины происшествия, в которой одни контуры малозаметны, порой едва выражены, другие очевидны, понятны, «бьют в глаза». Не выдвинув версии об инсценировке, следователь рискует не заметить того, что преступник желал бы скрыть.

    Сторож ведомственной охраны при обходе объектов на ст. Ма­лаховка обнаружил взлом окна в промтоварном павильоне. На место происшествия следователь вызвал материально-ответственных лиц, которые, осмотрев торговое помещение, заявили об исчезновении
    ценных товаров по беглым подсчетам на сумму 15—20 тыс. руб. Одновременно они сообщили, что вчерашняя выручка была ими спрятана под прилавком. В указанном месте действительно оказа­лась коробка с деньгами — 4 тыс. руб. разными купюрами.

    Допуская возможность инсценировки, следователь с особым вни­манием осмотрел и те места, где вряд ли можно было ожидать на­личие следов взломщиков.

    В неиспользуемом подполье была обнаружена спрятанная в зем­ле коробка, где находились 18 тыс. руб С учетом этой суммы недо­стачи в магазине не оказалось.

    Наличие признаков нескольких различных преступ­лений может быть результатом действительной совокуп­ности преступлений. Например, изнасилования, ограбле­ния и убийства, или поджога и кражи. На инсценировку указывает сочетание признаков таких преступлений, ко­торые обычно не совершаются одновременно одним и тем же лицом в том же месте. Так, при обнаружении признаков начатого аборта у женщины, которая найдена на улице удушенной и ограбленной, признаки ограбле­ния могут быть инсценированы для маскировки убийст­ва, совершенного с целью сокрытия преступного аборта.

    Создавая для маскировки совершенного преступле­ния ложные признаки, преступник прибегает к уничто­жению следов подлинного события. Сокрытие некото­рых признаков не может остаться вовсе неразличимым, подобно тому как, произведя подчистку в документе, нельзя избежать заметных последствий этой операции. Задача состоит в отыскании следов замаскированного преступления или хотя бы признаков уничтожения их.

    Лицо, совершившее преступление, но не связанное с объектом преступного посягательства или местом пре­ступления в силу своего положения, только в исключи­тельных случаях прибегает к инсценировке и сокрытию преступного характера своих действий. Главная его за­бота состоит в том, чтобы не оставить следов, по кото­рым он может быть разыскан и изобличен. Поэтому признаки уничтожения одной части следов при кажу­щемся пренебрежении к другим является весьма сим­птоматичным для инсценировки. Такое значение приоб­ретают, например, приведение в порядок обстановки на месте происшествия, удаление следов борьбы, переоде­вание и перемещение трупа, сокрытие места преступле­ния.

    Основываясь на знании признаков того или иного со­бытия, при осмотре удается отличить инсценируемое происшествие от подлинного. Например, установить, что пролом сделан не с наружной,* а с внутренней стороны помещения, замок сломан в открытом положении.

    Более предусмотрительный преступник старается выполнить весь комплекс действий, присущих инсцени­руемому событию. При этом зачастую он все же не мо­жет избежать соблазна облегчить себе чем-либо выпол­нение этой задачи. Для этого он использует наиболее благоприятную обстановку, избирает наиболее подхо­дящие пункты, например, производит взлом в самой тон­кой части преграды, чем выдает свою осведомленность об особенностях места происшествия, а порой устраняет препятствия и создает условия, облегчающие выполне­ние тех или иных действий. Например, при взломе отги­бает с внутренней стороны двери концы пробоя. Был случай, когда инсценировку взлома удалось разобла­чить благодаря тому, что внутренний крючок на двери, как показал осмотр, не вырван усилием извне, а вывин­чен изнутри.

    Изучение места происшествия иногда приводит к вы­явлению обстоятельств, которые противоречат друг дру­гу. Часть признаков оказывается несовместимой с дру­гой группой признаков.

    Подобные противоречия обнаруживаются и при сопо­ставлении объяснений заинтересованных лиц с обста­новкой места происшествия. Так, например, кратковре­менная отлучка сторожа не вяжется с исчезновением большого количества товаров из взломанного склада, описание несчастного случая очевидцем расходится с данными места происшествия. В связи с этим необходи­мо отыскивать все обстоятельства, препятствующие со­вершению тех действий, следы которых имеются налицо, а также учитывать обстоятельства, которые должны были помешать или исключить образование этих следов. Например, отсутствие грязи и луж на улице препятству­ет образованию следов наслоений. Наличие таких следов будет указывать на искусственное их создание.

    К указанным признакам тесно примыкают негатив­ные обстоятельства, то есть обстоятельства, которые должны быть при предполагаемом ходе событий, но ко­торых не оказалось в действительности. Находясь в про-

    Тйворечии с наблюдаемой картиной события, негативные обстоятельства часто свидетельствуют об инсценировке Места происшествия.

    Такое значение приобретает отсутствие крови около трупа, имеющего обширные повреждения, неповрежден­ная одежда в тех частях, где на теле имеются ранения, отсутствие следов на мягком грунте в районе места про­исшествия, ненарушенная паутина в разбитом окне, че­рез которое, как кажется на первый взгляд, проникли преступники.

    Однако нужно иметь в виду, что инсценировка — не единственное объяснение для такого рода фактов.

    На огородах после длительного дождя обнаружен труп мужчины, одетого в не испачканную грязью обувь. Это обстоятельство негативно для версии о недавнем убийстве под открытым небом, ибо в этом случае обувь покойного была бы грязной. Однако убийство могло быть совершено на том же месте до начала непогоды либо в закрытом помещении с последующим переносом трупа на огороды.

    Негативные обстоятельства должны быть оценены в свете различных толкований, с позиции всех версий, воз­можных для данного происшествия


    [1] На практике иногда проводится простое ознакомление следо­вателя с обстановкой, которое не носит характера следственного дей­ствия и никак не оформляется, например, ознакомление с производ­ственным процессом на фабрике, с системой учета в учреждении и т. д. Таким ознакомлением можно ограничиться в случаях, когда следователю необходимо лишь в общих чертах ознакомиться с об­становкой для ориентировки в деле.

    [2]  «Криминалистика», вып. II, ВЮА, 1950, стр. 3.

    [3]         В. И. Попов, Осмотр места происшествия, Казгосиздат,

    1956,  стр. 8—9.

    [4]  Здесь и дальше под «дознавателем» имеются в виду работни­ки органов дознания, ведущие расследование.

    [5]  «Следственный осмотр» учебное пособие, М., 1957, стр. 36.

    [6]  Строго говоря, следы тоже являются в процессуальном смысле вещественными доказательствами, как предметы с имеющимися на них следами, но практически можно иметь в виду под вещественны­

    [7]         Статья 29 Основ уголовного судопроизводства СССР и союз­

    [8]  Само собою разумеется, что и эти следственные действия необходимо производить сразу же на высоком уровне, но в данном случае речь идет о том, что ошибки, допущенные при их производ­стве, возможно бывает исправить.

    [9]  Во второй главе подробно говорится о некоторых случаях, когда возможен и целесообразен повторный осмотр места проис­шествия.

    [10] Так как в подавляющем большинстве случаев осмотры места происшествия производятся следователями прокуратуры и дознава­телями органов МВД, дальнейшее изложение имеет в виду главным образом их, однако все правила осмотра места происшествия отно­сятся в равной мере и к следователям КГБ (по делам об особо опасных государственных преступлениях) и дознавателям воинских частей (по делам о воинских преступлениях) в пределах их компе­тенции.

    [11] Подробнее об этом будет сказано в гл. 2.

    [12] Некоторые криминалисты слишком широко трактуют задачи осмотра места происшествия. Так, В. И. Попов в цитируемой выше книге относит к главным задачам осмотра места происшествия не только изучение обстановки места происшествия и выявление сле­дов, но также решение вопроса о том, что именно произошло, со­вершено ли преступление или имел место несчастный случай или самоубийство, и даже установление виновного.

    .Само собою разумеется, что задачи того или иного следствен­ного действия должны определяться так, чтобы они были выполни­мы. В противном случае, как правило, будет создаваться такое по­ложение, как будто следователь не сумел на должном уровне про­вести следственное действие. Между тем следователь в каждом слу­чае осмотра места происшествия не может определить, «совершено ли преступление или имел место несчастный случай или самоубийст­во», и выявить виновного.

    [13] В работе А. И. В и н б е р г а, Г. М. М и н ь к о в с к о г о, Р. Д. Рахунова «Косвенные доказательства в ссветском уголов­ном процессе» (Госюриздат, 1956, стр. 108) говорится об основных направлениях осмотра места происшествия: 1) поиски и изучение следов пребывания и действия определенных лиц; 2) поиски и изу­чение изменений обстановки места происшествия; 3) изучение общей обстановки и условий, характеризующих место происшествия. При этом рекомендуется обращать внимание на «негативные» обстоя­тельства, то есть «противоречащие обычному ходу вещей, который соответствовал бы предполагаемому характеру события». По нашему мнению, такое определение негативных обстоятельств не является точным. Не всякое обстоятельство, «противоречащее» обычному хо­ду вещей, является негативным.

    Например, если возникло предположение о самоубийстве путем повешения, то наличие повреждений черепа, противоречащих этой версии, отнюдь не будет негативным обстоятельством, а отсутствие возвышения, находясь на котором погибший мог укрепить веревку, является негативным обстоятельством.

    2.   Осмотр места происшествия.

    [14] Если допускается воспрепятствование осмотру места проис­шествия, но нет оснований для подозрений об участи*; в соверше­нии преступления или для предположения об умысле, направленном на сокрытие следов преступленит (причина воспрепятствования мо­жет заключаться в недопонимании значения этого следственного дей­ствия, религиозных предрассудках и т. п.), то для преодоления этого препятствия должны быть приняты меры путем разъяснения, а в крайнем случае необходимо произвести осмотр принудительно при содействии милиции.

    [15] См. Г. Мудьюгин, Методика следствия по делам об убий­ствах, возбуждаемым в связи с исчезновением потерпевшего, «Социа­листическая законность» 1953 г. № 5, стр. 69.

    [16] Некоторые криминалисты считают, что объектом обыска может быть любая открытая местность, независимо от ее принадлежности определенному лицу.

    Так, В. И. Попов («Обыск и выемка», изд. Методического совета Прокуратуры СССР и ВЮЗ’И, 1948, стр. 27—28) утверждает, что обыск может быть произведен в канавах, оврагах, пещерах, ка­рьерах, арыках, озерах, речках, лесу и т. д.

    Эта точка зрения ничем не аргументирована автором и не нахо­дит подтверждения ни в теории, ни на практике

    [17] Особенности осмотра места происшествия по отдельным видам преступлений излагаются в гл. 7.

    [18] Устав постовой и патрульной службы милиции обязывает по­стового милиционера «при получении сведений о совершающемся или совершенном преступлении немедленно... отправиться к месту происшествия, принять меры к задержанию преступников, оказанию помощи пострадавшим, к сохранению следоп, орудий преступления и других вещественных доказательств».

    [19] Само собою разумеется, что эти средства предохранения, при­мененные официальными лицами, должны быть при осмотре убраны и не подлежат фиксации в протоколе.

    [20] Следователю и органам дознания необходимо иметь у себя под руками список и других специалистов (адреса, номера телефо- нов) которых можно было бы в любой момент пригласить для уча­стия в осмотре места происшествия.

    [21] О случаях, когда возможно использовать служебно-розыскную собаку, подробные указания содержатся в гл. П.

    [22] В случае срочной необходимости зафиксировать официально показания того или иного свидетеля следует тут же произвести до­прос самому или поручить другому, достаточно квалифицированному работнику.

    [23] См. А. И. В и н б е р г, Г. М. М и н ь к о в с к и й, Р. Д. Р а х у- но в, Косвенные доказательства в советском уголовном процессе, Госюриздат, 1956, стр. 103—104.

    [24] Такое предложение выдвинуто кафедрой криминалистики Выс­шей школы МВД (см. «Следственный осмотр» учебное пособие, М., 1957).

    [25]     Следует отвергнуть рекомендацию отдельных криминалистов проводить эксперимент в процессе осмотра и фиксировать его ре­зультаты в общем протоколе (см., например, П. И. Тарасов-Ро­дионов, Предварительное следствие, Юриздат, 1948, стр. 103)'. В упоминавшемся пособии В. И. Попова предлагается проводить эксперименты в статической стадии осмотра, когда не только не за­фиксирована, но и вообще еще детально не изучена обстановка ме­ста происшествия («Осмотр места происшествия», Казгосиздат, 1957, стр. 32).

    [26] Правила фотосъемки, а также применения других научно-тех­нических средств при осмотре места происшествия подробно изло­жены в гл. 4.

    [27]             Подробно о составлении протокола осмотра говорится в гл. 8.

    [28]     Подробнее о повторном осмотре излагается дальше.

    [29] Подробнее говорится об этом в гл. 7.

    [30]     (Вопрос о версиях при осмотре места происшествия подробно излагается в гл. 3.

    [31] См. «Криминалистика», учебник для вузов, ч. 1, М., 1950, стр. 209.

    [32] В методическом пособии «Расследование убийств» (Госюриз- дат, 1954) дается такая рекомендация в отношении трупа на месте происшествия (стр. 79—80).

    [33]   Ю. М. К у б и ц к и й предлагает в таких случаях производить осмотр места происшествия в два этапа, составляя но каждому эта­пу отдельный протокол («Советская криминалистика» учебное посо­бие для вузов, М., 1958, стр. 273). Такое деление осмотра на этапы нам представляется нецелесообразным, поскольку понятие этапа предполагает самостоятельную и обязательную часть осмотра со своим особым результатом, а повторный осмотр в этих случаях не является самостоятельной частью осмотра и может не дать особого рсмультита, если не будет выявлено ничего нового.

    [34] В книге А. И. В и п б е р г а, Г. М. М и н ь к о в с к о г о и Р. Д. Р а х у п о в а «Косвенные доказательства в советском уголов­ном пр( нес се» приводится следующий перечень случаев, когда пов­торный <к.'(лр места происшествия полезен (помимо случаев, когда первый осмшр произведен следователем небрежно): а) если из-за недостаточности первоначальных данных по делу некоторые участки пе обследованы всесторонне, б) если первоначальный осмотр произ­веден при недостаточном искусственном освещении, в) если те или иные доказательства не могли быть найдены из-за их малозаметно­сти, г) для проверки новых версий, д) для проверки достоверности доказательств, е) в случаях, когда следователь принимает дело от органов дознания или от другого следователя (стр. 106—107).

    Нам представляется, что первые пять случаев укладываются в перечисленные нами три пункта, а что касается случая, когда дело поступает от органов дознания или от другого следователя, то по одному этому основанию повторный осмотр производиться не дол­жен.

    [35]     К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XIV, стр. 456.

    [36]     Подробно о версиях см. А. И. Васильев, Г. Н. М у д ь ю- г и н, Н. Л. Якубов и ч, Планирование расследования преступле­нии, Госюриздат, 1957.

    [37] В настоящей главе рассматривается значение версий для самого осмотра места происшествия. Об использовании версий для проведения вытекающих из осмотра оперативно-розыскных меро­приятий говорится в гл. 6.

    [38]             См. «Следственная практика» 1954 г. № Г/, стр. 102—178.

    [39]    К. А. Тимирязев, Соч., т. 2, стр. 31.

    [40] Под другими обстоятельствами совершения преступления имеются в виду последствия преступления, условия, способство­вавшие совершению преступления, и пр. Подробнее о предмете до­казывания см. А. Н. Васильев, Г. Н. Мудыогин, Н. А. Яку­бович, Планирование расследования преступлений, Госюриздат,

    1957,   стр. 17—33.

    [41] Под фактом здесь понимаются любое обстоятельство, явление, признак, предмет, след, обнаруживаемые при осмотре.

    [42] Здесь рассматриваются не все, а часть обстоятельств дела и некоторые из версий.

    [43] См. «Следственная практика» 1959 г. ДЬ 36, стр. 124.