Юридические исследования - ИСТОРИЯ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА. И.Б. НОВИЦКИЙ Часть 4. -

На главную >>>

Гражданское право: ИСТОРИЯ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА. И.Б. НОВИЦКИЙ Часть 4.


    Настоящая книга представляет собой один из томов «Курса советского гражданского права». Одновременно эта работа, поскольку в ней освещается развитие советского гражданского права за период 1917—1957 гг., принадлежит к числу работ, издаваемых в связи с 40-летием Советского государства Этой книгой не преследуется цель дать лишь обзор истории гражданского законодательства, а имеется в виду показать и развитие за 40 лет Советской власти гражданского права, выяснить закономерности этого развития, подвести некоторые итоги и наметить дальнейшие перспективы.


    КУРС

    СОВЕТСКОГО

    ГРАЖДАНСКОГО

    ПРАВА



    Москва
    — 1957

    И. Б. НОВИЦКИЙ

    ИСТОРИЯ

    СОВЕТСКОГО

    ГРАЖДАНСКОГО
    ПРАВА

    Государственное Издательство
    Политической Литературы



    ГЛАВА VIII ПЕРИОД ВЕЛИКОИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОИНЫ

    (июнь 1941 г. — август 1945 г.)

    § I. Общая обстановка военного времени

    Вероломное нападение на Советский Союз фашистских го­сударств коренным образом изменило общую обстановку, в которой развивалась деятельность Советского государства.

    Начавшаяся Великая Отечественная война естественно привела к тому, что на первое место выдвинулась функция государства по обороне страны. Вся страна перестроилась для обеспечения победы над сильным 'и коварным врагом.

    Осуществлению задач обороны помог советский государст­венный и общественный строй — то, что экономическую осно­ву СССР составляет социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на орудия и средства произ­водства. Как в мирное время социалистическая система хозяй­ства и социалистическая собственность на орудия и средства производства явилась необходимой предпосылкой развития хо­зяйственно-организаторской и культурно-воспитательной дея­тельности государства, так в обстановке войны страна полу­чила в них надежный источник для организации успешной обороны от врага и полного его разгрома.

    Только благодаря напряжению всех сил и сосредоточению всех средств была достигнута историческая победа Советского Союза.

    Была проведена мобилизация всех ресурсов страны на военные надобности. Усилилось требование строжайшей дис­циплины во всех отраслях народнохозяйственной жизни, тре­бование строжайшего соблюдения правопорядка и суровой борьбы с его нарушителями. Государство и общество усили­вают требование последовательного соблюдения принципа со­
    циалистической законности. В условиях военного времени на­чало социалистической законности продолжает оставаться характерным принципом жизни советского общества; на соблю­дение законности обращено теперь особое внимание: сильный фронт предполагает твердый тыл, спокойствие, хладнокровие, выдержку всего народа; достижению же этой цели весьма со­действует последовательное проведение социалистической за­конности. В деле укрепления социалистической законности в области гражданскоправовых отношений большое значение имела судебная и арбитражная практика. Несмотря на все трудности военного времени, органы Госарбитража и суды последовательно добивались соблюдения начала законности как гражданами, так и социалистическими организациями.

    2.    Военные обстоятельства выдвинули целый ряд новых во­просов гражданскоправового характера, на которые в довоен­ном праве, предназначавшемся для нормальных, мирных усло­вий жизни, ответа быть не могло. Эвакуация и перебазирова­ние ряда предприятий, эвакуация и реэвакуация граждан, вре­менная оккупация врагом ряда районов требовали тех или иных дополнений либо разъяснений законодательства.

    § 2. Действие советских законов во временно оккупированных районах

    становление Пленума Верховного Суда СССР 1 декабря 1944 г. № 17/11—9 и др.[1]).

    2.   Только в тех случаях, когда по хозяйственному и поли­тическому смыслу какой-нибудь сделки в ней нельзя усмотреть акта, проводящего фашистские принципы, построенного на насилии и угнетении, а, наоборот, когда сделка, заключенная в период оккупации, была направлена на осуществление и за­щиту прав советских граждан, она могла быть признана дей­ствительной.

    § 3. Право собственности

    1.   Социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на орудия и средства производства позволили успешно сосредоточить все ресурсы страны воедино и распо­ряжаться ими в соответствии с основной целью разгромить врага и отстоять свободу и независимость Советского госу­дарства. Особенностями социалистической системы хозяйства объясняется тот факт, что, несмотря на вызванные войной но­вые условия жизни и разнообразные новые нужды и потребно­сти, оказалось возможным обойтись без принципиальных из­менений в институте права собственности. Можно даже при­знать, что некоторые новшества в регулировании права собст­венности, появившиеся за годы Великой Отечественной войны, представляют собой дальнейшее развитие этого института.

    2.    В соответствии с принципом единства фонда государст­венной социалистической собственности оказалось необходи­мым уточнить состояние государственного имущества и ликви­дировать некоторую неопределенность, внесенную военной об­становкой. 17 апреля 1943 г. было издано постановление СНК СССР «Об утверждении положения о порядке учета и исполь­зования национализированного, конфискованного, выморочно­го и бесхозяйного имущества».

    3.   Единство фонда государственной социалистической соб­ственности и вытекающее из него единство политического и хозяйственного руководства обусловили возможность целе­направленного планирования всего народного хозяйства. Бла­годаря этому удалось быстро и успешно перебазировать про­мышленность в восточные районы страны, эвакуировать ряд государственных предприятий и обслуживающую их рабочую силу.

    В связи с перебазированием промышленности на восток возник ряд вопросов, требовавших гражданскоправового ре­гулирования. Перебазирование промышленности, эвакуация, а в последующем — реэвакуация предприятий непосредственно отразились на правовом режиме основных и оборотных фондов государственных хозяйственных организаций. Перемещение предприятий на новые места и возвращение их обратно по ме­ре вытеснения врага из пределов советской страны нужно бы­ло осуществлять так, чтобы каждое предприятие могло сраз после перемещения, не теряя дорогого времени, организовать производство на новом месте, не только не снижая, но даже увеличивая выпуск продукции, необходимой для фронта. Этой цели нельзя было достигнуть, не прибегая к перераспределе­нию основных фондов хозорганов. Кажущееся нарушение принципа плановости в действительности было вызвано имен­но соображениями о выполнении плана: война приводила к изменению планов, для осуществления которых были закреп­лены основные фонды за тем или иным предприятием; в соот­ветствии с изменениями планов приходилось изменять и распределение основных фондов предприятий, даже перестраи­вать производственную базу целых отраслей промышленности Такого рода перераспределение и перестройка могли быть про­изведены быстро и безболезненно только благодаря единству фонда государственной социалистической собственности. Еще ло войны было установлено, что передача имуществ, принад­лежащих к основным фондам, внутри данного ведомства или данной системы, а также передача имущества не выше опреде­ленного лимита может производиться по распоряжению ру­ководителя ведомства; в других случаях такая передача могла иметь место только по постановлению Совета Народных Ко­миссаров СССР (или союзной республики).

    В условиях войны необходимо было этот порядок упростить более радикально. Уже в начале войны были расширены пра­ва хозяйственных наркоматов для того, чтобы можно было быстро и оперативно передавать оборудование от одного предприятия к другому и таким образом организовывать снаб­жение фронта необходимой продукцией в достаточных разме­рах. Принцип единства государственной собственности сослу­жил при каждом перемещении большую службу.

    В условиях войны для большей оперативности работы на все наркоматы было распространено право, предоставленное постановлением ЦИК и СНК СССР от 15 июля 1936 г. только промышленным наркоматам. — разрешать списание сумм с


    расчетного счета подведомственного данному наркомату пред­приятия на покрытие просроченной задолженности поставщи­кам.

    3.     При восстановлении предприятий на освобожденной от врага территории этим предприятиям нередко оказывалась поддержка посредством передачи оборудования и материалов, стоимость которых подлежала возмещению восстанавливае­мыми предприятиями по балансовой оценке (включая транс­портные расходы)1. Оплата полученного имущества должна была производиться в обычном порядке по счетам-фактурам. Установленный порядок расчетов предусматривал специально передачу имуществ, вызванную обстоятельствами войны (эвакуация и реэвакуация предприятий, перебазирование про­мышленности); но он не распространялся на случаи возврата восстанавливаемому предприятию ценностей, принадлежавших ему до эвакуации, а также на оборудование, передаваемое с одного предприятия на другое в системе того же наркомата (в порядке, установленном постановлением СНК СССР 21 мар­та 1941 г.).

    4.    Государственным и кооперативным организациям, во­зобновляющим свою хозяйственную деятельность в районах, освобожденных от вражеской оккупации, оказывалось содей­ствие также в форме отсрочки (до особого распоряжения) взыскания с этих организапий необеспеченной задолженности в отношении спецбанков (Промбанка, Сельхозбанка, Торг- банка, Цекомбанка, местных коммунальных банков) и креди­торов по задолженности, возникшей до оккупации. Имелось в виду на первых порах облегчить тяжелое финансовое положе­ние организациям, возобновляющим деятельность в районах, освобожденных от оккупации. Отсюда Госарбитраж при СНК СССР сделал вывод: если какая-либо из упомянутых органи­заций добровольно погасит свою задолженность, следователь­но, окажется в состоянии изыскать необходимые для этого средства, то уплаченная сумма обратному взысканию не под­лежит.

    5.   Если предприятие не было эвакуировано, а с приближе­нием врага прекратило свою деятельность на все время окку­пации, то после освобождения данной территории от захват­чиков и после восстановления предприятия к нему поступало все то его имущество, которое сохранялось в наличии на дан­ной территории. При этом Наркомфином СССР применялся такой порядок, что при инвентаризации на баланс восстанав­
    ливаемого предприятия заносились все находившиеся на его территории материальные ценности, независимо от того, чис­лились ли они на его балансе ранее.

    Если предприятие эвакуировано из такого пункта, враже­скую оккупацию которого удалось предотвратить, и на месте эвакуированного предприятия возникло другое предприятие, то здание и оборудование закреплялись за новым предприя­тием, а всякие права эвакуированного предприятия на остав­ленное им в прежнем месте имущество прекращались.

    6.    Хозрасчетная самостоятельность государственных пред­приятий приводит, между прочим, к тому, что, несмотря на последовательное проведение принципа единства государст­венной собственности, практика знает виндикационные иски одного госоргана к другому. Надобность в иске об истребова­нии одним госорганом от другого госоргана имущества, за­крепленного за первым, в мирное время возникает очень ред­ко: имущество, числящееся на балансе одного госоргана, обыч­но и находится в его фактическом обладании.

    В годы войны картина изменилась. При эвакуации пред­приятий и учреждений случалось нередко, что предприятие, немедленно возобновляя работу на новом месте, пользовалось оборудованием, всякого рода приспособлениями и т. п., ока­завшимися поблизости, нередко даже не зная, какой органи­зации оно принадлежит. Организация, за которой это имущество было закреплено, обнаруживалась иной раз тогда, когда предприятие, взявшее в свое пользование имущество, настолько его освоило, что изъятие обратно используемых предметов было бы связано с немалым расстройством деятель­ности предприятия, следовательно с уменьшением выпуска продукции, необходимой для фронта.

    Этот вопрос на практике стали решать так, что если обо­рудование в течение продолжительного времени находилось в пользовании данного предприятия и наличие его учитывалось у»ои определении плановых заданий предприятия, то изъятие тгкого имущества для возврата прежнему владельцу признава­лось нецелесообразным. Такое решение вопроса достигалось иногда в порядке арбитражного спора, хотя подобного рода вопросы выходят за пределы компетенции арбитража, а чаще по требованию тех административных органов, которым под­чинены обе претендующие на имущество организации. В конеч­ном итоге, путем ли арбитражного решения или постановления административных органов, осуществлялось перераспределе­ние имуществ между заинтересованными государственными
    организациями. Возникавшее противоречие интересов двух го­сударственных организаций разрешалось в соответствии с необходимостью обеспечить надлежащее выполнение плановых заданий отдельных государственных организаций, а следова­тельно, й выполнение народнохозяйственного плана. Приведен­ное решение на первый взгляд шло вразрез с принципом хозрасчета, устанавливая новую категорию случаев перераспре­деления имуществ хозрасчетных организаций. Но это отступле­ние от строго последовательного проведения принципа закреп­ления за хозрасчетной организацией определенного имущества допускалось только в случаях необходимости, по соображе­ниям наилучшего обслуживания фронта, которые в военное время стояли на первом месте. Принцип хозрасчета, однако, сохранял свое руководящее значение и в военное время.

    7.   Военные обстоятельства, естественно, привели к необхо- лимости надлежащим образом защищать право собственности.

    Этот вопрос возник, в частности, в связи с эвакуацией сов­хозами и колхозами скота, составляющего социалистическую собственность. Практика показала, что при эвакуации скота погонщики нередко противозаконно отчуждали эвакуирован­ный скот. Для борьбы с подобными явлениями постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 22 апреля 1942 г.1 были даны руководящие указания судам о возврате совхозам и кол­хозам принадлежащего им скота, незаконно отчужденного во время эвакуации погонщиками или другими лицами, не упол­номоченными на отчуждение имущества совхоза или колхоза Такие сделки признавались Верховным Судом как расхищение социалистической собственности продавцами и как недобро­совестное приобретение покупателями, которые по самой об­становке продажи не могли находиться в добросовестном заблуждении относительно права продавцов на отчуждение скота. Пленум названным постановлением 22 апреля 1942 г. разъяснил судам, что иски об изъятии у приобретателей от­чужденного скота совхозов и колхозов должны (в силу ст. ст. 59 и 60 ГК) удовлетворяться, а расчеты с ответчиками по извлеченным ими доходам и произведенным затратам на со­держание скота должны производиться как с недобросовест­ными приобретателями.

    Только в исключительных случаях продажа эвакуирован­ного скота в пути может быть признана правомерной (напри­
    мер, продажа скота, не способного следовать к месту назна­чения, или вообще вызванная необходимостью в целях охраны интересов собственника скота). В этих случаях скот не подле­жит изъятию у приобретателей.

    8.     Всякое посягательство на социалистическую собствен­ность в известной мере подрывает обороноспособность страны или прямо, или косвенно (усиливая затруднения в деле снаб­жения армии и населения). Поэтому была установлена стро­гая уголовная ответственность и повышенная материальная ответственность за хищения, недостачи, утрату товаров: за похищенные или утраченные, недостающие продовольственные товары с ответственного липа взыскивалась их рыночная стоимость, за похищенные, утраченные, недостающие промыш­ленные товаоы пятикратный размер существовавших коммео- чегких пен. За недостачу гооючего постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) 20 июня 1942 г. была установлена ответствен­ность в десятикратном размере стоимости недостающего го­рючего1. В постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) 12 мая 1943 г. предусматривалась ответственность рабочих и служа­щих, виновных в гибели лошадей, в трехкратном размере стоимости погибшей лошади по заготовительным пенам2. Т**^яя же ответственность устанавливалась постановлением СНК СССР 9 января 1944 г. за виновную гибель крупного рогатого скота, свиней, овец, коз3.

    9.    Большое внимание уделялось также охране поава личной собственности граждан. Оставляя в связи с угрозой появления врага место постоянного жительства, советские граждане вы­нуждены были значительную часть своего имущества отдавать кому-то на сохранение, зарывать в землю, наконеи. просто боо- сать на произвол судьбы. Имущество эвакуировавшихся граж­дан оказывалось в чужом фактическом владении, причем эти владельцы нередко не склонны были возвращать имущество по принадлежности. Во многих случаях веши выбывших граждан переходили до возвращения собственников из одних рук в другие; последний фактический владелец, от которого собственнику ппихолилось требовать свои веши, часто был добросовестным приобретателем. На этой почве возникало немало спорных дел по применению ст. ст. 59—60 ГК.


    Среди них особую группу составляли дела об изъятии из чужого владения скота, чаще всего коров. В начале войны, когда еще враг наступал, колхозы и колхозники вынуждены были принимать меры к тому, чтобы скот не доставался фаши­стам: или угоняли скот (см. выше п. 7), или сдавали для эва­куации на хранение различным ор1 анизациям, а также бли­жайшим частям Советской Армии. Эти организации и части нередко оказывались, в свою очередь, вынужденными передать принятый скот третьим лицам. Таким образом, от момента сдачи скота на хранение и до обнаружения места его нахож­дения собственником скота фактические владельцы неодно­кратно менялись, вследствие чего складывавшиеся правоотно­шения осложнялись и запутывались.

    В судебной практике военного времени выработались не­которые общие положения, существенно важные для разреше­ния вопросов виндикации.

    Во-первых, было признано, что обстоятельства подобного рода дел препятствовали применять примечание 1-е к ст. 60 ГК в тех же границах, как и в условиях мирного времени, ког­да приобретатель вещи предполагается добросовестным, пока не доказано, что он знал или должен был знать, что лицо, от которого он приобрел вещь, не имело права ее отчуждать. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 22 апре­ля 1942 г.1 разъяснил, что в тех случаях, когда лица, сопровож­давшие эвакуировавшийся скот, продавали отдельных жи­вотных в пути, то сама обстановка продажи исключает воз­можность добросовестного заблуждения приобретателя скота относительно права продавцов на продажу скота. Таким обра­зом, приобретатели скота не могут по общему правилу при­знаваться добросовестными, и потому иск по ст. 59 ГК оказы­вается допустимым без специального доказывания со стороны истца недобросовестности приобретателя.

    Далее Верховный Суд СССР дал толкование предусмот­ренного ст. 60 ГК условия неограниченной виндикации собст­венника (гражданина или колхоза либо кооперативной орга­низации). По букве закона неограниченная виндикация (этих категорий собственников) предусматривается лишь в отноше­нии вещей, утерянных собственником или похищенных у него, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР 7 октября
    1943 г. (по делу Сысоевой)1 конкретные случаи обобщены в формуле, — что виндикация вещи даже от добросовестного приобретателя возможна вообще о тех случаях, когда вещь вышла из обладания собственника «помимо его воли, вследст­вие небрежности, случая или вследствие непреодолимой силы».

    Конкретные обстоятельства дела гр-ки Сысоевой, рассмот­рение которого послужило основанием для постановления Пленума Верховного Суда СССР 7 октября 1943 г., заклю­чались в следующем. При приближении фронта воинская часть взяла у гр-ки Сысоевой корову в общем порядке эвакуации скота из прифронтовой полосы в тыл. Но вместо эвакуации корова была обменена на мясо погибшей на минном поле ко­ровы одного гражданина из соседней деревни. У последнего гр-ка Сысоева и обнаружила свою корову. Пленум Верховного Суда СССР в своем постановлении оставил в силе решение народного суда об изъятии коровы у ее фактического владель­ца и о возврате ее гр-ке Сысоевой, так как из обстоятельств дела видно, что корова гр-ки Сысоевой поступила в воинскую часть не по договору, а вследствие распоряжения власти, обу­словленного военной необходимостью, следовательно, помимо воли собственника.

    В практике военного времени встречались и другие случаи, когда передачу имущества приходилось признавать произве­денной помимо воли собственника, хотя и не в силу распоря­жения власти: когда собственники имущества, не имея воз­можности взять его с собой, вместе с тем не могли и сдать имущество надлежащим образом на хранение, а просто остав­ляли вещи в своей квартире, прося соседей, управляющего домом или кого-нибудь из знакомых присмотреть за остав­ленными вещами. Случалось, что вещи пропадали, а впослед­ствии собственник обнаруживал их у добросовестного приобре­тателя. Поскольку эти вещи не передавались собственником по договору, они признавались вышедшими из обладания соб­ственника помимо его воли, а потому могли быть истребованы из чужого незаконного владения независимо от добросовестно­сти или недобросовестности приобретателя.

    Произведенное судебной практикой разъяснение условий, при которых собственнику принадлежит право иска об истре­бовании своей вещи от всякого незаконного владельца как добросовестного, так и недобросовестного, и в каких случаях

    добросовестный приобретатель защищается от этого иска собственника, сохранило свое значение и по окончании войны.

    10.   Осуществление принципа единства государственной со­циалистической собственности приводило, в частности, к тому, что и в военные годы советская власть прибегала к реквизи­циям лишь в самых незначительных размерах. Это — харак­терная особенность именно социалистической системы хозяй­ства, так как основные резервы тех предметов, которые во время войны становятся особенно необходимыми для государ­ства, находятся в его собственности; военные организации по­лучали в свое распоряжение такие предметы в порядке простого перераспределения. Продукция колхозов заготовля­лась в порядке обязательных поставок и в других формах, применяемых и в мирное время. Таким образом, к реквизи­циям, как принудительному возмездному отчуждению у соб­ственников необходимых для государства предметов, прибега­ли в военное время в редких случаях, главным образом, для удовлетворения местных нужд отдельных воинских частей, для проведения какой-либо операции (например, переправочных средств). В общегосударственном масштабе реквизиции прово­дились в виде крайне редкого исключения (например, реквизи­ция автомашин и других транспортных средств).

    От реквизиций надо отличать специальные распоряжения государственной власти, которыми устанавливалась обязатель­ная сдача определенных предметов государству, в силу сооб­ражений государственной безопасности, например, радиопри­емников, однако без изъятия этих предметов в собственность государства, без использования для надобностей государства, а только принятие этих предметов на хранение и с возвраще­нием их собственникам по окончании войны.

    11.   В годы войны получила более широкое применение ст. 68 ГК, согласно которой бесхозяйное имущество переходит в собственность государства в порядке, установленном спе­циальными законами. Военное время крайне затрудняло, а то и вовсе делало невозможным, установление собственника иму­щества. Вместе с этим победоносное наступление Советской Армии сопровождалось переходом к нам неприятельского военного имущества (так называемого трофейного имущества).

    Переход такого рода имуществ был урегулирован издан­ным в 1943 году Положением о порядке учета и использова­ния национализированного, конфискованного, выморочного и бесхозяйного имущества.

    § 4. План, хозрасчет, договор

    1.  В связи с тем, что в военных условиях обстановка быст­ро изменяется, планирование производственного снабжения и всего товарооборота стало производиться не на год, а на квар­тал. В квартальных балансах и планах снабжения учитыва­лись потребности основных фондодержателей на ближайший квартал и выделялись товарные ресурсы, необходимые для удовлетворения этих потребностей. Недогрузы по квартальным фондам фондируемой продукции, а также по централизованно- планируемой (т. е. по продукции, планы распределения кото­рой утверждаются наркоматами-поставщиками) аннулиро­вались.

    Планирование вообще приняло более оперативный и кон­кретный характер; повысилось требование к использованию планируемой продукции по целевому назначению; например, нередко выделялся фонд для выполнения фондодержателем определенного задания Государственного Комитета Обороны

    2.  Ввиду того, что ряд и государственных, и кооперативных предприятий был военизирован (они перестали производить гу продукцию, которую производили в мирных условиях) и использован для целей ооороны, коренным образом измени­лась их производственная программа, их план. А изменение плана должно было привести в одних случаях к полной ут­рате силы договоров, заключенных данным предприятием на основе их первоначального плана (до военизации), в других случаях—к изменению договоров.

    3.    Принцип хозрасчета сохранил свое руководящее значе­ние и в военное время, и лишь в виде исключения по сообра­жениям целесообразности с точки зрения военных интересов от этого принципа допускались отступления. Права хозяйст­венных наркоматов по перераспределению фондов хозрасчет­ных предприятий в военное время были расширены, что позво­ляло в необходимых случаях давать отдельным предприятиям дополнительные средства для того, чтобы данные предприя­тия могли усилить выпуск своей продукции. Но и в военное время в качестве основного принципа оставалось сочетание единства фонда государственной социалистической собствен­ности с хозрасчетным методом управления государственными имуществами, предоставленными отдельным государственным предприятиям.

    4.  На укрепление хозрасчета неблагоприятное влияние ока­зывали участившиеся в военных обстоятельствах случаи отказа

    покупателей от акцепта платежных требований. Для борьбы с этим явлением был установлен такой порядок, что филиалы банка при кредитовании хозорганов под расчетные документы в пути следили за соблюдением правил расчетов и оказывали воздействие на хозорганы в направлении строгого соблюдения ими расчетной и договорной дисциплины.

    § 5. Общие положения обязательного права

    1.   Значительных изменений в военные годы в области обя­зательств не произошло. В частности, оформление отношений между хозорганами посредством договоров признавалось необ­ходимым и в условиях военной обстановки, но разрешалось продолжать «Основные условия поставки» и хозяйственные до­говоры одного года, по истечении его, также и на следующий год. Даже продукция оборонной промышленности поставля­лась военным потребителям по договорам поставки на основе тех правил, какие сложились в довоенное время. Только в не­обходимых случаях военная продукция сдавалась без оформле­ния отношений сторон договорами, непосредственно на основа­нии плановых указаний.

    Вместе с тем наметившаяся в предыдущие годы практика установления в некоторых особых случаях обязательственных отношений между социалистическими предприятиями непосред­ственно из административных актов, без оформления договора­ми, продолжалась и в эти годы. Так, отношения Главснабугля при СНК СССР и Главнефтеснаба при СНК СССР с потреби­телями их продукции стали регулироваться «Основными усло­виями поставки» и нарядами-заказами. На этой почве в соот­ветствующих отраслях промышленности особенно возросло зна­чение «Основных условий поставки».

    Во всяком случае главным основанием возникновения обя­зательств между хозорганами оставался и в годы войны до­говор.

    2.   В условиях войны обязательственные отношения межцу социалистическими организациями отличаются той особен­ностью, что наряду с гражданскоправовым принципом равен­ства сторон в договоре выступает административноправовая черта в положении одной из сторон, а именно — ее право контролировать использование получаемой по договору продук­ции и, в связи с этим, право регулирования хозяйственной дея­тельности контрагента. Нельзя сказать, что такое право впер­вые появилось во время войны. В договоре МТС с колхозом. МТС является не только контрагентом, но и представителем
    государства, осуществляющим политическое, хозяйственное и техническое руководство деятельностью колхозов. В некоторой мере эта черта присуща и договору контрактации. Далее, Главметаллосбыту еще до войны было предоставлено пра­во проверять у потребителей металла наличие металла на складах, базах, в цехах, проверять правильность расходования металла и т. д.[2]. В военное время круг случаев такого сочета­ния равенства сторон в договоре с административными право­мочиями одной из сторон в отношении другой расширяется. Главснабуглю при Совете Народных Комиссаров СССР были предоставлены довольно широкие правомочия по надзору за использованием топлива потребителями (в «Основных условиях поставки» Главснабуглем каменноугольного топлива и сланцев предусмотрены и вопросы топливонадзора). То же явление имело место в области снабжения электроэнергией. Главснаб- лесу при Совете Народных Комиссаров СССР в целях сокра­щения пробега железнодорожных вагонов и устранения встреч­ных перевозок было предоставлено право изъятия лесопродук­ции у самозаготовителей с заменой ее («в порядке принуди­тельного обмена») другой лесопродукцией[3].

    3.    О значении войны, как обстоятельстве, освобождающем от ответственности за неисполнение договорных обязательств, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР стала на ту правильную точку зрения, что факт войны сам по себе не является основанием для освобождения долж­ника от принятых им на себя договорных обязательств. Толь­ко в том случае, когда вызванные войной обстоятельства сде­лали невозможным исполнение договора, они могут служить основанием для освобождения должника от ответственности по договору[4].

    Та же точка зрения находила свое выражение в су­дебной практике и в отношении обязательств из причинения вреда. Так, Судебная коллегия по гражданским делам Верхов­ного Суда СССР в определении по одному делу разъяснила[5], что особые условия военного времени и порождаемые ими трудности сами по себе не являются основанием для освобож­дения от ответственности за причиненный другому противоза­конный вред. Судебная коллегия в названном определении дает, в частности, такое конкретное указание, что проведение светомаскировки, вызванной обстоятельствами военного време­ни, не должно нарушать нормальной работы предприятия; наоборот, оно повышает ответственность администрации и обязывает ее устранить все препятствия, мешающие нормаль­ной работе предприятия при светомаскировке. Таким образом, для освобождения от ответственности за внедоговорный вред также необходимо доказать, что военные действия, вообще обстоятельства военного времени, не дали возможности причи­нителю вреда предотвратить наступление этого вреда.

    4.  Нарушение договоров во время войны вызывало такие же последствия, как и в условиях мирного времени. Только в от­дельных категориях отношений: в тех случаях, когда причины неисполнения договорных обязательств, вызванные военными событиями, признавались уважительными, ответственность неисправного контрагента или вовсе исключалась, или, по крайней мере, ослаблялась, но и то не иначе, как в порядке издания особых постановлений правительства (так, например, Главнефтеснаб был освобожден от уплаты штрафов за недопо­ставку нефтепродуктов предприятиям-потребителям в сентяб­ре — ноябре 1942 г.).

    При отсутствии таких обстоятельств, которые можно было бы признать освобождающими от ответственности, к сторонам предъявлялось требование, чтобы договорное обязательство ис­полнялось в натуре, в точном соответствии с содержанием договора. Так, например, когда суд по иску Бийской конторы «Скотоимпорт» к колхозу имени Ворошилова вынес решение о взыскании с колхоза, не сдавшего сена, альтернативно — сена или его денежного эквивалента, Судебная коллегия по граж­данским делам Верховного Суда СССР отменила такое реше­ние, как неправильное, указав, что истцу должно быть присуж­дено не полученное им сено. Это же положение было подтверж­дено постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 14 августа 1942 г.1.

    Применяя штрафные санкции, органы государственного ар­битража нередко добивались реального исполнения договора. Разумеется, реальное исполнение предприятием своих договор­ных обязательств было возможно только при условии выполне­
    ния этим предприятием своего производственного плана; иначе не помогли бы никакие меры воздействия; практика Госарбит­ража показывает, что, признавая в принципе необходимость реального исполнения обязательства, арбитраж учитывал фак­тические обстоятельства каждого конкретного случая, чтобы решение, обязывающее к реальному исполнению, само не ока­залось нереальным[6]. Необходимо заметить, что подобное поло­жение не являлось специфичным именно для данного периода; такова вообще линия, проводимая Госарбитражем по вопросу о реальном исполнении обязательств.

    5.  В отступление от установленного при проведении кредит­ной реформы запрета прямого товарообмена между хозорга- нами были допущены так называемые леюообмениые операции, совершаемые Главснаблесом при СНК СССР. Для того чтобы каждый хозорган получил нужные ему лесоматериалы в рай­оне, ближе расположенном к месту их потребления, и во избе­жание излишних перевозок был допущен обмен между хозорга­нами лесоматериалами, находящимися в разных районах.

    § 6. Отдельные виды обязательств

    1.   Железные дороги освобождались от возмещения клиен­туре стоимости не прибывших по назначению грузов, принятых к перевозке железнодорожными станциями, которые были впоследствии оккупированы врагом, или грузов, следовавших транзитом через эти станции, если розыском было установлено, что груз по пути следования не поступал на прифронтовую или другие железные дороги. Данный порядок был затем распро­странен на морские, речные пароходства и пр.

    В области железнодорожной и водной перевозки важное значение имело подробное постановление Пленума Верховного Суда СССР от 29 января 1942 г., в котором даны руководящие указания по ряду процессуальных вопросов, важных и с точки зрения материального гражданского права[7].

    2.  Советская власть уделила много внимания созданию наи­более благоприятных жилищных условий для защитников стра­ны и членов их семей. В первые же дни войны (23 июня

    1941    г.) Пленум Верховного Суда СССР дал указание судам о приостановлении производством всех незаконченных дел по


    искам о выселении из жилых помещений лиц, состоящих по призыву и мобилизации в рядах Красной Армии и Военно-Мор­ского Флота, а также членов их семей. Затем 5 августа 1941 г. постановлением СНК СССР было установлено, что на время войны за всеми лицами, состоящими в рядах Красной Армии, в Военно-Морском Флоте и в войсках НКВД, сохраняется их жилая площадь, причем площадь, причитающаяся по составу семьи на долю самого военнослужащего, освобождается от квартирной платы, а за площадь, занимаемую членами его семьи, квартирная плата взимается на льготных основаниях. Временные жильцы, поселившиеся на площади военнослужа­щего, обязаны по его возвращении немедленно освободить по­мещение; в противном случае они подлежат выселению в ад­министративном порядке без предоставления жилого поме­щения1.

    Ряд постановлений был издан по вопросу о жилищных пра­вах граждан, возвращающихся из эвакуации. В отношении эвакуированных и эвакуировавшихся граждан и членов их се­мей в практике проводилось то положение, что жилые помеще­ния, оставленные ими в месте выезда, сохраняются за ними на все время эвакуации. Основанием для этого служило, разумеет­ся, то, что оставить свое жилое помещение эвакуированных граждан вынудили чрезвычайные обстоятельства войны и что на все время, пока чрезвычайные обстоятельства продолжают­ся, нельзя лишать эвакуированного съемщика я членов его семьи их права на имеющееся у них в месте постоянного жи­тельства жилое помещение. Постановлением Пленума Верхов­ного Суда СССР 12 ноября 1942 г. вопрос был разрешен в том смысле, что граждане, возвращающиеся из эвакуации и за­стающие свое жилое помещение заселенным другими лицами, имеют право требовать в судебном порядке его освобождения при условии, если их эвакуация была в свое время оформлена, квартирная плата ими аккуратно вносилась, а лица, поселив­шиеся в их помещении, заняли его, хотя и в установленном порядке, но не ввиду разрушения в результате военных дей­ствий того дома, где они жили ранее, и т. п.

    Однако, постановление Пленума Верховного Суда СССР от 12 ноября 1942 г.2 имело значение только общего правила.

    Значительные разрушения, произведенные в ряде юродов воен­ными действиями, создавали в известных случаях затруднения для строго последовательного применения только что изложен­ной нормы. Так, например, в Москве жилые помещения, заня­тые гражданами, переселенными из разобранных деревянных строений, а также вселенными на основании отдельных реше­ний правительства, сохранялись за этими гражданами, а лицам (в том числе эвакуированным), которые проживали в данных помещениях ранее, предоставлялись другие помещения. Безус­ловно, сохранялись прежние жилые помещения только за воен­нослужащими и за отдельными категориями эвакуированных: Героями Советского Союза, Героями Социалистического Труда, персональными пенсионерами, лицами, имеющими ученую сте­пень, ученое звание.

    3.    В связи с перебазированием промышленности возникала трудная задача по обеспечению рабочих и служащих перево­дившегося предприятия жилыми помещениями на новом месте. С этой целью народным комиссарам было предоставлено право разрешать директору предприятия нанимать в домах граждан жилые помещения с оплатой их в повышенном против установ­ленных ставок квартирной платы размере (квартирная плата по ставкам уплачивалась самими рабочими и служащими, а надбавка покрывалась из средств предприятия).

    Вместе с тем на основании постановления СНК СССР 16 февраля 1942 г. жилые помещения рабочих и служащих эвакуированных на восток предприятий (в домах предприятий и местных Советов), в которых эти рабочие и служащие про­живали до переезда на новое жительство, поступали в распо­ряжение исполкомов местных Советов и предоставлялись в пер­вую очередь рабочим и служащим оборонных предприятий, оставшимся в данном городе[8].

    4.   Что касается договора капитального строительства, то грандиозная задача по восстановлению пострадавших от воен­ных действий районов, и в первую очередь предприятий про­мышленности, транспорта н связи, потребовала ускоренного порядка проектирования восстановительных работ. Ввиду этого проектирование восстановительных работ по предприятиям промышленности, транспорта и связи ограничивается сокра­
    щенным проектным заданием[9], рабочими чертежами или опи* сями работ на отдельные восстановительные объекты или кон­структивные элементы сооружения и, наконец, едиными рас­ценками на отдельные виды работ. Финансирование капиталь­ных работ по восстановлению предприятий промышленности, транспорта и связи производится за фактически выполненные работы по единичным расценкам, согласованным с Пром­банком.

    5.    Забота о создании максимальных удобств для военно­служащих выразилась также в допущении упрощенной формы совершения доверенностей и завещаний. 15 сентября 1942 г. было издано постановление «О порядке удостоверения доверен­ностей и завещаний военнослужащих в 'военное время», кото­рое допускало удостоверение доверенностей и завещаний лиц, состоящих в рядах Красной Армии и Военно-Морского Флота, помимо нотариальных органов, командованием отдельных воинских частей, а доверенностей (и завещаний) военно­служащих, находящихся на излечении в госпиталях, — началь­никами госпиталей («военные» завещания были допущены затем и в мирное время.

    6.  Военные обстоятельства отразились также на договоре страхования. Согласно постановлению СНК СССР 8 июля

    1941    г. Госстрах освобождается от ответственности за смерть застрахованного или утрату им трудоспособности, либо за ги­бель и повреждение имущества, происшедшие в результате военных действий[10].

    В годы войны, когда происходило массовое перемещение граждан и нередки были случаи длительного, а то и безвест­ного отсутствия[11], возник вопрос о порядке взимания страховых платежей за строения, принадлежащие владельцам, адреса ко­торых не известны. Наркомфином даны по этому вопросу 28 апреля 1942 г. следующие указания[12]. Если строения, вклю­ченные при учете объектов по обязательному окладному стра­хованию в список необитаемых и неохраняемых строений (при­
    чем адреса их владельцев неизвестны), заселены жильцами, то с этих жильцов как с лиц, пользующихся строениями, необхо­димо взимать страховые платежи по обязательному окладному страхованию. Если такие строения заняты предприятиями и учреждениями под жилье их рабочих и служащих, то обяза­тельное страхование следует проводить по правилам страхова­ния государственного жилищного фонда за счет этих пред­приятий или учреждений. В случае ущерба, причиняемого по названным строениям, страховое возмещение поступает только к владельцам строений, но не лицам или учреждениям, поль­зующимся строениями.

    11. В условиях войны потребовали разрешения вопросы, возникающие из договоров хранения вещей.

    Так, в отношении обязанностей и ответственности ломбардов но хранению сдаваемых им вещей установлены следующие правила. Ломбарды не несут ответственности за ценности, сданные им гражданами на хранение или в залог, в следую щих случаях: а) если данная местность впоследствии оказа­лась оккупированной и ценности, находившиеся в ломбарде, не были эвакуированы; б) если установлено, что истребуемые ценности погибли (повреждены) вследствие бомбардировки или вызванного ею пожара. С другой стороны, была определена граница ответственности ломбарда в случаях, когда ценности были реализованы в силу необходимости, вызванной военными обстоятельствами; в этих случаях ответственность ломбарда перед собственниками ценностей ограничивается суммой, вы­рученной от реализации, за вычетом выданной ссуды с процен­тами и платы за хранение и страхование.

    Большое практическое значение имело постановление Пле­нума Верховного Суда СССР от 15 апреля 1943 г., регламен­тировавшее остававшийся ранее неясным порядок возмещения ущерба учреждениями, предприятиями и организациями (в том числе театрами, гостиницами, банями, прачечными, пошивоч­ными и починочными мастерскими, красильнями и т. п.) за по­хищение, утрату или повреждение сданных им вещей1. При определении сумм, подлежащих взысканию с названных уч­реждений, предприятий и организаций в возмещение ущерба, понесенного гражданами вследствие хищения, утраты или повреждения по вине ответчика вещей, сданных на хранение или для выполнения заказа, или оставленных без охраны по вине ответчика, — суды должны исходить из повышенных
    (коммерческих) цен государственной торговли с учетом износа (если иной порядок возмещения ущерба не установлен спе­циальными законами и постановлениями правительства).

    Далее, в связи с обстоятельствами военного времени зна­чительно расширилась практика, как принято говорить, быто­вого договора хранения между гражданами: вызванные войной многочисленные переезды граждан сопровождались учащенны­ми соглашениями о хранении чужих вещей. К этим соглаше­ниям применялись (поскольку договор о хранении вещей меж­ду гражданами специально не регламентирован в ГК) общие положения об обязательствах вообще и о договорах, в част­ности. Упоминавшиеся ©ыше постановления Пленума Верхов­ного Суда СССР от 22 апреля 1942 г. и 7 октября 1943 г.[13], всемерно охраняя личную собственность граждан, урегулиро­вали вопрос об истребовании собственниками имущества, остав­ленного ими на хранение.

    7.   Существенное значение имело постановление Пленума Верховного Суда СССР 10 июня 1943 г. о судебной практике по искам о причинении вреда[14].

    В этом постановлении четко отграничивается ответствен­ность за вред, возникший вне договорных отношений, от ответ­ственности за убытки, причиненные неисполнением или ненад­лежащим исполнением договорного обязательства. Пленум исходит из того, что следует разграничивать случаи возмещения вреда по ст. 403 ГК, имеющие в виду винов­ное причинение вреда, и случаи причинения вреда деятель­ностью предприятий, связанных с применением источников повышенной опасности для окружающих, по ст. 404 ГК, когда ответственность наступает независимо от вины причинителя вреда. Постановление 10 июня 1943 г. дает подробные указа­ния по вопросу о возмещении вреда, причиненного поврежде­нием здоровья (увечье), и по ряду других вопросов.

    § 7. Наследственное право

    1.   Существенные изменения произведены в 1945 году в за­конодательстве о наследовании.

    Торжество социалистического строя, полное уничтожение капиталистической частной собственности, укрепление личной трудовой собственности — все это послужило основанием для
    более широкого допущения наследования. Отпали основания к сохранению ряда существенных ограничений наследственного права. Вместе с тем в интересах укрепления личной собствен­ности, повышения количества и качества труда, укрепления советской семьи было признано желательным расширить применение наследования.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР 14 марта 1945 г.1 был расширен круг наследников по закону, а именно, в число лиц, наследующих по закону, были включены роди­тели (которые до этого указа наследовали только при условии, если они состояли на иждивении наследодателя, а в БССР мог­ли наследовать по завещанию), а также братья и сестры.

    Одновременно введена была очередность призвания к на­следованию: в первую очередь призываются дети (в том числе усыновленные), супруг и нетрудоспособные родители умершего, а также другие нетрудоспособные, состоявшие на иждивении умершего не менее одного года до его смерти; во вторую оче­редь (при отсутствии наследников первой очереди) призы­ваются трудоспособные родители, а при их отсутствии — в третью очередь призываются братья и сестры.

    Указ от 14 марта 1945 г, ввел так называемое право пред­ставления. Именно, до этого указа все наследники по закону, в том числе дети, внуки, правнуки, наследовали в равных долях между собою и с другими наследниками; теперь внуки насле­дуют только при условии, если их родитель (т. е. сын или дочь наследодателя) умер раньше, чем наследодатель, правнуки — если умер их родитель, причем эти внуки (или правнуки) все вместе получают долю, причитающуюся их умершему родителю, и делят ее между собою поровну (это и есть наследование по праву представления).

    2.   До указа 14 марта 1945 г. оставить имущество по заве­щанию- (все или часть) можно было только одному или не­скольким лицам из числа.наследников по закону, а также госу­дарственным органам и общественным организациям. Сохранив это правило для тех случаев, когда после завещателя остается в живых кто-либо из наследников по закону, указ 14 марта 1945 г. допустил, при отсутствии наследников по закону, воз­можность завещать имущество любому лицу. Вместе с тем за­вещатель признан обязанным в отношении нетрудоспособного наследника во всяком случае сохранить за ним его законную долю в полном размере (так называемая обязательная доля)

    3.    Если один из наследников отказывается от наследства (или лишен наследства), его доля переходит к другим наслед­никам по закону. Выморочным имущество может стать только в том случае, если ни один наследник не принял наследства, или все наследники по закону лишены наследства, или после наследодателя вообще не осталось наследников ни по закону, ни по завещанию.

    4.    По вопросам применения указа 14 марта 1945 г. было издано сначала разъяснение Министерства юстиции СССР 20 февраля 1947 г., а затем заменившее его постановление Пленума Верховного Суда СССР 20 июня 1947 г., а затем по­становление Пленума Верховного Суда СССР 10 апреля 1957 г. В этих постановлениях (в обобщение практики народ­ных судов и нотариальных контор) даются указания по от­дельным частным вопросам наследственного права, напри­мер, по вопросу об уважительности причин для приоста­новления сроков принятия наследства, о переходе по наслед­ству домашней обстановки и предметов обихода и по другим вопросам.

    5.    Еще до издания указа 14 марта 1945 г. указом Прези­диума Верховного Совета СССР от 9 января 1943 г. был от­менен существовавший до этого налог с наследства1.

    § 8. Общая характеристика советского гражданского права в период Великой Отечественной войны

    1.   Характеризуя советское гражданское право за годы Ве­ликой Отечественной войны, нужно признать, что гражданское право в период Великой Отечественной войны было направле­но на перестройку народного хозяйства с учетом потребностей военного времени, на охрану социалистической и личной соб­ственности. При этом необходимо подчеркнуть, что изменения, внесенные в связи с войной в советское гражданское право, не имели характера радикальной ломки предвоенного гражданско­го права. Это объясняется главным образом тем, что благода­ря проявленному населением патриотическому подъему, на­пряженному труду советских людей оказалось возможным уже в ходе самой войны не только приступить к залечиванию нане­сенных войною социалистическому хозяйству ран, но и продол­жать дальнейшее социалистическое строительство во всех от­раслях народнохозяйственной жизни. Общий характер соци­ально-экономических отношений, обусловивший предвоенное гражданское право, в основном сохранялся и в военные голы.

    2.   Изменения, внесенные под влиянием войны в советское, гражданское право, не изменяя основных принципов предвоен­ного гражданского права, имеют характер отдельных частных поправок. При этом в праве военного периода, в частности в практике Верховного Суда СССР, выражается требование осо­бо строгого соблюдения социалистической законности, как чрез­вычайно важного момента для укрепления морально-политиче­ского состояния Советской Армии и для организации тыла в деле борьбы с врагом.

    Особое значение социалистической законности признается и в отношениях между социалистическими организациями и в от­ношениях граждан: и социалистическая, и личная собственность получают надежную защиту; высоко ставится договорная дис­циплина, с нарушениями которой ведется решительная борьба. В соответствии с этим основные институты советского граж­данского права — право собственности и договоры — еще более укрепляются и развиваются. Советское гражданское право со­действует углублению и укреплению хозрасчета, как основного метода социалистического хозяйствования. Получило развитие также наследственное право.

    3.    Но само собой понятно, что главные заботы в годы вой­ны были обращены на основное, что должно было решить судьбу поколений, — >на разгром врага. В области советского гражданского права это получило выражение как в только что намеченных общих линиях развития основных институтов граж­данского права, так и в некоторых специальных нормах, со­державших льготы и преимущества для защитников родины на фронте (например, льготы в области договора жилищного найма) и для тружеников тыла, готовивших для советских воинов все необходимое для защиты Советской страны.

    Огромное напряжение всех сил страны дало свой результат: оно привело к полному разгрому врага и к всемирно-историче­ской победе Советского Союза.

    ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД ЗАВЕРШЕНИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО СТРОИТЕЛЬСТВА

    И ПОСТЕПЕННОГО ПЕРЕХОДА ОТ СОЦИАЛИЗМА К КОММУНИЗМУ (1946—1957 гг.)

    § I. Основные задачи послевоенного периода

    1.  Победоносно закончив войну, Советский Союз снова вегу, пил в период мирного социалистического строительства.

    В законе о пятилетием плане восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946—1950 гг., принятом Вер­ховным Советом СССР 18 марта 1946 г., основные задачи этой четвертой пятилетки были определены следующим образом: «...восстановить пострадавшие районы страны, восстановить довоенный уровень промышленности и сельского хозяйства и затем превзойти этот уровень в более или менее значительных размерах».

    Вместе с тем в названном законе о пятилетнем плане вос­становления и развития народного хозяйства СССР на 1946- 1950 гг. говорилось: «Успешно начав еще в ходе Отечественной войны восстановление разрушенного хозяйства районов, подвер­гавшихся оккупации, Советский Союз в послевоенный период продолжает восстановление и дальнейшее развитие народного хозяйства на основе государственных перспективных планов, определяющих и направляющих хозяйственную жизнь СССР»1. В том же самом законе были указаны важнейшие конкретные задачи, стоявшие перед Советским государством.

    Пятилетний план 1946—1950 гг. был не только выполнен, но и перевыполнен, притом досрочно.

    >  Закон о пятилетием плаве восстановления и развития на­родного хозяйства СССР. изд. «Московский рабочий», 1946, стр. 7.

    2.   В соответствии с задачами, намеченными четвертым пя­тилетним планом, с одной стороны, был проведен ряд меро­приятий, направленных на повышение материального и куль­турного уровня жизни трудящихся, а с другой стороны, вы­полнялся грандиозный план по расширению и укреплению материальной базы, необходимой для перехода к коммунизму.

    В первом отношении необходимо отметить, что постановле­нием Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) 14 декабря 1947 г. была проведена (с 16 декабря 1947 г.) денежная реформа и одновременно отменена карточная система снабжения продо­вольственными и промышленными товарами. В дальнейшие годы производилось неоднократно значительное снижение цен на продовольственные я промышленные товары (без снижения денежной заработной платы). Эти мероприятия, подняв реаль­ную заработную плату, привели к серьезному повышению ма­териального и культурного уровня жизни трудящихся.

    Среди мероприятий второй группы необходимо назвать следующие.

    Советом Министров СССР и ЦК Коммунистической партии было принято постановление 20 октября 1948 г. «О плане по­лезащитных лесонасаждений, внедрения травопольных севообо­ротов, строительства прудов и водоемов для обеспечения вы­соких и устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах Европейской части СССР»1. Идут великие стройки коммуниз­ма: строятся электростанции невиданной в мире мощности, прокладываются каналы и т. д. Все это приближает советское общество к созданию материальной базы коммунизма.

    Вместе с тем ведется большая идеологическая работа, на­правленная на искоренение пережитков капитализма в созна­нии людей, на воспитание и перевоспитание советских людей в духе идей марксизма-ленинизма.

    3.  В 1952 году состоялся XIX съезд партии. Твердо проводя основную предпосылку развития народного хозяйства — пре­имущественный рост производства средств производства, — Партия и Правительство (в решениях XIX партийного съезда, а также в последующих постановлениях Пленумов ЦК КПСС 1953—1955 гг., в совместных постановлениях Совета Министров СССР и ЦК КПСС 1953 года, в решениях XX съезда КПСС, в постановлениях Верховного Совета СССР) добивались разви­тия, на базе успехов тяжелой индустрии, всего социалистиче­ского производства и народного хозяйства. Поставлены были задачи крутого подъема сельского хозяйства, дающего сырье

    < Опубликовано отдельным изданием.


    для промышленного потребления и продукты для народного потребления, укрепления оборонной мощи страны, подъема промышленности, производящей предметы народного потреб­ления, расширения жилищного и культурно-бытового строи­тельства.

    Результатом всех этих мероприятий должно явиться быст­рое и значительное повышение материального и культурного уровня жизни советского народа.

    В «Директивах по пятому пятилетнему плану» XIX съезд признал необходимым для выполнения задач этого плана про­вести ряд мероприятий, в том числе: мобилизовать внутрихо­зяйственные источники для дальнейшего роста социалистиче­ского накопления, добиваясь строгого соблюдения государст­венной дисциплины и выполнения каждым предприятием производственного плана в установленном для него ассортимен­те; поднять массовое движение изобретателей и рационализа­торов из инженеров, техников, рабочих и колхозников за даль­нейшее техническое усовершенствование и расширение произ­водства, за всестороннюю механизацию, облегчение и даль­нейшее оздоровление условий труда; неуклонно проводить на всех больших и малых участках хозяйственного строительства режим экономии, повышать рентабельность предприятий, осу­ществлять хозяйственный расчет и т. д.

    Задачи, поставленные решениями XIX съезда партии и постановлениями Пленумов ЦК КПСС 1953—1955 гг., предпо­лагали последовательное проведение режима экономии, укреп­ление дисциплины государственной, плановой, договорной, внедрение и укрепление хозяйственного расчета.

    Бурный рост промышленности и всего народного хозяйства, все шире развертывающееся коммунистическое строительетво делали и делают неизменно актуальными все эти вопросы.

    На Пленуме ЦК КПСС 11 июля 1955 г. по докладу гов. Н. А. Булганина1 вновь был выдвинут тезис: государствен­ный план — закон для каждого министерства, главка, пред­приятия. В соответствии с этим Пленум постановил: 1) обязать ЦК компартий и Советы Министров республик, местные пар­тийные и советские органы, министров, руководителей ведомств и предприятий обеспечивать безусловное выполнение государ­ственного плана каждым предприятием по выпуску продукции в установленной номенклатуре и ассортименте, внедрению но­вой техники и всем технико-экономическим показателям; 2) обязать Комитет стандартов, мер и измерительных приборов
    при Совете Министров СССР, министерства и ведомства уси­лить контроль за соблюдением государственных стандартов и технических условий; повысить ответственность главных инже­неров, начальников отделов технического контроля и руководи­телей цехов за точное соблюдение технологической дисципли­ны; 3) обязать министров и руководителей ведомств ликвиди­ровать недостатки в руководстве финансовой деятельностью предприятий, покончить с расточительством в расходовании ма­териальных и денежных ресурсов, строго соблюдать режим экономии, укреплять хозрасчет, разобраться в финансово-хо­зяйственной деятельности отстающих предприятий, принять необходимые меры к организации рентабельной работы всех предприятий.

    4.   В феврале 1956 года состоялся XX съезд КПСС, который подтвердил необходимость сохранить неизменной генеральную линию политики партии, выражающуюся в заботе о преимуще­ственном росте тяжелой промышленности, как основы развития всех отраслей социалистической экономики, о расширении спе­циализации и кооперирования в промышленности, об укрепле­нии обороноспособности страны, об улучшении благосостояния народа[15].

    XX съезд КПСС поставил на очередь ряд важнейших за­дач: ускорение технического прогресса в промышленности, раз­витие транспорта и связи, широкое развитие всех отраслей сельского хозяйства — и признал необходимым значительно по­высить уровень механизации сельского хозяйства, поднять роль машинно-тракторных станций в сельскохозяйственном произ­водстве и приступить (с 1956 г.) к переводу их на хозяйствен­ный расчет. XX съезд поставил также задачу всемерного подъ­ема материального благосостояния и культурного уровня со­ветского народа, ибо в этом заключается конечная цель всей деятельности Советского государства. XX съезд вновь указал на необходимость крепить нерушимый союз рабочего класса и крестьянства и особую важность развития социалистического демократизма, совершенствования государственного аппарата, укрепления советской законности. Задачи развития всех отрас­лей народного хозяйства успешно выполняются.

    20—24 декабря 1956 г. Пленум ЦК КПСС отметил в своем постановлении[16], что в результате последовательного проведе­
    ния ленинской политики и осуществления решений XX съезда КПСС достигнуты за первый год шестого пятилетнего плана крупные успехи в деле развития социалистической промышлен­ности н прежде всего тяжелой индустрии, в развитии сельского хозяйства, в поднятии материального благосостояния и куль­турного уровня народа. Вместе с тем Пленум обязал хозяй­ственных руководителей, советские, партийные и профсоюзные организации добиваться всемерной мобилизации внутренних ресурсов предприятий, обеспечения выполнения планов произ­водства и строительства, повышения производительности труда, снижения себестоимости продукции и улучшения ее качества на основе технического прогресса, быстрейшего внедрения но­вой техники, улучшения организации труда и совершенствова­ния технологии производства.

    В постановлении по докладу тов. Н. А. Булганина «Воп­росы улучшения руководства народным хозяйством СССР» декабрьский Пленум 1956 года отметил, что на основе указа­ний XX съезда осуществляется ряд важных мероприятий, на­правленных на улучшение дела государственного планирова­ния, устранение чрезмерной централизации в управлении хозяйством и повышение роли союзных республик в хозяйст­венном строительстве, на осуществление демократического централизма в руководстве хозяйственным строительством. В своем постановлении Пленум ЦК КПСС вновь подтвердил, что важнейшая задача Госэкономкомиссии и всех хозяйственных органов состоит в том, чтобы систематически и широко внед­рять в производство достижения передовой науки и техники, ценного опыта новаторов, предложения рационализаторов и изобретателей. Пленум потребовал обратить серьезное внима­ние на специализацию и кооперирование предприятий, на меж­отраслевые производственные связи и увязку хозяйственной деятельности различных экономических районов. В проведении всех этих мероприятий в жизнь Пленум видит средство обес­печить высокие темпы расширенного социалистического вос­производства, непрерывное повышение производительности труда как главного условия увеличения выпуска, улучшения качества и снижения себестоимости продукции, подъема мате­риального благосостояния народа.

    Февральский Пленум 1957 года вновь обратил внимание на то, что вопросы хозяйственного строительства, развития про­мышленности и сельского хозяйства, укрепления могущества Советского государства, неуклонного подъема благосостояния народа должны и впредь, как и раньше, стоять в центре вни-


    мания. Для наилучшего достижения этих целей Пленум, в соответствии с решениями XX съезда КПСС, признал важней­шей очередной задачей дальнейшее улучшение форм и мето­дов планирования и управления народным хозяйством на осно­ве ленинского принципа демократического централизма и еди­ного государственного плана.

    На основании решения февральского (1957 г.) Пленума VII сессия Верховного Совета СССР приняла 10 мая 1957 г. закон «О дальнейшем совершенствовании организации управ­ления промышленностью и строительством». Целью реоргани­зации управления промышленностью и строительством являет­ся обеспечение неуклонного подъема народного хозяйства страны, дальнейшее расширение прав союзных республик в хозяйственном строительстве, приближение руководства к про­изводству, еще более широкое участие масс трудящихся в управлении производством, всемерное развитие их творческой инициативы в коммунистическом строительстве. В Законе от 10 мая 1957 г. предусматривается, что вся страна делится на административные экономические районы, в каждом из которых для управления промышленностью и строительством образуется Совет народного хозяйства.

    § 2. Право собственности

    1.   Задача послевоенного восстановления народного хозяй­ства и дальнейшего его развития была бы неосуществима, если бы правовое регулирование общественных отношений не осно­вывалось на неуклонном и последовательном проведении кон­ституционного начала, которое состоит в том, что обществен­ная, социалистическая собственность есть священная и непри­косновенная основа советского строя, и, следовательно, каждый гражданин СССР обязан беречь и укреплять социалистическую собственность.

    В соответствии с принципом демократического централизма, в связи с изменением порядка государственного планирования и финансирования хозяйства союзных республик, а также в связи с расширением прав министров, руководителей ведомств, директоров предприятий упрощен (в 1956 г.) порядок пере­дачи государственных предприятий, зданий и сооружений. Так, например, если по постановлению 15 февраля 1936 г. передача зданий и сооружений из одного ведомства СССР в другое мог­
    ла производиться по распоряжению руководителей обоих ве­домств (а из подчинения Министерства СССР в республикан­ское или местное подчинение — по распоряжению руководителя ведомства СССР и Совета Министров союзной республики) только в тех случаях, когда стоимость здания или сооружения не превышает 1 ООО ООО руб., то теперь указанный порядок передачи должен применяться независимо от стоимости пере­даваемого здания или сооружения. Передача зданий и соору­жений стоимостью не свыше 100 ООО руб. из ведомства союзной республики кооперативным (кроме колхозов) я общественным организациям может производиться по распоряжению руково­дителя ведомства союзной республики; передача других зданий и сооружений государственными органами кооперативным и общественным организациям и всех вообще зданий и сооруже­ний — колхозам производится министрами СССР и Советами Министров союзных республик оо принадлежности, в зависи­мости от подчиненности участвующего в этой передаче госу­дарственного органа, и др.

    Регулирование права собственности в советском праве строится на принципе сочетания интересов личности с интере­сами государства, с сохранением за государственным интересом значения ведущего. Этот принцип характеризует советское гражданское право не только в послевоенный период, но в данный период он получил особенно яркое выражение ввиду необходимости в короткий срок выполнить названные выше задачи восстановления и развития народного хозяйства.

    В области колхозной собственности и землепользования развился новый вид имущества — межколхозные электростан­ции, в строительстве которых участвуют и государственные предприятия, так что возникает право общей собственности, в котором участниками являются и государственные организа­ции, и колхозы. Нередки случаи права общей собственности и с участием одних колхозов; так, январский Пленум ЦК КПСС

    1955      года рекомендовал колхозам создавать на паевых началах предприятия для производства кирпича, черепи­цы и т. д.

    2.   Принцип правильного сочетания общественного и личного, в частности, имеет большое значение в колхозной жизни, в со­отношении между общественным хозяйством колхоза и под­собным приусадебным хозяйством колхозных дворов. Это соот­ношение под влиянием сохранившихся пережитков старого в сознании части советских людей принимало нередко ненор­мальный характер.

    Еще до войны совместным постановлением Совета Народ­ных Комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) от 27 мая 1939 г.[17] (см. выше, гл. VII) было обращено внимание на недопустимость перерастания подсобного хозяйства колхозных дворов, которое они ведут на приусадебных участках, в основной источник су­ществования, в ущерб интересам колхозного хозяйства, т. е. в ущерб участию колхозников в общественных работах колхо­за. Постановление 27 мая 1939 г. может служить наглядным примером той важной роли, которую играют Партия и Прави­тельство, использующие служебное значение права в деле искоренения пережитков капитализма в сознании людей. В вводной части этого постановления отмечается, что извращения в области колхозного землепользования выражаются в неза­конном расширении приусадебной земли, находящейся в лич­ном пользовании колхозных дворов, путем разбазаривания и расхищения общественных земель колхоза в пользу личного хозяйства колхозников.

    В постановлении от 27 мая 1939 г. указывалось, что еще не всеми колхозниками усвоена мысль о взаимосвязи процве­тания колхоза и улучшения жизни самих колхозников, и наме­чались меры к тому, чтобы пресечь отмеченные извращения. Постановление 27 мая 1939 г. содействовало установлению нормальных взаимоотношений между колхозным хозяйством и приусадебным подсобным хозяйством колхозника.

    Однако отмеченные извращения не были изжиты полностью, вследствие чего 19 сентября 1946 г. было издано новое поста­новление Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) «О мерах по ликвидации нарушений Устава сельскохозяйственной артели в колхозах»[18]. Вопросу о правильном сочетании личных интересов с общественными много внимания было уделено на сентябрь­ском (1953 г.) Пленуме ЦК КПСС и в изданных, на основе решений этого Пленума, совместных постановлениях Совета Министров СССР и ЦК КПСС (1953 г.)

    В постановлений 19 сентября 1946 г., наряду с расхищением общественных земель, с ненормальным поднятием удельного веса приусадебного подсобного хозяйства, ставился вопрос о борьбе с разбазариванием колхозного имущества. Должностные лица колхозов иной раз под давлением местных представите­лей власти, а иногда по другим мотивам незаконно продавали колхозный скот и другое имущество колхоза за бесценок, а иногда отдавали это и вовсе без оплаты и т. п. Названным


    постановлением 19 сентября 1946 г. Советам Министров рес­публик, краевым и областным исполкомам, ЦК коммунистиче­ских партий союзных республик, краевым и областным коми­тетам партии было вменено в обязанность обеспечить возвра­щение колхозам незаконно взятого у них скота и другого имущества.

    3.   Сделки, приводящие к «разбазариванию» колхозной соб­ственности, являются противозаконными, как нарушающие пра во колхозной собственности.

    По поводу подобного рода сделок даны подробные указания в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 5 мая 1950 г. «О судебной практике по гражданским колхозным делам»1. В названном постановлении Пленум дал судам, в частности, указание, что в тех случаях, когда колхозное имуще­ство (скот, сельскохозяйственная продукция и проч.) отпу­скается бесплатно или по заниженным ценам, оно должно при­суждаться колхозу в натуре с возвратом покупателю получен­ной за это имущество суммы. При невозможности возврата в натуре суд должен взыскивать с ответчиков денежную стои­мость имущества по ценам, существующим в данной местности на рынке на день предъявления иска.

    Таким образом, Пленум Верховного Суда СССР применил к названным случаям ст. 151 ГК о двусторонней реституции и свое постановление обосновал ссылкой на изложенное выше постановление 19 сентября 1946 г.

    Решение Пленумом Верховного Суда СССР 5 мая 1950 г. вопроса о борьбе с разбазариванием колхозного имущества в качестве общего направления судебной практики нельзя признать правильным. Партия и Правительство постановлением 19 сентября 1946 г. имели в виду всемерно оградить интересы колхоза, защитить колхозную собственность. Названную ди­рективу необходимо осуществлять так, чтобы борьба с разбаза­риванием колхозного имущества имела реальный характер. С этой точки зрения нет оснований возвращать уплаченную сумму лицам, которые протягивают руки к колхозному добру, чтобы получить его за бесценок, пользуясь недисциплиниро­ванностью или недобросовестностью должностных лиц колхоза. Необходимо отбить у таких «покупателей» охоту к подобного рода «выгодным» сделкам, а для этой цели является очень подходящей штрафная санкция, выражающаяся в изъятии упла­ченной суммы в доход государства. Если «покупатели» при­
    бегают к давлению на председателя колхоза, к каким-либо угрозам и т. п., имеется прямая опора в законе для предлагае­мого решения: ст. 149 ГК предусматривает одностороннюю реституцию в пользу стороны, подвергшейся принуждению, об­ману и т. п.;. исполненное другой стороной подлежит изъятию в доход государства.

    Целесообразно провести следующую классификацию сделок, нарушающих закон или Устав сельскохозяйственной артели. В некоторых случаях имеются достаточные основания признать, что незаконная сделка совершена под влиянием существенного заблуждения одной из сторон. Тогда указание Пленума Вер­ховного Суда СССР 5 мая 1950 г. оказывается вполне правиль­ным: суду надлежит применить ст. ст. 32 и 151 ГК и восстано­вить стороны в первоначальное положение. Примеры подобного рода сделок можно чаще встретить не в области разбазаривания колхозного имущества, а при других нарушениях закона, в частности в случаях продажи колхозом сельскохозяйственной’ продукции до выполнения им своих обязательств перед госу­дарством. В этой категории сделок покупатель нередко не знает и не имеет возможности знать, выполнил ли колхоз, продаю­щий ему продукцию, свои обязательства перед государством или нет, и потому этот покупатель является добросовестно заблуждающимся.

    Сделки, о которых говорится в постановлении Пленума Вер­ховного Суда СССР 5 мая 1950 г., совсем иного рода. Всякому известно, что председатель колхоза не имеет права раздавать подарки за счет колхоза, отдавать колхозное имущество без оплаты или с уменьшенной (по сравнению с существующими ценами) оплатой. О заблуждении здесь говорить не приходит­ся; имеет место скорее обман, принуждение и т. п., а потому правильнее уплаченную покупателем сумму изымать в доход государства (применительно к ст. 149 ГК) •

    Указание Пленума Верховного Суда СССР 5 мая 1950 г. иногда подходит для тех случаев, когда колхозное добро от­дается по пониженным ценам на почве трудовых отношений. В качестве примера можно привести определение Судебной кол­легии по гражданским делам Верховного Суда СССР № 03/984—1952 г.1: колхоз заключил со своим счетоводом тру­довой договор на таких условиях, что за свою работу счетовод получает 500 руб. в месяц заработной платы, молоко — по це­не, уплачиваемой молочным пунктом, зерно — по цене на 20%

      См. «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1953 г. Мв 2,

    стр. 35


    ниже рыночной. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР признала, что отпуск колхозной про­дукции по заниженным ценам является разбазариванием кол­хозной собственности, что заключенный со счетоводом договор противоречит правительственным постановлениям, направлен­ным на укрепление и развитие общественного хозяйства колхо­за. Поэтому со счетовода была взыскана разница между ры­ночной ценой и той, по которой счетовод оплатил полученные продукты.

    Применение директивы, заключающейся в постановлении Партии и Правительства 19 сентября 1946 г., способствовало тому, что многие колхозники, не понимавшие важности и вы­годности укрепления в первую очередь общественного хозяй­ства и сосредоточивавшие свое внимание главным образом на приусадебном хозяйстве, стали считать основным делом и забо­той работу в общественном хозяйстве. Благодаря проведению в жизнь постановления 19 сентября 1946 г. общественная кол­хозная собственность стала все более укрепляться, а личное хозяйство колхозного двора на приусадебном участке приобре­тать действительно подсобный характер.

    4.    В рассматриваемый период все более улучшаются быто­вые условия советских граждан, растет и укрепляется личная собственность. Характерным в этом отношении и чрезвычайно важным является Указ Президиума Верховного Совета СССР 26 августа 1948 г. «О праве граждан на покупку и строитель­ство индивидуальных жилых домов» и постановление Совета Министров СССР по тому же вопросу1. Согласно названным нормативным актам каждый гражданин и каждая гражданка СССР имеют право купить или построить для себя на праве лич­ной собственности жилой дом в один или два этажа с числом комнат от одной до пяти включительно как в городе, так и вне города. На исполкомы Советов депутатов трудящихся воз­ложена обязанность отводить для целей индивидуального жи­лищного строительства необходимые земельные участки.

    Для достижения той же цели — скорейшего разрешения жилищного вопроса — декабрьский (1956 г.) Пленум ЦК КПСС признал необходимым, в частности, активно поддержи­вать инициативу широких масс рабочих и служащих в смысле их участия в государственном строительстве, а также разви­вать индивидуальное жилищное строительство. Рабочим и слу­жащим предоставлено право объединяться в простые товари- щества для совместного строительства жилых домов и общего

    эксплуатационно-хозяйственного управления выстроенными до­мами, которые становятся принадлежащими им на праве об­щей личной собственности. Широкое содействие индиви­дуальному жилищному строительству обеспечивается поста­новлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О разви­тии жилищного строительства в СССР» от 31 июля 1957 г.[19].

    § 3. Изменения в правовом положении предприятий

    1.   В конце четвертого десятилетия 'существования Советско­го государства, в связи с развитием социалистического демо­кратизма и выявившейся необходимостью устранить излишнюю централизацию в разрешении хозяйственных вопросов, хоз­расчетные предприятия приобретают более самостоятельное, а следовательно, и более ответственное положение.

    2.   В целях обеспечения наилучшего порядка перераспреде­ления и реализации излишних материалов, оборудования, транспортных средств и других материальных ценностей, имею­щихся на предприятиях (равно как в учреждениях и других организациях), указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 мая 1955 г.[20] был отменен указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1941 г., которым запрещалось предприятиям и учреждениям самостоятельно распоряжаться оборудованием и материалами, хотя бы и излишними для данного предприятия или учреждения. Указ от 13 мая 1955 г. и состоявшееся на его основе постановление Совета Мини-- стров СССР от 14 мая 1955 г.[21] значительно децентрализуют порядок перераспределения и реализации излишних, неис­пользуемых материалов, оборудования,транспортных средств и других материальных ценностей. Названные ценности пере­распределяются внутри министерства (ведомства), в систему которого входит предприятие или иная организация, в поряд­ке, устанавливаемом министром (руководителем ведомства). Если неиспользуемые на предприятии материальные ценно­сти оказываются излишними для данного министерства, они предъявляются для реализации руководителями предприятий соответствующим органам сбыта. Если же эти последние не принимают предложенные им материальные ценности, пред­приятия и другие организации реализуют свои излишние ма­териальные ценности самостоятельно.


    Материалы, инструмент и другие материальные ценности, приобретенные предприятиями, организациями и учреждениями в порядке местных заготовок, во всех случаях реализуются самостоятельно руководителем предприятия (учреждения, ор­ганизации) , в первую очередь путем передачи местным органам снабжения и сбыта союзных республик. Постановление Совета Министров СССР от 14 мая 1955 г. обязало Госбанк СССР предоставлять соответствующим органам сбыта целевой кредит на оплату принятых ими к реализации предметов на срок реа­лизации, но не свыше шести месяцев.

    3.    Важное значение имеет (изданное на основе директивы июльского Пленума ЦК КПСС 1955 г.) постановление Со­вета Министров СССР от 9 августа 1955 г. о расширении прав директоров предприятий1.

    Во вводной части постановления указывается, что оно издается в целях повышения ответственности директоров пред­приятий за выполнение государственных планов и пр., более широкого развертывания творческой инициативы работников предприятий и всемерного использования имеющихся резервов производства, а также в целях устранения излишней централи­зации в разрешении хозяйственных вопросов и обеспечения большей самостоятельности и оперативности в управлении предприятиями. Директорам предприятий постановлением 9 ав­густа 1955 г. предоставлено право утверждать развернутый техпромфинплан предприятия по всем количественным и каче­ственным показателям на основе годового плана, утвержденно­го вышестоящей организацией министерства; изменять в пре­делах квартала планы производства оборудования и изделий и пр.; устанавливать цены на продукцию и тарифы на услуги, на которые не имеется утвержденных цен и тарифов. Директору предприятия предоставлено право принимать от других пред­приятий и организаций заказы на изготовление отливок, поко­вок, штамповок, деталей и узлов машин и другой продукции из сырья и материалов заказчика (или из своих материалов и отходов производства) без ущерба для выполнения плана вы­пуска товарной продукции по утвержденной номенклатуре. Существенно расширены права директора предприятия в обла­сти капитального строительства и реконструкции предприятия. Директору предприятия предоставлено право утверждать (на основе установленного годового плана капитального строитель-

       См. сборник «Постановления Центрального Комитета КПСС и Совета Министров СССР по вопросам промышленности и строитель­ства», Госполитиздат, 1956, стр. 91.

    ства) месячные планы капитального строительства; вносить изменения в титульные списки строительства с соответствую­щим перераспределением средств по отдельным объектам (но без изменения объемов и сроков ввода в действие новых мощ­ностей); утверждать титульные списки нижелимитного строи­тельства в пределах ассигнований, выделенных предприятию на эти цели, и т. д. Директору предоставлены правомочия в пре­делах, указанных в постановлении Совета Министров СССР от 14 мая 1955 г. (п. 2) по реализации материальных ценностей, и ряд других прав.

    Тем же постановлением от 9 августа 1955 г. фонд директора предприятия преобразован в фонд предприятия для улучшения культурно-бытовых условий работников и совершенствования производства.

    Необходимо здесь же упомянуть об ограничении (в 1956 г.) случаев перераспределения оборотных средств между пред­приятиями, сокращении размеров резерва, оставляемого в рас­поряжении руководителя ведомства для оказания временной финансовой помощи слабым предприятиям, и пр.

    4.    Заботясь о всемерном проведении в жизнь режима эко­номии и укреплении хозяйственного расчета во всех отраслях народного хозяйства, Совет Министров СССР и Центральный Комитет КПСС постановлением от 21 августа 1954 г. обязали Госбанк сосредоточить внимание на выполнении ряда важней­ших задач: всемерно содействовать росту производства, това­рооборота и социалистического накопления путем дальнейшего улучшения методов кредитования и расчетов и осуществления подлинного контроля рублем за выполнением каждым пред­приятием хозяйственных планов я соблюдением режима эконо­мии; усилить контроль рублем за плохо работающими пред­приятиями, не выполняющими планов накоплений я заданий по себестоимости, и др.

    Для достижения названных целей постановление 21 августа

    1954    г. обязывает Госбанк усилить контроль за выполнением предприятиями и организациями планов по производству, то­варообороту и накоплениям, заданий по снижению себестоимо­сти, за целевым использованием собственных и заемных обо­ротных средств, а также за состоянием платежной дисциплины.

    Тем же постановлением Госбанку предоставлено право вво­дить особый режим кредитования расчетов для предприятий, не выполняющих заданий по снижению себестоимости, планов накоплений, допускающих сверхплановые убытки и не сохраня­ющих собственных оборотных средств, и т. д.

    Этот особый режим выражается в том, что кредитование подобного рода предприятий по всем видам ссуд производится только при условии представления гарантийного обязательства главных управлений или министерств о погашении в установ­ленные сроки ссуд и т. д.; Госбанк может вводить аккредитив­ную форму для расчетов таких предприятий с иногородними организациями за материальные ценности и услуги и пр. На министров и руководителей вышестоящих хозяйственных орга­низаций возложена обязанность в отношении предприятий, переведенных на особый режим кредитования и расчетов, при­нимать немедленные меры для ликвидации причин, вызываю­щих убытки или невыполнение планов накоплений, осуще­ствлять систематический контроль за работой этих предприя­тий и пр.

    5.    Изложенные постановления показывают, как Советское государство, опираясь на объективные экономические законы социализма, использует право в качестве средства, открываю­щего простор для действия названных экономических законов. Улучшается государственное планирование так, чтобы государ­ственные народнохозяйственные планы возможно полнее и вер­нее выражали экономический закон планомерного развития хо­зяйства. Во всем управлении народным хозяйством проводится принцип демократического централизма: повышается значение союзных республик в хозяйственном управлении и хозяйствен­ном строительстве, расширяется самостоятельность всех звеньев хозяйственных систем вплоть до низового звена — отдельного предприятия, директор которого получил возможность прояв­лять свою инициативу и решать ряд вопросов самостоятельно.

    Вместе с тем характер социалистической экономики сказы­вается в том, что все хозяйственные мероприятия и правовое регулирование отношений, складывающихся на этой почве, на­правлены на единую конечную цель—все более полного удов­летворения интересов народа и расширения и укрепления ма­териальной базы коммунизма.

    Таким образом, вся цепь изложенных выше мероприятий представляет собой определенную закономерность развития социалистического общества на путях постепенного перехода к коммунизму.

    § 4.Договор поставки

    1.   Поставленные в послевоенном (четвертом) пятилетием плане, а затем в пятом и шестом пятилетних планах такие за­дачи, как развертывание массового производства предметов


    широкого потребления, увеличение товарооборота, повышение значения хозяйственного расчета в народном хозяйстве в каче­стве дополнительного стимула роста производства, расширение специализации и кооперирования в промышленности и ряд других, естественно, повысили при своем осуществлении удель­ный вес договора. В условиях послевоенного восстановления и дальнейшего развития народного хозяйства СССР договор, как испытанное средство правового оформления хозяйственных свя­зей, получил широкое применение.

    2.  Хозяйственные связи между социалистическими организа­циями регламентируются советским гражданским правом так, чтобы способствовать усилению внутрипромышленных накопле­ний, ускорению оборачиваемости оборотных средств, укрепле­нию хозрасчета.

    В этом отношении очень важное значение имеет постанов­ление Совета Министров СССР 21 ашреля 1949 г. о заключении хозяйственных договоров1. Хозяйственный договор, заключае­мый на основании плана, признается в постановлении 21 апре­ля 1949 г. единственно правильной формой отношений между хозорганами. В области поставки продукции одним социалисти­ческим предприятием другому ведется борьба с бездоговорны­ми поставками (которые допускаются лишь в некоторых спе­циальных видах поставки, например для экспорта).

    Бездоговорные поставки снижают ответственность постав­щиков, приводят нередко к отгрузке ненужной потребителю продукции, к нерациональным перевозкам, к росту сверхнор­мативных остатков, к омертвлению оборотных средств. Только при оформлении поставок договорами можно избежать таких существенных недостатков, как неравномерный выпуск пред­приятиями продукции, сверхплановый выпуск второстепенных изделий за счет невыполнения заданий по производству более важных, предусмотренных планом изделий, нарушение ассор­тимента, выпуск продукции ненадлежащего качества.

    С помощью договора закрепляются хозяйственные связи между отдельными социалистическими предприятиями, уточ­няются и содержание и сроки исполнения обязательств, возла­гаемых на отдельное социалистическое предприятие, и т. д. Точ­ность и конкретность договорных обязательств способствует их выполнению, а следовательно, выполнению и перевыполнению плана данного предприятия (поскольку хозяйственные договоры заключаются на основании планов и в соответствии с ними);


    успешное же выполнение предприятиями их планов, в свою очередь, способствует социалистическим накоплениям.

    В послевоенные годы хозяйственный договор приобрел поэтому особенно большое значение в качестве средства укреп­ления хозяйственного расчета как метода хозяйствования, осно­ванного на принципе материальной заинтересованности пред­приятия и его работников в успешной работе предприятия, в его рентабельности. Хозяйственный договор является одним из важнейших экономических рычагов укрепления хозрасчета.

    3.   Органы арбитража энергично борются с встречающимися еще в жизни фактами поставки изделий без предварительного заключения договоров между поставщиком и заказчиком (по­купателем). Только в порядке исключения Госарбитраж удов­летворяет иски об оплате изделий, поставленных без договора. Так, арбитраж допускает взыскание с грузополучателя (пла­тельщика) стоимости продукции, отгруженной без договора, если продукция поставлена в счет плана первого квартала, причем отгрузка произведена до истечения срока на заключе­ние договора (для генеральных договоров — 30 дней, для ло­кальных и прямых — 60 дней после утверждения Правитель­ством государственного плана снабжения народного хозяйства). Другое исключение из общего правила о необходимости борьбы с бездоговорными поставками составляют в арбитражной прак­тике отдельные случаи, когда производится разовая поставка изделий во исполнение специального постановления Правитель­ства, предусматривающего сдачу изделий в определенный ко­роткий срок: последнее исключение обосновано, так как заклю­чение договора без нарушения срока отгруэки продукции иногда могло бы оказаться невозможным.

    Борясь с бездоговорными поставками, арбитраж исходит из того принципиального положения, что если поставщик от­гружает продукцию без договора, он тем самым принимает на себя риск возможного отказа грузополучателя (плательщика) от принятия и оплаты продукции. Арбитраж стоит на той точке зрения, что так как наряды и разнарядки, не основанные на договоре, не могут заменить договора, то в случае отгрузки продукции без договора, на основании лишь разнарядки и на­ряда, по общему правилу нет оснований для взыскания стои­мости продукции также и с Главснаба или с какой-нибудь дру­гой хозяйственной организации, по указанию которой произво­дилась отгрузка.

    Но если заказчик, не состоящий с поставщиком в договоре, жалуется на то, что не получает продукции, его иск о примене­
    нии к поставщику штрафных санкций удовлетворяется только при условии, если договор не заключен по вине поставщика.

    Конечно, если потребитель (покупатель) принял прислан­ную ему продукцию, несмотря на отсутствие у него договора с поставщиком, потребитель должен считаться согласившимся на оплату продукции.

    4.   Организация, отказывающаяся от оплаты продукции, присланной ей при отсутствии договора, однако, не вправе оста­вить присланное социалистическое имущество без надзора. Каждая организация обязана заботиться о сохранности на­родного добра. Для того, чтобы присланные изделия не были расхищены и чтобы вместе с тем быстрее освободить от по­ступившего груза транспорт, не прибегая к реализации изде­лий, как невостребованного груза, грузополучатель обязан (как правило) принять от органов транспорта груз, прибыв­ший в его адрес, хотя и отказывается от оплаты груза. При этом хозорган, принявший груз, вправе переложить на грузо­отправителя все расходы, связанные с получением ст хране­нием изделий, присланных при отсутствии договора.

    5.    Необходимость оформления поставок договорами вновь подтверждена постановлением Совета Министров СССР и ЦК КПСС от 21 августа 1954 г. о роли и задачах Государ­ственного Банка СССР[22]. Ст. 24 названного постановления обязала министерства и ведомства СССР и Советы Минист­ров союзных республик запретить подведомственным им предприятиям и организациям производить поставки мате­риальных ценностей без заключения договоров или без заказа покупателя, кроме поставок, производимых до истечения срока, установленного для заключения договоров, и случаев, когда на основании постановлений Правительства СССР по­ставки производятся без заключения договоров.

    6.    Постановлением Совета Министров СССР от 21 апреля 1949 г. признана в качестве основной система генеральных и локальных договоров. При этом генеральные договоры не должны приводить к подмене центрами хозяйственных систем низовых хозяйственных организаций (как наблюдалось в от­ношении генеральных договоров тридцатых годов). Низовые предприятия не должны обезличиваться от того, что центром данной системы заключен генеральный договор, обязывающий низовое предприятие заключить локальный договор. Только в


    договоре самого низового предприятия, т. е. в локальном до­говоре, определяются конкретные обязательства по договору поставки, устанавливаются частные сроки поставки, имущест­венная ответственность за невыполнение конкретного обяза­тельства и т. д.

    Стороны по генеральному договору несут ответственность за своевременное заключение локальных договоров, а также за непредставление спецификации (а следовательно, и за представление неправильной спецификации), за невыдачу на­рядов и т. п. Последнее обстоятельство стимулирует органи­зации, заключающие генеральные договоры, к проверке обос­нованности своих заявок. Все это делало генеральный до­говор одним из важных рычагов укрепления хозрасчета.

    Система генеральных и локальных договоров являлась в послевоенные годы до самого последнего времени основной, но все же не единственной системой. Прямые договоры и в эти годы применялись, например, в тех случаях, когда данное ведомство не имеет хозрасчетного центра, так что нет цент­рального органа, который мог бы вступить в генеральный договор, а также тогда, когда система генеральных и локаль­ных договоров нецелесообразна ввиду незначительности коли­чества поставляемой продукции или немногочисленности пред­приятий, объединяемых хозрасчетным центром, и т. д.

    В некоторых отраслях народного хозяйства, например в области торговли, прямые договоры имели значение даже ос­новной формы договорных отношений.

    В настоящее время в связи с совершенствованием органи­зации управления промышленностью и строительством на на­чалах демократического централизма прямые договорные связи между предприятнями-производителями и предприятия­ми-потребителями выступают на первый план.

    В докладе Н. С. Хрущева на VII сессии Верховного Сове­та СССР система прямых связей предприятий-поставщиков и предприятий-потребителей признается наиболее целесообраз­ной и экономически выгодной формой снабжения и сбыта про­дукции1.

    Плановый договор приобрел большое значение и в целях правового оформления хозяйственных связей на почве спе­циализации и кооперирования в промышленности. Июльский Пленум ЦК КПСС 1955 года, XX съезд КПСС, VII сессия Вер­ховного Совета СССР признали специализацию и коопериро-


    вание промышленных предприятий наиболее целесообразными экономическими формами организации производства. Граж­данское право, давая правовые формы связи между коопери­рованными предприятиями, должно помогать широкому раз­витию этих форм организации производства.

    Как и в предыдущие периоды, большое место занимают вопросы качества поставляемой продукции, ассортимента изделий и др.

    Вопросу улучшения качества выпускаемой продукции по­священо постановление Совета Министров СССР от 23 сен­тября 1952 г. «Об усилении борьбы с выпуском недоброка­чественной и некомплектной продукции и о мерах дальней­шего улучшения качества промышленной продукции»1. В нем наряду с мерами уголовной репрессии по отношению к бра­коделам и воздействием «рублем» на предприятия, выпускаю­щие недоброкачественную продукцию, посредством примене­ния к ним имущественных санкций, выдвигаются также меры превентивного характера. С целью предупреждения выпуска недоброкачественной продукции постановление обязывает ми­нистров и руководителей ведомств укрепить на предприятиях отделы технического контроля; усилить ответственность на­чальников цехов и мастеров за выпуск недоброкачественной продукции; рассматривать систематически причины брака и принимать меры к их устранению; не допускать нарушения условий перевозок, вследствие чего нередко продукция под­вергается порче в пути, и т. д.

    XIX и XX съезды партии, Пленумы ЦК КПСС 1953—

    1956    гг., совместные постановления Совета Министров СССР и ЦК КПСС вновь подтвердили необходимость всемерного улучшения качества производимой продукции, расширения и совершенствования ассортимента изделий, сдачи их равно­мерно в установленные сроки. Перед советским гражданским правом поставлена задача содействовать достижению указан­ных целей с помощью договорных санкций и пр.

    Вопрос о повышении качества продукции и улучшении ас­сортимента предметов народного потребления специально поставлен в совместных постановлениях Совета Министров СССР и ЦК КПСС 1953 г. «О расширении производства про­мышленных товаров широкого потребления и улучшении их

    > Сборник «Постановления Центрального Комитета КПСС и Совета Министров СССР по вопросам промышленности и строитель­ства», Госполитиздат. 1956, стр. 26.

    качества», «О расширении производства продовольственных товаров и улучшении их качества», «О мерах дальнейшего развития советской торговли»1. В постановлениях признано необходимым пересмотреть «Основные условия поставки» товаров для обеспечения поднятия качества и улучшения ассортимента товаров. Эта директива была выполнена, в «Ос­новные условия» поставки включены нормы, направленные на повышение ответственности поставщиков за ненадлежащее качество товаров, восстановлена система предварительных заказов от торгующих организаций промышленным предприя­тиям для расширения и улучшения ассортимента и др.

    По постановлению 21 августа 1954 г. (ст. 32) Госбанк признан обязанным в случае оплаты товаров, оказавшихся недоброкачественными, некомплектными или нестандартными, принимать от покупателей (в течение 10 дней с момента при­бытия товара и 5 дней с момента составления акта о качестве товара) платежные требования на списание в безакцептном порядке с расчетных счетов поставщиков излишне уплаченных сумм.

    § 5. Договор подряда по капитальному строительству

    1.   Капитальное строительство (промышленное, жилищное, культурно-бытовое) по-прежнему составляет одну из важней­ших хозяйственных задач. Пленум Центрального Комитета КПСС 20—24 декабря 1956 г. в своем постановлении о завер­шении работ по составлению шестого пятилетнего плана2 при­знал необходимым уточнить задания по капиталовложениям, предусмотренные директивами по шестому пятилетнему плану и проектом плана на 1957 год в следующем направлении: уменьшить объем капитальных вложений и сократить списки строительных объектов в первую очередь за счет вновь начи­наемых строек; не допускать распыленности средств по мно­гим строительным объектам, сосредоточивая материальные и финансовые ресурсы на важнейших стройках и пусковых объ­ектах; изыскать возможности выделения дополнительных средств на жилищное строительство, и пр.

    2.    Быстрый рост промышленного, культурно-бытового, жилищного строительства вызвал необходимость норматив­ного материала по капитальному строительству, более отве­чающего потребностям момента. В течение 1955 года был

    >  «Известия» 23, 28, 30 октября 1953 г.

    2    См. «Правда» 25 декабря 1956 г.

    издан ряд весьма важных нормативных актов, относящихся к этой области1. Таковы: постановление ЦК КПСС и Совета Ми­нистров СССР от 23 августа 1955 г. «О мерах по дальнейшей индустриализации, улучшению качества и снижению стоимости строительства»; постановление Совета Министров СССР от 24 августа 1955 г. «О мероприятиях по обеспечению разви­тия производства строительных конструкций, деталей и мате­риалов»; постановление Совета Министров СССР от 24 авгу­ста 1955 г. «О мерах по повышению квалификации и созданию постоянных кадров строителей»; постановление Совета Мини­стров СССР от 24 августа 1955 г. «Об упорядочении плани­рования, укреплении хозяйственного расчета, финансовой дис­циплины и улучшении сметного дела в строительстве» и ряд других нормативных актов.

    К последнему из названных выше постановлений прило­жены Правила о подрядных договорах по строительству, а также типовые подрядные договоры по строительству — гене­ральный и годовой.

    3.     В сфере отношений по капитальному строительству и по новым постановлениям 1955 года сохраняется система так на­зываемого генерального подрядчика. Заказчик заключает со строительной организацией генеральный договор, которым воз­лагается на подрядчика обязательство выполнить и сдать всю работу. Если строительство выходит за пределы одного года, заключаются (помимо генерального договора) еще годовые договоры на объем работ каждого данного года. Генеральный подрядчик вправе переложить путем подрядных же договоров выполнение специальных работ на субподрядчиков. Заказчик предоставляет подрядчику аванс в размере до 15% от годовой договорной стоимости работ. Расчеты за выполненные работы производятся на основании актов приемки по окончании всех работ по данному объекту. Однако если сметная стоимость строительных работ превышает 200 тыс. руб., то еще до окон­чательного расчета заказчик оплачивает промежуточные счета подрядчика.

    Правилами о подрядных договорах по строительству под­робно регулируются также отношения сторон по снабжению и выполнению услуг, обязанности, относящиеся к производству, сдаче, приемке работ, определяется ответственность сторон за соблюдение условий договора и пр.

       См. сборник «Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР по вопросам строительства от 23—24 августа и 4 ноября 1065 г ». Госполитиздат. 1956 г.


    С помощью генерального подрядного договора вся ответст­венность за выполнение работы возлагается на одно предприя­тие; заказчик предъявляет все свои требования к единому контрагенту, который должен обеспечивать надлежащее ис­полнение договора. В свою очередь генеральный подрядчик может воспользоваться регрессными исками для переложения взысканной с него суммы на субподрядчиков, если по обсто­ятельствам дела можно признать их виновными в неисполне­нии или ненадлежащем исполнении договора. Эта система стиг мулирует генерального подрядчика добиваться от субподряд­чиков точного исполнения их договорных обязательств и таким образом благоприятствует достижению хозяйственного ре­зультата договора строительного подряда. Постановления

    1955  года содержат ряд норм, направленных на ускорение, удешевление, повышение качества строительных работ, на укрепление хозяйственного расчета и повышение материаль­ной заинтересованности строительных организаций и пр.

    § в. Правовое регулирование товарооборота

    1.  Успешное решение задачи повышения обеспеченности на­селения всеми необходимыми товарами предполагает широкий товарооборот в стране на основе роста промышленного и сель­скохозяйственного производства и, в связи с этим, наилучшую организацию советской торговли — государственной, коопера­тивной, колхозной, поскольку торговля при социализме являет­ся основной формой распределения предметов потребления между членами социалистического общества. В 1953 году ЦК КПСС и Совет Министров СССР посвятили специальное поста­новление вопросу о мерах дальнейшего развития советской торговли1.

    Розничный товарооборот государственной и кооперативной торговли за пятую пятилетку значительно возрос. Директивы по шестому пятилетнему плану развития СССР намечают даль­нейший рост розничного товарооборота государственной и ко­оперативной торговли примерно на 50% с обеспечением более высокого роста розничного товарооборота на селе.

    2.   Задачу крутого подъема сельского хозяйства Партия и Правительство решают, широко и последовательно проводя принцип материальной заинтересованности колхозов и колхоз­ников в развитии сельского хозяйства и принцип правильного сочетания общественного и личного начала с подчинением в необходимых случаях личного начала общественному. Не до­
    пуская чрезмерного увеличения удельного веса подсобного при­усадебного хозяйства колхозников в ущерб общественному, Партия и Правительство вместе с тем оказывают реальную помощь личному хозяйству колхозников; например, в поста­новлении сентябрьского (1953 г.) Пленума ЦК КПСС преду­сматриваются меры по обеспечению скотом всех колхозных дворов и надлежащему содержанию скота.

    На принципе материальной заинтересованности строится и правовое регулирование сбыта колхозами и колхозниками сель­скохозяйственной продукций так, чтобы формы сбыта продук­тов стимулировали колхозы и колхозников к расширению свое­го производства и увеличению товарной продукции.

    Коммунистическая партия и Советское правительство повы* шают заготовительные и закупочные цены на сдаваемые колхо­зами и колхозниками сельскохозяйственные продукты, снижают нормы обязательных поставок (причем в отношении их размера добиваются строгого проведения в жизнь принципа погектарно­го исчисления); широко используют договоры государственной закупки сельскохозяйственных продуктов, сопровождающиеся встречной продажей различных промышленных изделий, необ­ходимых для колхозов и колхозников; открывают широкие воз­можности колхозной торговли, в частности комиссионной тор­говли, через посредство организаций потребительской коопе­рации.

    Рост колхозного и совхозного производства и связанное с этим увеличение объема заготовок сельскохозяйственных про­дуктов за счет колхозов и совхозов позволили государству в 1953 году значительно снизить нормы обязательных поставок сельскохозяйственных продуктов хозяйствам колхозников, рабо­чих и служащих. Постановлением ЦК КПСС и Совета Мини­стров СССР от 4 июля 1957 г. обязательные поставки государ­ству сельскохозяйственных продуктов хозяйствами колхозников, членов промысловых, рыболовецких артелей, членов артели кооперации инвалидов, хозяйствами рабочих и служащих, ра­ботающих на постоянной работе в государственных предприя­тиях и учреждениях, в кооперативных и общественных органи­зациях, проживающих в сельских, городских местностях и дач­ных поселках, — с 1 января 1958 г. отменены1.

    Расширение форм государственных заготовок сельскохозяй­ственных продуктов, построенное на принципе материальной заинтересованности предприятия и его работников в развитии производства, способствует поднятию отстававших до послед­
    него времени отраслей сельского хозяйства (животноводства, производства картофеля и овощей и др.), увеличению доходов колхозников, успешному проведению заготовок государством сельскохозяйственных продуктов, неуклонному росту товаро­оборота между городом и деревней.

    Колхозная торговля как в форме непосредственной про­дажи продуктов колхозами и колхозниками на рынках, так и в форме комиссионной продажи этих продуктов органи­зациями потребительской кооперации неуклонно разви­вается.

    3.    Рост товарооборота в различных его формах свидетель­ствует об улучшающемся обслуживании советского потребите­ля. Забота о наилучшем удовлетворении потребностей и инте­ресов граждан выражается также в развитии (количественном и качественном) деятельности разнообразных предприятий, об­служивающих граждан, в удовлетворении их бытовых нужд (красильни, пошивочные мастерские и т. д.).

    § 7. Внешнеторговые сделки

    В послевоенный период в области внешнеторговых сделок произошли существенные изменения. Дело в том, что внешняя торговля в настоящее время ведется и со странами капитализ­ма и с народно-демократическими странами. Если во внешне­торговых сделках с капиталистическими странами по-прежнему стоит задача защиты нашей экономики от влияния капитали* стических стран, пресечения всяких попыток экономического проникновения в советское хозяйство иностранного капитала, то внешнеторговые сделки со странами народной демократии приобретают совершенно новое значение. Здесь монополия внешней торговли является следствием плановой увязки советской экономики с экономикой стран народной демо­кратии.

    Внешнеторговые связи все более расширяются и укрепляют­ся как со странами социалистического лагеря, так и со страна­ми капитализма, в связи с чем растет удельный вес внешнетор­говых сделок. В частности, имущественные, деловые связи с капиталистическими странами строятся на началах равенства сторон, точном соблюдении договоров. Советское государство, проводя политику мира во всем мире, проявляет добрую волю к заключению торговых договоров с любой страной на только что названных началах и на основе монополии внешней тор­говли.


    § 8. Вопросы транспорта

    1.  Существенные изменения в экономике и технике железно­дорожного транспорта сделали Устав железных дорог СССР 1935 года не удовлетворяющим потребности социалистического хозяйства. Вследствие этого 8 декабря 1954 г. утвержден но­вый Устав железных дорог Союза ССР, введенный в действие с 1 апреля 1955 г.[23]. Новый Устав составлен с учетом происшед­ших изменений в экономике страны и в работе железнодорож­ного транспорта.

    Среди новшеств, вводимых Уставом, необходимо, прежде всего, отметить изменение принципиальной постановки вопроса об ответственности железных дорог за сохранность грузов. Как известно, по Уставу 1935 года установление факта, что груз пропал или испорчен не по вине железной дороги, само по себе не освобождало железную дорогу от ответственности; только при наличии непреодолимой силы (стихийных явлений) и неко­торых специальных обстоятельств ответственность с железной дороги снималась. По ст. 186 Устава 1954 года железная доро­га не несет ответственности, если утрата, порча или поврежде­ние груза произошли вследствие обстоятельств, которые желез­ная дорога не могла предотвратить и устранение которых от нее не зависело. Наличие такой статьи доказывает, что новый Устав применяет в договоре железнодорожной перевозки об­щий принцип советского гражданского права, что основанием ответственности по договору является вина; без вины нет и ответственности.

    Содержание нового Устава шире предыдущего; некоторые вопросы, регулировавшиеся при действии прежнего Устава спе­циальными нормативными актами, теперь предусматриваются самим Уставом (например порядок планирования перевозок; правила перевозок грузов в прямом смешанном сообщении с участием других видов транспорта; правила эксплуатации же­лезнодорожных подъездных путей необщего пользования).

    2.   15 октября 1955 г. Советом Министров СССР утвержден новый Устав внутреннего водного транспорта[24]. Новый Устав в соответствии с задачами социалистического общества пред­усматривает (в ст. 3), что основной обязанностью органов внутреннего водного транспорта СССР является выполнение государственного плана грузовых и пассажирских перевозок. В
    той же статье указывается, что органы внутреннего водного транспорта, а также грузоотправители и грузополучатели обя­заны при перевозках грузов строго соблюдать интересы социа­листического государства и обеспечивать полное и ритмичное выполнение плана перевозок (в целом, по каждому роду гру­зов, по каждому пароходству, порту или пристани), сохран­ность и своевременную доставку грузов, рациональное исполь­зование флота, безопасность движения флота и максимальную экономию транспортных издержек в народном хозяйстве.

    В соответствии с основной задачей внутреннего водного транспорта СССР Устав посвящает особый раздел (IV) «пла­нированию и организации перевозок грузов» (ст. ст. 53—103). Устав подробно регулирует (раздел IX), с одной стороны, ма­териальную ответственность пароходств и грузоотправителей за невыполнение перевозок грузов в количестве, установленном пла­ном на данный месяц, а с другой стороны, за сохранность принятых к перевозке грузов. Основанием ответственности па­роходства за сохранность грузов по новому Уставу (как и по старому) является его вина. В ст. 191 сказано, что за сохран­ность груза «...пароходство несет ответственность, если оно не докажет, что утрата, порча или повреждение груза произошли вследствие обстоятельств, которые пароходство не могло пред­отвратить и устранение которых от него не зависело...» (ст. 191). Это общее принципиальное положение сопровож­дается указанием ряда конкретных обстоятельств, освобож­дающих пароходство от ответственности. Пределы ответствен­ности (как и на железнодорожном транспорте) определяются в размере действительной стоимости утраченного груза, а если груз сдан к перевозке с объявленной стоимостью, то в раз­мере объявленной, но не свыше действительной стоимости. За повреждение груза пароходство отвечает в сумме, на которую понизилась стоимость груза.

    *       * *


    к всемерному укреплению и охране социалистической и, на ее основе, личной собственности.

    В течение переходного периода в развитии Советского госу­дарства — от капитализма к социализму — служебная роль со­ветского гражданского права выражалась прежде всего в со­действии обеспечению победы социалистического хозяйства и социалистической собственности над остатками собственности побежденного капиталистического строя. Начиная с первого декрета советской власти о земле 26 октября (8 ноября) 1917 г., ведется энергичная и последовательная борьба со вся­кими посягательствами на общественное достояние, на имуще­ство, ставшее собственностью народа. Революционная закон­ность—один из устоев советского строя—выражалась также в твердой охране трудовой личной собственности граждан. При­знается необходимым вести строгий учет общественного добра, контролировать его использование и расходование, охранять от расхищения. Эта сторона дела — всенародный контроль над производством и распределением продукции, без которого нель­зя и уберечь общественную собственность от расхищений, — имелась в виду и при создании рабочего контроля на пред­приятиях. Борьба с ворами и расхитителями общественного добра сочеталась с борьбой против лодырей, спекулянтов, про­тив людей, для которых интересы общественного производства не дороги, которые имеют лишь одно стремление — урвать ку­сок побольше.

    Когда с переходом к новой экономической политике была допущена в определенных пределах частная инициатива в обла­сти промышленности и торговли, советская власть не ослабила своей заботы об укреплении и охране общественной собствен­ности. В Наказе о хозяйственной работе 28 декабря 1921 г. на народные суды возлагалась обязанность строго следить за дея­тельностью частных торговцев и предпринимателей, строжайше карая малейшие попытки отступления от неуклонного соблюде­ния законов[25].

    Уже в первые годы революции была выдвинута задача стро­гого соблюдения режима экономии. По мере развертывания социалистического строительства соблюдение режима экономии становилось все более необходимым. В связи с этим продол жала сохранять первостепенное значение охрана социалистиче­ской собственности от хищений и иных посягательств на нее.

    С построением социалистического общества охрана социали- стической собственности и производной от нее личной собствен­
    ности выросла в важнейшую функцию деятельности государ­ственной власти. Социалистическая собственность сложилась в двух формах в силу того, что пролетариат, придя к власти, застал два вида частной собственности на средства производ­ства: крупную капиталистическую собственность, принадлежав­шую эксплуататорам, и мелкую частную собственность, осно­ванную на личном труде. У эксплуататорских классов средства производства были экспроприированы и образовали государ­ственную социалистическую собственность. Мелких производи­телей — крестьян и ремесленников — экспроприировать было нельзя, так как меры насилия в отношении мелких производи­телей нарушили бы союз рабочих и крестьян под руководством рабочего класса. Средства производства, состоявшие в частной собственности мелких производителей, перешли в общественную собственность путем кооперирования, путем добровольного объ­единения мелких хозяйств в крупные коллективные хозяйства; средства производства этих мелких производителей из их част­ной собственности перешли в колхозную и кооперативную соб­ственность. Так наряду с государственной социалистической собственностью, имеющей ведущее значение, сложилась обще­ственная собственность колхозов и других кооперативных объ­единений. Функция охраны социалистической собственности охватывает обе ее формы, как государственную, так и коопе­ративно-колхозную. Закон от 7 августа 1932 г.1 провозгласил священной и неприкосновенной основой советского строя обще­ственную социалистическую собственность в обеих ее формах: государственной и колхозно-кооперативной.

    Укрепление, развитие и охрана социалистической собствен­ности и на ее основе личной собственности, как производной от социалистической, в период перехода от социализма к ком­мунизму представляют основную линию развития. Советское гражданское право содействует правильному сочетанию обще­ственного и личного начала, для правильного сочетания социа­листической и личной собственности. А советское уголовное право изданными в один день 4 июня 1947 г. двумя указами Президиума Верховного Совета СССР2 усиливает охрану и со­циалистической, и личной собственности от посягательств.

    Непрерывный рост социалистического производства на базе высшей техники, в первую очередь средств производства и предметов потребления (как производственного, так и народ­ного) , сопровождается все большим увеличением социалисти­
    ческой и производной от нее личной собственности, созданием все большего простора для действия экономических законов со­циализма.

    В вводной части «Директив XX съезда КПСС по шестому пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР на

    1956 —1960 годы» говорится: «Главные задачи шестого пятилет­него плана развития народного хозяйства СССР состоят в том, чтобы на базе преимущественного развития тяжелой промыш­ленности, непрерывного технического прогресса и повышения производительности труда обеспечить дальнейший мощный рост всех отраслей народного хозяйства, осуществить крутой подъем сельскохозяйственного производства и на этой основе добиться значительного повышения материального благосостоя­ния и культурного уровня советского народа».

    Служебная роль советского гражданского права во второй стадии развития состоит в охране и укреплении социалистиче­ских отношений, в воспитании советских людей в духе социа­листической законности, строжайшей дисциплины, особого ува­жения к социалистической собственности. Таким путем Совет­ское государство воздействует на дальнейшее развитие эконо­мического строя в направлении постепенного перехода от социализма к коммунизму.

    Еще в начале революции В. И. Ленин говорил: «...н е о б- ходимость соблюдать несложные, основные правила вся­кого человеческого общежития очень скоро станет привыч- кой. И тогда будет открыта настежь дверь к переходу от пер­вой фазы коммунистического общества к высшей его фазе...»1.

    Советский народ должен приобрести такое уважение к со­циалистической собственности в двух ее формах и к производ­ной от нее личной собственности, чтобы для каждого стало привычным и естественным не только не допускать никакого посягательства на нее, но и принимать необходимые меры для предотвращения угрожающей народному добру опасности.

    Право социалистической государственной собственносги осуществляется, как правило, через государственные органы, причем развитие идет по ясно определившейся линии децентра­лизации. Низовое звено советской хозяйственной системы — государственное предприятие получает все более самостоятель­ное положение; эта тенденция выражена, например, в приве­денном выше постановлении Совета Министров СССР от 9 ав­густа 1955 г. о расширении прав директоров предприятий, а также в указе Президиума Верховного Совета СССР 13 мая

    1955    г. и изданном на его основе постановлении Совета Мини­стров СССР 14 мая 1955 г. «Об изменении порядка перераспре­деления и реализации излишних, неиспользуемых материалов, оборудования, транспортных средств и других материальных ценностей».

    Последовательное проведение начала советской демократии имело своим следствием расширение прав отдельных республик, сказавшееся, в частности, в смысле предоставления им права распоряжения государственными имуществами, не имеющими общесоюзного значения.

    2.  В соответствии с основной линией развития права личной собственности развивалось советское наследственное право.

    Начав с принципиальной отмены наследования, поскольку существовала еще капиталистическая частная собственность, сохранение и концентрация которой не соответствовали политике Советского государства, Советская власть сохранила (тем же декретом об отмене права наследования) наследование в тру­довой собственности, хотя и со значительными ограничениями. С переходом к новой экономической политике, когда в извест­ных пределах была допущена в хозяйственной жизни частная инициатива, а следовательно, и приобретение частной собст­венности. допускалось наследование в любом имуществе, но с ограничением в сумме наследуемого имущества, чтобы избе­жать образования путем наследования крупной частнокапита­листической собственности. Победа социализма устранила эту последнюю опасность, и наследственное право получило более широкое признание.

    3.  В истории советского договорного права можно отметить следующие общие тенденции развития. Отчетливо намечаются две основные линии.

    С одной стороны, наблюдается внутреннее преобразование самого понятия договора, на котором отразились основные эта­пы развития советской экономики: национализация основных средств и орудий производства, выкорчевывание корней старого эксплуататорского строя, восстановление народного хозяйства как подготовка к социалистическому строительству, социали­стическая реконструкция всего народного хозяйства, широкое социалистическое строительство, имевшее результатом дости­жение первой фазы коммунизма — социалистического строя, и. наконец, напряженная и успешная работа, направленная на завершение строительства социализма и постепенный переход к высшей фазе — коммунизму.

    С другой стороны, широко внедряется в жизнь практика договоров как в отношениях между социалистическими органи­зациями, так и в тех отношениях, где одной или обеими сторо­нами были граждане.

    Первая из указанных линий развития — преобразование са­мой социальной природы договора — имеет огромное принци­пиальное значение.

    Плановые договоры социалистических предприятий пред­ставляют собой оформление плановых заданий, полученных каждым из контрагентов. Советский договор — форма связи между отдельными звеньями единого социалистического хозяй­ства, направленная на наилучшее выполнение общего социали­стического плана.

    Наряду с самостоятельными задачами, самостоятельной за­интересованностью в наилучших результатах, в наибольшей рентабельности предприятия, как внешнего показателя его хозрасчетности, оба контрагента в плановом договоре имеют общую задачу выполнения народнохозяйственного плана.

    Стороны в социалистическом плановом договоре не только имеют взаимные права и обязанности, но и обязанности перед государством по выполнению народнохозяйственного плана.

    Не исполняя своей обязанности, каждая из сторон не только срывает план контрагента, но и свой собственный, а следова­тельно, нарушает свою прямую обязанность в отношении госу­дарства. Сближение интересов участников в плановых догово­рах создает стимулы к точному исполнению социалистически­ми организациями принятых на себя обязательств. В тех исключительных случаях, когда хозяйственники не допони- мают лежащих перед ними задач и допускают нарушение до­говоров, органы арбитража и суд, применяя к нарушителям неблагоприятные материальные последствия нарушения до­говора, добиваются исполнения обязательств в будущем. Роль суда и арбитража в деле укрепления дисциплины плановой, финансовой, договорной весьма значительна.

    На почве социалистического соревнования и рождаемой им творческой инициативы масс в интересах наилучшего выпол­нения плановых договоров развертывается борьба за ускоре­ние оборачиваемости оборотных средств, за экономию сырья и материалов, за повышение производительности труда и улуч­шение качества продукции, за сверхплановые накопления.

    Принцип товарищеского сотрудничества и социалистической взаимопомощи имеет значение и для отношений между граж­данами.

    Особенности всего социалистического уклада сказываются и в отношении договоров, заключаемых между гражданами. Социалистическое общество, устранив понятие конкуренции частных интересов, противоположность интересов государства н личности, сделало вместе с тем невозможным резкое противо­поставление интересов сторон.

    Социалистическая собственность на орудия и средства производства, ликвидация эксплуатации человека человеком, все вообще социально-экономические условия, характеризую­щие социалистический строй, преобразили понятие договора, превратили его в некоторое единство, в котором каждая сторо­на, хотя и имеет свой отдельный интерес в договоре, не может не считаться с интересом другой стороны, игнорировать его.

    Наряду с таким развитием природы договора, необходимо отметить количественный рост договорных отношений. Неук­лонное развитие хозяйственно-организаторской деятельности государства сопровождалось все более широким применением плановых договоров на поставку материально-технического снабжения, продовольственных и промышленных товаров на­родного потребления, договоров подряда капитального строи­тельства, договоров перевозки и т. д. Перевод МТС на хозяй­ственный расчет приведет к практике договоров и в этой обла­сти. Широко развивается практика договоров между социали­стическими организациями и гражданами, а также между гражданами. Достаточно назвать для примера хотя бы договор купли-продажи, ежедневно и ежечасно заключаемый в совет­ской государственной торговле, причем из года в год растет товарооборот, растет, следовательно, количество сделок, за­ключаемых в этой сфере. К этому множеству сделок надо до­бавить многочисленные сделки на почве кооперативной и кол­хозной торговли, сделки между гражданами и т. д. Огромное значение купли-продажи в советском праве понятно, поскольку в условиях первой фазы коммунизма — социалистического строя — распределение общественного продукта производится в товарно-денежной форме.

    Грандиозные перспективы, открывающиеся на основе реше­ний XX съезда партии, позволяют предсказать дальнейшее ук­репление и развитие договорных связей, усиление значения обязательственного договорного права.

    4.   Развертывание хозяйственно-организаторской и куль­турно-воспитательной функций работы государственных орга­нов сопровождается ростом авторского и изобретательского права.

    Развитие авторского права любопытно в том отношении, что в первые периоды советской истории, пока еще существо­вали частные издательства, Советское государство выражало в нормах авторского права не только признание права автора на созданное им произведение, не только установление правиль­ного соотношения в данной области начал общественного и лич­ного, но и защиту интересов автора от возможного давления на него со стороны издательства (установление минимальных ставок авторского вознаграждения). С окончательной ликви­дацией капиталистических элементов идет широкое развитие авторского права по пути гармонического сочетания интересов социалистического общества и интересов автора с подчине­нием в необходимых случаях личного интереса общественному.

    Неуклонно растет и развивается изобретательское право. Всемерное повышение технического уровня производства со­ставляет важнейшую задачу партии и правительства в области. промышленности. XX съезд КПСС поставил эту задачу наравне с обеспечением выполнения народнохозяйственного плана. Но технический прогресс в промышленности предполагает широкое развитие изобретательства, а отсюда приобретает большую важность целесообразное регулирование общественных отноше­ний в области изобретательства нормами изобретательского права. Изобретательскому праву предстоит большое развитие.

    5.    В связи с усиливающимся значением социалистической законности, особенно ярко подчеркнутым на XX съезде партии, на первый план выдвигается задача кодификации советского права, в частности, советского гражданского права. Известно, что В. И. Ленин придавал большое значение составлению ко­дексов именно как действенному средству укрепления револю­ционной законности. Когда законы представляют собой груду несистематизированных актов, разобраться в них и уяснить, какие же правовые нормы применяются по тому или иному воп­росу, представляется иногда делом нелегким. А всякая неяс­ность, неуверенность, неопределенность подрывают стабиль­ность закона, создают опасность нарушения социалистической законности. Действующие Гражданские кодексы союзных рес­публик сильно устарели; кроме того, за их пределами накопи­лось много законодательных актов и союзного, и республикан­ского значения. Назрела необходимость кодификации всего гражданского законодательства, и в ближайшее время, несом­ненно, гражданское законодательство будет приведено в строй­ную систему.

    *       * *

    Каковы перспективы дальнейшего развития советского гражданского права?

    Наметить эти перспективы помогают постановление фев­ральского (1957 г.) Пленума ЦК КПСС «О дальнейшем совер­шенствовании организации управления промышленностью и строительством»[26] и закон (о том же) от 10 мая 1957 г.[27].

    В этих документах речь идет о перестройке руководства промышленностью и строительством в направлении усовершен­ствования планирования, последовательного проведения демок­ратического централизма, дальнейшего улучшения организа­ционных форм управления.

    В области планирования за последние годы сделано много и в смысле общеорганизационных мероприятий (планирование текущее и перспективное), и в виде конкретных мероприятий (например, постановление ЦК КПСС и Совета Министров от 9 марта 1955 г. об изменении практики планирования сель­ского хозяйства[28]). Но на том, что сделано, нельзя остановить­ся. Государственное планирование должно непрерывно совер­шенствоваться, чтобы народнохозяйственные планы возможно полнее и вернее выражали требования экономического закона планомерного развития народного хозяйства.

    В частности, осуществление директивы XX съезда КПСС о расширении специализации- и кооперирования в промышлен­ности предполагает соответствующее требованиям экономики распределение заданий, даваемых отдельным предприятиям, т. е. надлежащую организацию планирования, правильное пла­нирование материально-технического снабжения и пр. Февраль­ский Пленум (1957 г.) в своем постановлении подчеркнул не­обходимость повышения роли Госплана в планировании и руко­водстве народным хозяйством страны. «Руководствуясь гене­ральной линией партии на преимущественное развитие тяжелой индустрии, как основы для дальнейшего подъема народного хо­зяйства, укрепления могущества страны, повышения ее оборо­носпособности и неуклонного роста материального благосостоя­ния народа, Госплан должен направлять свои усилия на правильное и рациональное размещение нашей промышленно­сти, пропорциональное развитие всех ее отраслей, специализа­цию и кооперирование, исходя из конкретных условий развития промышленности отдельных районов...».

    Необходимо, далее, еще шире и глубже провести принцип демократического централизма. Надо заметить, что в годы Ве­ликой Отечественной войны в целях обеспечения победы над врагом было необходимо значительно централизовать руковод­ство народным хозяйством, для того чтобы сосредоточить в надлежащий момент усиленное снабжение всем необходимым определенного участка фронта или оборонных предприятий в гылу. Этот усиленный централизм по инерции перешел и на первые послевоенные годы. По мере того как жизнь входила в нормальную колею, была поставлена задача более последо­вательного проведения ленинского принципа демократическо­го централизма. Конечно, этот принцип не мог быть осуществ­лен сразу и вполне последовательно.

    Вошедшие в практику предыдущих лет навыки сказывались иногда в решении в общесоюзном масштабе таких вопросов, которые могли бы быть разрешены самостоятельно отдельными республиками. Равным образом в некоторых отношениях огра­ничивалась без нужды самостоятельность предприятий чрез­мерно широкими полномочиями главков и министерств.

    Но постепенно принцип демократического централизма по­лучает все более широкое признание. Как уже отмечалось, рас­ширяется компетенция союзных республик в области хозяй­ственного управления и хозяйственного строительства. Расши­ряется самостоятельность всех звеньев хозяйственных систем вплоть до низового звена — отдельного предприятия, директор которого получил возможность проявлять свою инициативу и решать ряд вопросов самостоятельно (см. изложенные выше указ Президиума Верховного Совета СССР от 13 мая 1955 г. и постановление Совета Министров СССР от 14 мая 1955 г., значительно децентрализовавшие порядок перераспределения и реализации излишков неиспользуемых материалов, оборудова­ния, транспортных средств и других материальных ценностей, постановление Совета Министров СССР от 9 августа 1955 г. «О расширении прав директоров предприятий» и др.).

    Основная задача, стоящая перед советским народом, заклю­чается в дальнейшем совершенствовании организации управле­ния промышленностью и строительством. В докладе Н. С. Хру­щева на VII сессии Верховного Совета СССР указано, что при нынешних огромных масштабах производства существующие формы управления промышленностью и строительством оказы­ваются уже не соответствующими возросшим требованиям. Из центра, из отдельного министерства или ведомства конкретно и оперативно руководить множеством предприятий и строек ока­
    зывается крайне трудно. А если принять во внимание, что по мере технического прогресса наблюдается тенденция к созда­нию все новых отраслей промышленности, к все более глубокой специализации, то необходимость совершенствования органи­заций управления промышленностью и строительством стано­вится совершенно очевидной.

    Цель перестройки заключается в том, чтобы еще больше поднять производительные силы страны, еще шире развить творческую инициативу и активность народных масс, еще пол­нее использовать имеющиеся резервы и обеспечить дальнейший подъем народного хозяйства, в результате чего поднимется и благосостояние советского народа. Создание более гибких форм руководства народным хозяйством, последовательное проведе­ние принципа демократического централизма позволит шире, полнее и лучше учитывать особенности отдельных республик, краев, областей. Перестройка организации управления должна сделать невозможным создание ведомственных барьеров, ко­торые тормозят, а иногда и вовсе не позволяют своевременно и надлежащим образом разрешать важные хозяйственные воп­росы. Оказалось необходимым создать такую систему управ­ления, при которой все эти вопросы решались бы оперативно на местах с широким использованием специализации и коопе­рирования, с предупреждением встречных и других излишних перевозок и т. д.

    Закон 10 мая 1957 г. «О дальнейшем совершенствовании организации управления промышленностью и строительством» переносит центр тяжести оперативного руководства предприя­тиями и стройками на места, в экономические административ­ные районы, с сохранением специализации по отраслям на основе сложившихся экономических районов.

    В каждом экономическом административном районе для управления промышленностью и строительством образованы Советы народного хозяйства. Предприятия и организации, на­ходившиеся в ведении упраздненных промышленных мини­стерств (а равно предприятия, находившиеся в ведении других министерств, по спискам), переданы в непосредственное под­чинение соответствующих Советов народного хозяйства.

    Организация Советов народного хозяйства по отдельным экономическим районам ставит как перед административным, так и перед гражданским правом задачу определить во всех подробностях наиболее целесообразное построение системы хозяйственных органов, уточнить соотношение между Советами народного хозяйства и местными Советами депутатов трудя­
    щихся и их исполнительными комитетами, между государ­ственной и кооперативной промышленностью и т. д. Необходи­мо издание Положений, четко определяющих права и обязан­ности каждого звена в системе управления промышленностью и строительством. В интересах последовательного проведения принципа демократического централизма представляется целе­сообразным дальнейшее расширение прав государственного предприятия и его директора, а также признание за каждым предприятием, состоящим на полном хозрасчете, прав юриди­ческого лица. Необходимо развивать экономическое и правовое значение хозрасчета, поставив во главу угла среди основных показателей планирования и оценки деятельности хозрасчетно­го предприятия рентабельность его работы. Сложность и важ­ность вопросов специализации и кооперирования предприятий делает желательным выделение специализированных предприя­тий в особую главу Положения о государственном предприятии или даже разработку самостоятельного Положения о таких предприятиях.

    Большие задачи стоят перед советским гражданским правом в области хозяйственных договоров. Реформа управления про­мышленностью и строительством бесспорно не устранит необ­ходимости руководства со стороны государственной власти заключением хозяйственных договоров, но от какого органа должно исходить это руководство и в каких формах выражать­ся (Основных условиях, издаваемых центральными органами или совнархозами экономических районов, типовых договорах или каких-либо иных формах) — это серьезный вопрос, разра­ботка которого является одной из ближайших задач советского гражданского права.

    Достаточно ясным является, что договорные связи между предприятиями должны быть всемерно упрощены, что ведущей формой договорных связей должны стать прямые договоры между предприятиями-производителями и предприятиями-по­требителями. Но этим бесспорным положением не исчерпывает­ся весь вопрос о структуре договорных отношений, так, напри­мер, при поставках продукции одной республики другой, или даже одного экономического района другому едва ли целесооб­разно отказываться от системы генеральных и локальных договоров и т. д. Перед советским гражданским правом стоит задача — глубоко и всесторонне изучать вопрос о формах до­говорных связей.

    Налаживание договорных отношений, углубление хозрасче­та в предприятиях, поднятие их рентабельности — все это по­
    требует усиления контроля за соблюдением договорной дис­циплины. Контроль за соблюдением договорной дисциплины должен, вероятно, осуществляться и в экономических районах (со стороны совнархозов и учреждений Госбанка) и в центре (со стороны Госплана, Госконтроля).

    Названными примерами далеко не исчерпываются все зада­чи, которые становятся весьма актуальными в гражданском праве в связи с проводимой перестройкой организации управ­ления промышленностью и строительством.

    Вся цель предстоящих мероприятий выражает определен­ную закономерность развития социалистического общества на путях постепенного перехода к коммунизму. Все эти организа­ционно-хозяйственные мероприятия и правовое регулирование отношений, складывающихся на этой почве, направлены к еди­ной конечной цели — все более полного удовлетворения интере­сов народа и, вместе с тем, расширения и укрепления мате­риальной базы, необходимой для перехода к коммунизму.

    Перед советским гражданским правом в настоящее время стоит благодарная задача — вложить свою лепту в достиже­ние поставленных КПСС целей и тем самым способствовать построению коммунизма в нашей стране.


    Предисловие

    Введение

    Р А 3 Л Е Л I

    ИСТОРИЯ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА В СТАДИИ ПЕРЕХОДА СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА ОТ КАПИТАЛИЗМА К СОЦИАЛИЗМУ

    Глава I

    Общие замечания о характере советского гражданского права и его роли в истории Советского государства в ста­дии перехода от капитализма к социализму

    Глава II

    Период проведения Великой Октябрьской социалистической революции (1917—1918 гг.)

    § 1. Ликвидация права частной собственности на основные средства производства, как требование экономического закона соответствия производственных отношений харак­теру производительных сил ....

    § 2. Характер нормотворческой деятельности советской вла­сти в первые годы революции               

    § 3. Национализация основных средств производства

    A.    Национализация земли...................................

    Б. Национализация промышленности и транспорта

    B.    Национализация банков . . -

    Г. Национализация внешней торговли

    Д. Национализация строений..............................

    Е, Юридическая природа социалистической нацио­нализации             


    Стр

    § 4. Отмена наследования в частной капиталистической соб­ственности    . . . ,         .54

    § 5. Товарообмен ...                                       ...                          ... 56

    § 6. Зачатки социалистического строительства........................... 59

    § 7. Общая характеристика советского гражданского права

    данного периода                                                                    ... 61

    Глава III

    Период иностранной военной интервенции и гражданской войны (1918—1920 гг.)

    §1. Продовольственные разверстки............................................... 64

    § 2. Завершение национализации. Правовой режим нацио­нализированных имуществ. Принцип плановости социа­листического хозяйства ...                                  .......... 66

    § 3 Кооперация..................................................................................... 75

    § 4. Товарно-денежные отношения. Роль договора .... 77

    § 5. Гражданскоправовое регулирование других сторон хо­зяйственно-организаторской и культурно-воспитательной работы органов государства...................................... 83

    § 6. Общая характеристика советского гражданского права

    периода иностранной интервенции и гражданской войны 88

    Г лава IV

    Период перехода на мирную работу по восстановлению народного хозяйства (1921—1925 гг.)

    § 1. Общая обстановка ко времени ликвидации иностранной военной интервенции и гражданской войны. Характер­ные черты новой экономической политики.................... 90

    § 2. Ленинский кооперативный план............................................. 94

    § 3. Основные гражданскоправовые законодательные акты

    а)  «Декларация основных частных имущественных прав, признаваемых РСФСР» от 22 мая 1922 г. и

    б)  гражданский кодекс РСФСР и гражданские ко­дексы других союзных республик        97

    § 4. Право собственности................................................................ 104

    §5. Перевод государственных. предприятий на хозяйствен­ный расчет                       .109

    §6. Развитие договорных отношений.......................................... 117

    § 7. Внешнеторговые сделки. Концессионные договоры . . 128

    Стр.

    $ 8. Гражданскоправовое регулирование других сторон хо зяйственно-организаторской и культурно-воспитательной работы органов государства . . ............................................... 1,41

    $ 9. Общая характеристика советского гражданского права периода перехода на мирную работу по восстановлению народного хозяйства................................................................... 13 1

    Глава V

    Гражданское право в период социалистической перестройки народного хозяйства (1926—1935 гг.)

    § 1. Общая обстановка в стране в период социалистической

    перестройки народного хозяйства .                                               137

    §2. Право собственности ....                                            143

    § 3. Кредитная реформа . . ....                                                  148

    § 4. Хозрасчетные социалистические предприятия . .                       166

    § 5. Плановые договоры поставки и подряда по капитальному

    строительству                                                                                     169

    § 6. Правовое регулирование товарооборота ... . . 189

    § 7. Выражение в гражданском праве других сторон хозяй­ственно-организаторской и культурно-воспитательной деятельности государства........................................ 197

    § 8. Общая характеристика советского гражданского права в период социалистической перестройки народного хо­зяйства ...                                                                                               209

    РАЗДЕЛ Л

    ИСТОРИЯ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРА­ВА В СТАДИИ ЗАВЕРШЕНИЯ В СССР СТРОИТЕЛЬ- СТВА СОЦИАЛИЗМА И ПОСТЕПЕННОГО ПЕРЕ ХОДА ОТ СОЦИАЛИЗМА К КОММУНИЗМУ               213

    Глава VI

    Общие замечания о характере советского граждан­ского права и его роли в истории Советского государст­ва в стадии завершения строительства социализма и по­степенного перехода от социализма к коммунизму    215

    Глав а VII

    Период от Конституции СССР до Великой Отечественной войны (1936 — до середины 1941 г.)

    § 1. Общие социально-экономические и политические усло­вия данного периода . ..                              219

    Стр.

    § 2. Право собственности                      ................................................... 220

    § 3. Общие вопросы плановых хозяйственных договоров               226

    § 4. Договор поставки................................................................................ 230

    § 5. Договоры по капитальному строительству . .                              238

    § 6. Гражданскоправовые вопросы товарооборота                          241

    § 7. Договоры о пользовании жилыми помещениями                        243

    § 8. Расчетные и кредитные правоотношения                                     248

    § 9. Изобретательское право................................................................... 254

    § 10. Общая характеристика советского гражданского права

    периода 1936—1941 гг                                                                     258

    Глава VIII

    Период Великой Отечественной войны (июнь 1941 г. — август 1945 г.)

    § 1. Общая обстановка военного времени ...                                       261 § 2. Действие советских законов во временно оккупирован­ных районах                                                                                                 262

    § 3. Право собственности ....                                           263

    § 4. План, хозрасчет, договор                                                                   272

    § 5. Общие положения обязательного права...................................... 273

    § 6. Отдельные виды обязательств . 276 § 7. Наследственное право .... .281

    §8. Общая характеристика советского гражданского права

    в период Великой Отечественной войны                                     283

    Глава IX

    Послевоенный период завершения социалистического строительства и постепенного перехода от социализма к коммунизму (1946—1957 гг.)

    § 1. Основные задачи послевоенного периода . . ..                             285

    § 2. Право собственности......................................................................... 290

    § 3. Изменения в правовом положении предприятий                         296

    § 4. Договор поставки................................................................................ 299

    § 5. Договор подряда по капитальному строительству .                  305

    § 6. Правовое регулирование товарооборота ..... 307

    § 7, Внешнеторговые сделки . .                                          ...                    309

    § 8. Вопросы транспорта ...                                                                       310


    НОВИЦКИЙ Иван Борисович «ИСТОРИЯ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА-

    Редактор Я. Н. Бодерскова Художественный редактор Ю. В. Алексеев Художник-оформитель Б. /7. Кузнецов Технический редактор И. Л. Щедрина

    Сдано в набор 21.Х 1957г.

    Подписано к печати 14.XII 1957 г Формат бумаги 60 х 92 1Дв..

    Объем: физ. печ. л. 20,5; условн. печ. л. 20,5; учетно-изд. л. 19,37. Тираж 5000.

    А, 09217. Заказ 4312. Цена 10 р. 70 к.

    Госюрнздат — Москва, Ж-4, Товарищеский пер., 19.

    Городская типография полиграфиздата Псковского областного управления культуры, г. В. Луки. Половская, 1Я


    Стр.

    Строка

    Напечатано

    Следует читать

    148

    4 сверху

    правильно — дан­ное право — отно­шение

    правильно — дан­ное правоотно­шение

    т

    7 сверху

    § 5 Общие поло­жения обязатель­ного прана

    § 5 Общие поло­жения обязатель­ственного права

    327

    17 снизу

    § 5 Общие поло­жения обязатель­ного права

    § 5 Общие поло­жения обязатель­ственного нрава

     


    2 СУ РСФСР 1922 г. № 36, ст. 424.

    1932   г. «О революционной законности», СЗ СССР 1932 г. № 50,

    ст. 298; постановление ЦИК СССР 13 апреля 1933 г. «О рассмот­

    СССР 1933 г. № 26, ст. 153; постановление ЦИК и СНК СССР от

    10 июня 1933 г. «Об учреждении Прокуратуры СССР», СЗ СССР

    1933   г. № 40, ст. 239; постановление ЦИК СССР от 14 декабря 1935 г. «О положении дела с разбором жалоб трудящихся», СЗ СССР 1936 г. № 31, ст. 274; постановление Комиссий Советского Контроля при СНК СССР «О рассмотрении жалоб трудящихся», СЗ СССР 1936 г. № 31, ст. 276 и др.

    1 См. «Известия» 20 сентября 1946 г.

    3 См. «Ведомости Верховного Совета СССР» 1965 г. № 9.

    ' В. И. Ленин, Соч., т. 29, стр. 182.

    9 «КПСС в резолюциях», изд. 7-е. ч. I, стр. 421, 424.

    -Там же, стр. 50.

    1   В. И. Ленин, Соч., т. 33, стр. 272.

    * СУ РСФСР 1917 г. № 1, ст. 3.

    3 См. В. И. Ленин, Соч., т. 28, стр. 288. 290.

    < СУ РСФСР 1919 г. № 4. ст. 43.

    2 В. И. Ленин, Соч., т. 24, стр. 5.

    3   См. декрет от 26 января 1918 г., СУ 1918 г. № 19, ст. 290.

    владевшие морскими и речными судами, со всем их движимым и не­

    движимым имуществом: лишь суда, служившие для мелкого промыс­

    ла, не подлежали национализации.

    3 СУ РСФСР 1918 г. № 64, ст. 703.

    3 Постановление ВЦИК 14 мая 1923 г. о муниципализированных строениях (СУ РСФСР 1923 г. № 44, ст. 465); постановление ВЦИК и СНК РСФСР 30 ноября 1925 г. «О порядке распределения на­ционализированных и муниципализированных строений и о порядке пользования таковыми» (СУ РСФСР 1925 г. № 86, ст. 638).

    8 СУ РСФСР 1917—1918 гг. № 13, ст. 191.

      См. постановление ВСНХ «О национализации заводов, входя­щих в финансовую группу Сормово-Коломна» (опубл. 30 июня 1918 г., СУ РСФСР 1918 г. № 47, ст. 560); постановление ВСНХ «О переходе в ведение Высшего Совета Народного Хозяйства неко­торых национализированных кожевенных предприятий» (опубл. 31 ок­тября 1918 г. № 80, ст. 837); постановление ВСНХ 15 декабря

    1918   г. «О переходе в ведение Российской Республики некоторых предприятий текстильной промышленности» (СУ РСФСР 1918 г. № 98, ст. 998).

    3  Аналогичное содержание декрета Совета Народных Комисса­

    ров 24 декабря 1918 г. о ликвидации частных земельных банков

    (СУ РСФСР 1918 г. № 99, ст. 1013),

    ‘ СУ РСФСР 1918 г. М« 34, ст. 456.

    * В комментарии к разделу ГК «Наследственное право» 1925 г. эту точку зрения высказывал, например, В. И. Серебровский; позднее он пересмотрел свою точку зрения; в статье «История раз­вития советского наследственного права» (в сборнике «Вопросы со­ветского гражданского права», Издательство Академии наук СССР. 1945 г.). В. И. Серебровский признает, что декрет 27 апреля 1918 г. отменил наследование не вообще; в отношении имуществ, небольших по размеру, трудовых по характеру, наследование было сохранено.

    Указанная выше точка зрения высказана, между прочим, в инст­рукции НКЮ от 11 июня 1918 г. (СУ 1918 г. № 46, ст. 549) и по­становлении НКЮ и НКФ РСФСР от 31 декабря 1918 г. (СУ РСФСР 1918 г. № 100, ст. 1031),

    3 СУ РСФСР 1918 г. № 25, ст. 346.

    дат 1954, стр. 64.

    4 В. И. Ленин, Соч., т. 26, стр. 436.

    1 В. И. Ленин., Соч., т. 27, стр. 225.

    1  СУ РСФСР 1918 г. № 35, ст. 469.

    5  См. «Национализация промышленности в СССР», Госполитиз-

    > СУТСФСР 1920 г. М 78, ст. 366.

                 Сборник разъяснений Верховного Суда РСФСР, изд. 2-е,

    1931 г., стр. 45.

    2              См. «Определение гражданской кассационной коллегии Вер

    ховного суда РСФСР по делу № 32471—1928 г.», «Судебная прак­тика» 1928 г. Мв 24, стр. 3.

    1 См. X. Э. Бахчисарайцев, К истории гражданских ко­дексов советских социалистических республик, Госюриздат, 1948. См., например, ГК БССР, ст. ст. 8, 12, 44, 45, 45а, 51а, 516 и др.

    5 РУ РСФСР 1921 г. № 72, ст. 576.

    » СУ РСФСР 1921 г. № 68, ст. 530.

    3 См. «Еженедельник советской юстиции» 1922 г. № 9, стр. 1—2.

    ' «КПСС в резолюциях и решениях...», ч. II, 1953, стр. 54.

    г СУ РСФСР 1922 г. № 76, ст. 945.

    » СУ РСФСР 1923 г. № 31. ст. 343.

    I  СЗ СССР 1925 г. № 50, ст. 445. г СУ РСФСР 1922 г. № 11, ст. 101.

    5 СУ РСФСР 1925 г. К? 39. ст. 275

    2  СЗ СССР 1927 г. № 26, ст. 280.

    *  СЗ СССР 1931 г. № 18, ст. 166.

    2  СЗ СССР 1931 г. № 10, ст. 109.

    1 См. постановление СНК СССР от 10 июня 1934 г.. СЗ 1934 г № 33, ст. 259; от 8 сентября 1934 г., СЗ 1934 г. № 47, ст. 369; <п

    11  октября 1935 г., СЗ 1935 г. № 61, ст. 488; в следующем пери­оде — постановление СНК СССР от 2 декабря 1938 г., «Бюлле­тень финансового и хозяйственного законодательства» 1939 г. № 3, стр. 3

    1 См. «Плановое хозяйство» 1926 г. № 7, стр. 53.

    1 СЗ СССР 1935 г. № 28, ст. 221.

    <  См. «Известия» 28 мая 1939 г.

        См., например, приказ Наркомвнуторга СССР от 5 июля 1936 г., «Бюллетень финансового и хозяйственного законодательст­ва» 1936 г. № 30, стр. 24.

    1  Си. «Советская юстиция» 1940 г. № 12, стр. 39.

    * См, «Советская юстиция» 1940 г. Мэ 2, стр. 44—45.

    *  См. «Социалистическое земледелие» 27 июня 1942 г

    *  См. «Известия» 13 мая 1943 г.

    * См. «Сбошик руководящих материалов для контролеров госу­дарственного контроля». 1945, стр 454

    1             См. 3. И. Шкуядин, План и обязательственные отношения между хозорганами, «Советское право в период Великой Отечест­венной войны», ч. I, Юриздат, 1948, стр. 104—105


    [1]   В отношении районов, временно находившихся под иластью фашистских захватчиков и затем освобожденных Со­ветской Армией, в практике Верховного Суда СССР твердо и последовательно стал проводиться принцип, что оккупация той или иной территории врагом, как акт бесправного насилия, должна рассматриваться лишь как голый факт, который не должен приниматься во внимание при решении вопроса о применении гражданского законодательства в таких районах. Было признано, что действие советских законов на территории, находившейся временно в руках фашистов, нужно считать не прекращавшимся за период оккупации.

    Из этого принципиального положения должен быть сделан вывод (который и был сделан судебной практикой), что вся­кого рода гражданскоправовые сделки, совершенные на ка­кой-либо территории за время ее оккупации врагом, если эти сделки не соответствуют советским законам или нарушают интересы Советского государства, недействительны и потому не порождают для сторон никаких прав и обязанностей (по-

    [2] См. «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1942 г.. вып. I, стр. 6—9.

    [3]        См. «Советское право в период Великой Отечественной войны»,

    ч.       I, Юриздат, 1948, стр. 105.

    [4]  См. «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1942 г., вып. II, стр. 33.

    *  См. «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1943 г., вып. III, стр. 24.

    [6]  См., например, дело Госарбитража при СНК СССР Мв 5/ 3307 — 1942 г.; дело Госарбитража при СНК РСФСР № 1165 — 1943 г. и др.

    [7]  См. «Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР 1942 г>. Юриздат, 1947 г., стр. 14.

    <  См. «Сборник постановлений, приказов и инструкций по фи­нансово-хозяйственным вопросам». Госфиниздат, 1941 г. № 10. стр. 20.

    [8] См. «Известия» 17 февраля 1942 г. Более подробно особенно­сти договора жилищного найма в период Великой Отечественной вой­ны освещены в гл. VII (автор — Г. Н. Амфитеатров) сборника «Со­ветское право в период Великой Отечественной войны», ч. I, Юриз­дат, 1948 г,

    [9]   При этом, если предприятие восстанавливалось в том же объеме, в каком оно существовало до разрушения, составления проектного задания вообще не требовалось.

    [10]    См. «Сборник постановлений, приказов' и инструкций по фи- иансово-хозяйственным вопросам», Госфиниздат, 1941 г. № 10, стр. 8.

    [11]        Ряд вопросов, связанных с безвестным отсутствием и имевших

    большое значение в условиях войны, был разрешен директивным письмом Народного Комиссара юстиции СССР от 23 февраля 1943 г.

       См. «Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР за 1942 г.», стр. 29; за 1943 г., стр. 69.

    [14] См. «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1943 г.. вып. VI, стр. 1,

    [15] См. Н. С. Хрущев, Отчетный доклад Центрального Коми­тета Коммунистической партии Советского Союза XX съезду партии, Госполитиздат, 1956, стр. 46.

    [16]  См. «Правда» 25 декабря 1956 г.

    [17]   См. «Известия» 28 мая 1939 г.

    [18] См. «Известия» 20 сентября 1946 г.

    ' СП СССР 1957 г. № 9. ст. 102.

    [20] См. «Ведомости Верховного Совета СССР» 1955 г. № 9.

    [21] См. сборник «Постановления Центрального Комитета КПСС и Совета Министров СССР по вопросам промышленности и строитель­ства», Госполитиздат, 1956, стр. 89.

    [22]   См. сборник «Постановления Центрального Комитета КПСС и Совета Министров СССР по вопросам промышленности и строитель­ства», Госполитнздат, 1956, стр. 69.

    [23]   См. Устав железных дорог Союза ССР, Трансжелдориздат, 1954.

    [24]        Устав издан издательством «Речной транспорт», М., 1956.

    [25] Социалистический строй характеризуется социалистиче­ской собственностью на орудия и средства производства; право личной собственности признается на предметы потребления, на трудовые доходы, на жилой дом и пр. Поэтому с первых дней революции, когда рабочий класс в союзе с крестьянством при­ступил к построению социалистического общества, и в течение всей дальнейшей истории Советского государства в советском гражданском праве ясно видна линия развития, направленная

    [26]   См. «Правда» 16 февраля 1057 г.

    [27]    См. «Правда» 11 мая 1957 г.

    [28]      См. «Правда» 11 марта 1055 г.