Юридические исследования - МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО: ВОПРОСЫ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ Н.А. Соколова -

На главную >>>

Международное публичное право: МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО: ВОПРОСЫ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ Н.А. Соколова


    Развитие права  во многом происходит при изменении потребностей в правовом регулировании отношений между людьми. Правовые идеи о сохранении природы  нашей планеты в целом появились относительно недавно. Сначала, вероятно, вообще не было объективной потребности в охране окружающей среды на международном уровне. Однако даже когда пришло осознание, что охрана окружающей среды является важнейшим элементом системы материального благосостояния, защита окружающей среды посредством принятия государствами юридических обязательств происходила довольно медленно (ведь право достаточно жесткий регулятор).

     


    Сибирский юридический вестник. 2000. № 3.

     

    ВОПРОСЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

     

     

     

    ©  2000 г.    Н.А. Соколова

     

     

    МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО: ВОПРОСЫ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ

     

     


    Развитие права  во многом происходит при изменении потребностей в правовом регулировании отношений между людьми. Правовые идеи о сохранении природы  нашей планеты в целом появились относительно недавно. Сначала, вероятно, вообще не было объективной потребности в охране окружающей среды на международном уровне. Однако даже когда пришло осознание, что охрана окружающей среды является важнейшим элементом системы материального благосостояния, защита окружающей среды посредством принятия государствами юридических обязательств происходила довольно медленно (ведь право достаточно жесткий регулятор).

     

    Первые нормы, определяющие рамки взаимо­действия общества и окружающей природной среды,   главным образом были  направлены на регулирование отношений в области использования и охраны  отдельных представителей фауны. Первые международные договоры не исповедовали идею охраны окружающей среды как самостоятельной ценности. Скорее,  они зафиксировали намерение охраны и разумного использования природных ресурсов на  международном уровне ради получения дальнейших выгод.  Среди таких договоров Договор о регулировании лова лососей в бассейне Pейна 1886г., Соглашение об охране морских котиков 1897г., Международная  конвенция по охране птиц, полезных в сельском хозяйстве 1902г.,  Конвенция о рыболовстве  в  водах Дуная и Прута 1907г.

     

    В течение полувека после начального этапа принимались лишь  отдельные международно-правовые акты,  в определенной степени свидетельствующие о заинтересованности сохранения флоры и  фауны в отдельных регионах (например,  Конвенция об охране флоры и фауны на Африканском континенте 1933 г.,  Лондонская конвенция  о  сохранении  флоры и фауны в их природном  состоянии 1933 г.).

     

    Во второй половине XX века наблюдались существенные изменения относительно заинтересованности международного сообщества в охране окружающей среды. В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1962 г.  «Экономическое развитие и охрана природы» указывалось, что последняя должна осуществляться заблаговременно или, во всяком случае, одновременно с экономическим развитием на основе внутреннего законодательства государств и международного права.

     

    На рубеже 60-70-х  годов  сложились  объективные  факторы, которые, как можно оценивать сегодня, свидетельствовали  о начале  возможного становления новой отрасли  международного права,  регулирующей экологические отношения в самом широком смысле. Именно с этого времени начинает формироваться нормативная база все более комплексного   регулирования отношений в области охраны окружающей среды, которая развивается и сегодня. Кстати,  70-е годы были отмечены рядом  национальных  инициатив  по  решению экологических проблем. Таким образом,  процесс  создания  международно-правовых норм  в  области охраны окружающей среды во многом осуществлялся параллельно с решением соответствующих задач различными государствами.

     

    В  1972 году состоялась Конференция ООН по окружающей человека среде,  которая стала одним из наиболее ярких и значительных событий на пути развития международного экологического права (далее МЭП). Среди основных документов, принятых Конференцией, - Стокгольмская Декларация по окружающей человека среде (далее СД), представляющая собой  «документ,  олицетворяющий политическую договоренность государств,  выражающий морально-политические установки, признанные государствами»[1].

     

    Сформулированные в СД, а позднее во Всемирной Хартии Природы (далее ВХП) экологические принципы,  будучи признаны обязательными, могли стать правовой основой для последующего осуществления международного  сотрудничества  в области охраны окружающей среды.

     

    И в СД, и во ВХП говорится о признании и уважении суверенитета государств над своими природными ресурсами, что позднее нашло отражение в международных договорах, например Конвенции ООН по морскому  праву 1982 г.,  Конвенции  о  биологическом разнообразии 1992 и ряде других. Признание суверенитета над природными ресурсами объективно требует их охраны со стороны государств. Такая охрана заключается  в рациональном использовании природных ресурсов, которые делятся на восполнимые и невосполнимые. Первые должны охраняться,  главным образом, путем поддержания естественной способности природы к их воспроизводству. Hевосполнимые ресурсы  должны  разрабатываться  таким  образом,  чтобы     обеспечивалась их защита от истощения в будущем и чтобы выгоды от их  разработки  в  международных пространствах получало все человечество.

     

    Помимо охраны собственных природных ресурсов государствами  в Плане мероприятий  СД 1972 года обращается внимание на предотвращение возможных неблагоприятных последствий  при  использовании разделяемых природных ресурсов. Особое место среди них занимают те, которые нуждаются в специальной охране в силу своей уникальности или угрожаемости.

     

    Прошло двадцать лет после Стокгольмской конференции, прежде чем концепция устойчивого развития получила официальное оформление как основа усиливающейся взаимозависимости государств. В 1992 году состоялась Конференция ООH по окружающей среде и развитию.  Важнейшими документами, принятыми на Конференции, стали  Декларация РИО-92,  программный документ «Повестка дня на XXI век»,  а также специальная  резолюция  о  принципах сохранения лесных экосистем мира. Объединив две сверхзадачи, конференция стала  еще  одним  фактором влияния на пути качественного развития МЭП. Принципы декларации  касаются прав и обязанностей государств, одни из которых адресуются на международный уровень, например, принцип  сотрудничества, другие же прямо связаны с необходимостью создания соответствующих норм в национальном законодательстве (так,  принцип 16 настаивает на том, что национальные власти должны стремиться обеспечить интернационализацию экологических  издержек и использование экономических средств,  принимая во внимание подход,  согласно  которому загрязнитель должен,  в принципе,  нести расходы, связанные с загрязнением).

     

    В июне 1997 года состоялась специальная сессия Генеральной Ассамблеи ООН, на которой была принята резолюция, содержащая программу действий по дальнейшему осуществлению Повестки дня на  XXI век. Пять лет, прошедших с окончания Конференции РИО-92, послужили причиной необходимости анализа сложившейся ситуации. Как свидетельствуют материалы Конференции, государства не отказались от концепции устойчивого развития взаимозависимыми и взаимодополняющими компонентами которой являются экономическое развитие, социальное развитие и охрана окружающей среды. Государства предполагают, что устойчивое развитие во многом может быть достигнуто с помощью международных институциональных механизмов. Хотя большое количество специальных комиссий   по отдельным вопросам не есть гарантия положительного решения проблемы.

     

    Документы, которые были приняты в рамках проводимых конференций, носят рекомендательный характер. Однако в международных отношениях именно  декларации могут оказаться первым шагом на пути  создания  обязательных  норм. Когда  государства  не готовы принять на себя юридические  обязательства, декларация свидетельствует о признании ими  существующей проблемы,  часто обозначая желание разрешить ее в будущем правовыми средствами. Роль декларации во многом заключается в том, чтобы констатировать существующее положение вещей и определить цели, к достижению которых необходимо стремиться.

     

    Развитие современного  международного права связано, прежде всего, с решением глобальных проблем. Именно таким качеством отличаются экологические проблемы и в этом смысле отношения по их разрешению, которые развиваются достаточно интенсивно,  нуждаются в международно-правовом регулировании. Иными словами, государства становятся в определенной степени  заинтересованными в  образовании  самостоятельной совокупности методов и  форм правового регулирования охраны окружающей среды, создании соответствующих организационных  структур на различных уровнях для оценки состояния и возможного решения проблем охраны окружающей среды. На сегодняшний день заключено значительное число международных договоров, прямо или косвенно направленных на охрану окружающей среды,  характеризующих современный этап взаимодействия общества и природы в региональном и глобальном масштабах. Hачинают формироваться соответствующие правоприменительные институты и процедуры.

     

    Все вышесказанное и наряду с этим анализ общественного развития и  международных актов свидетельствуют о появлении новой отрасли международного публичного права – международного экологического права или международного права окружающей среды[2].

     

    Особенности правового регулирования отношений по использованию и охране окружающей среды в известной степени связываются  с разделением субъектов,  прежде всего государств, на специальные группы. В доктрине уже предлагалась соответствующая классификация. Однако в настоящее время могут быть выделены и иные группы государств:

     

    ·       Государства, наиболее уязвимые в экологическом отношении, и государства,  наиболее благополучные в экологическом отношении;

     

    ·       Pазвитые государства, которые имеют возможность самостоятельно решать свои экологические проблемы,  и развивающиеся государства, которые  могут  заниматься решением экологических вопросов только с внешней помощью. К тому же, все более очевидно: развитые и развивающиеся государства имеют разные предметные интересы в области использования и охраны окружающей  среды. Развивающиеся  государства  в  большей  степени  озабочены проблемой опустынивания,  достаточностью водных ресурсов,  засушливостью земель, тогда как развитые государства обеспокоены общим состоянием окружающей среды,  мониторингом природных ресурсов, проблемой загрязнения;

     

    ·       Государства, которые в силу географического расположения испытывают  воздействие  одинаковых природных факторов,  и государства, которые в силу географического расположения испытывают воздействие различных природных факторов.

     

      Практическое значение данной классификации заключается  в том, что она может выступать основой для обоснования законности требований различных государств,  определения преференций и  способствует оптимизации знаний по вопросам,  прежде всего теории международно-правового регулирования охраны окружающей  среды. Кроме того,  любая классификация позволяет лучше выявить и сгруппировать интересы государств,  а значит,  осуществлять  более  качественное правовое регулирование.

     

    Особое влияние на развитие МЭП способна оказать международно-правовая доктрина, вырабатывая четкий понятийный аппарат отрасли, с одной стороны, и выявляя пробелы в правовом регулировании, с другой. Подход к окружающей среде как к целостной системе с  общими  связями,  отношениями и функциями в большой степени объясняет важность взаимодействия в этой сфере международного права и  национального. МЭП определяет  не только основы охраны окружающей среды,   но и занимается решением проблем,  которые поднимаются на международный уровень,    и, тем не менее, могут находить конкретные решения внутри самих государств. К ним относятся,  например, проблемы доступа к информации о состоянии окружающей среды, использования ядерной энергии, участия в создании системы и обеспечении глобальной экологической  безопасности.  Сходство экологических проблем, возникающих  на  международном  и  национальном  уровнях, предопределяет силу воздействия норм МЭП на развитие национального права окружающей среды.

     

    При  создании  международно-правовых норм  по  использованию  и охране окружающей среды должны учитываться данные  и неправовых наук.  Поэтому  эффективность правового  регулирования соответствующих международных отношений,  в  том числе будет зависеть  от разработанности, например, естественно-научных проблем. Следовательно, комплексный подход к вопросам правового регулирования  использования  и охраны окружающей среды связан и с организацией научных исследований. Однако при этом следует понимать, что даже наличие научных  данных,  обосновывающих  меры по охране окружающей среды и вырабатывающих стандарты по эксплуатации природных ресурсов, не является гарантией того, что будет выбран план, действительно предающий серьезное значение  факторам  окружающей среды.

     

    Вполне естественно, что в процессе своего развития МЭП не избежать проблем концептуального характера.  Одной  из таких проблем является разработка  различных  аспектов  ответственности государств за причинение ущерба окружающей среде вне пределов  государственной  юрисдикции  и  создания  разумных практических связей между суверенными правами государств и задачами  международной  охраны  окружающей  среды. В частности, здесь могут быть выделены следующие проблемные вопросы:

     

    1. Причинение ущерба в сильной мере способно затрагивать  как пострадавшее, так  и виновное государство. Кроме этого, существует  большая вероятность того,  что действия со стороны государства-нарушителя  могут быть причиной более отдаленных последствий,  которые сразу же невозможно предвидеть.

     

    2. Научно-техническое развитие и новые виды воздействия человека на природу,  которые еще не подверглись правовой регламентации, делают актуальным решение вопросов ответственности за ущерб, причиненный правомерными действиями.

     

    3. Не имеющей однозначного решения остается и проблема установления субъекта причинения вреда. В некоторых ситуациях, определить непосредственного субъекта проще, нежели  изначального.

     

    В науке международного права высказывалось мнение, что формальным признаком отрасли «является наличие кодифицирующего акта»[3]. Думается, действительно, в процессе отраслевого развития кодификации, пусть даже в самой общей форме, не избежать. Тем не менее, наличие такого акта вряд ли следует признать необходимым признаком отрасли.  Ведь ее появление и развитие являются результатом сложного взаимодействия объективных и субъективных факторов. Надо отметить, что в 1995 году на неправительственном уровне предпринималась попытка кодификации экологических норм.  Проект Международного пакта по окружающей среде и развитию  сформулировал  ряд  основополагающих принципов международной охраны окружающей среды.

     

    Определенные трудности и особенности развития МЭП объясняются тем, что охрана окружающей среды может обеспечиваться различными отраслями  права. С одной стороны,  формирование МЭП повлекло необходимость  его корреляции с нормами традиционных отраслей международного права. С другой стороны,  нормы, «имеющие даже статус специальных принципов иных отраслей международного права, стали рассматриваться как необходимые составляющие международного права окружающей среды»[4]. Кроме этого, следует отметить, что  давно   сложившихся обычаев  и международного опыта разрешения проблем в области охраны окружающей среды пока  недостаточно.

     

    Однако развитие МЭП в более поздний период,  по сравнению с другими отраслями международного права,  имеет и определенные преимущества, поскольку позволяет критически воспринимать имеющийся опыт в свете не только  особенностей, но  и  общности  формирования других отраслей.

     

    Еще в восьмидесятые годы профессор Лазарев писал о том,  что «развитие  нормотворческой деятельности субъектов нормотворчества,  например,  заключение     большого числа международных договоров и соглашений по  вопросам международной охраны природы ...  и достаточно высокая кодификация этой системы могут привести к превращению  комплексной отрасли  международного  права в основную отрасль международного права»[5]. Думается, что в настоящее время все более очевидно  развитие международного экологического права в качестве «основной отрасли международного права».

     

     

     



    [1] Колбасов О.С. Международно-правовая охрана окружающей среды. М., 1982. С.35.

     

    [2] Также см. Колбасов О.С. Международное экологическое право на пороге XXI века. Спб., 1997. С.11

     

    3 Колосов Ю.М. Массовая информация и международное право. М.: Междунар. отношения. 1974. С.152.

     

    [4] Нестеренко Е. А. Источники и принципы международно-правовой охраны окружающей среды /Международное право: Учебник. М., 1994.

     

    [5] Лазарев М.И. Теоретические вопросы современного международного морского права. М., 1983. С.115.