Юридические исследования - ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ. ХВОСТОВ В.М. Часть 5. -

На главную >>>

Иные околоюридические дисциплины: ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ. ХВОСТОВ В.М. Часть 5.


    Социалистическая внешняя политика Советского государства, политика нового типа, с первых дней Октябрьской революции внесла в международную жизнь принципиально новые начала в отношения между государствами и народами. Разработанные В. И. Лениным основы советской внешней политики заслужили признание и уважение всех свободолюбивых народов мира, прошли проверку временем.


    АКАДЕМИЯ НАУК СССР

    ОТДЕЛЕНИЕ ИСТОРИИ

    НАУЧНЫЙ СОВЕТ ПО ИСТОРИИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

    ИНСТИТУТ ИСТОРИИ СССР АН СССР


    Владимир Михайлович ХВОСТОВ


    Академик


    ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР

    И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

    Подпись: ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» Москва, 1976Избранные труды

    Редакционная коллегия:

    академик А. Л. НАРОЧНИЦКИЙ (ответственный редактор), профессор И. Н. ЗЕМСКОВ, члены-корреспонденты АН СССР И. Д. КОВАЛЬЧЕНКО, С. Л. ТИХВИНСКИЙ, доктор исторических наук А. 3. МАНФРЕД, академик И. И. МИНЦ, академик П. Н.

    ВАЖНЫЕ ВЕХИ ИСТОРИИ

    Прогрессивная международная общественность отметила в этом году 25-летие исторической Потсдамской конференции, решения которой имели огромное значение для послевоенного устройства в Европе, борьбы народов за предотвращение угрозы новой вой­ны и сохранение мира на нашем континенте. В связи с этим особенно своевременным явился выход в свет кпиги «Тегеран. Ялта. Потсдам» (М., 1970) — сборника, содержащего записи пе­реговоров представителей «большой тройки» на этих встречах.

    Нет необходимости говорить об огромном значении, которое имели Тегеранская, Ялтинская и Потсдамская конференции и принятые на них решения для развития событий последнего пе­риода войны и послевоенного времени. Более того: решения, при­нятые на этих конференциях, особенно на Ялтинской и на Пот­сдамской, и сегодня сохраняют величайшую важность. Таким об­разом, сборник посвящен событиям, имеющим поистине истори­ческое значение.

    На Тегеранской конференции первое место еще занимали во­просы ведения войны против фашистской коалиции и прежде всего согласование военных действий между союзниками. В Те­геране разыгрался эпилог драматической борьбы за открытие вто­рого фронта, которую Советское правительство вело начиная с лета 1941 г., т. е. в течение всей войны. Как известно, наши союзники обещали открыть второй фронт и в 1942 г., правда, застраховав себя некоторыми оговорками, и в 1943 г. уже совер­шенно безоговорочно и формально. Все эти обещания были грубо нарушены. Но осенью 1943 г. в Тегеране переговоры об откры­тии второго фронта протекали в новой, радикально изменившей­ся обстановке: после Курской битвы и других блестящих побед Советской Армии стало ясно, что Советский Союз сможет один разбить фашистскую Германию даже и без более значительного участия США и Англии в борьбе на европейском континенте. Если раньше проволочки с открытием второго фронта должны были, по замыслам руководителей паших союзников, привести к увеличению жертв советского народа и к ослаблению СССР, то сейчас отсутствие американских и английских войск на европей­ском континенте могло привести к прямо противоположному ре­зультату: Советский Союз мог оказаться единственным победи­телем фашистской Германии.

    Поэтому в Тегеране и Рузвельт, и Черчилль были готовы двинуть свои войска в глубь Европы. Рузвельт склонен был осу­ществить так называемую операцию Оверлорд — переправить крупные англо-американские силы через Ла-Манш и высадить их в Северной Франции, что облегчало бы борьбу для Советской Армии, независимо от скрытых целей правительства США. Чер­чилль стремился ценой меньших жертв достигнуть большего ре­зультата: высадить войска на Балканах или в Северной Адриати­ке и оттуда опередить Советскую Армию в балканских странах и даже перерезать ей пути в Центральную Европу. Высадка со­юзных войск на Балканском полуострове по крайней мере на первых порах не облегчила бы борьбы на советско-германском фронте. Документы рассматриваемого сборника позволяют про­следить ухищрения Черчилля на Тегеранской конференции, на­правленные на то, чтобы отсрочить осуществление операции «Оверлорд» и добиться приоритета для своих балканских пла­нов. Советской делегации удалось парализовать его усилия. Союз­ники обещали осуществить открытие второго фронта в 1944 г. во Франции и на этот раз, как и следовало ожидать, выполнили свое обязательство — правда, с некоторой новой проволочкой: вместо мая, как было обещано, они высадили десант в июне.

    Уже в Тегеране главы трех правительств говорили не толь­ко о ведении войны, но и о том, каким должен стать мир после ее окончания, о будущем мирном урегулировании. Более деталь­но эти вопросы были обсуждены на последующих встречах «боль­шой тройки» в Ялте и Потсдаме.

    На Крымской конференции в феврале 1945 г., согласовав планы окончательного разгрома фашистской Германии и импе­риалистической Японии, главы трех правительств рассмотрели и утвердили условия безоговорочной капитуляции гитлеровской Гер­мании. Были разработаны общие принципы будущих отношений держав-победительниц с побежденной страной. В частности, участ­ники конференции согласовали вопросы о зонах оккупации, о по­рядке управления «Большим Берлином», о размере репараций. В Ялте были приняты и другие решения, имевшие важное по­литическое значение для будущего европейских народов. К их числу относится и «Декларация об освобожденной Европе», в ко­торой провозглашалось право народов Европы, освобожденных из-под гитлеровского ига, «создать демократические учреждения по их собственному выбору».

    Еще в Ялте главы трех союзных правительств объявили своей целью уничтожение германского милитаризма и нацизма и созда­ние гарантии в том, что Германия никогда больше не будет в состоянии нарушить мир всего мира. В осуществление Ялтин­ской декларации о Германии в Потсдаме было принято согла­шение, осуществление которого означало бы уничтожение всех корней фашизма и милитаризма, ликвидацию крупнейших капи­талистических монополий и создание подлинно демократической

    И миролюбивой Германии. «Германский милитаризм и нацизм,— говорилось в решении Потсдамской конференции,— будут иско­ренены, и союзники, в согласии друг с другом, сейчас и в буду­щем примут и другие меры, необходимые для того, чтобы Гер­мания никогда больше пе угрожала своим соседям или сохра­нению мира во всем мире».

    Основное содержание тегеранских, ялтинских и потсдамских решений заключалось в установлении сотрудничества трех дер­жав в разгроме фашизма и в послевоенной политике. Такая уста­новка проявилась как в выработке совместной политики в отно­шении Германии, так и в согласованном решении целого ряда других крупных политических проблем. В наиболее универсаль­ной форме эта линия на сотрудничество великих держав в целях совместного обеспечения всеобщего мира проявилась в соглаше­нии о процедуре голосования в Совете Безопасности ООН, до­стигнутом на Ялтинской конференции и предусматривавшем не­обходимость едипогласия постоянных членов Совета Безопасности.

    Очень часто три конференции «большой тройки» (к решениям Потсдамской конференции присоединилась, как известно, и Фран­ция) рассматриваются с точки зрения доказательства возможно­сти тесного сотрудничества государств с различным социальным строем. Три конференции действительно подтверждают возмож­ность такого сотрудничества при наличии определенных условий. Однако ограничиться при рассмотрении Тегеранской, Ялтинской и Потсдамской конференций только этим одним аспектом — зна­чило бы впасть в односторонность. Все три конференции про­текали в обстановке резкой политической борьбы между их участ­никами, и выше это было показано на примере проблемы второго фронта. Но важнейшим предметом борьбы были политические судьбы освобожденных стран — порабощенных ли ранее Герма­нией или же ее бывших союзников.

    Рузвельт и Черчилль делали все возможное, чтобы сохра­нить в этих странах капитализм и старые порядки, ввести ради этого в правительства освобожденных стран насколько возможно больше реакционеров. На трех конференциях это стремление с особой яркостью обнаружилось в отношении Польши.

    Впрочем, попытки протащить посредством давления к власти представителей реакции предпринимались США и Англией так­же в отношении Югославии, Болгарии, Венгрии и Румынии. В Италии и Греции они преуспели в этих своих усилиях. Со­ветское правительство всемерно защищало право трудящихся ос­вобожденных стран самим определять свою судьбу.

    Защита освобожденных стран от вмешательства США и Анг­лии, направленного на сохранение там старых порядков и на­саждения «своих людей» у власти, составляла одну из важней­ших задач советской делегации в Тегеране, Ялте и Потсдаме.

    Итак, сотрудничество сочеталось на этих конференциях с борьбой. То была борьба одновременно и межгосударственная,
    политико-дипломатическая, и классовая — между социализмом и империализмом.

    За долгие годы, прошедшие после Тегерана, Ялты и Потсда­ма, Советский Союз неоднократно доказывал свою верность ле­нинскому принципу политики мирного сосуществования. За эти годы окрепли социалистические страны Европы, выросла сплочен­ность государств социалистического содружества. В 1949 г. роди­лось государство немецких рабочих и крестьян — Германская Де­мократическая Республика, которая ныне является важным фор­постом мира и социализма в центре Европы. В ГДР полностью осуществлены постановления Потсдама об искоренении милита­ризма, нацизма, реваншизма, о создании демократической госу­дарственности. Социалистическое германское государство вместе с СССР, вместе с другими братскими странами уверенно борется за европейскую безопасность, за мир и прогресс.

    Страны социалистического содружества считают важным ша­гом на пути разрядки напряженности и нормализации обста­новки в Европе подписание 12 августа 1970 г. Договора между СССР и ФРГ.

    «По-настоящему международная роль этого документа,— под­черкивает Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев,— проявится, конечно, после того, как он будет ратифицирован и вступит в силу. Но уже и сейчас заключение такого договора бесспорно оказывает определенное положительное воздействие на обстановку в Европе» !.

    Ознакомление с материалами трех конференций показывает чрезвычайно высокий уровень политического и дипломатическо­го мастерства, который проявило Советское правительство, обе­регая государственные интересы СССР и классовые интересы со­циализма, стремясь в то же время сохранить союзнические от­ношения с нашими партнерами из капиталистического мира. «Тегеран. Ялта. Потсдам» — поучительная книга.

    «Известия», 17 октября 1970 г.


    ОСНОВНЫЕ ВОПРОСЫ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КПСС МЕЖДУ XXIII И XXIV СЪЕЗДАМИ ПАРТИИ

    Накануне очередного XXIV съезда КПСС особенно ярко раскры­ваются сила и авторитет нашей ленинской партии. Она пришла к съезду, обогащенная новым опытом руководства строительством коммунизма, уверенная в правильности своей политической линии, полная революционной энергии для повых свершений.

    Период между XXIII и предстоящим XXIV съездом КПСС потребовал от партии и правительства огромной работы во всех областях строительства коммунизма в нашей стране, в том числе неослабного внимания и большой энергии во внешнеполитической деятельности, главная цель которой, как указывается в Програм­ме КПСС, «обеспечить мирные условия для построения комму­нистического общества в СССР и развития мировой системы со­циализма...» *.

    Сейчас, в преддверии XXIV съезда КПСС, отчетливо видно, с какой последовательностью партия выполняла намеченную

    XXIII     съездом программу мер, направленных на решение в ин­тересах народов важнейших вопросов мировой политики, на ук­репление всеобщего мира и международной безопасности. «Внеш­няя политика Советского государства,— указывалось в Резолю­ции XXIII съезда,— имеет своей целью обеспечить, вместе с другими социалистическими странами, благоприятные междуна­родные условия для построения социализма и коммунизма; кре­пить единство и сплоченность социалистических стран, их друж­бу и братство; поддерживать национально-освободительные дви­жения и осуществлять всестороннее сотрудничество с молодыми развивающимися государствами; последовательно отстаивать прин­цип мирного сосуществования государств с различным социаль­ным строем, давать решительный отпор агрессивным силам им­периализма, избавить человечество от новой мировой войны» [1].

    Прошедшее после XXIII съезда время убедительно показыва­ет, как ЦК КПСС и Советское правительство, неизменно сле­дуя заветам Ленина, твердо проводили в жизнь директивы съез­да. В первую очередь необходимо отметить основополагающий факт: партия и правительство обеспечили советскому народу прочный мир. Советский Союз является единственной великой державой, которая ни разу не воевала с тех пор, как окончи­лась вторая мировая война.

    Советские люди высоко ценят блага мира, которые обеспе­чила им политика партии и правительства. «Мы знаем, мы слиш­ком хорошо знаем, какие неслыханные бедствия для рабочих и крестьян несет с собой война,— говорил Ленин.— Поэтому мы должны самым осторожным и осмотрительным образом отно­ситься к этому вопросу» 3. Эти слова, сказанные Лениным почти полвека назад, имеют тем большее значение в наше время, когда создано ракетно-ядерное оружие небывалой разрушительной силы.

    Мирная жизнь советских людей, обеспеченная под мудрым водительством партии, резко контрастирует с положением им­периалистических держав. США, например, после окончания вто­рой мировой войны вели империалистическую войну против Ко­реи, а также ряд вооруженных интервенций меньшего масштаба, как, например, против Доминиканской Республики, руками наем­ников и сателлитов — против Гватемалы, Кубы и др. США и ныне ведут войну в Индокитае, которая вызывает глубокое воз­мущение как в самих США, так и во всем мире, поглощает ко­лоссальные средства и приносит США не лавры военных побед, а только позор, военные и политические провалы. И Англия вела большое число колониальных войп — в Индонезии вместе с Нидерландами, в Малайе, в Бирме, в Южной Аравии. Не прек­ращает вести колониальную войну в Африке Португалия.

    Традиции последовательно миролюбивой политики получили за время, истекшее после XXIII съезда, новое веское подтверж­дение. При этом следует подчеркнуть, что сохранение мира было достигнуто в условиях весьма острой международной обстановки. Партия и правительство сделали все необходимое для выполне­ния важнейшей директивы съезда в области внешней политики, вытекающей из Программы партии: «...использовать вместе с другими социалистическими странами, миролюбивыми государст­вами и народами все средства для предотвращения мировой войны и создания условий, которые дадут возможность полно­стью исключить войну из жизни общества...» 4

    Для сохранения мира, конечно, недостаточно было только од­ного стремления к миру и искусной внешней политики. Пол­ностью подтвердилась Резолюция XXIII съезда, в которой ука­зывалось, что для упрочения мира необходимо постоянное на­ращивание мощи миролюбивых сил. Экономическая и политиче­ская мощь Советского Союза, огромные достижения в хозяйст­венном и культурном строительстве содействовали сохранению мира и дальнейшему упрочению международного положения СССР и всего содружества социалистических стран.

    Съезд указал, что наши международные задачи будут решать­ся тем успешнее, чем быстрее будет продвигаться вперед строи­тельство нового общества в нашей стране. Вместе с тем партия и правительство неуклоппо выполняли постановление съезда: «...и впредь повышать бдительность советского народа, крепить оборонную мощь пашей Родипы, чтобы Вооруженные Силы СССР были всегда готовы надежно защитить завоевания социализма в дать сокрушительный отпор любому империалистическому агрес­сору» 5. Как и раньше, за годы, истекшие после XXIII съезда, Советский Союз не раз давал суровый урок тем, кто решался покушаться на интересы мира и социализма.

    В отношениях с социалистическими странами наша партия последовательно выполняла решение XXIII съезда, в котором указывалось: «Съезд поручает ЦК КПСС и впредь развивать и укреплять идейно-политические связи с коммунистическими и ра­бочими партиями всех стран социализма на принципах марк­сизма-ленинизма, всемерно содействовать сплоченности социали­стического содружества, укреплению его могущества и влияния, расширять экономическое, научно-техническое сотрудничество и культурные связи, воспитывать советских людей в духе дружбы и интернациональной солидарности с народами братских стран» 6.

    Период между двумя партийными съездами был временем небывалого расширения масштабов сотрудничества между социа­листическими странами, выработки новых форм и совершенство­вания всего механизма политического, экономического и научно- технического сотрудничества государств социалистического содру­жества. Еще более могучим инструментом мира стала Организа­ция Варшавского Договора. В последние годы не было ни одного крупного вопроса мировой политики, который бы коллективно не обсуждался на сессиях Политического консультативного комитета (ПКК) этой организации и на встречах руководителей братских партий.

    Говоря о политических связях, необходимо отметйть важней­шее значение систематических двусторонних и многосторонних встреч руководителей коммунистических и рабочих партий и пра­вительств братских социалистических стран. Деловые контакты и политические консультации между руководителями Советского Союза и братскими странами социализма стали системой и все более развиваются. Встречи происходили в форме обмена партий­но-правительственными делегациями и визитами руководящих деятелей, на заседаниях Политического консультативного комите­та Варшавского Договора и других многосторонних совещаниях.

    Вскоре после XXIII съезда, в июле 1966 г., в Бухаресте со­стоялось заседание ПКК, которое приняло Декларацию об укреп­лении мира и безопасности в Европе, составляющую ныне как бы хартшо борьбы за европейскую коллективную безопасность. Идеи этой декларации получили свое дальнейшее развитие в апреле 1967 г. в Карловарском заявлении коммунистических и рабочих партий европейских стран, а затем в Будапештском об­ращении государств — участников Варшавского Договора ко всем европейским странам.

    Эти документы послужили отправным моментом в борьбе за созыв совещания европейских государств в целях обеспечения бе­зопасности и развития сотрудничества между ними. Социалисти­ческие государства Европы все теснее сплачиваются в своих усилиях по созыву этого совещания. Так, на совещании ПКК участников Варшавского Договора, состоявшемся в декабре 1970 г. в Берлине, было принято заявление, в котором указывается на необходимость многосторонних консультаций заинтересованных го­сударств для согласования вопросов, связанных с созывом этого совещания. Участники Берлинской встречи выразили решимость своих стран продолжать совместные действия в интересах обес­печения надежной безопасности в Европе и во всем мире7.

    На многочисленных встречах представителей государств — участников Варшавского Договора выявилось полное единодушие в осуждении американской агрессии в Индокитае и в оказании помощи вьетнамскому народу в его справедливой героической борьбе. На сессиях Политического консультативного комитета была совместно разработана линия на оказание дальнейшей по­мощи вьетнамскому народу в борьбе против американского аг­рессора и принята декларация «Об угрозе миру, создавшейся в результате расширения американской агрессии во Вьетнаме». Братский вьетнамский народ непрерывно получает всестороннюю помощь Советского Союза и других социалистических стран. Эта помощь оказывается поставками оружия, продовольствия, меди­каментов, всем необходимым для успешной борьбы. Эта помощь позволяет героическому вьетнамскому народу наносить серьезные удары столь мощному противнику, как империализм США.

    Основой взаимоотношений Советского Союза с другими социа­листическими государствами еще с 40-х годов служат договоры о дружбе, взаимной помощи и сотрудничестве. XXIII съезд КПСС отметил большую роль этих договоров. С Чехословакией и Польшей они были заключены еще во время войны, с Болга­рией, Венгрией, Румынией — с 1948 г., с ГДР — в 1964 г. и т. д. Договоры обычно заключались на 20 лет. Но независимо от срока их действия современная обстановка предъявляет к договорным отношениям СССР с другими социалистическими государствами иные требования, нежели обстановка военных лет или даже

    1948  г., когда страны, входящие ныне в социалистическое со­дружество, делали в лучшем случае лишь первые шаги по пути к социализму, когда еще не было Варшавского Договора.

    Крупным событием советской внешней политики между двумя съездами было заключение новых договоров о дружбе, сотрудни­честве и военной помощи с рядом государств социалистического содружества.

    В новых договорах обязательства по совместной обороне гра­ниц от внешней агрессии и обеспечению безопасности, связанные с условиями Варшавского Договора, сочетаются с постановления­ми, направленными на дальнейшее всестороннее развитие сотруд­ничества социалистических государств на основах социалистиче­ского интернационализма, совместную защиту социалистических стран.

    Плодотворно развивалось сотрудничество с социалистически­ми странами Азии — не только с ДРВ, но также с МНР, являю­щейся членом СЭВ, с КНДР, которой СССР оказывает постоян­ную поддержку в ее борьбе за объединение страны, вывод аме­риканских войск из Южной Кореи.

    За истекшие после съезда годы Советский Союз в отношениях с Китайской Народной Республикой, проявляя твердость и реши­тельность в защите государственных интересов и безопасности страны, в то же время стремился к мирному урегулированию раз­ногласий и к восстановлению сотрудничества с КНР, исходя из интересов народов, а также стремления к объединению всех анти­империалистических сил в мире, в частности в целях наиболее эффективной организации помощи Вьетнаму. ЦК КПСС и Совет­ское правительство неоднократно заявляли, что готовы всемерно содействовать нормализации межгосударственных отношений с КНР. Об этом еще раз говорил на торжественном заседании ЦК Компартии Казахстана и Верховного Совета Казахской ССР Л. И. Брежнев. Переговоры, которые сейчас происходят в Пекине по важным проблемам взаимоотношений между СССР и КНР, «идут медленно, но мы,— заявил он,— не теряем надежды...» 8.

    Современный период характеризуется активизацией деятель­ности империалистов, направленной, с одной стороны, на подрыв морально-политического единства народов социалистических стран, на насаждение там буржуазной идеологии, усыпление бди­тельности народов и коммунистических партий по отношению к чуждым идейным влияниям, а с другой стороны,— на внесение раскола во взаимоотношения социалистических государств друг с другом. При этом империалисты стараются играть на сохранив­шихся националистических настроениях и других пережитках буржуазной идеологии в социалистических странах.

    Сильнее всего подрывная деятельность империализма за по­следние годы проявилась в отношении Чехословакии. Положение,
    создавшееся там в начале 1968 г., вызвало глубокую озабоченность в братских социалистических странах. В марте 1968 г. руководящие деятели коммунистических и рабочих партий и правительств Бол­гарии, Венгрии, ГДР, Польши, СССР и Чехословакии, собравшие­ся в Дрездене, единодушно высказались о том, что в сложившей­ся международной обстановке необходимо повышение бдительно­сти в отношении агрессивных устремлений и подрывных действий империализма против стран социалистического содружества.

    Апрельский (1968 г.) Пленум ЦК КПСС, целиком и полно­стью одобрив деятельность Политбюро по дальнейшему развитию связей с социалистическими странами, особо подчеркнул значе­ние Дрезденской встречи. Апрельский Пленум указал, что совре­менный этап исторического развития характеризуется резким обо­стрением идеологической борьбы между капитализмом и со­циализмом. Пленум отметил, что весь огромный аппарат антикоммунистической пропаганды нацелен сейчас па то, чтобы ослабить единство социалистических стран, международного ком­мунистического движения, на подрыв социалистического общества изнутри. В этих условиях непримиримая борьба с вражеской идеологией, решительное разоблачение происков империализма, коммунистическое воспитание членов КПСС и всех трудящихся, общее усиление идеологической деятельности партии обретают особое значение[2]. Пленум указал, что КПСС и впредь будет проводить политику решительного отпора империализму и пре­дотвращения новой мировой войны, политику укрепления содру­жества стран социализма, сплочения коммунистического движе­ния, всех антиимпериалистических сил [3].

    На Совещании коммунистических и рабочих партий социали­стических стран в июне 1968 г. в Братиславе, в числе участни­ков которого находились и тогдашние руководители КПЧ, было признано, что защита социализма является общим интернацио­нальным долгом социалистических стран.

    Нарастающая угроза социалистическому строю в Чехословакии повелительно требовала от государств социалистического содру­жества безотлагательной энергичной помощи трудящимся брат­ской страны. ЦК КПСС и Советское правительство вместе с Центральными Комитетами коммунистических партий и прави­тельствами четырех братских стран приняли решение, глубоко проникнутое духом пролетарского интернационализма и являвше­еся единственно правильным: ввести в Чехословакию свои вой­ска. Этот принципиальный, мудрый и смелый шаг не только огра­дил трудящихся Чехословакии от реставрации капитализма, но и показал империалистам, что социалистическое содружество не остановится перед самыми решительными действиями для защи­ты социализма от происков реакции.

    Смелые действия пяти стран Варшавского Договора наглядно продемонстрировали империалистам безнадежность их попыток разложить социалистическую систему изнутри. Они повысили ува­жение к мощи Советского Союза и его друзей и к их решимо­сти постоять за свои интересы и свое правое дело — дело социа­лизма, прогресса человечества.

    Злобный вой, поднятый в печати врагами Советского Союза, лишь подтвердил правильность мер, принятых пятью социалисти­ческими государствами. На митинге советско-чехословацкой друж­бы 27 октября 1969 г. Л. И. Брежнев с полным основанием зая­вил, что «принципиальность коммунистов, сплоченность стран со­циализма, их интернациональная солидарность оказались сильнее тех, кто хотел повернуть вспять историю чехословацкого обще­ства, вырвать власть из рук рабочего класса, из рук трудящих­ся» п.

    Действия братских стран, решительно выступивших в защиту социалистических завоеваний чехов и словаков, должным образом оценены самой КПЧ. «Вступление союзнических войск пяти со­циалистических стран в Чехословакию было актом интернацио­нальной солидарности, отвечавшим как общим интересам чехо­словацких трудящихся, так и интересам международного рабочего класса, социалистического содружества и классовым интересам международного коммунистического движения,— отмечается в до­кументе, принятом декабрьским (1970 г.) Пленумом ЦК КПЧ.— Этот интернациональный акт спас жизнь тысяч людей, обеспечил внутренние и внешние условия для мирного и спокойного труда, укрепил западные границы социалистического лагеря и разрушил надежды империалистических кругов на пересмотр результатов второй мировой войны» [4].

    Дальнейшее укрепление содружества социалистических стран имело место также и в экономической сфере. Большие успехи были достигнуты в деятельности СЭВ. В 1969 г. объем промыш­ленного производства стран — членов СЭВ увеличился по сравне­нию с 1950 г. в 6,2 раза, а в развитых в индустриальном отно­шении капиталистических государствах — только в 2,7 раза. Ныне доля стран СЭВ в мировом промышленном производстве возросла с 18% в 1950 г. до 1/3. Эти факты еще раз подтверждают пред­видение В. И. Ленина, что «только с социализма начнется быст­рое, настоящее... движение вперед во всех областях общественной и личной жизни» [5].

    В настоящее время главные усилия Советского Союза и дру­гих братских стран социализма направлены на более полную и многостороннюю реализацию преимуществ социалистической инте­грации. Деятельность СЭВ из сферы внешней торговли, сотрудни­чества в строительстве производственных объектов все более рас­пространялась на сферу производства. Ныне уже успешно начали решаться задачи социалистической интеграции, которая преду­сматривает широкую специализацию и соответственно коопериро­вание производства стран — участниц СЭВ и связанную с этим координацию народнохозяйственных планов.

    Впервые в истории сотрудничества стран — членов СЭВ была осуществлена координация пятилетних планов на 1966—1970 гг. В настоящее время успешно завершены работы по координации планов на предстоящее пятилетие (1971—1975 гг.). Страны — члены СЭВ определили и оформили межправительственными со­глашениями программу экономического сотрудничества на пять лет, включая взаимные поставки товаров в весьма крупных мас­штабах. Особое внимание уделяется проблемам повышения эф­фективности производства и экономических связей.

    Координация народнохозяйственных планов стала важнейшим методом социалистического разделения труда и установления эко­номического сотрудничества стран — участниц СЭВ. Особенно глубокая специализация и кооперирование производства осуществ­ляются в энергетике (объединенная энергосистема «Мир», нефте­провод «Дружба» и т. д.),машиностроении, радиотехнике и элект­ронике, черной металлургии, химической индустрии, в использо­вании атомной энергии в мирных целях, в области железнодорож­ного транспорта (межгосударственный общий парк грузовых ваго­нов) и т. д. Одновременно произошло значительное расширение сотрудничества в кредитно-финансовой сфере, а также развитие научно-технического сотрудничества и взаимной технической по­мощи.

    Важнейшее принципиальное и практическое значение имеют принятые на XXIII специальной (1969 г.) и XXIV (май 1970 г.) сессиях СЭВ решения о разработке комплексной программы эко­номической интеграции. ЦК КПСС и Советское правительство, как и братские коммунистические партии и правительства стран социализма — членов СЭВ, придают первостепенное значение вы­полнению принятых па этих сессиях решений, делают все необхо­димое, чтобы успешно претворить их в жизнь.

    Наряду с укреплением и дальнейшим развитием политическо­го и экономического сотрудничества социалистических стран важ­ное место во внешней политике Советского государства отводи­лось укреплению военного сотрудничества стран — участниц Вар­шавского Договораи. Останавливаясь на военных аспектах антиимпериалистической борьбы, Ленин еще полвека назад отме­чал: «...стоя против огромного фронта империалистических держав, мы, борющиеся против империализма, представляем собой союз, требующий тесного военного сплочения, и всякие попытки нару­шить это сплочение рассматриваем, как совершепно недопустимое
    явление, как измену интересам борьбы против международного империализма» [6].

    Последние крупные военные учения, такие, как «Двина», «Оке­ан», «Братство по оружию», показали всему миру еще раз, что Вооруженные Силы СССР и его союзников являются надежным оплотом обороны стран социализма.

    Забота об укреплении и сплочении мировой социалистической системы, дальнейшее повышение ее международного влияния и авторитета были одной из важнейших задач внешней политики Советского государства за время между двумя съездами. Крае­угольным камнем социалистической внешней политики является ленинский принцип пролетарского интернационализма. Ленин от­мечал, что «без добровольного стремления к союзу и единству со стороны пролетариата, а затем и всех трудящихся масс всех стран и наций всего мира, дело победы над капитализмом не мо­жет быть успешно завершено» [7]. Советский Союз последователь­но применяет принцип пролетарского интернационализма в отно­шениях с социалистическими странами и трудящимися всего мира.

    Обобщая всемирный опыт коммунистического, рабочего и на­ционально-освободительного движения, международное Совеща­ние коммунистических и рабочих партий 1969 г. подчеркнуло: «Мировая система социализма является решающей силой в анти­империалистической борьбе. Всякая освободительная борьба на­ходит ничем не заменимую поддержку с ее стороны и прежде всего со стороны Советского Союза» [8].

    Центральный Комитет нашей партии и Советское правитель­ство последовательно проводили в жизнь указания XXIII съезда «поддерживать народы, борющиеся против колониального гнета и неоколониализма; развивать всестороннее сотрудничество со стра­нами, добившимися национальной независимости; всемерно содей­ствовать укреплению антиимпериалистического фронта народов всех континентов» [9].

    С первых дней Октябрьской революции Советская страна не­устанно поддерживала национально-освободительную борьбу народов. «Ленин придавал огромное значение формированию сою­за социалистического мира с пробудившимися к активной поли­тической борьбе народами колониальных стран,— указывал Л. И. Брежнев в докладе, посвященном 100-летию со дня рожде­ния В. И. Ленина.— Сегодня этот союз стал реальностью. Что касается Советского Союза, его Коммунистической партии, то они
    свято выполняют завет Ленина — оказывать всемерную поддерж­ку освободительному движению народов» [10].

    В период между двумя партийными съездами Советский Союз предпринял ряд внешнеполитических актов, направленных на поддержку национально-освободительного движения. Когда 5 июня 1967 г. Израиль при непосредственной поддержке со стороны США произвел нападение на арабские страны, Советский Союз реши­тельно осудил агрессию, потребовал прекращения военных дей­ствий и отвода израильских войск с захваченных территорий.

    9  июня в Москве представители ряда европейских социалистиче­ских стран высказались о необходимости пресечения агрессии. Они заявили о своей солидарности с арабскими государствами, потребо­вали от Израиля прекращения военных действий, отвода войск и объявили о готовности помочь арабским народам дать отпор агрес­сии. Правительство СССР и большинство социалистических госу­дарств порвало дипломатические отношения с Израилем.

    Задачи, вытекающие из новой обстановки, созданной агресси­ей Израиля на Ближнем Востоке, были рассмотрены Пленумом ЦК КПСС в июне 1967 г. Пленум целиком одобрил политику Полит­бюро ЦК, направленную на пресечение агрессии Израиля, на под­держку арабских государств. Пленум отметил, что быстрые, реши­тельные совместные действия Советского Союза и других социа­листических стран сыграли важную роль в том, что военные дей­ствия на Ближнем Востоке были прекращены. В соответствии с основными целями политики партии, определенными XXIII съез­дом, Пленум признал необходимым и впредь вести борьбу про­тив воинствующих сил империализма, продолжать линию на под­держку арабских государств в их борьбе за свободу, независи­мость, территориальную целостность и социальный прогресс[11].

    Советская помощь дала возможность ОАР восстановить свою боевую технику, что имеет огромное значение для борьбы арабских народов против израильских агрессоров. Многочисленные заявле­ния руководящих деятелей арабских стран свидетельствуют о глу­бокой признательности арабских народов Советскому Союзу.

    В настоящее время Советский Союз решительно поддерживает арабские народы в их борьбе против израильских оккупантов, на­стаивает на выполнении резолюции Совета Безопасности от 22 но­ября 1967 г., предусматривающей отвод войск Израиля с захва­ченных территорий. СССР последовательно отстаивает дело мира на Ближнем Востоке и права арабских народов на четырехсто­ронних и двусторонних (советско-американских) консультациях по ближневосточным вопросам и оказывает содействие миссии Яр- ринга. Большинство социалистических государств, включая Югос­лавию, также широко помогают арабским странам в их борьбе за территориальную целостность и независимость.

    Потерпели крах попытки Израиля и стоящего за ним импе­риализма США свергнуть прогрессивные правительства в ряде арабских стран и поставить на их место реакционные режимы, готовые продать свои земли Израилю и принять на себя роль агентов американских нефтяных монополий. Наоборот, в Судане, Ливии, а также в Сомали были свергнуты реакционные режимы и к власти пришли прогрессивные национальные круги.

    Советский Союз выступил также в поддержку киприотов в их борьбе за независимость, за освобождение от кабалы НАТО и угро­зы со стороны соседей. Советское правительство требует, чтобы американский и английский империализм прекратил нажим на Кипр, разжигание розни между греческим и турецким населени­ем острова и уважал суверенитет республики. Было официаль­но заявлено, что в случае вторжения на Кипр Советский Союз не останется в стороне и поможет Республике Кипр защитить свою независимость.

    Когда до предела обострилась национальная вражда на остро­ве и создалась угроза греко-турецкой войны из-за Кипра, Совет­ское правительство выступило 22 ноября 1967 г. с заявлением, в котором разоблачило происки американских империалистов в кипрском вопросе, осудило империалистическую политику «энози- са» — потери независимости путем присоединения к Греции — и призвало обе стороны — киприотов-греков и киприотов-турок — к отказу от решения споров между ними посредством оружия. Советский Союз немало содействовал срыву неоднократных попы­ток ликвидировать независимость Кипра.

    В годы, прошедшие после XXIII съезда КПСС, Советский Союз продолжал активно поддерживать народы Африки в их борь­бе против империализма. СССР неизменно оказывает помощь на­родам последних, еще сохраняющихся колоний в достижении не­зависимости. Советский Союз поддерживает народы Анголы, Мо­замбика, «португальской» Гвинеи в их освободительной борьбе против португальских колонизаторов. Он настойчиво добивается выполнения резолюции XV сессии Генеральной Ассамблеи ООН

    о  ликвидации колониализма, принятой по инициативе СССР.

    Цитаделью реакции и расизма в Африке является Южно-Аф- риканская Республика. Советский Союз разоблачает расовую дис­криминацию и сегрегацию в ЮАР и проводит активную работу в ООН, в Совете Безопасности и в Генеральной Ассамблее по борьбе против колониализма и расизма. Когда расистская Южно- Африканская Республика аннексировала территорию так назы­ваемой Юго-Западной Африки (Намибии), Советский Союз осу­дил этот агрессивный акт, вызвавший глубокое возмущение в Аф­рике и демократической общественности всего мира. Другой опо­рой расизма является незаконный режим, утвердившийся в Юж­ной Родезии, где белые колонизаторы жестоко подавляют народ зимбабве, попирая его права на самоопределение. И здесь СССР поддерживает права Зимбабве и протесты народов Африки против
    расистского террора в Южной Родезии, отстаивает в ООН приме­нение санкций против расистского режима Яна Смита. Когда им­периалисты использовали племепную рознь для попытки расчле­нить Нигерию, Советское правительство поддержало патриотиче­ские силы этой страны и помогло им отстоять единство Нигерии.

    Советское правительство в ООН и вне ее многократно высту­пало против попыток империалистических держав вмешиваться во внутренние дела ряда африканских государств. Так, например, в 1967 г. СССР вместе с африканскими государствами выступил в Совете Безопасности ООН против новых попыток интервенции в Конго (Киншаса). В конце 1967 г. с Конго были восстановле­ны дипломатические отношения, порванные в 1963 г. по вине господствовавших в ту пору в стране реакционных кругов.

    Советский Союз стремится содействовать укреплению солидар­ности африканских государств, на противоречиях между которы­ми играют империалисты. Именно он содействовал предотвраще­нию интервенции США в ряде стран Азии и Африки. Так, напри­мер, с помощью Советского Союза было предотвращено вооружен­ное вмешательство американского империализма в Ливане и Иор­дании. СССР приветствовал создание Организации африканского единства и оказывает ей широкое содействие.

    Значительно возросла интенсивность политических связей Со­ветского Союза со странами Африки, увеличилось число его дип­ломатических представительств в этих странах. Обмен визитами государственных деятелей и правительственными делегациями со странами Африки становится все более частым. Происходит рас­ширение торговли Советского Союза с Африкой. Растет количество промышленных предприятий и других объектов, сооружаемых с помощью Советского Союза, подготовка квалифицированных кад­ров специалистов. Между СССР и государствами Африки заклю­чено большое число новых соглашений о торговле, научном и тех­ническом сотрудничестве. Особенно успешно и широко развива­ются отношения Советского Союза с теми африканскими государ­ствами, которые стали на некапиталистический путь развития. Помощь социалистических государств немало содействует упро­чению обобществленного сектора в развивающихся странах и вообще их развитию по некапиталистическому пути.

    В последние годы возросла торговля СССР со странами Ла­тинской Америки. Были установлены дипломатические отноше­ния с Боливией, Перу, Колумбией, Эквадором, Венесуэлой. Таким образом, и в отношениях с государствами Латинской Америки, в которых еще недавно почти все правительства ориентирова­лись на США, наша партия и Советское правительство достигли серьезных успехов в деле претворения в жизнь Директив XXIII съезда по развитию всестороннего сотрудничества с разви­вающимися странами.

    В отношениях с капиталистическими странами партия и пра­вительство также успешно выполнили решения XXIII съезда

    КПСС. Советский Союз неуклонно придерживается ленинского принципа мирного сосуществования. Социализм, указывается в Программе КПСС, предложил человечеству единственно разум­ный принцип отношений между государствами в условиях разде­ления мира на две общественные системы — принцип мирного со­существования государств с различным социальным строем.

    Мирное сосуществование социалистических и капиталистиче­ских государств является особенно необходимым в современных исторических условиях, когда созданы средства массового уничто­жения людей и война приняла небывало решительный характер. Именно принцип мирного сосуществования дает реальную перс­пективу мирного урегулирования международных споров и разно­гласий. В то же время необходимо подчеркнуть, что КПСС ни­когда не скрывала, что рассматривает такое сосуществование как специфическую форму классовой борьбы на международной аре­не. Оно не распространяется на область идеологической борьбы, на отношения между угнетателями и угнетенными. Оно касается межгосударственных отношений и обуздывает империалистиче­скую агрессию. Политика мирного сосуществования, указывается в документе международного Совещания коммунистических и ра­бочих партий 1969 г., «способствует развитию классовой борьбы против империализма в национальном и всемирном масштабе»[12].

    Основными факторами мирного сосуществования являются эко­номическая и оборонная мощь социализма, препятствующая им­периалистической агрессии, последовательная миролюбивая внеш­няя политика Советского Союза и других социалистических го­сударств, стремление народов к миру. Борьба за мир и мирное сосуществование в современных условиях неизбежно носит анти­империалистический характер; они сливаются с борьбой за свобо­ду народов, прогресс и демократию, за избавление от колониа­лизма и неоколониализма. «Политика мирного сосуществова­ния,— говорится в Программе КПСС,— отвечает кровным инте­ресам всего человечества, за исключением воротил крупных монополий и военщины» [13].

    Большой вклад внесли СССР и другие страны социалистиче­ского содружества в решение проблемы европейской безопасно­сти. Бухарестская декларация 1966 г., решения Карлововарской конференции коммунистических и рабочих партий Европы, а так­же Будапештского совещания 1969 г. в своей совокупности со­ставили конкретную программу действий по созданию системы безопасности и устранению вооруженных конфликтов в Европе, укреплению взаимного доверия между европейскими госу­дарствами.

    Идея созыва общеевропейского совещания получает все более широкую международную поддержку. В его пользу высказалось
    большое число правительств капиталистических стран, включая некоторых членов НАТО. Советский Союз выступил также с пред­ложением о создании системы коллективной безопасности в Азии. Это советское предложение вызывает возрастающий интерес как в странах Азии, так и мировой общественности.

    Важным успехом политики мирного сосуществования, боль­шим шагом к разрядке напряженности в Европе является Договор между СССР и ФРГ, подписанный 12 августа 1970 г. в Москве. Большое значение имеет также договор, подписанный между ФРГ и Польской Народной Республикой. Мировая общественность при­ветствует состоявшееся признание правительством ФРГ полити­ческих реальностей сегодняшней Европы. Следует отметить, что, подписывая договор с ФРГ, Советское правительство решало за­дачу, поставленную в докладе ЦК на XXIII съезде: «...На осно­ве признания ныне сложившихся границ европейских, в том чис­ле и обоих германских, государств полностью ликвидировать остатки второй мировой войны в Европе» [14].

    Характеризуя значение этого договора, Л. И. Брежнев зая­вил: «Заключение договора с Федеративной Республикой Герма­нии, в котором содержится ясное и недвусмысленное признание нерушимости существующих в Европе границ, в том числе ли­нии Одер — Нейсе, которая является западной границей Поль­ской Народной Республики, и границы между ФРГ и Германской Демократической Республикой, несомненно, представляет собою серьезный вклад в дело разрядки напряженности в Европе, мир­ного сосуществования и плодотворного сотрудничества всех евро­пейских государств» [15].

    Успешно развиваются межгосударственные отношения с на­шими соседями. Продолжает развиваться дружба с Финляндией и Афганистаном. Значительно улучшились отношения с Ираном, правительство которого отказалось предоставлять территорию сво­ей страны для размещения иностранных военных баз.

    Советский Союз в своих отношениях с другими странами стре­мится к разрядке в международной обстановке и обеспечению без­опасности. Достигнуто значительное сближение с Францией, улучшились отношения с Италией. Можно констатировать суще­ственное улучшение отношений с большинством европейских го­сударств. В Азии успешно развиваются отношения с Индией, Пакистаном и другими странами, ведущими независимую нацио­нальную политику. Произошло значительное расширение экономи­ческих связей с Японией. Важное значение имели дружественные визиты в Советский Союз Президента Индии В. В. Гири, Прези­дента Франции Ж. Помпиду и ряда государственных деятелей других страп.

    Важным успехом внешней политики Советского Союза являет­
    ся заключение и ратификация в 1969 г. Договора о нераспрост­ранении ядерного оружия, под которым поставили свои подписи большинство государств мира. Вместе с Московским договором 1963 г. о запрещении испытаний ядерного оружия в трех сферах новое соглашение ограничивает, хотя и не устраняет, атомную угрозу, нависшую над человечеством. Недавно заключен Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его нед­рах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтоже­ния. На рассмотрении Комитета ООН по разоружению находится представленный социалистическими странами проект Конвенции о запрещении химического и бактериологического оружия.

    В результате последовательной ленинской политики ЦК КПСС и Советского правительства, за время, истекшее после XXIII съез­да партии, международные позиции СССР и всего содружества социалистических государств, объединенных Варшавским Догово­ром, еще более укрепились. Успехи внешней политики СССР на­столько значительны, что их не могут отрицать даже наши враги. «В вопросах внешней политики,— писала крупнейшая буржуаз­ная газета капиталистического мира «Нью-Йорк тайме»,— дела Москвы обстоят очень хорошо — такова реальная действитель­ность».

    Внешняя политика Советского государства все время находит­ся в центре внимания ЦК КПСС и его Политбюро; она основы­вается на непрестанном научном марксистском анализе меняю­щейся международной обстановки, обладает ленинской принци­пиальностью, последовательностью и твердостью в сочетании с гибкостью, партийной бдительностью, органическим единством неустанной заботы об интересах и безопасности советского наро­да с выполнением его интернационального долга.

    «Претворяя в жизнь решения XXIII съезда КПСС,— указыва­ется в проекте Директив по пятилетнему плану развития на­родного хозяйства СССР на 1971—1975 гг.,— советский народ до­бился новых побед в создании материально-технической базы коммунизма. Крупные успехи достигнуты в развитии всех отрас­лей народного хозяйства, в решении социальных задач, в повы­шении материального и культурного уровня жизни советских лю­дей. Упрочилось морально-политическое единство советского общества, дальнейшее развитие получила социалистическая де­мократия. Возрос международный авторитет нашей Родины. Укре­пилась оборонная мощь Советского Союза»25. Эти достижения являются надежной гарантией для проведения миролюбивой внешней политики, успешной борьбы за мир, против империа­лизма.

    «Вопросы истории КПСС», 1971, № 3.

    НАШ КУРС —БОРЬБА ЗА МИР

    Во всеобъемлющей работе XXIV съезда КПСС значительное ме­сто заняли вопросы внешней политики Советского государства, которой Центральный Комитет КПСС всегда уделял большое вни­мание.

    Исторический период, истекший после XXIII съезда партии, ознаменовался поистине выдающимися достижениями Советского Союза на международной арене. Это было время острого противо­борства между силами мира, свободы, прогресса и силами угне­тения, реакции и агрессии. Горизонты планеты, сказал Л. И. Бреж­нев в Отчетном докладе, не раз затягивались тучами военной опасности. Но всякий раз империалистические поползновения встречали решительный отпор.

    5 лет назад в Отчетном докладе ЦК XXIII съезду КПСС было заявлено, что Советский Союз готов жить в мире со всеми странами, но не станет мириться с империалистическим произво­лом по отношению к другим народам К Решение этой в высшей степени сложной задачи — сохранение мира при одновременном противодействии политике империалистических держав — явилось делом отнюдь не легким. Ленинский ЦК Коммунистической пар­тии, наше Советское правительство эту трудную задачу решили, обеспечив мир нашему народу и оказывая в то же время помощь народам, подверженным империалистической агрессии.

    В противоположность всем другим великим державам капита­листической системы Советский Союз не воевал после окончания второй мировой войны. Это достижение советской политики было сохранено и закреплено в период между XXIII и XXIV съездами КПСС.

    Мирная жизнь советского народа резко контрастирует с по­ложением в крупнейшей стране противоположной общественной системы — в США. Вслед за войной американского империализ­ма против Кореи, за организованными им вооруженными интер­венциями в странах Латинской Америки последовала агрессия против Вьетнама, Лаоса и Камбоджи, бессмысленная с точки зре­ния национальных интересов США, уносящая немало жизней мо­лодых американцев и огромное количество долларов. Вряд ли в мировой истории много найдется абсолютных монархов и деспо­
    тов, которые затевали бы столь чуждые народу войны, как война против Вьетнама, развязанная американской «демократией», так называемым свободным обществом США в интересах военно-про- мышленного комплекса и ныне под флагом антикоммунизма рас­пространенная на весь Индокитай.

    Эта преступная империалистическая политика США сталкива­ется с политикой Советского Союза, который последовательно ве­дет борьбу против агрессии в любом районе нашей планеты. До­стигнуть в политике одновременного сочетания таких качеств, как сохранение мира и решительное противодействие империали­стической агрессии,— это требовало глубочайшей мудрости, осно­ванной на марксистско-ленинском научном анализе международ­ной обстановки.

    В результате умелого руководства со стороны ЦК КПСС, вы­соко оцененного XXIV съездом, Советскому Союзу удалось до­стигнуть двух поистине замечательных результатов: во-первых, сохранить мир, что обеспечивает необходимые условия для подъе­ма благосостояния народа и строительства коммунистического об­щества, а во-вторых, вести эффективную борьбу против империа­листической политики, оказывать действенную помощь народам, ставшим жертвами агрессии. Советский Союз стал оплотом неза­висимости всех народов мира, главной их надеждой в антиимпе­риалистической борьбе за освобождение или за сохранение свободы.

    Достижение этого замечательного результата не могло бы быть обеспечено без точного выполнения указания XXIII съезда КПСС о том, что для упрочения мира необходимо постоянное наращива­ние могущества миролюбивых сил. Экономический рост Советско­го Союза, созданная советскими людьми колоссальная народно­хозяйственная мощь обеспечили прочную экономическую опору для внешнеполитических акций Советского государства. Вместе с тем партия и правительство неустанно выполняли директиву

    XXIII     съезда «и впредь повышать бдительность советского наро­да, крепить оборонную мощь нашей Родины, чтобы Вооруженные Силы СССР были всегда готовы надежно защитить завоевания социализма и дать сокрушительный отпор любому империали­стическому агрессору».

    Л. И. Брежнев заявил на XXIV съезде, что в центре внима­ния ЦК КПСС находились вопросы дальнейшего сплочения и раз­вития мировой социалистической системы, отношения с братски­ми странами социализма, с их коммунистическими партиями. Он дал анализ итогов развития мировой социалистической системы за четверть века ее существования. За это время социалистиче­ский строй прочно утвердился в государствах, образующих ныне мировую систему социализма. Она стала решающей силой в анти­империалистической борьбе и вносит огромный вклад в предот­вращение новой мировой войны. За 25 лет выяснено теоретически и доказано практически, что путь к социализму, его главные чер­ты определяются общими закономерностями, которые присущи
    развитию всех социалистических стран. Действие этих общих за­кономерностей проявляется в различных формах, отвечающих конкретным историческим условиям, национальным особенностям. «Не базируясь на общих закономерностях, не учитывая конкрет­но-исторической специфики каждой страны, невозможно строить социализм»,— указал Л. И. Брежнев. «Без учета обоих этих фак­торов,— продолжал он,— невозможно и правильно развивать от­ношения между социалистическими государствами» 2.

    За последнее пятилетие значительно вырос экономический по­тенциал социалистических государств, произошло дальнейшее укрепление политических основ социализма, повышение народно­го благосостояния и культуры.

    Известно, что в социалистическом мире имели место некото­рые трудности и осложнения, что сказалось и на развитии от­ношений отдельных государств с Советским Союзом. Однако это не изменило господствующей тенденции укреплепия дружбы и сплоченности стран социализма. В целом сотрудничество Совет­ского Союза с братскими странами во всех областях успешно раз­вивалось и крепло. Периодические встречи руководителей комму­нистических партий социалистических стран на многосторонней и двусторонней основе, обмен партийными и партийно-правитель­ственными делегациями и другие виды контактов обеспечивают постоянное сотрудничество между правящими коммунистически­ми партиями государств социалистического содружества, включая очень эффективную координацию внешнеполитической деятельно­сти, главным центром которой служила и служит Организация Варшавского Договора.

    Странам Варшавского Договора, говорится в Отчетном докла­де ЦК XXIV съезду, принадлежит инициатива выдвижения раз­вернутой программы укрепления мира в Европе, стержень кото­рой — требование обеспечить незыблемость существующих госу­дарственных границ. Удалось поставить серьезные преграды на пути милитаристов ФРГ к ядерному оружию. Социалистическое содружество добилось существенного прогресса в такой важной области для стабилизации положения в Европе, как укрепление международных позиций Германской Демократической Республи­ки. Провалилась так называемая доктрина Халыптейна. Солидар­ные действия участников Варшавского Договора не раз оказыва­ли благотворное влияние на дело всеобщего мира и безопасности народов.

    Что касается экономического сотрудничества, то период меж­ду съездами был плодотворным и в этом отношении. Значитель­но расширилась деятельность СЭВ, увеличиваются масштабы тор­говли между братскими странами, проведена координация их народнохозяйственных планов на 1971—1975 гг., развивается на­учно-техническое и культурное сотрудничество.

    Все это — весьма положительные, но уже не новые факты. Совершенно новым является экономическая интеграция социали­стических стран. Это настоящее явление в мировой истории чело­веческого общества, впрочем, предсказанное В. И. Лениным, ко­торый предвидел тесное сближение народных хозяйств социали­стических государств.

    В резолюции, принятой съездом, содержится поручение ЦК и дальше укреплять и развивать сотрудничество с коммунистиче­скими и рабочими партиями социалистических государств, от ко­торого в первую очередь зависит единство и сплоченность миро­вой системы социализма.

    Внешняя политика Советского государства в период между XXIII и XXIV съездами КПСС осуществлялась в условиях даль­нейшего мощного подъема антиимпериалистической борьбы. Кро­ме укрепления содружества социалистических стран, этот подъем нашел свое выражение в росте международного рабочего движе­ния и в развитии национально-освободительной борьбы народов.

    Советский Союз активно поддерживает борьбу народов за осво­бождение от империалистической кабалы, за сохранение незави­симости и территориальной целостности всех стран от покуше­ний империалистов. Так, СССР помог восстановить оборонитель­ный потенциал арабских государств, подвергшихся агрессии со стороны Израиля, и твердо поддерживает своих арабских друзей в их требованиях о возвращении арабам захваченных у них земель.

    XXIV   съезд поручил ЦК КПСС и впредь проводить курс на решительное противодействие империалистической политике вой­ны и агрессии, на разоблачение и срыв замыслов, враждебных делу мира и свободы народов.

    Последовательно проводя ленинский принцип мирного сосуще­ствования государств независимо от их общественного строя, СССР за последние годы добился значительного улучшения отно­шений с большинством государств капиталистической Европы.

    Ясно, что агрессивная политика США и форсируемая ими гонка вооружения отнюдь пе способствует улучшению отноше­ний с ними. И тем не менее Советскому Союзу, благодаря его твердой и последовательной политике, удалось достигнуть некото­рых положительных результатов в области разоружения. Был подготовлен и вступил в силу международный договор о нерас­пространении ядерного оружия. Заключены договоры, запрещаю­щие размещение ядерного оружия в космосе, а также на дне мо­рей и океанов. СССР ведет с США переговоры о сдерживании стратегических вооружений. Советская сторона стремится к тому, чтобы переговоры принесли положительный результат.

    В резолюции XXIV съезда указывается, что СССР готов к развитию отношений с США, но вместе с тем он всегда будет ре­шительно выступать против их агрессивных действий, против по­литики силы. Агрессивной политике империализма Советский

    Союз противопоставляет политику активной защиты мира и укреп­ления международной безопасности.

    Широкую известность приобрели повсеместно шесть конкрет­ных задач борьбы за мир и дружбу между народами, предложен­ные Л. И. Брежневым. Их решение обеспечило бы действитель­но прочный и всеобщий мир.

    В начале Отчетного доклада Центрального Комитета отмеча­ется, что цели советской внешней политики были сформулирова­ны прошлым XXIII съездом. Они состоят в том, чтобы обеспе­чить вместе с другими социалистическими странами благоприят­ные международные условия для построения социализма и коммунизма; крепить единство и сплоченность социалистических стран, их дружбу и братство; поддерживать национально-освобо­дительное движение и осуществлять всестороннее сотрудничество с молодыми развивающимися государствами; последовательно от­стаивать принцип мирного сосуществования государств с различ­ным социальным строем, давать решительный отпор агрессивным силам империализма, избавить человечество от новой мировой войны.

    Из материалов XXIV съезда с очевидностью явствует, что эти цели и сегодня остаются неизменными. Резолюция съезда по От­четному докладу ЦК свидетельствует о стабильности ленинского внешнеполитического курса партии. Вообще твердость и стабиль­ность политики в высшей степени характерны для съезда партии. И это вполне понятно: ленинский курс внешней политики КПСС неизменен по той причине, что он правилен. Правилен он потому, что отвечает интересам Советского Союза и всех социалистиче­ских государств, направлен на обеспечение оптимальной между­народной обстановки для строительства коммунизма в СССР, со­циализма в других государствах социалистического содружества. Ленинский курс ЦК КПСС был единогласно одобрен XXIV съез­дом партии, встретил единодушную поддержку у советского наро­да, получил международное одобрение всех прогрессивных сил.

    «Советская Россия», 18 июля 1971 г.


    СОТРУДНИЧЕСТВО КПСС И СЕПГ — ВОПЛОЩЕНИЕ ПРИНЦИПОВ ПРОЛЕТАРСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМА *

    В первый послевоенный год в Восточной Германии, огражден­ной советскими войсками от вмешательства империалистов во внутренние дела немецкого народа, свершилось событие, ознаме­новавшее поворот в германском рабочем движении. На основе марксизма-ленинизма здесь было восстановлено единство рабочего движения, нарушенное по вине оппортунистов. Произошло слия­ние двух рабочих партий, КПГ и СДПГ, положившее конец па­губному расколу рабочего движения. Это означало победу марк- сизма-ленинизма над оппортунизмом. Вместе с тем объединение двух рабочих партий облегчило последующее сплочение антифа­шистских демократических сил немецкого народа, способствовало образованию ГДР и ее развитию по пути социализма.

    Создание СЕПГ, сказал Л. И. Брежнев в своем выступлении на VIII съезде СЕПГ 16 июня 1971 г., «явилось огромным собы­тием в истории германского рабочего движения, актом большой политической мудрости. Принципиальное значение этого акта подтверждено всем ходом развития ГДР, замечательными дости­жениями социалистического строительства...» в республике *.

    Объединение КПГ и СДПГ, поворот той части рабочих Во­сточной Германии, которые следовали ранее за социал-демокра­тией, от социал-демократизма к марксизму-ленинизму и проле­тарскому интернационализму создали качественно новые условия для сотрудничества с КПСС и СССР как необходимого проявле­ния подлинного интернационализма. Сотрудничество с КПСС еще задолго до образования СЕПГ стало традицией немецких комму­нистов.

    Создание и деятельность СЕПГ, превратившейся в после­дующем в партию нового, ленинского типа, явились теми факто­рами, благодаря которым эта традиция распространилась на весь рабочий класс, на весь народ ГДР.

    Советские коммунисты, все трудящиеся Советского Союза ви­дят в СЕПГ братскую боевую марксистско-ленинскую партию, уверенно ведущую народ ГДР по пути развернутого строитель­ства социалистического общества. Залогом успешной деятельности СЕПГ была и остается ее непоколебимая верность учению Марк­са — Энгельса — Ленина, ее тесная связь с массами, творческий подход к насущным вопросам теории и практики.

    Четверть века существования СЕПГ — это четверть века по­стоянно углубляющегося и совершенствующегося боевого союза и тесного сотрудничества с КПСС, основанного на принципах марк- сизма-лининизма, пролетарского интернационализма, на общно­сти интересов строительства социализма и коммунизма, на глубо­ком взаимном доверии. Совместное обсуждение важнейших про­блем современности, единство взглядов по вопросам строительства нового общества и внешней политики укрепляют существующие отношения, нерушимую дружбу, сотрудничество и взаимную по­мощь между Советским Союзом и Германской Демократической Республикой и их народами. Вместе с тем этот фактор стал важ­ным звеном в сплочении социалистической системы, в упрочении антиимпериалистического фронта в Европе.

    Тесные связи двух партий и трудящихся СССР и ГДР подго­товлены всем ходом исторического развития и уходят своими корнями глубоко в историю рабочего движения обеих стран. Даже в черную годину второй мировой войны, когда германский фа­шизм двинул свои разбойничьи орды в поход «на восток», с целью ликвидации первого социалистического государства, традиции братской солидарности между немецкими и советскими коммуни­стами не только выдержали суровые испытания войны, но и еще более укрепились в совместной борьбе против общего врага — гитлеровского фашизма. Даже в тех условиях, как отметил Л. И. Брежнев в своем выступлении в Берлине 16 июня с. г., «мы верили, что дух сопротивления фашизму жив и на немецкой земле, что в подпольных группах и тюремных казематах бьется сердце будущей Германии. И мы не обманулись в этом!» [16]

    Когда весной 1945 г. Советская Армия окончательно сломала хребет гитлеровской армии и над рейхстагом взвилось красное знамя победы, германский народ получил великие исторические возможности. Самая черная глава в его истории была закончена.

    Победа советского народа, освобождение народов Европы от фашистской неволи при решающем вкладе со стороны Советского Союза были осуществлением великой интернационалистской мис­сии трудящихся СССР по отношению к рабочему классу и трудя­щимся европейских стран, в их числе по отношению к рабочему классу Германии. Немецкий народ был освобожден от гитлеров­ской тирании, и перед ним открылись новые перспективы. Раз­гром фашизма Советским Союзом означал раскрепощение демок­ратических сил немецкого народа, создал условия для строитель­ства новой жизни на немецкой земле на демократических и миро­любивых началах.

    Однако лишь трудящиеся Восточной Германии смогли вос­пользоваться этими благоприятными условиями и встать на путь строительства нового общества. Советская Армия ограждала их от вмешательства западных империалистов, а Советская военная администрация в Германии (СВАГ), советский народ оказывали им необходимую помощь в демократическом развитии. В то же самое время империалистические оккупационные державы и рейнско-рурские монополии при пособничестве правой социал-де­мократии толкцули Западную Германию на старый путь империа­лизма, социального неравноправия и эксплуатации человека че­ловеком.

    Еще до Великой Отечественной войны советского народа про­тив фашистских захватчиков Коммунистическая партия Германии на Брюссельской и Бернской конференциях разработала страте­гию и тактику борьбы за свержение фашизма и создание в Гер­мании демократической республики посредством руководимого ра­бочим классом антифашистского Единого фронта. В период войны КПГ и ее Центральный комитет, развивая и совершенствуя эту программу, при прямой поддержке советских коммунистов, созда­ли на территории Советского Союза и практически осуществили в лице антифашистско-демократического движения «Свободная Германия» немецкую антигитлеровскую коалицию. Это был спаян­ный, боевой союз самых различных слоев населения, а также патриотических сил германской армии под руководством комму­нистов и рабочего класса.

    В рамках движения «Свободная Германия» демократические представители немецкого народа во главе с коммунистами разра­ботали концепцию будущей освобожденной Германии: создание демократической власти, полная ликвидация всех законов, осно­ванных на национальной и расовой ненависти, восстановление и расширение политических прав и социальных завоеваний трудя­щихся. При поддержке и содействии советских политических ор­ганов немецкие антифашисты опубликовали свои программные установки и широко пропагандировали свои идеи.

    Советский Союз последовательно отстаивал идею создания ан­тифашистско-демократической Германии, с самого начала реши­тельно отвергая планы раздела Германии, которые выдвигались реакционными кругами Англии и США. Позиция Советского пра­вительства была изложена в выступлении его главы И. В. Стали­на по случаю победы над гитлеровской Германией 9 мая 1945 г. Тогда было торжественно заявлено, что Советский Союз «не со­бирается ни расчленять, ни уничтожать Германию» [17]. В резуль­тате твердой и принципиальной линии Советского Союза на Пот­сдамской конференции одержал верх и был документально зафик­сирован антифашистско-демократический вариант послевоенного
    устройства Германии. «Несмотря на специфические трудности, сложившиеся в стране,— пишет В. Ульбрихт,— рабочий класс и другие антифашистские силы немецкого народа имели одно не­маловажное преимущество: существование мощного социалисти­ческого Советского Союза и тот всемирно-исторический фактор, что Советская Армия внесла решающий вклад в освобождение немецкого народа от гитлеровского фашизма. Это было большой помощью для свободного развития всех антифашистско-демокра- тических сил на востоке Германии и главной преградой против козней контрреволюции» [18].

    Военный разгром германского империализма, Потсдамское со­глашение как международно-правовая основа для глубоких демо­кратических преобразований, опыт всей предшествующей борьбы немецких коммунистов против фашизма, постоянная помощь, ока­зываемая немецким антифашистско-демократическим силам со стороны Советской Армии и советских оккупационных властей явились теми факторами, которые создали благоприятные возмож­ности для формирования в Восточной Германии широкого анти- фашистско-демократического фронта и для глубоких социальных преобразований.

    Однако для претворения этих возможностей в действитель­ность марксистам-ленинцам, передовым прогрессивным кругам немецкой общественностп пришлось преодолевать ожесточенное сопротивление реакционных сил. Большая часть территории Гер­мании была оккупирована империалистическими державами, ко­торые после короткой переходной фазы стали оказывать всяче­скую помощь германской моноцолистической буржуазии. Отрица­тельное значение имела пассивность, охватившая в то время широкие круги трудящихся. После крушения гитлеровского рей­ха, писал В. Ульбрихт, «летаргия и безнадежность овладели боль­шей частью немецкого народа — она не видела выхода» [19]. Многие немцы склонялись тогда к тому, чтобы держаться в стороне от политики. Большие трудности вытекали также из того, что на протяжении многих десятилетий в Германии реакционные круги, особенно в годы фашистского господства, усиленно насаждали антикоммунизм, который получил весьма широкое распростране­ние и укоренился в сознании многих немцев. Значительная часть населения в той или иной степени находилась под влиянием нацистской идеологии или мелкобуржуазных и реформистских взглядов.

    КПГ оказалась подготовленной к трудностям, которые ее тог­да ожидали, и это было счастьем для антифашистов и всех тру­дящихся на востоке Германии. Опыт создания и руководства
    деятельностью демократического движения «Свободная Герма­ния», глубокий анализ обстановки и перспектив развития, осу­ществленный в последние месяцы войны при активной поддерж­ке со стороны советских друзей, позволили КПГ приступить к деятельности на немецкой земле с ясной и четкой программой. Основные идеи этой программы были обобщены и изложены в воззвании КПГ от 11 июня 1945 г., в котором выдвигались за­дачи антифашистско-демократической революции. Компартия об­ращалась к трудящимся города и деревни, ко всем прогрессивным силам Германии с призывом к сотрудничеству в деле полной ликвидации фашизма и создания единой, миролюбивой, антифа­шистско-демократической германской республики. Это была ши­рокая программа демократического обновления жизни на немец­кой земле. Она явилась результатом творческого применения немецкими коммунистами марксистско-ленинского учения о соци­альной революции, основных положений, изложенных в работах В. И. Ленина «Две тактики социал-демократии в демократиче­ской революции», «Государство и революция» и др., в решениях IV конгресса Коминтерна о значении единого рабочего фронта, в материалах VII конгресса Коминтерна о принципах создания единого народного фронта, результатом использования огромного опыта революционных преобразований в Советском Союзе и всей деятельности КПСС.

    Будучи воплощением исторического опыта германского рабо­чего движения, зарубежных братских партий, и в первую оче­редь КПСС, творчески примененного к конкретным условиям Гер­мании, программа КПГ была доступна для понимания большин­ству немецкого народа. Это позволило постепенно сплотить вокруг нее всех противников фашизма, вовлечь в созидательную работу демократические силы разных слоев населения. Цели, провозгла­шенные в июньском воззвании КПГ, стали программой действий широких слоев трудящихся города и деревни тогдашней совет­ской оккупационной зоны, предвестником зари новой жизни на немецкой земле. Уже в 1947 г., в приветствии II съезду СЕПГ, ЦК ВКП(б) отметил, что Социалистическая единая партия Гер­мании «добилась серьезных успехов в деле создания единства рядов рабочего класса Германии и сплочения прогрессивных сил немецкого народа» 6.

    Большую поддержку становлению новой жизни на востоке Германии оказала Советская военная администрация. Еще про­должались бои с гитлеровским вермахтом, а советские солдаты и офицеры уже начали активно помогать немецким трудящимся на освобожденной территории в восстановительных работах, в пре­одолении летаргии и отчаяния, голода и разрухи. После оконча­ния боев в Берлине Советская Армия немедленно оказала все­
    мерную помощь населению, содействовала «активистам первого часа» в налаживании нормальной жизни города.

    Ленинский принцип признания и уважения прав народов на самоопределение лег в основу всей оккупационной политики Со­ветского Союза в Германии. Важно отметить, что уже 10 июня 1945 г. приказом № 2 СВАГ официально разрешила создание и деятельность антифашистских демократических партий и обще­ственных организаций на востоке Германии. Этот акт, предпри­нятый всего лишь через месяц после окончания войны, основы­вался на твердой вере Советского Союза в здоровые, демокра­тические силы немецкого народа.

    В настоящее время изданы многочисленные материалы, под­робно характеризующие работу СВАГ и, в частности, ту помощь, которую она оказывала немецким коммунистам и всем антифа­шистско-демократическим силам. Здесь нет необходимости под­робно останавливаться на этом. Глубокие социально-экономиче­ские преобразования — демократическая земельная реформа, ликвидация монополий и в связи с этим передача крупной про­мышленности в собственность народа, экспроприация военных преступников и создание народного сектора в промышленности, демократические реформы в области народного образования, суда и юстиции — все эти меры на пути создания антифашистско- демократического строя были разработаны и осуществлялись в тогдашней советской зоне демократическими и патриотическими силами самого немецкого населения и немецкими администра­тивными органами при содействии Советской военной админи­страции. Душой этих революционных преобразований повсеместно являлись коммунисты и те социал-демократы, которые остались верны социалистическим идеалам и торжественным клятвам о единстве действий рабочего класса, данным совместно с комму­нистами в мрачные годы заключения в гитлеровских застенках и концлагерях.

    Тесное сотрудничество демократических антифашистских сил немецкого народа с СВАГ содействовало распространению среди немецкого паселепия, включая честных социал-демократов, пдеи дружбы с советским народом и с КПСС. Интернационалистиче­ские идеи немецких коммунистов, скрепленпые сотрудничеством послевоенных лет в работе по восстановлению хозяйства, осу­ществлению Потсдамского соглашения и глубоких социальных преобразований, были полностью восприняты и развиты СЕПГ.

    Социалистическая единая партия Германии с первого дня сво­его существования повела последовательную борьбу за коренной перелом в отношении населения советской зоны, а затем ГДР к Советскому Союзу, к советскому народу. Знаменательно, что сама подготовка к объединению двух рабочих партий, образова­ние СЕПГ и дальнейший процесс идейно-политического укрепле­ния партии рабочего класса протекали под знаком решительного преодоления идеологии антисоветизма, антисоветских настроений
    среди населения, в том числе среди бывших социал-демократов, в борьбе за дружбу с КПСС и советским народом. СЕПГ с само­го начала отдавала себе отчет в том, что без преодоления лож­ных представлений о первом в мире социалистическом государ­стве, внушенных антикоммунистической, антисоветской, буржуаз­ной и реформистской пропагандой, осуществлявшейся на протя­жении десятилетий, была бы немыслима борьба за духовное возрождение немецкого народа, против влияния реакционной и оппортунистической идеологий, за построение нового общества. Дружба с Советским Союзом стала необходимым условием успеш­ного решения задач социалистического строительства в ГДР. Не­маловажное значение имели творческое использование СЕПГ достижений советской культуры, советского опыта хозяйственного и культурного строительства и пропаганда этого опыта среди не­мецкого населения.

    Военное поражение германского империализма было также полным крахом его политики и идеологии. Это в значительной мере облегчало идейно-политическую работу немецких коммуни­стов после 1945 г., решепие насущных задач по преодолению антикоммунистических и буржуазно-шовинистических взглядов и идеологической неразберихи в головах большинства немецкого населения. Особое значение для духовного возрождения немецко­го народа на востоке Германии после разгрома фашизма имела совместная работа немецких и советских коммунистов по рас­пространению марксистско-ленинского учения. Произведения Маркса, Энгельса, Ленина не только стали вновь доступны тру­дящимся массам на родине двух основоположников научного ком­мунизма, но и получили невиданно широкое распространение.

    В укреплении братского сотрудничества между нашими на­родами огромную роль сыграло развитие межгосударственных от­ношений между СССР и ГДР. Советское правительство привет­ствовало образование Германской Демократической Республйки, высоко расценив его как поворотный пункт в истории Европы7. Отношения СССР с ГДР с самого пачала строились как межго­сударственные на новой, социалистической основе. Следует учи­тывать, что в первые послевоеппые годы Советский Союз испыты­вал немалые трудности в результате колоссальных разрушений, нанесенных нашей стране гитлеровским вторжением, длительной тяжелой войной, разорения огромной территории и потери 20 млн. человек. К тому же восстановление и дальнейшее развитие на­родного хозяйства Советскому Союзу приходилось вести в услови­ях обострения международной обстановки, «холодной войны» и дорогостоящей гонки вооружений, навязанной американским им­периализмом. Тем пе менее СССР оказывал Германской Демокра­тической Республике все возрастающую помощь как в политиче­ском отношении, так и в области экономики.

    Если первым актом империалистических западных держав по- еле образования Федеративной Республики Германии в сентябре

    1949   г. было введение в действие оккупационного статута, со­гласно которому верховная власть оставалась в руках западных оккупационных держав, то правительство СССР сразу же после провозглашения ГДР передало 10 октября 1949 г. ее правитель­ству все управленческие функции, входившие до этого в компе­тенцию СВАГ. В марте 1954 г. Советское правительство опубли­ковало Заявление о предоставлении ГДР полного суверенитета во всех внутренних и внешних делах. «Советский Союз,— указы­валось в этом документе,— устанавливает с Германской Демокра­тической Республикой такие же отношения, как п с другими суверенными государствами. Германская Демократическая Рес­публика будет свободна решать, по собственному усмотрению, свои внутренние и внешние дела, включая вопросы взаимоот­ношений с Западной Германией» [20]. Исполнение функции надзора со стороны Верховного комиссара СССР в Германии за деятель­ностью государственных органов ГДР было прекращено. В авгу­сте того же года Советское правительство отменило все приказы и распоряжения, изданные СВАГ и позднее Советской контроль­ной комиссией в Германии в течение 1945—1953 гг. Полный суверенитет ГДР был юридически закреплен договором об отно­шениях между ГДР и СССР, заключенным в Москве 20 сентября 1955 г.

    Весьма важное значение имела и экономическая помощь Со­ветского Союза. Когда в результате раскольнических действий западных оккупационных властей в 1948 г. перерабатывающая промышленность Восточной Германии оказалась оторванной от сырьевой базы, находившейся в западных оккупационных зонах, Советский Союз примерно в шесть раз увеличил поставки желез­ной руды, стального проката, цветных металлов, хлопка, пищевых жиров и других товаров, тем самым почти полностью обеспечив потребность в них. В апреле 1949 г. Советский Союз бескоры­стно предоставил в распоряжение крестьян Восточной Германии первые 1000 тракторов и 540 грузовых автомашин [21].

    В последующие годы для ликвидации диспропорций в эконо­мике, образовавшихся в результате империалистической политики раскола Германии, и в целях обеспечения экономической неза­висимости ГДР от Запада в республике с помощью Советского Союза были созданы собственная металлургическая промышлен­ность и тяжелое машиностроение. На восточной границе ГДР возник современный металлургический комбинат «Ост», получав­ший железную руду и каменный уголь из СССР и Польши. На­глядным примером помощи Советского Союза является создание нефтеперерабатывающего комбината в Шведте-на-Одере. Совет-

    СКий Союз предоставил ГДР строительную документацию, поста­вил часть оборудования и дал возможность 60 специалистам прой­ти в СССР курс обучения.

    И в дальнейшем, когда трудящиеся ГДР испытывали трудно­сти, советские люди оказывали им помощь. Так было; например, в 1953 г., когда Советский Союз значительно увеличил объем товарных поставок по сравнению с планом и предоставил ГДР кредит в размере 485 млн. рублей. С 1954 г. Советское пра­вительство полностью отказалось от репарационных поставок. Оно безвозмездно передало Германской Демократической Республике остававшиеся в собственности СССР 33 предприятия общей стои­мостью 2,7 млрд. марок. 89 крупных предприятий, перешедших в собственность Советского Союза в порядке репарационных пла­тежей, были возвращены трудящимся ГДР еще в 1950—1952 гг.

    Осенью 1956 г. на импорте ГДР, на развитии ее экономики отрицательно сказались трудности, появившиеся в экономических отношениях между некоторыми социалистическими странами в связи с контрреволюционным мятежом в Венгрии, активиза­цией врагов народной власти в Польше и попытками реакцион­ных элементов организовать беспорядки и забастовки в ГДР. В этих условиях товарооборот между СССР и ГДР на 1957 г. был увеличен на 30% и Советский Союз предоставил социали­стическому немецкому государству новый кредит в сумме 340 млн. рублей на весьма льготных условиях. Число таких при­меров помощи можно было бы значительно увеличить.

    Совместное участие СССР и ГДР в Совете Экономической Взаимопомощи и в Организации Варшавского Договора в свою очередь служит укреплению дружбы и сотрудничества между ними. Участие в Варшавском Договоре полностью оправдало себя уже летом 1961 года, когда по вине правительства Аденауэра и его партнеров по НАТО в центре Европы, и особенно в райо­не Берлина, сложилась крайне напряженная обстановка. Посред­ством наглой подрывной деятельности правительство Аденауэра стремилось создать такие условия, которые позволили бы после выборов в Западной Германии начать открытое наступление на ГДР, прямые военные провокации.

    В связи с создавшейся опасностью правительство ГДР при­няло постановление, согласно которому для прекращения враж­дебной деятельности реваншистских и милитаристских сил За­падной Германии и Западного Берлина на границах ГДР, включая границу с Западным Берлином, дотоле открытых, 13 августа 1961 г. был введен режим, обычно имеющий место на границах каждого суверенного государства. Эти меры были приняты пра­вительством ГДР при самой активной и полной поддержке Со­ветского Союза, а также и всех других участников Варшавского Договора. Они позволили парализовать экономические и полити­ческие диверсии, проводившиеся империализмом против ГДР и подрывавшие ее народное хозяйство и ее безопасность.

    Братский союз между СССР и ГДР нашел свбе юрйДическоё закрепление в Договоре о дружбе, взаимной помощи и сотрудни­честве, заключенном между обоими государствами 12 июня 1964 г. Договор явился важным фактором дальнейшего укрепления со­трудничества двух государств на международной арене.

    Окрепли и углубились братские отношения дружбы и сотруд­ничества между КПСС и СЕПГ, народами Советского Союза и ГДР в нынешний период, когда ГДР вступила во второй этап социалистического строительства — этап построения развитого со­циалистического общества, а трудящиеся Советского Союза осу­ществляют создание материально-технической базы коммунизма. Как говорил Л. И. Брежнев на XXIV съезде КПСС, развитию всех социалистических стран, а стало быть СССР и ГДР, прису­щи общие закономерности, которые и определяют главные черты их развития [22].

    В 1963 г. VI съезд СЕПГ принял программу развернутого строительства социализма. Она была конкретизирована и разви­та VII съездом Социалистической единой партии Германии. В Уставе СЕПГ говорится: «В борьбе за обеспечение мира, про­тив империализма, равно как в деле строительства и дальнейшего развития социалистического общества, в деле подготовки после­дующего перехода к коммунизму Социалистическая единая пар­тия Германии руководствуется опытом КПСС и идеями ее Про­граммы, принципы которой имеют международную значимость» п.

    Научно-техническая революция порождает противоречие меж­ду постоянным появлением все новых технологических процес­сов, новых изделий высшего качества, выпускаемых с наимень­шими затратами, и относительно ограниченными возможностями малых стран идти в ногу с этими процессами в своих узких национальных рамках. В этих новых условиях экономическое со­ревнование с капиталистической системой, интересы социалисти­ческого и коммунистического строительства с еще большей силой требуют расширения братского сотрудничества между социали­стическими странами и его перевода на качественно новую осно­ву. Новые условия делают необходимой социалистическую инте­грацию, т. е. углубление социалистического разделения труда, специализацию и кооперирование между социалистическими стра­нами.

    Большая творческая работа, которую ведут Коммунистиче­ская партия Советского Союза и Социалистическая единая партия Германии в направлении совершенствования планирования и ру­ководства народным хозяйством и другими сторонами обществен­ной жизни, расширения сотрудничества между СССР и ГДР, ко­ординации народнохозяйственных планов и других экономических мероприятий как па двусторонней, так и на многосторонней ос­нове в рамках СЭВ,— все это именно и нацелено на осуществ­ление объективных требований современности, диктующих социа­листическую интеграцию. Сейчас налицо «качественно более высокая ступень в развитии сотрудничества между СССР и ГДР» [23].

    Советский Союз, Германская Демократическая Республика и другие братские страны — участницы СЭВ плодотворно и успешно претворяют в жизнь программу всемерного углубления между­народного социалистического разделения труда и развертывания процесса социалистической экономической интеграции, совместно намеченную на XXIII специальной и XXIV сессиях Совета Эко­номической Взаимопомощи.

    Важным звеном осуществления этой программы является под­писанный в Москве 13 августа 1970 г. Протокол о координации народнохозяйственных планов СССР и ГДР на 1971—1975 гг. В процессе координации планов заключено 17 межправительствен­ных соглашений и 13 соглашений между министерствами СССР и ГДР, обеспечивающих специализацию и кооперирование произ­водства в отдельных отраслях промышленности. Объем товаро­оборота между СССР и ГДР составит за период 1971—1975 гг. колоссальную сумму в 22 млрд. рублей по сравнению с 14 млрд. в предыдущие пять лет. В 1975 г. товарооборот достигнет 5,2 млрд. рублей — это значительно больше товарооборота, су­ществующего ныне между ФРГ и США, между ФРГ и Англией или ФРГ и Францией[24]. При подписании Протокола обе сто­роны отметили, что объем и структура товарных поставок, со­гласованных в ходе координации планов, будут способствовать по­вышению экономической эффективности народного хозяйства как СССР, так и ГДР.

    Неуклонно углубляется координация и разделение труда в области научно-исследовательской и проектно-конструкторской ра­боты. Плодотворное развитие получило сотрудничество между ГДР и СССР в области мирного использования атомной энергии, электроники и во многих других отраслях хозяйства, науки и техники. Обе страны стремятся к взаимовыгодному слиянию на­учного, конструкторского и производственного потенциалов, что послужит ускорению научно-технического прогресса.

    Тесное сотрудничество Советского Союза и Германской Демо­кратической Республики служит их общим интересам. Оно спо­собствует развитию экономики обеих стран, быстрейшему исполь­зованию и внедрению новейших достижений научно-технической революции, а также процветанию и росту могущества всего со­циалистического содружества.

    «Советские люди,— говорится в приветствии ЦК КПСС VIII съезду СЕПГ,— видят во все возрастающем сотрудниче­стве, во взаимном обмене материальными и духовными ценно­стями между СССР и ГДР животворный источник роста могуще­ства и благосостояния наших народов» и. Они высоко ценят до­стижения производства, науки и техники ГДР. Эти достижения, которыми друзья из ГДР щедро делятся с пами, советский на­род использует в целях дальнейшего развития экономики и уско­рения темпов научно-технического прогресса. С другой стороны, научно-техническая помощь со стороны СССР, советские поставки оборудования и других промышленных изделий, сырья и сельско­хозяйственных продуктов явились необходимой предпосылкой не­прерывного экономического роста ГДР. «Это в решающей степе­ни способствовало тому,— говорил первый секретарь ЦК СЕПГ Э. Хонеккер,— что наша республика сегодня входит в число круп­нейших индустриальных стран мира» [25].

    Важной сферой взаимоотношений КПСС и СЕПГ является со­трудничество в области идеологии и культуры. Обе партии ока­зывают в своих страпах всестороннее влияние на культурное развитие, опираясь па идеологию марксизма-ленинизма и творче­ски развивая ее. Сотрудничество КПСС и СЕПГ в области идео­логии, науки и культуры постоянно расширяется, приобретает наиболее целесообразные и деловые формы.

    Вдохновляющей и движущей силой экономических, политиче­ских, научно-технических, культурных, идеологических и иных отношений между Советским Союзом и'Германской Демократиче­ской Республикой является полное согласие и единство, сущест­вующее между Коммунистической партией Советского Союза и Социалистической единой партией Германии по вопросам строи­тельства социализма и коммунизма, международной политики, ми­рового коммунистического движения, развития мирового револю­ционного процесса. Это единство зиждется на основе марксизма- ленинизма и совместной борьбы за чистоту марксистско-лепинской теории, против идеологии антикоммунизма, правого и «левого» ревизионизма.

    Сотрудничество КПСС и СЕПГ в последние годы характери­зовалось дальнейшим совершенствованием форм и методов пар­тийных связей. Обе партии рука об руку активно содействовали успеху конференции европейских компартий в Карловых Варах весной 1967 г., международного Совещания коммунистических и рабочих партий летом 1969 г. в Москве.

    Высокие принципы социалистического интернационализма на­шли, в частности, свое выражение в активном участии КПСС и СЕПГ во встречах руководящих партийных и государственных деятелей в 1968 г. в Дрездене, Варшаве и Братиславе и в той помощи, которая была совместно оказана чехословацкому народу в защите социалистического строя.

    Как указал Л. И. Брежнев в отчетном докладе ЦК XXIV съез­ду КПСС, «жизненный опыт еще раз убедительно показал, что братское единство социалистических стран есть самый надежный барьер на пути сил, пытающихся атаковать, ослабить лагерь со­циализма, подорвать и свести на нет социалистические завоевания трудящихся. Народы социалистических стран ясно демонстриру­ют всему миру, что своих революционных завоеваний они не отдадут, что границы социалистического содружества нерушимы и неприкосновенны» [26].

    Нельзя не отметить большого значения периодических встреч руководителей обеих партий и обмена партийно-правительствен­ными делегациями. На этих встречах откровенно, в духе товари­щества и единомыслия обсуждаются задачи строительства нового общества и защиты интересов социализма, антиимпериалистиче­ской борьбы, помощи национально-освободительному движению.

    По согласованию между Центральными Комитетами КПСС и СЕПГ областные и республиканские организации КПСС поддер­живают постоянные дружеские связи со всеми 15 окружными ор­ганизациями СЕПГ, регулярно обмениваясь делегациями для вза­имного изучения опыта работы. Наряду с партийными делега­циями между этими округами ГДР и областями и республиками СССР осуществляется оживленный обмен опытом и делегациями по линии государственных, профсоюзных, молодежных организа­ций и обществ дружбы между СССР и ГДР.'

    Чувство удовлетворения и признательности у советских лю­дей вызывает широко распространенный в ГДР лозунг: «Кто идет с Советским Союзом, тот в ходе истории принадлежит к победи­телям». Лозунг этот стал одним из узловых моментов воспита­ния граждан республики в духе нерушимой дружбы и верности по отношению к первому в мире социалистическому государству. Впечатляющими являются масштабы деятельности обществ друж­бы в обеих странах.

    Борьба за сохранение мира, за обеспечение европейской без­опасности, за обуздание западногерманского империализма и ми­литаризма, которую ведут под руководством СЕПГ самые широ­кие слои трудящихся ГДР, всегда пользовалась и будет пользо­ваться горячей поддержкой коммунистов нашей страны, всех советских людей. «Мы высоко ценим, что на вахте мира в центре Европы стоит наш друг и союзник — первое социалистическое государство немецких трудящихся — Германская Демократическая Республика. Она на практике осуществила миролюбивые и де­мократические принципы Потсдамского соглашения и последова­тельно проводит политику мира, выступает за укрепление евро­
    пейской безопасности» [27],— говорил Л. И. Брежнев на XXIII съез­де КПСС. На XXIV съезде КПСС Л. И. Брежнев констатиро­вал, что совместные усилия социалистических государств позволи­ли добиться существенного прогресса в решении такой задачи, как укрепление международных позиций ГДР [28].

    Ярким свидетельством крепнущей дружбы и углубляющегося сотрудничества между КПСС и СЕПГ, между народами Советско­го Союза и ГДР явились XXIV съезд нашей партии и

    VIII       съезд СЕПГ. На высших форумах коммунистов обеих стран со всей силой еще раз были продемонстрированы неру­шимое единство взглядов обеих партий на все вопросы социаль­ного развития, действенная общность идеалов социализма и ком­мунизма, проявилась вся близость и искренность отношений меж­ду КПСС и СЕПГ, отношений подлинной социалистической солидарности и братской дружбы. Оба съезда, как и состоявшие­ся в текущем году съезды коммунистов Венгрии, Болгарии, Чехословакии и Монголии, показали, говоря словами тов. Л. И. Брежнева, «яркую и убедительную картину здорового, бур­но растущего, динамичного социалистического общества» [29].

    В центре внимания работы съездов братских партий стояли планы развития своих стран на многие годы вперед, задачи дальнейшего подъема народного благосостояния, устранения не­изжитых еще недостатков.

    Крепкая дружба между народами СССР и ГДР — это вели­чайшее завоевание, результат многолетних целеустремленных уси­лий КПСС и СЕПГ, это душа боевого союза трудящихся обеих стран. «Решающим фактором , для всего развития ГДР,— под­черкнул тов. Э. Хонеккер на VIII съезде СЕПГ,— являются постоянно ширящиеся и углубляющиеся связи с Советским Сою­зом. Мы по-братски сотрудничаем во всех областях. Новое убеди­тельное доказательство этого — визит партийно-правительственной делегации ГДР в Москву 18 мая с. г. С трибуны нашего партий­ного съезда мы выражаем нашу глубокую братскую благодарность Центральному Комитету Коммунистической партии Советского Союза и правительству СССР за важные совместные политиче­ские соглашения и за значительную экономическую поддержку» [30].

    Полное согласие, существующее между КПСС и СЕПГ во всех вопросах современности, является важным фактором укрепления единства и сплоченности международного коммунистического дви­жения, сплочения всех антиимпериалистических сил. В своей
    международной деятельности обе партии исходят из стратегии и тактики, коллективно разработанных и согласованных на меж­дународном Совещании коммунистических и рабочих партий 1969 г. Они неукоснительно осуществляют взятые на Совещании обязательства по общей антиимпериалистической борьбе.

    Претворяя в жизнь решения XXIV съезда КПСС, советский народ, тесно сплотившись вокруг своей ленинской партии, под ее руководством, добивается новых успехов в создании матери­ально-технической базы коммунизма, в повышении материального благосостояния и культурного уровня жизни советских граждап. Коммунисты нашей страны знают, что этим успехам вместе с ними искренне радуются коммунисты, все трудящиеся ГДР. В равной мере у советских коммунистов, всего советского наро­да нет сомнений в том, что осуществление решений VIII съез­да СЕПГ, ознаменовавшего крупную веху в создании развитого социалистического общества в ГДР, станет в республике подлинно всенародным делом и будет с честью выполнено. Каждый шаг трудового народа ГДР по пути социалистических завоеваний, по­строения зрелого, развитого социализма доставляет величайшее удовлетворение советским людям, укрепляет уверенность в силе и творческих способностях наших братьев по классу на немецкой земле. Созидательная деятельность трудящихся обеих стран по построению нового общества, вдохновляемая и организуемая на­шими испытанными марксистско-ленинскими партиями,— это их главный интернациональный вклад в мировой революционный процесс.

    Вся история развития и упрочения братского сотрудничества между КПСС и СЕПГ — это замечательный образец осуществле­ния принципов пролетарского интернационализма, выполнения высшего долга обеих партий перед народами своих стран и тру­дящимися всего мира. Надежной гарантией успешного выполне­ния величественных задач трудящихся обеих братских социали­стических стран является то, что дружба народов СССР и ГДР все больше и основательнее находит свое жизненпое воплощение «в объединении их духовных и материальных потенций во имя счастья людей, во имя торжества социализма и коммунизма»21. «Новая и новейшая история», 1971, № 5.

    ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ В ГОДЫ ВОЙНЫ

    В Великой Отечественной войне против фашистских агрессоров Советский Союз преследовал исключительно справедливые цели, сформулированные в директиве СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г. В ней указывалось, что СССР в своей борьбе с врагом стремится ликвидировать опасность, нависшую над на­шей Родиной, освободить ее территорию от немецко-фашистских захватчиков, помочь народам Европы, оказавшимся под игом гит­леровцев, сбросить его. Для осуществления этих целей требова­лось уничтожение немецко-фашистских вооруженных сил и гитле­ровского государства. Решению этой основной задачи и была подчинена внешнеполитическая деятельность Коммунистической партии и Советского правительства во время войны.

    Задача внешней политики Коммунистической партии и Совет­ского правительства в Великую Отечественную войну состояла прежде всего в том, чтобы всемерно помочь вооруженной борь­бе против фашистской Германии. Практически это означало: во- первых, создание и укрепление антифашистской коалиции, во- вторых, обеспечение возможно большего вклада других ее членов в войну против общего противника; в-третьих, обеспечение помо­щи со стороны союзников поставками оружия и других товаров.

    Осуществление этих задач требовало от партии и правитель­ства огромных усилий и острой борьбы против политики капи­талистических союзников, которая состояла в том, чтобы воевать кровью советского народа с минимальпой затратой собственных сил. Эта борьба по своей форме носила внешнеполитический, дипломатический характер. Но по своему содержанию она была классовой. В то время как германские фашисты пытались унич­тожить первое социалистическое государство своими вооружен­ными силами на поле боя, премьер-министр Англии У. Черчилль хотел добиться той же цели иными средствами — обескровить СССР силами германских фашистов, а заодно ослабить Герма­нию ценой крови советских бойцов. В нашей литературе порой антифашистская коалиция рассматривается только как показатель возможности сотрудничества государств с различным обществен­ным строем. Эта точка зрения совершенно не исчерпывает сути дела. В рядах антифашистской коалиции Советскому Союзу при­шлось вести острую борьбу со своими союзниками по существу между социализмом и капитализмом.

    Образование антифашистской коалиции было предрешено сло­жившейся объективной обстановкой, которая характеризовалась тем, что к моменту нападения Германии на СССР Англия уже на­ходилась в состоянии войны с Германией, а США в результате крайнего обострения империалистических противоречий были на­кануне войны и с Германией и с Японией. Наличие союзников было обеспечено тем, что Англия и Франция оказались в войне с Германией раньше, чем Советский Союз. Англо-советским согла­шением от 12 июля 1941 г. и подписанием 26 мая 1942 г. договора между СССР и Великобританией о союзе в войне против гитлеров­ской Германии и ее сообщников в Европе и о сотрудничестве и взаимной помощи после войны был оформлен англо-советский союз.

    США, как известно, не заключили с СССР двустороннего союзного договора, и их обязательства были определены только в подписанной 1 января 1942 г. Вашингтонской декларации 26 го­сударств антигитлеровской коалиции, содержавшей обязательства использовать все ресурсы для борьбы против фашистского блока и не заключать сепаратное перемирие или мир, а также в согла­шении «О принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии», которое было посвящено определению условий поставок оборонных материалов.

    Наиболее важная и вместе с тем наиболее сложная задача советской внешней политики состояла в том, чтобы добиться должного вклада союзников в войну своими вооруженными сила­ми, т. е. открытия второго фронта в Европе. Советское прави­тельство потребовало от Англии участия в войне на континенте Европы с первых же дней войны (США тогда еще не воевали). Ответ Черчилля гласил, что Англия не располагает необходимым количеством войск и техническими средствами для высадки. Со­ветский народ, неся на себе все бремя войны, естественно, на­деялся, что хорошо вооруженные войска союзников придут ему на помощь. Этого же требовали демократические силы в Америке и Англии. Ввиду этого после длительных переговоров англий­ское и американское правительства подписали 12 июня 1942 г. известные коммюнике относительно «неотложных задач открытия второго фронта в Европе в 1942 году». Однако в меморандуме от

    10  июня 1942 г. Черчилль предварил это соглашение различными оговорками. И, как известно, оно нашими союзниками выполнено не было. Проволочки с открытием второго фронта не могли не вызвать в советском народе большую горечь в отношении союз­ников.

    В том же меморандуме английского правительства содержа­лись его формальные обязательства открыть второй фронт в сле­дующем, 1943 г., если он не будет создан в 1942 г. Вот что говорилось в этом документе: «Мы концентрируем наши макси­мальные усилия на организации и подготовке вторжения на кон­тинент Европы английских и американских войск в большом
    масштабе в 1943 г. ...в начале... в количестве свыше 1 миллиона человек при соответствующей авиационной поддержке».

    В последующем обязательство об открытии второго фронта было принято также и правительством США. Это было сделано в совместном послании Рузвельта и Черчилля И. В. Сталину от 26 января 1943 г. и в согласованном с президентом Рузвельтом письме Черчилля от 9 февраля 1943 г. В этих документах с пол­ной определенностью было дано формальное обязательство пра­вительств обеих западных держав произвести высадку крупных сил во Франции в августе или в септябре 1943 г. Это ясное и совершенно официальное обязательство, юридически и морально связывавшее правительства США и Англии, было ими парушено самым грубым образом, что стоило советскому народу жизни мно­гих и мпогих его сынов.

    При оценке действий союзников пельзя забывать того важно­го обстоятельства, что Советское правительство имело все осно­вания учитывать обязательства наших союзников, изложенные в названных письмах от 26 января н 9 февраля 1943 г., при планировании кампаний 1943 г. Поэтому попрание союзнических обязательств подрывало усилия Советского правительства по ве­дению войны, вызвало крупные дополнительные жертвы в войне, способствовало ее затягиванию и объективно помогало гитлеров­ской Германии.

    После войны стали известны решения, принятые Рузвельтом и Черчиллем в Касабланке. Выяснилось, что обещания, которые расточались Рузвельтом и Черчиллем в меморандуме от 10 июня

    1942  г., в письмах от 26 января и 9 февраля 1943 г., были пустыми фразами, так как ни Англия, ни США серьезно и не собирались их выполнять. Но только письмом Рузвельта от 4 июня

    1943  г. обе западные державы сообщили Советскому правитель­ству, что открытия второго фронта во Франции не последует также и в 1943 г. и что оно переносится на весну 1944 г.

    Ответ Советского правительства на это сообщение был изложен в письме И. В. Сталина Ф. Рузвельту от 11 июня 1943 г. «...Откры­тие второго фронта в Западной Европе, уже отложенное с 1942 го­да на 1943 год, вновь откладывается, на этот раз на весну

    1944 года,— писал Сталин.— Это Ваше решение создает исключи­тельные трудности для Советского Союза, уже два года ведущего войну с главными силами Германии п ее сателлитов с крайним напряжением всех своих сил, и предоставляет советскую армию, сражающуюся не только за свою страну, но и за своих союзни­ков, своим собственным силам, почти в единоборстве с еще очень сильным и опасным врагом.

    Нужно ли говорить о том, какое тяжелое и отрицательное впечатление в Советском Союзе — в народе и в армии — произ­ведет это новое откладывание второго фронта и оставление на­шей армии, принесшей столько жертв, без ожидавшейся серьез­ной поддержки со стороны англо-американских армий.

    Что касается Советского правительства, то оно не находит возможным присоединиться к такому решению, принятому к тому же без его участия и без попытки совместно обсудить этот важ­нейший вопрос и могущему иметь тяжелые последствия для дальнейшего хода войны» К

    Несколько позже (24 июня) Сталин писал Черчиллю, что дело шло о сохранении доверия Советского правительства к со­юзникам, подвергнутого тяжелым испытаниям.

    Если отрицательное отношение Черчилля к открытию второго фронта в Европе ни у кого ныне не вызывает сомнений, то по­зиция США нередко изображается в литературе неправильно. Рузвельта иногда считают чуть ли не поборником скорейшего его открытия. Такое мнение несостоятельно. Рузвельт считал от­крытие второго фронта необходимым только в двух случаях: либо «с целью использовать неожиданный крах Германии», т. е. для того, чтобы помешать Советскому Союзу стать факти­чески единственным победителем; либо для того, «чтобы предот­вратить крушение русского сопротивления», т. е. избежать вы­свобождения немецких сил на советском фронте, которые могли бы обрушиться на западные державы. Обсуждая эти два возмож­ных случая открытия второго фронта, Рузвельт исходил из того, что США и Англия располагают необходимыми силами и средст­вами для незамедлительного открытия второго фронта уже в

    1942 г.; причем приводившиеся им данные полностью опровергают аргументы Черчилля о недостатке войск.

    Заметим, что между обоими капиталистическими союзниками имелись острые империалистические противоречия. Рузвельт, до­пуская открытие второго фронта, стремился использовать пре­имущественно не свои, а английские войска, дабы ослабить Британскую империю. Получив от Черчилля отказ в предостав­лении английских сил, и поскольку ни одна из двух указанных выше перспектив ни в 1942 г., ни в начале 1943 г. не насту­пила, президент присоединился к мнению Черчилля: отложить открытие второго фронта.

    Обстановка изменилась после Курской битвы. В ноябре

    1943   г. на совещании в Тегеране после отклонения советской стороной черчиллевского плана вторжения в Европу через Балка­ны США и Англия дали еще одно обязательство открыть второй фронт во Франции. На этот раз, правда с некоторой новой про­волочкой, обязательство было выполнено. В июне 1944 г. второй фронт был, наконец, открыт. Выполнение обязательств на этот раз объяснялось стремлением союзников предотвратить столь не­приятную для них перспективу, как освобождение советскими войсками всей Европы. Чтобы этого не допустить, Англия и США

    1 «Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечествен­ной войны 1941—1945 гг.», т. II. М., 1957, стр. 69—70.

    решили, паконец, принять реальное участие в войне на решаю­щем театре — на континенте Европы.

    Другим вопросом, по которому Советскому правительству при­шлось вести дипломатическую борьбу с союзниками, была по­ставка оружия и других материалов из США и Англии. На Запа­де роль этих поставок крайне преувеличивается. В марксистской литературе уже давпо дана объективная оценка степени военной ценности фактически осуществленных поставок. Конечно, неко­торую помощь Советской Армии поставки из США и Англии оказали. Но опубликованные факты и статистические данные ясно говорят о том, что американское и апглийское оружие составляло только небольшую часть того, что было поставлено на фронт промышленностью СССР. Дипломатические документы дополняют картину. Они показывают, что даже и за то явно недостаточное количество, которое нам поступало, СССР приходилось вести упор­ную дипломатическую борьбу. Наши союзники по антигитлеров­ской коалиции постоянно нарушали сроки поставок, причем нару­шения совершались в самые ответственные и тяжелые для Со­ветского Союза моменты войны, например летом 1942 г., во время наступления немецко-фашистских войск на Сталинград.

    Следующей важной внешнеполитической задачей партии и правительства было обеспечение нейтралитета ряда государств, не участвовавших в войпе, но на начальных ее этапах, пока антисоветская фашистская коалиция одерживала успехи, обнару­живших склонность присоединиться к нашим врагам. Речь идет, главным образом, об Иране, Турции и особеппо о Японии. Изве­стно, что фашистское правительство Германии развило на тер­ритории Ирана деятельность, угрожавшую безопасности СССР, особенно бакипскому пефтяпому району. В связи с этим после троекратных предупреждений иракскому правительству Советское правительство, осуществляя право, принадлежащее ему в силу статьи 6-й советско-пранского договора 1921 г., ввело временно в целях самообороны на территорию Ирана свои войска. Это было сделано по соглашению с английским правительством, которое предприняло аналогичный шаг.

    Турция уже 23 июня 1941 г. объявила нейтралитет. Это, од­нако, не помешало возникновению у турецких правящих кругов претензии на захват Крыма и других советских земель в период германского наступления на юге. Советское правительство при­лагало все усилия к тому, чтобы добиться соблюдения Турцией нейтралитета. Турция не выступила па сторопе Германии, хоти поставляла ей значительное количество стратегического сырья и оказывала другие услуги.

    Царское правительство Болгарии в начале войны предприняло ряд провокационных по отношению СССР шагов. Выдержка Со­ветского правительства, а равно глубокие исторические симпа тип болгарского парода к русскому помешали царю Борису объ явить войну Советскому Союзу.

    Наиболее опасным соседом являлась Япония. Появлепие но­вого фронта на Дальпем Востоке причинило бы пашей стране огромные дополнительные трудности. После нападения Германии на Советский Союз японское правительство не раз обсуждало планы нападения на СССР. Оно отложило его в ожидании даль­нейших успехов немецких войск и краха советского сопротивле­ния с тем, чтобы добиться успеха без потерь. В дальнейшем японское правительство вынуждепо было убедиться, что такой крах вовсе не наступит и что война против СССР будет для Японии делом отнюдь не легким. В конце 1941 г. Япония напала на США и английские владения на Тихом океане, и ее силы ока­зались скованными. Но тем пе менее в течение всей войпы Япо­ния держала в Маньчжурии Квантунскую армию, создавая тем самым угрозу безопасности СССР на Дальнем Востоке. Она про­воцировала пограничные инциденты на советских рубежах, нару­шала свободу судоходства в тихоокеанских водах, вымогала у Советского правительства разные уступки. Словом, Япония вела весьма недружественную, скажем прямо, враждебную политику, парушая советско-японский договор о нейтралитете от 13 апреля 1941 г., первая статья которого обязывала обе стороны «поддер­живать мирные и дружественные отношения». Это явилось за­конным правооснованием для денонсации Советским правитель­ством в конце войны этого договора и для выполнения просьбы наших союзников по антигитлеровской коалиции о вступлении СССР в войну против Японии.

    По мере приближения окончательной победы над Германией все настоятельнее вставали проблемы послевоенного устройства. Советская программа была провозглашена в докладе И. В. Стали­на 6 ноября 1943 г., посвященном XXVI годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Программа эта преду­сматривала: освобождение народов Европы от фашистского ига и оказание им содействия в воссоздании своих национальных го­сударств; предоставление освобожденным народам полного права и свободы самим решать вопрос об их государственном устрой­стве; суровое наказание виновников войпы; создание необходи­мых условий для предотвращения возможности новой агрессии со стороны Германии; организацию длительного экономического, по­литического и культурного сотрудничества народов Европы.

    Под воздействием побед советского оружия и ослабления Гер­мании в Европе нарастало антифашистское движение Сопротив­ления, направленное как против немецких захватчиков, так и против местной правящей верхушки, коллаборационистской ре­акции, сотрудничавшей с гитлеровской Германией. Это происхо­дило как в государствах-союзниках фашистской Германии, так и в странах, порабощенных ею. Одновременно возникла внутренняя борьба в правящих кругах, в среде господствующих классов — кризис правящих верхов. В результате обострения классовой борь­бы назревала революционная ситуация в ряде стран Европу
    а также Азии. Победы Вооруженных Сил Советского Союза в огромной мере вдохновляли народные массы на борьбу против фашистских захватчиков и их местных пособников.

    Советская программа будущего мирного устройства обеспе­чивала народам Европы и Азии возможность самим решать свои дела, освободиться от полностью скомпрометированных прогер­манских, профашистских правителей и других реакционных сил, встать на путь социальных преобразований без помех со стороны империалистов. В конце войны возникла угроза вмешательства американского или английского империализма во внутренние дела пародов Европы, направленного на срыв возможности прогрес­сивного развития. На это был рассчитан план Черчилля вторже- пия в Европу через Балканы, наперерез наступлению Советской Армии.

    Одной из фальсификаторских антикоммунистических версий, распространенных империалистической пропагандой, является ут­верждение о том, что строй народной демократии в страны Цен­тральной и Юго-Восточной Европы был принесен на штыках Советской Армии и представляет собой продукт «экспорта рево­люции» из СССР. Эта версия не выдерживает критики. Доста­точно напомнить, что революционный подъем нарастал и в та­ких странах, куда советские войска никогда не входили, в том числе в таких, к которым они даже и не приближались. Я имею в виду Италию, Францию, Грецию, Албанию, а в Азии — Вьет­нам. Советские войска и политика Советского правительства сыг­рали поистине огромную роль в обеспечении победы народной демократии, а в дальнейшем — в успешном строительстве социа­лизма в целом ряде стран Европы и Азии. Но роль СССР со­стояла отнюдь не в том, что он организовывал революции в этих странах. Роль его была совсем иная — помимо экономиче­ской помощи она заключалась в защите революции, вызванной внутренними закономерностями развития этих стран, в ее спасе­нии от империалистической интервенции, в предотвращении по­давления революционного народного движения силами американо­английского империализма. Экспорта революции из СССР не было. Имело место предотвращение Советским Союзом экспорта контр­революции со стороны США и Англии.

    Подъем революционного движения наблюдался в странах Центральной и Юго-Восточной Европы, освобожденных Советской Армией от гитлеровской оккупации. Подъем революционного движения происходил также в странах Южной и Западной Ев­ропы, занятых американскими и английскими войсками. Приро­да революционного движения, несмотря на национальные разли­чия, в основном была одинакова во всех охваченных им частях Европы. Однако его судьбы были весьма различными. Совет­ская Армия и Советское правительство оградили начавшиеся на­родные революции от иностранного вмешательства. Американские и английские войска подавили народные движения всюду, где
    это находилось в пределах их возможностей. Это сделали они* например, в Греции, где произошло кровавое подавление рево­люционных сил посредством прямого вооруженного вмешательст­ва. Во Франции и в Италии они подавили революцию самим фак­том своего присутствия в этих странах, поддержкой местной реак­ции и ограждением ее власти от напора революционных народных масс. Различия в судьбах революционного движения, поднявше­гося в конце войны и после нее, определили и последующие различия судеб освобожденных стран Европы.

    Присутствие советских войск сделало невозможным для США и Англии подавить революцию в Болгарии, Румынии, Венгрии, Чехословакии, Польше по примеру того, как они это сделали в Греции. Ввиду этого правительства западных империалистиче­ских держав попытались достигнуть своих целей иным путем — посредством политического давления на Советский Союз.

    Дипломатическая борьба между СССР и его союзниками в конце войны, разгоревшаяся с особой силой после ее окончания, в значительной мере была порождена попытками США и Англии добиться реставрации буржуазных порядков в странах народной демократии, отпавших от капиталистической системы. Это борь­ба происходила прежде всего на конференциях глав трех пра­вительств в Тегеране, Ялте и Потсдаме. Она продолжалась в ходе подготовки мирных договоров с Италией, Румынией, Бол­гарией, Венгрией и частично с Финляндией. Советское прави­тельство отражало попытки США и Англии восстановить в этих странах старые реакционные порядки и поставить у власти реак­ционные элементы. Острая дипломатическая борьба развернулась в 1945 г. по вопросу о составе польского временного правитель­ства. Борьба велась в союзнических контрольных комиссиях, действовавших в Румынии, Венгрии, Болгарии — особенно по во­просу о составе правительств этих стран, да и по многим дру­гим вопросам.

    Сходным был также классовый смысл борьбы за выполнение Потсдамских соглашений. Советский Союз, опираясь на антифа­шистские демократические силы немецкого народа, те силы, ко­торые в 1949 г. создали Германскую Демократическую Респуб­лику, выступил против американской и английской политики саботажа этого соглашения. Нарушения Потсдамских соглашений со стороны США, Англии и реакционных кругов Западной Гер­мании были паправлены на срыв демократического развития страны, на ликвидацию глубоких социальных преобразований, осуществлявшихся на германской земле немецкими трудящимися под защитой Советской Армии, на реставрацию власти монопо­лий и милитаризма во всей Германии. Борьба Советского Союза совместно с прогрессивными силами германского народа за вы­полнение Потсдамских соглашений являлась классовой борьбой и была в послевоенные годы направлена на отражение попыток американо-английского империализма помешать народу, освобож­
    денному от фашизма, встать на путь социализма, создать новый, лучший социальный строй.

    Народная революция, вызванная развитием классовой борь­бы, победила в тех странах, в которых СССР имел возможность помешать империалистическому вмешательству, попыткам амери­канских и английских империалистов задушить революционные национальные силы.

    Таким образом, внешнеполитическая деятельность Коммуни­стической партии и Советского правительства немало содейство­вала тому, что от капиталистической системы отпал ряд стран Европы и Азии и возникла мировая социалистическая система, что привело к глубокому сдвигу в соотношении сил на между­народной арене в пользу социализма и в ущерб империализму. Мудрая внешняя политика Коммунистической партии Советского Союза сыграла в этом выдающуюся роль.

    В кн. «Всемирно-историческая победа советского народа 1941—1945 гг. Ма­териалы научной конференции, посвященной 25-летию победы над фашист­ской Германией». М., 1971.


    КОНКРЕТНАЯ, ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА

    На днях, 25—26 января 1972 г., в Праге состоялось совещание Политического консультативного комитета государств—участни­ков Варшавского Договора, в котором приняли участие руково­дящие деятели этих стран. Они рассмотрели ход событий в Ев­ропе под углом зрения неизменной цели социалистического содружества — превращения Европы в район прочного мира, пло­дотворного сотрудничества.

    Нет необходимости пояснять, как глубоко захватывают совет­скую общественность заботы о мире и безопасности в Европе. Советский народ не забыл прошлой войны и свыше двадцати миллионов жизней, которых она стоила ему. Прочный мир яв­ляется предпосылкой успеха грандиозного строительства в на­шей стране.

    Правда, с тех пор как была разбита фашистская Германия, т. е. вот уже более четверти века, в Европе не было военных конфликтов. Выступая на VI съезде Польской объединенной ра­бочей партии, Л. И. Брежнев характеризовал этот факт как боль­шое достижение миролюбивых государств. «Но мир этот,— про­должал товарищ Л. И. Брежнев,— не был прочным. Европу ли­хорадила «холодная война». Были моменты, когда грани между политической борьбой и военным столкновением становились хрупкими и неустойчивыми. Безопасность народов требовала пре­кратить «холодную войну», устранить ее последствия» К

    Не только европейский опыт, но и весь опыт всемирной ис­тории свидетельствует о том, что безопасность, основанная на военных блоках и неизбежно порождаемой ими гонке вооруже­ний, не может быть прочной и обычно оказывается чреватой угрозой войны, тем более если налицо территориальные претен­зии. Доказательств этому множество и в числе их — предысто­рия обеих мировых войн нашего столетия. Борьба двух военных блоков германо-австрийского и англо-франко-русской Антан­ты — содействовала развязыванию первой мировой войны. Сопер­ничество блока фашистских агрессоров и противостоящей им анг­ло-франко-американской группировки закончилась второй миро­вой войной.

    1 Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Речи и статьи, т. 3. М., 1972, стр. 466-467.

    Таким образом, уроки истории подтверждают выводы из ана­лиза современной международной обстановки: старая, созданная буржуазной дипломатией система военных блоков и гонки во­оружений доказала свое банкротство. Настоятельно необходимы иные альтернативы, новые формы обеспечения безопасности.

    Советское правительство уже давно пришло к этому выводу. Еще до второй мировой войны оно выступило с соответствую­щими предложениями, но, к сожалению, не имело возможности их осуществить вследствие сопротивления фашистских агрессо­ров и их пособников.

    С тех пор прошло много времени. В мире свершились вели­кие перемены, произошло резкое изменение в соотношении сил — в пользу социализма и в ущерб империализму. Движение за обеспечение прочного мира и безопасности в Европе приобрело огромную силу. Участники пражского совещания с удовлетворе­нием отметили, что на пути к этой цели достигнуты немалые успехи.

    В чем же заключаются новые методы обеспечения европей­ской безопасности государств, которые сегодня предложены вза­мен средств, таящих в себе вовсе не безопасность, а, напротив, угрозу войны?

    Конкретные предложения по обеспечению безопасности были выдвинуты Советским Союзом совместно с братскими социали­стическими государствами в декларации Политического консуль­тативного комитета государств — участников Варшавского Дого­вора, принятой в Бухаресте в июле 1966 г. Уже тогда была выдвинута идея созыва общеевропейского совещания для обсуж­дения вопросов обеспечения безопасности в Европе и налажи­вания сотрудничества между европейскими государствами.

    Бухарестская декларация явилась тем стартом, с которого на­чалась систематическая совместная борьба государств социалисти­ческого содружества за созыв общеевропейского совещания.

    В Отчетном докладе ЦК КПСС XXIV съезду, с которым выступил Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев, была развернута грандиозная конкретная программа борьбы за мир, далеко выходящая за европейские рамки. Но при этом XXIV съезд указал на необходимость сделать все возможное и для обеспечения коллективной безопасности в Европе. Программа, выдвинутая ЦК нашей партии и одобренная ее XXIV съездом, нашла единодушное одобрение всего советского народа. Ее актив­но поддерживают широкие круги мировой общественности, заин­тересованные в мире и в отпоре империалистической агрессии.

    В пражской Декларации о мире, безопасности и сотрудни­честве в Европе социалистические государства предложили сле­дующие основные принципы европейской безопасности: неруши­мость границ, неприменение силы, мирное сосуществование, раз­витие добрососедских отношений и взаимовыгодных связей между государствами, разоружение, поддержка ООН.

    В декларации намечен и еще ряд вопросов, которыми могло бы с пользой заняться общеевропейское совещание, включая кон­кретные направления дальнейшего развития взаимовыгодных свя­зей государств Европы, а также создание постоянного органа всех заинтересованных государств—участников совещания, в ко­тором после совещания могла бы быть продолжена совместная ра­бота по согласованию дальнейших шагов по развитию сотрудни­чества в нашей части света.

    Возникает вопрос: имеются ли реальные предпосылки для столь глубокого преобразования отношений в Европе? О наличии таких предпосылок свидетельствуют факты.

    Договоры СССР и ПНР с ФРГ от 12 августа и 7 декабря 1970 г. содержат признание нерушимости границ, стремление к ревизии которых в течение многих лет представляло едва ли не главный источник политической напряженности в Европе.

    Четырехстороннее соглашение по вопросам, относящимся к За­падному Берлину, подписанное 3 сентября 1971 г., представляет собой дальнейший шаг к признанию политического статуса, сло­жившегося в результате поражения фашистской Германии. Это соглашение подтверждает, что Западный Берлин не является частью ФРГ и никогда не будет управляться ею. ГДР рассмат­ривается в этом соглашении как суверенное государство и одно­временно предусматривается прием ГДР в ООН, так же как и ФРГ.

    В декабре 1971 г. последовали международно-правовые сог­лашения правительства ГДР с правительством ФРГ о транзит­ном сообщении между ФРГ и Западным Берлином, по существу подтверждающие признание ГДР со стороны ФРГ как незави­симого, равноправного, суверепного государства.

    Европейская общественность рассматривает всю совокупность этих соглашений как отказ ФРГ от политики ревизии границ и попыток ликвидации ГДР под маркой воссоединения Германии. Против этой реваншистской политики СССР более двух десятиле­тий вел последовательную борьбу. Полная бесплодность этой по­литики очевидна, а в ее бессмысленности и бесперспективности давно уже убедилась значительная часть населения Западной Германии, что содействовало приходу к власти правительства Брандта, совершившего существенный поворот политического кур­са ФРГ. Надо, конечно, учитывать, что договоры ФРГ с СССР и Польшей еще ждут ратификации. Ждет решения вопрос об установлении между ГДР и ФРГ отношений в соответствии с обычными нормами международного права, а также признание со стороны ФРГ мюнхенского соглашения недействительным с самого начала.

    Важнейшее значение для изменения политической обстановки в Европе имеет советско-французское сближение и особенно по­следний его этап, связанный с недавней поездкой Л. И. Бреж­нева во Францию. В принятой сторонами декларации Л. И. Бреж-
    пев и Ж. Помпиду выразили надежду, что подготовка общеев­ропейского совещания по вопросам безопасности и сотрудничества в Европе будет проведена таким образом, чтобы совещание мог­ло состояться в 1972 г. В этом же смысле высказались сейчас участники пражского совещания Политического консультативного комитета государств—участников Варшавского Договора.

    Ноябрьский Пленум ЦК КПСС 1971 г. с полным основанием отметил, что последовательно проводимая партией и Советским правительством ленинская внешняя политика оказала серьезное влияние на изменение международной обстановки в пользу мира и безопасности народов. Эта политика, сочетающая твердый отпор империализму, поддержку революционному освободитель­ному движению с курсом на мирное сосуществование государств с различным социальным строем, осуществляемая в сотрудни­честве с другими государствами социалистического содружества, способствовала созданию объективных предпосылок для положи­тельного решения вопроса о прочном обеспечении безопасности в Европе. Речь идет, как указывается в пражской декларации, о создании «системы обязательств..., дающей всем странам га­рантию того, что они ограждены от актов агрессии».

    В настоящее время за созыв общеевропейского совещания уже высказалась большая часть его предполагаемых участников. Финляндия предложила свое содействие организации многосто­ронних консультаций по вопросам подготовки совещания, ско­рейшее начало которых является назревшим делом.

    Изменение политической обстановки в Европе нашло свое вы­ражение и в выходе Франции из военной организации НАТО. В свое время, объясняя смысл этого акта, генерал де Голль говорил о стремлении Франции освободиться от зависимости от стратегии США, чьи конфликты в других частях земного шара угрожают автоматически вовлечь и Западную Европу.

    Но может явиться и вопрос иного рода: если произошли столь радикальные изменения к лучшему в европейской полити­ческой обстановке, то требуется ли столь энергичная борьба зг. созыв общеевропейского совещания, создание системы коллектив­ной безопасности и развитие сотрудничества между странами Ев­ропы? Быть может, все это придет само собой?

    Действительно, противники политической разрядки, враги но­вой системы европейской безопасности в результате упорной борьбы всех миролюбивых сил принуждены были сдать ряд важ­ных позиций. Но это отнюдь не означает, что они сложили ору­жие. Борьба наиболее реакционных империалистических сил про­тив созыва общеевропейского совещания и упрочения безопасно­сти в Европе продолжается и даже принимает более ожесточен­ный характер.

    Каковы же те реакционные силы, которые выступают про­тив закрепления разрядки, наметившейся на нашем конти­ненте?

    При созыве общеевропейского совещания предусматривается возможность участия в нем двух неевропейских стран: Канады, которая поддерживает идею совещания и разрядки в Европе, а также Соединенных Штатов Америки. В США тоже, конечно, имеется немало искренних друзей мира, которым мы с готов­ностью протягиваем руку. Но нельзя забывать о влиянии мощ­ного военно-промышленного комплекса. В Вашингтоне опасаются дальнейшего ослабления НАТО, уже подорванной уходом Фран­ции, потерей доверия к мифу о «советской военной угрозе». Влиятельные круги США предвидят, что разрядка политической атмосферы в Европе, создание новых гарантий безопасности для всех европейских государств еще более ослабит и без того умень­шившуюся зависимость капиталистических государств Европы от Америки. Отсюда усилия Вашингтона по укреплению Североат­лантического блока, стремление помешать европейским государ­ствам решать дела своей части света на общеевропейской ос­нове, а не на основе блоков, при которой Соединенным Штатам обеспечено сильнейшее влияние на дела Европы.

    Среди европейских противников общеевропейского совещания на первое место следует поставить английских консерваторов. Правительство Хита возродило худшие антисоветские повадки английских тори. Политика нынешнего британского кабинета на­правлена на срыв разрядки, нагнетание напряженности, созда­ние всевозможных препятствий для созыва общеевропейского со­вещания.

    Нельзя не упомянуть и еще одного противника созыва обще­европейского совещания и надежной безопасности в Европе: за­падногерманские реваншистские круги, которые оказавшись в оп­позиции, тем не менее сохраняют влияние в стране. В настоя­щее время они усиливают кампанию против ратификации договоров с Советским Союзом и Польшей. Особенно злобствуют лидер ХСС Штраус и пресса Шпрингера.

    Говоря о положении в Европе, нельзя игнорировать того, что происходит в Азии, где почти все время имеют место вооружен­ные конфликты — начиная от войны в Корее вплоть до нашего времени, омраченного агрессиями против Вьетнама, Лаоса, Кам­боджи, арабских стран, переходом китайского руководства к прямой поддержке империалистической политики США, как мы видели это, например, при попытках подавления национально- освободительного движения в Бангладеш.

    Из всего сказанного следует, что если народы Европы хотят мира и покоя, то им нельзя ни на минуту ослаблять борьбы за создание системы прочной безопасности. Им, напротив, надо на­ращивать усилия по мобилизации всех миролюбивых сил евро­пейской общественности, независимо от национальности, полити­ческих и религиозных убеждений, на борьбу за упрочение мира и безопасности. Очередным шагом к этой цели должна быть Ас­самблея общественных сил за европейскую безопасность и сотруд­
    ничество в Брюсселе, призванная, в частности, оказать всю воз­можную поддержку усилиям по созыву общеевропейского сове­щания на государственном уровне. Нельзя не поддержать призыва, с которым выступил недавно созданный в Брюсселе инициативный комитет по созыву Ассамблеи общественных сил Европы: «Мы обращаемся к мужчинам, женщинам, молодежи, принадлежащим к различным политическим партиям, профсоюз­ным и общественным организациям, к представителям церкви, членам парламентов, к деловым кругам, к ученым и деятелям культуры, к журналистам, ко всем тем, кто готов работать во имя будущего Европы. За Европу мира, безопасности и сотруд­ничества!».

    «Известия», 1 февраля 1972 г.


    ВОЗДЕЙСТВИЕ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР НА РАЗВИТИЕ СОВРЕМЕННОГО МИРА

    Основное содержание современной эпохи — переход от капита­лизма к социализму. Весьма важную составную часть этого пе­рехода представляет построение первого социалистического об­щества, а затем строительство коммунизма в СССР. Все раз­витие Советского Союза, первой и величайшей страны социа­лизма, оказало и оказывает сильнейшее воздействие на весь исто­рический процесс новейшего времени — от Великой Октябрьской социалистической революции до наших дней.

    Воздействие это носит двоякий характер. Во-первых, дости­жения советской страны, все происходящие в ней процессы вли­яют на развитие окружающего мира сами по себе, самим фак­том своего существования и его восприятия людьми за рубежом. Об этом говорится в Тезисах ЦК КПСС к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина: «Социалистические преобразования в России положили начало революционному изменению социаль­ного облика планеты, создали надежную государственную базу международного освободительного движения. Советский пример оказал огромное революционизирующее влияние на весь осталь­ной мир»

    Во-вторых, влияние на окружающий мир осуществляется по­средством советской политики, т. е. сознательного воздействия со стороны Советского государства. Одним из рычагов такого сознательного воздействия на окружающий мир в руках рабочего класса, овладевшего властью, становится внешняя политика со­циалистической страны. Направляет ее, так же как и всю поли­тику социалистического государства, авангард рабочего класса, Коммунистическая партия, высшая форма общественно-полити­ческой организации в социалистическом обществе.

    Характер воздействия внешней политики СССР на развитие окружающего мира извращается нашими противниками, причем извращения эти в основном идут в двух направлениях. Одни пытаются приписать Советскому Союзу стремление насадить со­циализм во всем мире посредством насилия, вмешательства во

    1 «К 100-летпю со дня рождения Владимира Ильича Лепина». Тезисы Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза. М., 1969, стр. 18.

    внутренние дела других наций, с тем чтобы распространить вме­сте со своим общественным строем также и свое господство. При этом высказываются клеветнические обвинения в «красном империализме», всюду усматривается «рука Москвы» и т. д. Та­кого рода обвинения в адрес советской внешней политики мы слышали с давних пор — из уст английских консерваторов типа Керзона и Чемберлена, германских фашистов, а после второй мировой войны — со стороны американских и других идеологов «холодной войны». На подобного рода клевете основывались фул- тоновская речь Черчилля, в свое время послужившая публич­ным объявлением «холодной войны», доктрина Трумэна, далле- совские теории «сдерживания» и «отбрасывания» коммунизма и новейшие разновидности таких «доктрин», недавние действия анг­лийского консервативного правительства, направленные на ослож­нение советско-английских отношений в целях срыва разрядки международной обстановки, наметившейся в Европе.

    Другого рода фальсификаторы, измышления которых часто имеют троцкистское происхождение, обвиняют советскую поли­тику в прямо противоположных «пороках»: в том, что она якобы пренебрегает поддержкой революции в других странах и своим ин­тернациональным долгом, ограничиваясь заботами о собственных национальных интересах, которые при этом тоже подвергаются грубейшим извращениям, например изображаются как «социал- империализм» в одной из «сверхдержав» — согласно нелепой тер­минологии современной пекинской пропаганды. При этом извра­щается ленинский принцип мирного сосуществования государств с различным общественным строем. Политика мирного сосущест­вования, направленная на недопущение империалистической аг­рессии и составляющая часть классовой борьбы социализма про­тив капитализма на мировой арене, изображается как политика примирения с империализмом. Китайские лидеры, оказавшиеся в одном лагере с американским империализмом по ряду между­народных проблем, особенно охотпо обвиняют СССР в сделке с империализмом Соединенных Штатов Америки.

    Таким образом, одна фальсификаторская версия обвиняет СССР в стремлении к насильственному ниспровержению капи­тализма в других странах и распространению коммунизма, а другая — в недопустимом пренебрежении этой задачей и при­миренчестве с капиталистами. Одни фальсификаторы по существу опровергают других!

    Каков же в самом деле характер воздействия советской по­литики на судьбы человечества?

    Не требует доказательств тот факт, что влияние советской внешней политики в наше время является огромным. Когда мы с полным правом утверждаем это, то это справедливо не только в том смысле, что ныне без Советского Союза не может быть решен ни один серьезный международный вопрос. Влияние со­ветской политики весьма разнообразно и многогранно.

    Прежде всего внешняя политика Советского государства яв­ляется важным фактором социалистического и коммунистиче­ского строительства. Она содействует обеспечению мира и безо­пасности Советского Союза и тем самым создает благоприятную обстановку для успешного строительства социализма, а затем и коммунизма в нашей стране. Создавая внешние условия для строительства нового общества в СССР, советская политика ми­ра служит, конечно, интересам советского народа. Но при этом роль советской внешней политики выходит далеко за националь­ные рамки, ибо обеспечение мира и безопасности СССР означа­ет сохранение главного, самого сильного и надежного оплота со­циализма на всей Земле. Поэтому, выполняя национальную за­дачу по обеспечению безопасности Советского Союза, советская внешняя политика объективно вносит этим крупный вклад в дело социализма во всем мире и мировое коммунистическое движе­ние. Иначе говоря, выполнение национальных задач она пол­ностью сочетает с исполнением интернационального долга.

    После того как социализм вышел за рамки одной страны, создалась мировая социалистическая система и возникло брат­ское содружество социалистических государств, внешняя политика СССР обеспечивает мир и безопасность уже не одной-единствен- ной социалистической страны, а целой группы стран, вставших на путь социализма. В силу этого внешняя политика, как и воен­ная мощь СССР, охраняет безопасность уже не только Совет­ской страны, а также и ее друзей и союзников, создает благо­приятные внешние условия не только для строительства комму­низма в СССР, но и для построения социализма в других социалистических странах. В результате этого интернациональная роль советской внешней политики как фактора, содействующего успехам социализма в современном мире, еще более возросла.

    Вслед за Октябрьской революцией и успешным построением социализма в Советском Союзе величайшее революционизирую­щее влияние оказала на весь мир решающая роль СССР в по­беде над германским фашизмом. Победа наглядно продемонст­рировала всему человечеству мощь великой Советской державы и неизмеримые преимущества социалистического строя. Победа Советского Союза решающим образом способствовала успеху на­родно-демократических революций в большом числе стран.

    Именно в связи с этим оживилась клеветническая кампания, будто советская политика направлена на насильственное насаж­дение социализма за рубежом. Эта клевета должна была оправ­дать грубое вмешательство американского империализма в дела народов Европы и Азии, дабы повернуть вспять колесо истории, не останавливаясь перед применением вооруженной силы.

    Истина состоит в том, что советская политика, в том числе и внешняя, не направлена на экспорт революции. Об этом со­вершенно определенно высказался В. И. Ленин в полемике с «ле­выми коммунистами». Ленин указал, что мысль о «подталкива­
    нии» революции в других странах «шла бы в полный разрыв с марксизмом, который всегда отрицал «подталкивание» революций, развивающихся по мере назревания остроты классовых противо­речий, порождающих революции» 2. В этих словах скрывается ко­ренное отличие марксистского представления о революции от ле­вацкого, от бланкистского, если обращаться к прошлому. Ленин говорил, что революции не делаются «по заказу», а тем более «по заказу» из-за рубежа. Ленин создал учение о революционной ситуации, т. е. о тех условиях, при которых революция стано­вится возможной и даже неизбежной.

    Возвращаясь к вопросу о победе народно-демократических, а затем социалистических революций после второй мировой вой­ны, надо сказать, что роль Советского Союза состояла в том, что он разбил германский фашизм и сухопутные силы японско­го империализма, а затем, после войны, оградил страны народ­ной демократии от вмешательства американского и английского империализма, направленного на поддержку внутренней реакции. Иначе говоря, СССР защитил эти страны от импорта в них контр­революции, создал внешние, международные условия для сво­бодной деятельности прогрессивных внутренних сил. Там, где Советский Союз не имел объективной возможности оградить эти силы от империалистов, последние удушили революцию военной силой, как это произошло, например, в Греции, или иными сред­ствами.

    В наши дни роль СССР как защитника социализма, со­циалистической страны от империалистической интервенции и агрессии особенно очевидна во Вьетнаме: Советский Союз не де­лал там революции в конце второй мировой войны и после нее. Во Вьетнаме и не было советских войск. Революцию совершал вьетнамский народ под руководством вьетнамских коммунистов. Но Советский Союз, выполняя свой интернациональный долг, оказывает огромную, жизненно необходимую помощь Вьетнаму в его борьбе против империалистической агрессии, за независи­мость и сохранение революционных завоеваний. Не менее ярко свидетельствует об этом аспекте советской внешней политики также и судьба революционной Кубы.

    Являясь средством обеспечения условий для строительства со­циализма и коммунизма, советская внешняя политика вместе с тем выступает как могучая сила антиимпериалистической борьбы.

    Кроме Вьетнама, роль советской внешней политики как ан­тиимпериалистической силы с особой ясностью проявляется в той поддержке, которую Советский Союз оказывает народам араб­ских стран в их борьбе против израильских агрессоров. Совет­ский Союз — главный фактор обуздания империалистической агрессии, а тем самым и создания благоприятных условий для революционной борьбы и сопротивления империалистам.

    «Решающей силой в антиимпериалистической борьбе,— как указало Совещание коммунистических и рабочих партий в 1969 г.,— является мировая социалистическая система» [31]. Л. И. Брежнев отметил на XXIV съезде КПСС, что вопросы даль­нейшего сплочения и развития мировой социалистической систе­мы всегда находились в центре внимания ЦК нашей партии. Л. И. Брежнев указал далее, что образование и развитие мировой социалистической системы явилось мощным ускорителем того ис­торического прогресса, начало которому положила Октябрьская ре­волюция. Из этого следует, что советская внешняя политика, всегда последовательно направленная на сплочение социалисти­ческих стран, содействует тому, чтобы этот ускоритель мирового развития действовал наилучшим образом. Сейчас советская внеш­няя политика всемерно способствует успеху социалистической эко­номической интеграции, осуществление которой поднимает сотруд­ничество и солидарность социалистических стран на новую, еще более высокую ступень. Сотрудничество социалистических стран — политическое, экономическое, военное — становится все более тес­ным и активным. Это, заявил Л. И. Брежнев на XXIV съезде, «имеет громадное значение, особенно в современных условиях противоборства двух мировых общественных систем» [32].

    Принципы сотрудничества социалистических государств были коллективно определены коммунистическими и рабочими партия­ми еще в 1957 г. в Декларации Совещания коммунистических и рабочих партий. Там было заявлено, что принципы полного равноправия, уважения территориальной целостности, государст­венной независимости и суверенитета, невмешательство во внут­ренние дела друг друга — важные принципы, «однако они не ис­черпывают всей сущности отношений между социалистическими странами. Неотъемлемой частью их взаимоотношений является братская взаимопомощь. В этой взаимной помощи находит свое действенное проявление принцип социалистического интерна­ционализма» [33]. Жизнь полностью оправдала этот коллективный вывод представителей международного коммунистического дви­жения. В развитие этих идей в 1968 году в Братиславской дек­ларации братские социалистические страны зафиксировали как «общий интернациональный долг всех социалистических стран» совместную «поддержку, укрепление и защиту» социалистических завоеваний.

    Курс на сплочениё стран социалистической системы советская внешняя политика осуществляет с величайшей последовательно­стью. И в отношениях с КНР советская внешняя политика, не
    поступаясь государственными интересами, направлена на всемер­ное содействие не только нормализации отношений, по и вос­становление добрососедства и дружбы между Советским Союзом и КНР. Л. И. Брежнев выразил с трибуны съезда уверенность, что в конечном счете это и будет достигнуто. «Обстановка,— заявил Л. И. Брежнев,— более чем когда-либо требует сплочения, совместных действий всех антиимпериалистических, революцион­ных сил, а не раздувания вражды между такими государства­ми, как СССР и Китай» [34].

    Эти слова тем более верны, что в политике американского, да и мирового империализма сейчас все большее место начинает занимать ставка на использование разногласий между социали­стическими странами, особенно между СССР и Китаем. Углубле­ние и использование этих разногласий, созданных антисоветской политикой китайских руководителей, становится сейчас одной из важнейших задач политики США в их борьбе протпв социализма.

    Делая все возможное для дальнейшего укрепления мировой со­циалистической системы, Советскил Союз тем самым способствует новым сдвигам в соотношении сил на мировой арене в пользу социализма и в ущерб империализму. Все, кто препятствует Со­ветскому Союзу в этой его политике, играют на руку импе­риализму и реакции.

    Выступая как защитник социалистических стран от импе­риализма, стараясь укрепить и теснее сплотить страны мировой социалистической системы, Советский Союз и его внешняя поли­тика выполняют свой интернациональный долг, содействуя тор­жеству социализма и победе в империалистической борьбе.

    История советской внешней политики полна свидетельств того, как много сделал Советский Союз, начиная с Великой Октябрь­ской социалистической революции, для национально-освободи­тельного движения народов. Начнем с того, что напомним, какая большая помощь была оказана освобождению от империалисти­ческой кабалы нашим южным соседям — Турции, Ирану, Афганистану. Огромную помощь оказывал Советский Союз на са­мых различных этапах китайскому народу. Велика роль СССР в завоевании независимости народами Азии и Африки после вто­рой мировой войны и в наше время. Национально-освободитель­ное движение во всем мире не имело бы тех успехов, которых оно достигло, не будь поддержки со стороны Советского Союза. Эта поддержка народов, борющихся за свою независимость, яв­ляется, само собой разумеется, важной частью антиимпериалисти­ческой борьбы.

    Некоторые новые явления возникли в этой области за послед­ние годы. XXIV съезд КПСС отметил, что в наше время «борь­ба за национальное освобождение во многих странах стала прак-

    Фичёски перерастать в борьбу против эксплуататорскйх отноше­ний, как феодальных, так и капиталистических»7. Во многих раз­вивающихся странах побеждают силы, избирающие некапитали­стический путь развития, ориентирующие свой курс на социализм. История последних десятилетий дает множество примеров того, как империалисты пытаются препятствовать этому, не стесняясь в выборе средств. Империализм поддерживает в развивающихся странах реакционные силы, стремится утвердить разные формы неоколониализма, бесцеремонно вмешиваясь во внутренние дела этих стран в интересах реакции.

    Все это вносит некоторые специфические черты в советскую политику помощи национально-освободительному движению. Со­ветская внешняя политика направлена на то, чтобы помешать империалистам свергнуть антиимпериалистические режимы, соз­давшиеся во многих странах, освободившихся от колониальной зависимости, не позволить им навязывать освободившимся на­родам капиталистический путь. Советский Союз отстаивает право и фактическую возможность самоопределения каждой пации. Пусть нации самостоятельно определяют свою судьбу. Вместе с тем Советский Союз оказывает многообразную политическую, эко­номическую, научно-техническую помощь странам, освободившим­ся от империалистического ига, и особенно тем, которые избра­ли некапиталистический путь развития.

    Подводя итоги более чем полувековой советской политики, на­правленной на поддержку национально-освободительной борьбы, нельзя не признать, что советская политика была важным фак­тором, который немало содействовал глубоким социальным пре­образованиям, совершившимся в странах Азии, Африки и Латин­ской Америки, фактором, который всегда помогал освобождению народов, краху колониальной системы, прогрессивному развитию стран, освободившихся от колониального гнета.

    Итак, внешняя политика Советского социалистического госу­дарства служит делу коммунизма и является оружием антиим­периалистической борьбы. Однако она служит торжеству комму­низма отнюдь не экспортом революции, не организацией заго­воров или восстаний за рубежом. Она выполняет интернациональ­ный долг, не прибегая к такого рода волюнтаристическим мето­дам. Она помогает предотвращению или обузданию империалисти­ческих агрессий и интервенций, стремится не допустить экспорта контрреволюции, обеспечить мир и безопасность странам и наро­дам, вставшим на путь социализма и строящим повое, лучшее общество, оказывает поддержку народам, борющимся за свою не­зависимость, отражающим империалистическую агрессию. Дейст­вуя таким образом, советская внешняя политика оказывается важным орудием, содействующим тем глубоким изменениям, ко­торые испытало человеческое общество за последние полстоле­
    тия,— успехам социализма в СССР и за рубежом, созданию и развитию мировой социалистической системы, ее успехам в про­тивоборстве капитализма и социализма, краху колониализма, ос­вобождению многих сотен миллионов людей от колониального раб­ства, образованию и укреплению независимых национальных го­сударств и их прогрессивному развитию.

    Наряду с воздействием на социально-экономическое и поли­тическое развитие человечества социалистическая ленинская внешняя политика оказала огромное идейное влияние на созна­ние масс в вопросах международной политики.

    Октябрьская революция и последующая политика СССР про­извели сильнейшее воздействие на мировое общественное мне­ние в смысле радикальной переоценки множества политических понятий.

    До Октябрьской революции для мирового общественного мнения, за исключением только революционных марксистов да очень узких пацифистских кругов, война, начатая каким-либо государством, вовсе не являлась чем-то заслуживающим осужде­ния, даже если эта война была предпринята ради анпексий и закончилась захватом чужих земель. Тем более не вызывали осуждения колониализм, колониальная политика, приобретение колоний.

    Ленинская внешняя политика дала совсем новую оценку та­ких понятий, как война, аннексия, захват территории, колони­ализм, нападение и т. д. Она не только осудила эти явления международной жизни, но и внедрила эту новую оценку в созна­ние самых широких масс. Нельзя не подчеркнуть значения этого воздействия на демократическое общественное мнение. Воздей­ствие было столь сильным, что дискредитировало империалисти­ческую политику, принудило империалистов и их дипломатию считаться с этой происходящей во всем мире переоценкой меж­дународно-политических понятий, заставила их тщательно маски­ровать свою политику. Империализму стало неизмерпмо трудпее выступать, как прежде, с открытым забралом и без стеснения. Советское влияние на общественное мнение заставило империа­листов прятаться, скрывать свое истинное лицо, стеснило свободу их маневра. Конечно, это влияние распространялось преиму­щественно на рабочий класс, а также на другие трудящиеся классы и общественные слои. Влияя на умы, мобилизуя трудя­щихся на борьбу против империализма, советская политика со­действовала расширению и укреплению антиимпериалистического фронта.

    Как велико идейное влияние ленинской внешней политики, видно, в частности, из того, что буржуазным политикам приш­лось согласиться на включение многих положений и принципов социалистической внешней политики, ставших нормами между­народного права, в большое число документов Организации Объединенных Наций.

    Советская внешняя политика всегда была направлена на пред­отвращение и обуздание империалистической агрессии. Она стремится помешать империалистам извлечь меч из ножен. Ина­че говоря, она всегда была направлена на сохранение мира и безопасности народов.

    После победы над белогвардейцами и интервентами Совет­скому Союзу удалось обеспечить 20 лет мира и за это время построить социалистическое общество. СССР пе смог предотвра­тить вторую мировую войну. Но после победы, одержанной над германским фашизмом, Советский Союз является единственной страной среди всех великих держав, которая в течение вот уже 26 лет сохраняет мир. Более четверти века, прошедшие в мир­ной обстановке, позволили советскому народу приступить к ус­пешному строительству коммунизма и создать ту колоссальную технико-экономическую мощь, которой сейчас обладает наша страна, обеспечить повышение благосостояния советских людей.

    Но эти благотворные результаты были достигнуты отнюдь не на путях пацифизма, чуждого марксизму-ленинизму. Они бы­ли завоеваны решительной антиимпериалистической борьбой. Со­ветская политика мира — это политика недопущения империа­листической агрессии, постоянного и строгого выполнения интер­национального долга, не останавливающегося перед смелыми ре­шениями.

    Такое сочетание миролюбия и антиимпериалистической, т. е. классовой, борьбы было трудным делом. Но именно оно помогло обеспечить мир для Советской страны и все другие, поистине всемирно-исторические успехи Советского Союза на мировой арене. Достигнуто же такое сочетание было благодаря мудрости Коммунистической партии, которая руководит советской полити­кой и которая черпает вдохновение из неиссякающего источника марксистско-ленинского учения.

    В кн. «Проблемы современного коммунистического движения». Материа­лы научной конференции Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, Академии общественных наук при ЦК КПСС, Высшей партийной школы при ЦК КПСС, секции общественных паук АН СССР на тему: «XXIV съезд КПСС и развитие марксистско-ленинской теории». 29 сен­тября— 1 октября 1971 г. М., 1972.

    СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЕВРОПЕЙСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ [35]

    1.    Сегодня здесь уже говорилось о том, что упрочение безопасно­сти в Европе составляет одну из самых важных проблем современ­ной международной политики. Мы слышали об итогах консульта­тивной встречи в Брюсселе.

    Здесь нет необходимости долго распространяться о том, что советская общественность кровно заинтересована в сохранении мира и обеспечении безопасности. Мы знаем, что такое война, мы не забыли прошлой войны н понесенных жертв. Прочный мир является предпосылкой успехов грандиозного мирного строи­тельства, развернувшегося в нашей стране. В популярной песне ярко сказано о том, «хотят ли русские войны». Глубокая заин­тересованность в мире, включая, конечно, мир в Европе, для нас, советских людей — аксиома, а аксиомы доказательств не требуют.

    Большая часть населения Советского Союза проживает в Ев­ропе. Именно в Европе 30 лет назад было совершено на нашу страну нападение, отпор которому стоил советскому народу свы­ше 20 млн. человеческих жизней и колоссальных материальных потерь. Заботы об укреплении европейской безопасности и созы­ве для этой цели общеевропейского совещания находятся в центре внимания Центрального Комитета Коммунистической партии и Советского правительства. Эти заботы глубоко захватывают и со­ветскую общественность. Наше сегодняшнее собрание является одним из проявлений этой заинтересованности советского народа в обеспечении мира и прочной безопасности в Европе, его уси­лий, направленных на мобилизацию общественных кругов в Со­ветском Союзе и за рубежом на борьбу за европейскую безопас­ность, за созыв в этих целях Ассамблеи общественных сил за безопасность и сотрудничество в Европе.

    Вопрос о создании надежной системы европейской безопас­ности — вопрос пе новый. Если сегодня он стал особенно акту­альным, то это потому, что сейчас появились, наконец, реальные предпосылки для его положительного решения. Этому мы обя­заны долголетпей целеустремленной борьбе всех миролюбивых сил и прежде всего Советского Союза и других братских социа-
    диетических государств. Ленинская внешняя йолитика нашей страны, руководимой Коммунистической партией, сочетает твер­дый отпор империализму, поддержку освободительных движении с курсом на мирное сосуществование государств с различным со­циальным строем. Осуществляемая в сотрудничестве с другими государствами социалистического содружества, эта политика при­вела к глубокому изменению международной обстановки, создав­шему объективные предпосылки для решения важных задач.

    2.    В чем же существо тех задач, которые предстоит решить для обеспечения прочного мира и безопасности в нашей части света?

    С тех пор, как в 1945 г. была разгромлена фашистская Гер­мания, т. е. вот уже более четверти века в Европе не было военных конфликтов. Выступая на VI съезде Польской объеди­ненной рабочей партии, Л. И. Брежнев характеризовал этот факт как большое достижение миролюбивых государств. «Но мир этот,— продолжал товарищ Брежнев,— не был прочным. Европу лихорадила «холодная война». Были моменты, когда грани между политической борьбой и военным столкновением становились хрупкими и неустойчивыми. Безопасность народов требовала прекратить «холодную войну», устранить ее последствия» [36]. Тако­ва обстановка, сложившаяся на нашем континенте в результате «холодной войны», создания военных блоков и гонки вооруже­ний, тенденции к ревизии границ, отказу в признании реально­стей, созданных в результате победы над фашизмом во второй мировой войне.

    Не только европейский опыт более чем 20 лет «холодной войны», но и весь опыт всемирной истории свидетельствует о том, что создаваемые империалистическими силами военные блоки обычно преследуют агрессивные цели, хотя и прикрытые фразами об обороне, что безопасность, основанная на военных блоках и неизбежно порождаемой ими гонке вооружений, не может быть прочной и обычно оказывается чреватой угрозой войны. Доказа­тельств этому множество и в числе их предыстория обеих миро­вых войн нашего столетия. Борьба двух военных блоков — гер­мано-австрийского и англо-франко-русской Антанты привела в 1914 г. к первой мировой войне. Соперничество блока трех фа­шистских агрессоров и пытавшейся им противостоять англо- франко-американской группировки закончилось второй мировой войной — вопреки всём попыткам сговора мюнхенского типа. Не­чего уж и говорить о том, что система военных блоков, точнее форсируемая ею гонка вооружений, вызывает рост военных рас­ходов и налогового обложения.

    Таким образом, уроки истории подтверждают выводы из ана­лиза современной международной обстановки: старая, созданная буржуазной дипломатией система военных блоков и гойки воо­ружений себя изжила. Настоятельно необходимы иные альтерна­тивы, новые формы обеспечения безопасности.

    Надо сказать, что Советское правительство уже давно при­шло к этому выводу. В тесном сотрудничестве с братскими со­циалистическими государствами — членами Варшавского догово­ра оно стремится к прочному обеспечению безопасности Европы новыми методами. Эти усилия стали особенно интенсивными с половины 60-х годов, вскоре после Октябрьского Пленума ЦК КПСС в 1964 г. Мы с полным правом можем утверждать, что в настоящее время эти усилия, хотя еще и не завершены, но уже привели к чрезвычайно серьезным положительным резуль­татам.

    3.   Чего же мы хотим, чего хочет советская общественность?

    Мы говорим о неудовлетворительности существующего поло­жения, о ненадежности традиционных средств обеспечения без­опасности государств и даже об угрозе войны, таящейся в этих архаичных средствах. Но что же именно можно сегодня предло­жить взамен?

    На Ассамблее общественных сил за европейскую безопасность мы хотели бы объединить всех друзей мира, принадлежащих к самым различным общественным течениям, людей разных взгля­дов и убеждений. На Ассамблее будут, вероятно, фигурировать различные проекты решений, дебатироваться разные предложения относительно методов создания прочной безопасности на нашем континенте. У нас, у Советского комитета за европейскую безо­пасность, естественное дело, тоже имеется определенный взгляд на этот счет, который, как мы надеемся, поможет нам внести свой вклад в то свободное обсуждение поисков наилучших путей обеспечения безопасности и мира в Европе на Ассамблее общест­венных сил, за которое высказался созданный в Брюсселе ини­циативный комитет, содействовать формированию по этим важ­нейшим вопросам общих позиций всех друзей мира и безопасно­сти с уважением различных взглядов и убеждений.

    Говоря о нашей позиции, нельзя не вспомнить о той прог­рамме обеспечения безопасности, которая была выдвинута Совет­ским Союзом совместно с братскими социалистическими государ­ствами в Декларации Политического Консультативного Комитета участников Варшавского Договора, принятой в Бухаресте в июле 1966 г., тем более, что она получила очень широкую поддержку в международном общественном мнении. В этом документе социа­листические государства предложили одновременный роспуск су­ществующих военных блоков, причем в случае прекращения дей­ствия Североатлантического Союза Варшавский Договор также утратил бы свою силу. Если участники Североатлантического сою­за по-прежнему еще не готовы пойти на полный роспуск обеих группировок, то предполагается уже теперь в качестве первого шага достигнуть договоренности хотя бы о ликвидации их воен­
    ных организаций — как НАТО, так и организации Варшавского договора. Их место должна была бы запять система коллектив­ного обеспечения безопасности в Европе. Тогда же была выдви­нута идея созыва общеевропейского совещания для обсуждения вопросов безопасности в Европе и сотрудничества между евро­пейскими государствами. Достигнутая на этом совещании дого­воренность могла бы быть выражена в форме Общеевропейской декларации о сотрудничестве в интересах поддержания и укреп­ления европейской безопасности.

    Социалистические государства — участники Варшавского До­говора — инициаторы созыва общеевропейского совещания и со­здания системы коллективной безопасности в дальнейшем неодно­кратно возвращались к этой своей идее. На Совещании министров иностранных дел государств Варшавского Договора в Буда­пеште в шопе 1970 г. был принят меморандум, врученный пра­вительствам заинтересованных государств — всех возможных уча­стников общеевропейского совещания. В этом меморандуме содер­жалось предложение обсудить на общеевропейском совещании следующие вопросы:

       об обеспечении европейской безопасности и об отказе при­менения силы или угрозы ее применения между государствами Европы;

       о расширении экономических, научно-технических и куль­турных связей, направленных на развитие политического сотруд­ничества между европейскими государствами;

       о создании постоянного органа по вопросам безопасности и сотрудничества в Европе.

    Бухарестская декларация явилась тем стартом, от которого началась систематическая совместная борьба государств социали­стического содружества за созыв общеевропейского совещания, которая продолжается до сих пор, которая захватила не только правительства, но самые широкие общественные круги и опреде­ленным, пусть скромным, этапом которой является и наше сегод­няшнее собрание, на котором, очевидно, скажут свое веское сло­во и представители общественности советской столицы и наши зарубежные гости.

    Предложения Советского Союза и других социалистических стран встретили широкую и энергичную поддержку в различных кругах европейской, да и не только европейской общественно­сти. Активную поддержку им, естественное дело, оказал между­народный рабочий класс и его передовые представители. Не могу не упомянуть о том, что в Основном документе международного Совещания коммунистических п рабочих партий, состоявшегося в Москве в 1969 г., мы читаем следующее: «Интересы всеобщего мира требуют ликвидации военных блоков. Коммунистические и рабочие партии считали и считают, что существование навязан­ных империалистическими силами военных блоков и военных баз на территории других государств представляет собой препятствие
    па пути сотрудничества между государствами». К такому вы­воду пришел коллективный разум представителей международ­ного коммунистического движения, воплотивший результаты своих дискуссий в решениях Московского Совещания. Совещание высказалось за установление в Европе «надежной системы кол­лективной безопасности» и одобрило конкретную программу действий, намеченную государствами — участниками Варшавско­го договора.

    С этой программой солидарно очень большое количество раз­личных общественных организаций — и за рубежом, и в нашей стране. Если говорить о зарубежных общественных кругах, то нельзя не сказать о многочисленных выступлениях за создание новой системы безопасности в Европе представителей социалисти­ческих партий, профессиональных союзов, некоторых религиоз­ных, молодежных и женских организаций. Это очень важно, ибо наша задача, повторяю, объединить возможно более широкие кру­ги. В этой связи я позволю себе еще раз процитировать Заявле­ние брюссельского Инициативного Комитета. Там говорится, что «наша Ассамблея должна стать частью широкого движения об­щественности за создание атмосферы доверия, взаимопонимания и сотрудничества», что «совершенно новый характер Ассамблеи... должен проявиться в том, что опа широко и постоянно откры­та на равноправной основе для всех политических и общественных сил, которые выступают за разрядку и сотрудничество в Европе». О позиции советской и зарубежной общественности предполагает­ся на нашем совещании особое выступление, где об этом будет сказано более обстоятельно. Это освобождает меня от необходи­мости останавливаться более подробно на этой, конечно, крайне важной стороне дела.

    Упомяну, однако, что в декабре 1970 г. Генеральная Ассамб­лея ООН приняла Декларацию об укреплении международной безопасности, которая само собой разумеется, подразумевает и Ев­ропу. Этот акт явился еще одним свидетельством острого меж­дународного интереса к проблемам укрепления безопасности.

    На XXIV съезде КПСС в Отчетном докладе ЦК, сделанном Л. И. Брежневым, была развернута конкретная программа борь­бы за мир. Эта Программа мира хорошо известна участникам нашего собрания. Разрешите, однако, напомнить те ее положения, которые непосредственно касаются проблемы европейской безо­пасности:

       отказ от применения силы и угрозы ее применения дол­жен стать законом международной жизни. Советский Союз пред­лагает заключить соответствующее двустороннее или региональ­ные договоры;

       прочный и постоянный мир в Европе предполагает окон­чательное признание территориальных изменений, происшедших в Европе в результате второй мировой войны, коренной поворот к разрядке на этом контипенте.

    Этому должен послужить созыв и успех общеевропейского со­вещания, предложенного социалистическими государствами:

       в числе других важнейших мер по разоружению, съезд высказался за ликвидацию иностранных военных баз и за сокра­щение вооруженных сил и вооружений в районах, где военное противостояние особенно опасно, прежде всего — в Центральной Европе;

       съезд предусмотрел необходимость расширения взаимовы­годного сотрудничества, содействующего сближению народов и созданию атмосферы доверия.

    XXIV съезд указал на необходимость все сделать для обес­печения коллективной безопасности в Европе и подтвердил сов­местно высказанную участниками Варшавского договора готов­ность к одновременному аннулированию этого договора и Севе­роатлантического союза, а в качестве первого шага — к ликвида­ции их военных организаций. Как явствует из этих последних слов, в Программе мира, изложенной товарищем Брежневым и принятой XXIV съездом, весьма реалистически предусматрива­ется возможность различных этапов в создании системы коллек­тивной безопасности в Европе. Из сказанного в значительной мере вытекает содержание будущей системы коллективной безо­пасности в Европе.

    Не все эти вопросы могут быть решены сразу. Не все они могут стать и предметом внимания общеевропейского сове­щания государств, о возможной повестке которого социалистиче­ские государства, как мною уже отмечалось, высказались. В це­лом же речь идет о том, чтобы преобразовать саму систему от­ношений между европейскими государствами на основе принци­пов мирного сосуществования посредством преодоления раскола Европы на военно-политические группировки и создания системы обязательств, которые исключали бы всякое примепение силы или угрозы силой во взаимоотношениях европейских государств. Общеевропейское совещание, указал товарищ Брежнев на съезде ПОРП, призвано закрепить основы мирной жизни в Европе.

    Программа, выдвинутая ЦК Коммунистической партии Совет­ского Союза и одобренная ее XXIV съездом, сплотила вокруг себя весь советский народ. Наш Комитет за европейскую безо­пасность уже выразил публично свою солидарность с этой прог­раммой устами своего председателя тов. А. П. Шитикова на том совещании представителей различных общественных организаций, на котором состоялось учреждение Комитета летом минувшего года.

    Хочу напомнить, что Советское правительство в прошлом, в разное время, уже не раз официально выдвигало проекты до­говоров о коллективной безопасности в Европе. Чтобы не обра­щаться к более отдаленному, довоенному времени, напомню, что такой проект вносился, например, в 1954 г. на совещании ми­нистров иностранных дел великих держав. В этом проекте пре-
    усматривалось обеспечение европейской безопасности не посред­ством противостоящих друг другу военных блоков, что предпола­гает раскол Европы на противостоящие военные группировки, а путем коллективных обязательств всех европейских государств совместно эффективно участвовать в отражении агрессии против любого государства или группы государств — участников данного договора, оказывать подвергшимся нападению участникам дого­вора помощь всеми возможными средствами, включая военные. Я напоминаю об этом советском проекте для того, чтобы сказать, что сейчас подготовка системы коллективной безопасности начи­нается отнюдь не на пустом месте.

    Конечно, время вносит своп поправки. Советская обществен­ность представит на рассмотрение предстоящей Ассамблеи об­щественных сил за европейскую безопасность свои предложения, направленные на создание системы коллективной безопасности в нашей части света. Сейчас Советский комитет за безопас­ность Европы и его Комиссия по безопасности работают над подготовкой соответствующих проектов. Основные принципы этих предложений только что коротко изложены и представляются вниманию собравшихся, дабы услышать ваше компетентное суж­дение и совет.

    4.   Возникает другой вопрос: а имеются ли в самом деле не­обходимые предпосылки для осуществления поставленных целей, т. е. для создания надежной безопасности в Европе. Если гово­рить о специфически европейских вопросах, то необходимой пред­посылкой является окончательное признание территориальных пе­ремен, происшедших в результате второй мировой войны, т. е. признание существующих границ, признание Германской Демок­ратической Республики в качестве суверенного равноправного го­сударства, отказ от мюнхенского соглашения и признание его недействительным с самого начала, сокращение вооружений и вооруженных сил в районах, где их противостояние особенно опас­но и прежде всего в Центральной Европе, развитие экономическо­го и вообще делового сотрудничества между европейскими страна­ми, создание атмосферы доверия и разрядки напряженности в Ев­ропе.

    Если вспомнить события последних лет, то не трудно убе­диться в том, какие богатые плоды дала целеустремленная, по­следовательная политика Советского Союза и братских социали­стических государств, направленная па укрепление безопасности в Европе. Вчитайтесь в материалы XXIII и XXIV съездов пашей партии. О ряде вопросов, которые на XXIII съезде КПСС ставились в качестве задач, требующих решения, на XXIV съез­де говорилось уже как о решениях, в плане достигнутых поло­жительных результатов.

    Позвольте не касаться событий внеевропейского характера, даже столь важных для всеобщего мира, как наш договор с Ин­дией, Но мы говорим о проблемах европейской безопасности.

    Поэтому ограничимся напоминанием о том, чего достигла совет­ская политика в Европе. Вспомним наиболее крупные политиче­ские акции Советского Союза из числа тех, которые в совокуп­ности привели к коренному изменению международной атмосфе­ры на нашем континенте и тем самым созданию предпосылок для укрепления европейской безопасности.

    Вот некоторые факты.

    12 августа 1970 г. был подписан договор с ФРГ, в котором содержится признание нерушимости существующих границ в Ев­ропе, включая границу между двумя германскими государствами. Если этот договор, а также договор между Польской Народной Республикой и ФРГ от 7 декабря 1970 г. будут ратифицированы, то будет решен вопрос о признапии Западной Германией су­ществующих границ, стремление к ревизии которых в течение многих лет представляло едва ли не самую главную угрозу для европейской безопасности и один из важнейших источников по­литической напряженности в Европе.

    3 сентября 1971 г. подписано соглашение четырех держав по вопросам, касающимся Западного Берлина, составляющее даль­нейший шаг к признанию политического статуса, сложившегося в результате поражения фашистской Германии, поскольку это соглашение подтверждает, что Западный Берлин не составляет части ФРГ и никогда не будет управляться ею и, поскольку ГДР рассматривается в этом соглашении как суверенное государ­ство, предусматривается последующий прием ГДР в ООН, так же как и ФРГ.

    В декабре 1971 г. на общепринятых международно-правовых основах подписано соглашение правительства ГДР с правитель­ством ФРГ о транзитном сообщении, по существу своему под­тверждающее признание ГДР со стороны ФРГ как независимого, равноправного, суверенного государства.

    Вся совокупность этих соглашений означает отказ правитель­ства ФРГ от политики ревизии границ и попыток ликвидации ГДР под маркой воссоединения Германии. Против этой реван- шистской политики СССР более двух десятилетий вел последо­вательную борьбу. Конечно, отказ этот еще должен быть закреп­лен ратификацией этих договоров Советского Союза и Польши с ФРГ, которая пока, как известно, еще не состоялась.

    Есть и другие факты.

    Важнейшее значение для изменения политической обстановки в Европе имеет советско-французское сближение и особенно по­следний его этап, связанный с недавней поездкой Л. И. Бреж­нева во Францию, когда в принятых обеими сторонами «прин­ципах сотрудничества» советско-французское согласие и сотруд­ничество было признано обеими сторонами «постоянной политикой в их отношениях и постоянным фактором международной жизни» и предусмотрено новое развитие политических консультаций меж­ду двумя правительствами, включая изыскание согласованных ак­
    ций, когда от этого могло вы выиграть дело мира. 6 принятой сторонами Декларации Л. И. Брежнев и Ж. Помпиду выразили надежду, что подготовка общеевропейского совещания по вопро­сам безопасности и сотрудничества в Европе будет проведена таким образом, чтобы совещание могло состояться в 1972 г.

    Мы привели только часть свидетельств, говорящих об энер­гичных и планомерных усилиях Советского правительства, на­правленных на такое изменение европейской обстановки, кото­рое сделало бы возможным обеспечение надежной безопасности в Европе и созыв совещания для этой цели.

    Ноябрьский Пленум ЦК КПСС 1971 г. с полным основанием отметил, что последовательно проводимая партией и Советским правительством ленинская мирная внешняя политика оказала серьезное влияние на изменение международной обстановки в пользу мира и безопасности народов. Пленум указал также на важность того факта, что выдвинутые социалистическими стра­нами предложения о созыве совещания по вопросам безопасности и сотрудничества в Европе находят все большую поддержку.

    Действительно, в настоящее время за созыв общеевропейско­го совещания, кроме социалистических стран, из числа предпо­лагаемых участников высказались правительства Франции, Фин­ляндии, Бельгии, Австрии, Швеции, Норвегии, Дании, Канады и ряда других стран. Важность созыва этого совещания в декабре минувшего года признал Комитет министров Европейского Совета. Правительство Финляндии предложило свое содействие для орга­низации двусторонних и многосторонних консультаций по вопро­сам подготовки и созыва совещания. Если обратиться к общест­венным деятелям стран Западной Европы, то совершенно пра­вильно определил обстановку президепт Бельгийской ассоциации за европейскую безопасность де Смаль, который заявил, что в по­литических и общественных кругах Запада произошел решитель­ный сдвиг в пользу проведения Общеевропейского совещания. Такого рода свидетельств можно было бы привести немалое ко­личество.

    Говоря об изменениях политической обстановки в Европе, нельзя не напомнить о таких фактах, как выход Франции в 1966 г. из военной организации Североатлантического Союза (пе из самого союза). В свое время генерал де Голль следую­щим образом объяснял этот акт французского правительства: «Нужно, чтобы оборона Франции была французской». «В то вре­мя, как перспективы возникновения мировой войны из-за Европы исчезают, конфликты, в которые втягивается Америка в других частях земного шара... грозят принять такие размеры, что ока­жутся способными вызвать всеобщий пожар. В этом случае Ев­ропа, стратегия которой, оставаясь в рамках НАТО, по существу является стратегией Америки, оказалась бы автоматически втя­нутой в борьбу, если бы она даже этого и не хотела. Так про­изошло бы и с Францией»,— если бы опа осталась в НАТО, или,
    как выразился де Голль,— «в системе американского командова­ния». «Выйдя из НАТО»,— заявил генерал в другой раз,— «Фран­ция освободилась от подобной зависимости» от США. Дело не ог­раничивается уходом Франции. Канада значительно сократила свое участие в НАТО, выведя свои войска из так называемых удар­ных ядерных сил НАТО в Европе и сократив свои военные контин­генты, размещенные в Европе в рамках НАТО.

    Наконец, важным фактором, содействовавшим изменению меж­дународного положения на нашем континенте, явилась смена правительства в Западной Германии, где в результате провала политики ХДС-ХСС, включая и реваншистскую внешнюю полити­ку, к власти пришло правительство Брандта, которое совершило существенный поворот в политическом курсе ФРГ. Таков ответ на вопрос об объективных предпосылках для упрочения безо­пасности в Европе, или, говоря другими словами, о реалистич­ности наших планов, направленных на эту цель.

    5.   Но может явиться и вопрос иного рода: если произошли столь радикальные изменения к лучшему в европейской поли­тической обстановке, то зачем же требуется столь энергичная работа по дальнейшей мобилизации общественных сил в целях усиления борьбы за создание системы коллективной безопасности и развитие сотрудничества стран Европы?

    На этот вопрос ответ не сложен. Действительно, противники политической разрядки, враги новой системы европейской безо­пасности в результате нашей упорной борьбы, последовательной и твердой политики Советского Союза и его друзей, должны были сдать ряд важных позиций. Но это отнюдь не означает, что они сложили оружие. Борьба наиболее реакционных империалистиче­ских сил против созыва общеевропейского совещания и упроче­ния безопасности в Европе пе свернута. Она продолжается и даже принимает более ожесточенный характер. «Позитивные перемены, происходящие на европейском континенте, разумеется, не порож­дают у нас, коммунистов, иллюзий» 3,— заявил тов. Брежнев на съезде ПОРП.

    Каковы же эти силы?

    При созыве общеевропейского совещания предусматривается возможность участия двух внеевропейских стран: Канады, кото­рая поддерживает идею совещания и разрядки в Европе, а так­же участие США. В США тоже, конечно, имеется немало искрен­них друзей мира. Но нельзя забывать и о влиянии мощного во­енно-промышленного комплекса, о том, что из США, из руково­дящих сфер исходит активное противодействие созыву общеевро­пейского совещания. В Вашингтоне опасаются дальнейшего ослаб­ления НАТО, уже подорванного уходом Франции, потерей насе­лением Западной Европы доверия к мифу о советской военной угрозе. Влиятельные круги США предвидят, что разрядка поли­
    тической атмосферы в Европе, окончательный крах этого мифа, создание новых гарантий безопасности для всех европейских го­сударств, еще более ослабит и без того уменьшившуюся зави­симость капиталистических государств Европы от Америки. Отсю­да стремление помешать европейским государствам решать дела своей части света па общеевропейской основе, а не на основе бло­ков, при которой США сейчас обеспечено сильнейшее влияние на дела Европы. В этой своей политике США опираются на влиятель­ные круги почти во всех капиталистических странах Европы, вклю­чая военщину этих стран. Недавно в Брюсселе европейские члены НАТО согласились на значительное увеличение своих военных расходов н своего так называемого вклада в военную мощь НАТО. Европейские члены НАТО обязались увеличить свои во­енные расходы в 1972 г. общей сложностью па миллиард долларов. Это свидетельствует о том, что нельзя недооценивать размеры сохра­няющегося влияния приверженцев НАТО, т. е. системы военных блоков и гонки вооружений в буржуазных государствах Европы.

    Среди европейских приверженцев НАТО и противников созы­ва общеевропейского совещания на первое место следует поста­вить английских консерваторов, находящихся у власти в Англии. Правительство Хпта возродило худшие антисоветские повадки английских торн, ибо его недавние антисоветские провокации на­поминают самые низкопробные провокации английских консерва­торов довоенного времени, вроде налета на Аркос. Вместе с ним новейшие провокации Хита займут одно из самых позорных мест в летописях полицейских диверсий. Политика нынешнего британ­ского кабинета направлена на срыв разрядки, нагнетание напря­женности, создание всевозможных препятствий для созыва обще­европейского совещания. Политика эта проводится в тесном со­трудничестве с Вашингтоном и, очевидно, в соответствии с дого­воренностью, достигнутой при последней встрече Хита с прези­дентом Никсоном на Бермудских островах.

    Из сказанного явствует, что упрочение безопасности в Евро­пе, это — предмет ожесточенной борьбы. У системы европейской безопасности имеются очень сильные враги. Системе коллектив­ной безопасности противостоит та система, которая в послевоен­ные годы явилась главным инициатором «холодной войны» и раз­рушила то сотрудничество, которое сложилось у Советского Союза с США и Англией в борьбе против германского фашизма. Это — объединенная мощь американского и английского империализма. Они больше уже не распоряжаются на континенте Европы так самодержавно, как в 40-х и 50-х годах, когда они развязали «холодную войну», но их влияние все-таки остается очень еще большим.

    Назову и третьего врага созыва общеевропейского совещания н надежной безопасности в Европе. Это те западногерманские круги, которые 20 лет управляли ФРГ, ныне утерявшие власть в результате провалов своей политики, поскольку за два деся-
    •х'йлетйя они ровно ничего йё Достйглй й$ своих рёваййтсчгСкй# целей. Но, оказавшись в оппозиции, эти круги тем не менее со­храняют большое влияние в стране. В настоящее время они уси­ливают кампанию против ратификации договоров с Советским Союзом и Польшей, содержащих признание нерушимости суще­ствующих границ. Особенно злобствуют Штраус и пресса Акселя Шпрингера. Эта кампания заслуживает самого пристального вни­мания со стороны всех друзей мира, ибо от судьбы этих догово­ров зависит очень многое для закрепления той политической разрядки, которая наметилась в Европе. Не надо забывать и о том, что ряд стран, включая ФРГ, еще не ратифицировал также и договора о нераспространении ядерпого оружия.

    Мы не исчерпали в этом перечне всех тех реакционных сил, которые ведут борьбу против обеспечения европейской безопас­ности и созыва общеевропейского совещания, призванного ее ор­ганизовать. Мы назвали только главные из этих враждебных сил.

    Добавлю только, что, говоря о положении в Европе, нельзя игнорировать обстановку в Азии, где происходят постоянные во­оруженные конфликты — начиная от прошлой войны в Корее и вплоть до нашего времени, омраченного агрессиями против Вьетнама, Лаоса, Камбоджи, арабских стран, переходом китай­ского руководства к прямой поддержке империалистической по­литики США, как мы видим это в отношении Бангладеш.

    Сказанного достаточно для того, чтобы подтвердить следую­щий основной вывод: если советские люди, если все народы Ев­ропы хотят мира и покоя, то им нельзя ни на минуту ослаб­лять борьбы за безопасность. Напротив, надо все более нара­щивать усилия по мобилизации миролюбивых сил европейской общественности, независимо от национальности, политических и религиозных убеждений, на борьбу за создание системы прочной европейской безопасности, причем созыв Ассамблеи общественных сил является наиболее важным очередным шагом к этой цели.

    6.   В ракетно-ядерный век народы Европы не могут не стре­миться к надежному обеспечению безопасности, Европа, особенно Западная, это самая густо населенная часть света. На малом пространстве в Европе живет свыше 600 млн. человек. На древ­ней европейской земле сосредоточено поистине бесчисленное ко­личество материальных и духовных ценностей; множество пре­красных и благоустроенных городов, технически современных промышленных предприятий, центры культуры, научной и науч­но-технической мысли, неисчислимые сокровища искусства и ар­хитектуры, драгоценные памятники старины, самая высокая сель­скохозяйственная культура. На ограниченном пространстве Евро­пы исторически сложилась самая высокая концентрация людей и высших достижений человеческой цивилизации. При этом наи­более плотно населенной, а значит и наиболее уязвимой в совре­менной ракетно-ядерной войне являются не наша, Восточная, а Центральная и Западная Европа.

    Задача поднявшегося в наши дни общественного движения за безопасность и сотрудничество в Европе состоит в том, чтобы заставить каждого европейца задуматься над тем, чем грозит ему современная война и осознать бесспорную истину: у каждого европейца, если только он трезво взвесит свои интересы, не мо­жет быть более настоятельной политической заботы, нежели воз­можно более надежное обеспечение безопасности той перенасе­ленной части света, в которой он живет. Но для этого надо побу­дить европейцев подумать о непрочности, о «хрупкости» мира в Европе. Внимание среднего европейца к опасности войны сейчас ослаблено 25-летним периодом мира, а отчасти и не вполне из­житой верой в опасный и коварный кумир, каким для многих европейских обывателей все еще остается НАТО.

    Исторически именно в Европе возникли две мировые войны нашего столетия. В первой погибло 12 млн., во второй — 55 млн. европейцев. Стратегически именно в Европе противостоят друг другу наиболее крупные силы обеих существующих ныне проти­воположных военных группировок государств. В связи с этим в Европе сосредоточено огромное количество ракетного, ядерного и обычного оружия — количество, во много раз превосходящее то, что необходимо для разрушения дотла всех без исключения горо­дов и деревень Европы.

    К. Маркс сказал когда-то, что идея становится материальной силой, когда она овладевает массами. Необходимо, чтобы идея европейской безопасности овладела сознанием каждого европейца, чтобы европеец отождествил обеспечение безопасности на своем континенте с делом сохранения своего благосостояния и даже жизни — своей лично и своих близких.

    Советский комитет за европейскую безопасность вносит в ре­шение этой важной задачи немалый вклад. Ассамблея общест­венных сил должна поднять народы Европы на борьбу за проч­ный мир на нашем континенте, направить их против реакцион­ных сил, препятствующих созданию системы коллективной без­опасности па европейской земле.

    Позвольте в заключение напомнить и всемерно поддержать тот призыв, с которым выступил созданный на консультатив­ной встрече в Брюсселе Инициативный комитет по созыву Ас­самблеи общественных сил Европы. «Мы обращаемся к мужчи­нам, женщинам, молодежи, принадлежащим к различным поли­тическим партиям, профсоюзным и общественным организациям, к представителям церкви, членам парламентов, к деловым кругам, к ученым и деятелям культуры, к журналистам, ко всем тем, кто готов работать во имя будущего Европы.

    За Европу мира, безопасности и сотрудничества!»

    Поддержим же со всем единодушием этот прекрасный призыв!

    В кн. «Современные проблемы европейской безопасности». Научная кон­ференция в Москве 24—25 января 1972 г. АН СССР. М., 1972.

    ВОЗНИКНОВЕНИЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

    Две мировые войны, развязанные империализмом на протяже­нии нашего века и стоившие 70 млн. человеческих жизней, на­всегда останутся историческим свидетельством преступности им­периализма. Одного этого более чем достаточно, чтобы заклей­мить его как систему вечным позором. Тяжесть совершенных империализмом злодеянии никогда пе изгладится в памяти че­ловечества. Империалистическая политика, писал В. И. Ленин, это — политика «финансового грабежа, колониальных разбоев, на­ционального угнетения, политической реакции, всяческого обост­рения капиталистической эксплуатации» [37]. Как приговор истории звучат ленинские слова: «Эпоха капиталистического империализ­ма является эпохой созревшего и перезревшего капитализма, стоящего накануне своего крушения, назревшего настолько, чтоб уступить место социализму»[38]. Война во Вьетнаме вновь под­тверждает, что существо империализма осталось прежним.

    История второй мировой войны еще раз повелительно напо­минает нам о необходимости всемерной мобилизации сил на борь­бу против империализма. Международное Совещание представи­телей коммунистических и рабочих партий, состоявшееся в Моск­ве в 1969 г., призвало к объединению для этой борьбы всех сил мира и прогресса. Черная дата начала войны — 1 сентября 1939 г.— предупреждает об опасности, которая кроется для мира и социализма в любых попытках вносить раскол в ряды анти­империалистических сил, подрывать ленинские принципы социа­листического интернационализма.

    Нельзя забывать, что международному рабочему классу не удалось подпяться в полную свою мощь против виновников вто­рой мировой войны в период ее подготовки, прежде всего, в ре­зультате раскола в его рядах. Это облегчало империалистам раз­вязку войны и позволило им уничтожить в пламени войны мил­лионы людей, опустошить огромные пространства нашей Родины, Западной Европы, Азии.

    В современных условиях особое зиачение для предотвращения новой мировой войны приобретает единство социалистических стран. Ничто не вызывает такого восторга в империалистпче-
    скои печати, как любой признак разногласий в их рядах, ничто не вызывает среди империалистов такой озабоченности, как лю­бой факт, свидетельствующий об укреплении единства и сплочен­ности сил социализма.

    Опыт, почерпнутый марксистско-ленинской исторической нау­кой из истории возникновения двух мировых войн, не может быть предан забвению. Его нельзя игнорировать, когда идет борьба коммунистических и рабочих партий и всех других антиимпериа­листических сил за предотвращение третьей мировой войны, за упрочение мира и безопасности. Поэтому уместно вспомнить о том, как началась вторая мировая война, как удалось империалистам ее развязать. История учит бдительности.

    Но прежде чем говорить об этом, необходимо подчеркнуть, что в период между первой и второй мировыми войнами Ком­мунистическая партия Советского Союза, руководители междуна­родного коммунистического движения, основываясь на ленинской теории империализма и исходя из научного марксистского анали­за международной обстановки, задолго предвидели возникновение повой империалистической войны, предостерегали рабочий класс п все человечество об угрожающей опасности. Об этом свидетель­ствуют материалы всех съездов нашей партии, особенно XVII и XVIII съездов, а также документы Коминтерна. Опасность, ис­ходившая от германского и итальянского фашизма, равно как и от японского империализма в 30-х годах XX в., отнюдь не застала коммунистов врасплох.

    Чтобы понять природу второй мировой войны, ее полезно сравнить с первой. И та п другая были порождением империа­лизма, т. е. капитализма на его последней, монополистической стадии развития. В этом сходство обеих войн. В прошлом столе­тии Германия по ряду причин запоздала к разделу мира меж­ду капиталистическими государствами. В начале XX в. герман­ский империализм, считая себя обделенным, поставил вопрос о корепном переделе мира и занял паиболее агрессивную позицию. Ему и его союзникам противостоял блок в составе трех других крупнейших империалистических держав — Англии, Франции и России, известный под названием Антанты. В августе 1914 г. обе империалистические группировки столкнулись в первой мировой войне. В ходе ее американский империализм примкнул к Антан­те. Германский блок понес поражение, которое и было зафикси­ровано в Версальском мирном договоре.

    Германские империалисты не примирились с поражением. Не отказавшись от идеи восстановления политической и военной мощи германского рейха, они подняли в германском народе вол­ну национализма и реваншизма. На этой националистической волне, в ходе разнузданной борьбы против коммунизма Гитлер н его нацистская партия в 1933 г. пришли к власти. В Италии фашисты захватили власть еще в 1922 г.— за 11 лет до того, как Гитлер стал германским канцлером.

    С середины 20-х годов началось восстановление промышлен­ного и одновременно военно-промышленного потенциала Герма­нии, основательно ослабленного в результате поражения в пер­вой мировой войне. Странным образом, основные усилия по вос­становлению военной мощи германского рейха исходили от запад­ных держав, особенно от Англии и США. План Дауэса, золотой дождь американских и английских займов, Локарнские соглаше­ния, план Юнга — вот основные вехи в процессе востановления военного потенциала Германии.

    Чем объяснить, что победители Германии в первой мировой войне занялись восстановлением ее экономической и военной мощи?

    До сих пор шла речь о сходстве между обеими мировы­ми войнами. Но хорошо известно, что между ними были и прин­ципиальные различия. В отличие от первой мировой войны вто­рая мировая война возникла в новых условиях. В результате победы Великой Октябрьской социалистической революции в Рос­сии капитализм утратил положение единственной господствующей мировой общественной системы. Мир раскололся на две противо­положные системы, между которыми началась непримиримая борь­ба. В этой борьбе хозяева послеверсальского мира — империалисты западных держав — рассчитывали использовать Германию в каче­стве ударной силы для уничтожения первой страны социализма — Союза Советских Социалистических Республик. Особое рвение в этом направлении проявляли правящие круги Англии и США. Ослепленные классовой ненавистью к коммунизму, они видели в германском реваншизме союзника в борьбе против страны со­циализма.

    Германский империализм, руководимый фашистской диктату­рой, т. е. властью наиболее реакционного и самого агрессивно­го монополистического капитала, под шовинистическими и реван­шистскими знаменами готовился к новой империалистической войне за передел мира. Как известно, он вступил в союз с дву­мя другими империалистическими державами, которые хотя и принадлежали к числу победителей в первой мировой войне, но так же, как и Германия, считали себя обделенными в рамках господствовавшей версальско-вашингтонской системы. То были ми­литаристская Япония и фашистская Италия. Блок фашистских государств встал на путь агрессии, чему Япония подала пример в 1931 г., когда приступила к захвату Маньчжурии. Герман­ская, японская и итальянская агрессия практически задевала самым чувствительным образом империалистические интересы английского, американского и французского капитала. Более того, германская агрессия угрожала национальной безопасности Англии и Франции, а японская — безопасности США.

    Отличительная особенность обстановки, сложившейся накану­не второй мировой войны, состояла также в том, что в 30-х го­дах, в условиях подготовки второй мировой войны, империали­
    стическая группировка, противостоявшая германскому империа­лизму, учитывая успехи первой социалистической страны — СССР, стремилась не к тому, чтобы защищать свои интересы в прямом столкновении с Германией, а старалась направить агрессию гер­манского (а равно и японского) империализма против Советского Союза. Были заключены с агрессорами соответствующие согла­шения, которые, так казалось их инициаторам, оградили запад­ные державы — их империалистические интересы и государствен­ную безопасность — от посягательств стран-агрессоров. При этом западные империалисты были готовы выдать Гитлеру также и ряд стран Центральной и Юго-Восточной Европы, лишь бы он оставил в покое западные державы и их гигантские колонии, лишь бы Германия и ее союзники взяли на себя роль ударной силы для уничтожения новой общественной системы, рожденной Октябрьской революцией.

    Иначе говоря, реакционные правящие круги Англии, США и Франции стремились избежать войны внутри империалистиче­ского мира, между антагонистическими группировками империа­листических держав. Мало того, они хотели, вопреки обострив­шимся межимпериалистическим антагонизмам, сплотить весь империалистический мир против Советской страны, используя при этом Германию и Японию в качестве ударной силы с целью уничтожения СССР и закабаления его народов. Себе они отводили роль пособников и покровителей империалистической агрессии в Азии, фашистского разбоя в Восточной и Юго-Восточной Европе, а также роль «третьего радующегося» в войне Советского Союза с Германией и Японией. В ней, по замыслам западных империали­стов, Советский Союз и Германия должны были взаимно обескро­вить друг друга и обессилеть. Чтобы убедить фашистских агрессо­ров отправиться в поход против СССР и не тревожить западных империалистов, им весной 1938 г. предоставили возможность за­хватить Австрию, а осенью того же года на Мюнхенской конферен­ции выдали Чехословакию. Правящие круги западных держав были готовы за сделку с агрессором пожертвовать также Польшей, Румынией и рядом других государств.

    Какую же политику противопоставляло замыслам мюнхен­цев Советское правительство? Оно исходило из того факта, что фашистская агрессия объективно угрожает интересам Англии, Франции, США и что, таким образом, имеется реальная возмож­ность для того, чтобы склонить их к соглашению с СССР о совместном отпоре фашистской агрессии. Иначе говоря, Совет­ское правительство стремилось убедить правительства западных держав либо предотвратить фашистскую экспансию и войну, за­благовременно противопоставив агрессору объединенную преоб­ладающую мощь Советского Союза и западных держав, либо совместно обуздать агрессора, если он все же решится продолжать агрессивные действия. Это означало бы совлечение западных дер­жав с авантюристического пути сделки с Гитлером, с пути раз­
    вязывания советско-германской и советско-японской войны. Это предотвращало бы поглощение стран Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы Гитлером, а Китая — японскими империа­листами.

    Советское правительство имело реальное основание для серь­езной надежды на успех, так как во Франции у власти в то время (до убийства Барту в 1934 г.) стояли буржуазные круги, сочувствовавшие идее сближения с СССР и совместной борьбы против германской угрозы. Советское правительство в сотрудни­честве с Францией стремилось облечь эту идею в формы коллек­тивного обеспечения безопасности Европы против любой агрессии. Этой цели должен был служить договор о взаимопомощи с уча­стием широкого круга европейских государств, включая СССР и Францию. Вскоре после прихода германских фашистов к власти ЦК нашей партии принял соответствующие решения. В течение 1933 и 1934 гг. велись переговоры о заключении договора коллек­тивной безопасности, получившего название «Восточного пакта». Однако переговоры потерпели неудачу. Они были сорваны англий­ским правительством, которое при этом объединило свои усилия с правительством фашистской Германии, а также с реакционными кругами Польши.

    Соглашения о коллективной безопасности достигнуто не было. Но все же в 1935 г. Советскому правительству удалось заклю­чить два двусторонних договора о взаимопомощи: с Францией и с Чехословакией. Договоры предусматривали взаимную военную по­мощь против агрессии, причем помощь Чехословакии СССР обязан был оказывать только в случае предоставления ей помощи и со сто­роны Франции.

    Советско-франко-чехословацкий союз смог бы стать серьезной силой на пути агрессии. Однако, когда германо-фашистская уг­роза надвинулась на Чехословакию вплотную, французское правительство вместо выполнения обязательств по догово­ру предпочло продать своего чехословацкого союзника Гитлеру в Мюнхене, а возглавляемое президентом Бенешем государственное руководство Чехословакии капитулировало перед Гитлером, хотя другой союзник Чехословакии — Советский Союз готов был не только выполнить все свои обязательства по пакту взаимопомощи, но даже идти дальше этих обязательств и оказать Чехословакии военную помощь и без Франции, при условии, конечно, что сама Чехословакия будет бороться против фашистской Германии, как того требовали чехословацкая армия и широкие круги народа.

    Мюнхенская конференция показала, что западные державы совместной борьбе против агрессора предпочитают сделку с ним. Она показала также, что Бенеш и чешская буржуазия сотрудни­честву с Советским Союзом предпочли капитуляцию перед Гер­манией.

    Как известно, правительство США полностью одобрило мюн­хенское соглашение. Мюнхенская политика ведь имела свою чи­
    сто американскую параллель — закон о нейтралитете, принятый конгрессом США в 1935 г. Согласно этому закону, США в усло­виях фашистской агрессии отказывали (под флагом «нейтралите­та») всем воюющим странам в помощи и прежде всего — в по­ставках оружия. Агрессор и его жертва рассматривались в этом законе формально как совершенно равные стороны. Фактически закон о нейтралитете означал существенную помощь фашистским агрессорам, ибо они располагали крупнейшей военной промыш­ленностью и в поставках из США нуждались куда меньше, чем такие жертвы агрессии, как Эфиопия, Китай и республиканская Испания.

    Из всех великих держав только Советский Союз отверг и ре­шительно осудил мюнхенское соглашение. На XVIII съезде Коммунистической партии в Отчетном докладе Центрального Ко­митета, с которым выступил И. В. Сталин, были заклеймены фа­шистские агрессоры и вскрыто существо мюнхенской политики западных держав, проводившейся под ширмой «невмешательства» и «умиротворения» агрессии. «Политика невмешательства,— гово­рилось в Отчетном докладе Центрального Комитета,— означает попустительство агрессии, развязывание войны. ...В политике не­вмешательства сквозит стремление, желание — не мешать агрессо­рам творить свое черное дело, не мешать, скажем, Японии впу­таться в войну с Китаем, а еще лучше с Советским Союзом, не мешать, скажем, Германии увязнуть в европейских делах, впутаться в войну с Советским Союзом, дать всем участникам войны увязнуть глубоко в тину войны, поощрять их в этом вти­хомолку, дать, им ослабить и истощить друг друга, а потом, когда они достаточно ослабнут,— выступить на сцену со свежими сила­ми, выступить, конечно, «в интересах мира», и продиктовать осла­бевшим участникам войны свои условия.

    И дешево и мило!» [39]

    В докладе Центрального Комитета содержалось серьезное пре­дупреждение в адрес мюнхенцев: «Опасная политическая игра, начатая сторонниками политики невмешательства, может окон­читься для них серьезным провалом» [40].

    В начале 1939 г. стало ясно, что мюнхепская политика за­падных держав дает осечку. Первый симптом, должным образом отмеченный нашей партией, состоял в том, что гитлеровцы отка­зались от сепаратного закарпатско-украинского марионеточного государства и отдали его венгерским фашистам.

    В Отчетном докладе Центрального Комитета XVIII съезду партии были отмечепы эти первые осечки мюнхенской полити­ки. «Некоторые политики и деятели прессы Европы и США, по­теряв терпение в ожидании «похода на Советскую Украину»,
    сами начинают разоблачать действительную подоплеку полити­ки невмешательства. Они прямо говорят и пишут черным по бе­лому, что немцы жестоко их «разочаровали», так как, вместо того, чтобы двинуться дальше на восток, против Советского Союза, они, видите ли, повернули на запад и требуют себе ко­лоний. Можпо подумать, что немцам отдали районы Чехослова кии, как цену за обязательство начать войну с Советским Сою­зом, а немцы отказываются теперь платить по векселю...» [41].

    15 марта 1939 г. гитлеровцы ликвидировали чехословацкое го­сударство, чего условия мюнхенской сделки все же не предусмат­ривали. Поскольку в Мюнхене Германией совместно с Англией и Францией давалась гарантия на будущее новых границ жалких ос­татков Чехии, Гитлер на основе мюнхенского соглашения не имел права на захват этих остатков и уж во всяком случае не мог нару­шить новые границы без согласования с Англией и Францией. Мюнхенская политика западных держав дала, таким образом, вто­рую и на сей раз очень серьезную осечку. Стало ясно, что Гитлер грубо нарушает и игнорирует соглашения с Англией и Фран­цией.

    За захватом остатков Чехии последовали грабительские требо­вания к Польше, союзнице Франции (через несколько дней став­шей также и союзницей Англии), затем захват Клайпеды (22мар­та 1939 г.), разрыв договора о ненападении с Польшей и военно- морского соглашения 1935 г. с Англией (28 апреля 1939 г.), предъявление требования о возвращении Германии ее колоний, отобранных Англией и Францией по Версальскому мирному догово­ру. Все эти акты германо-фашистской захватнической политики свидетельствовали о том, что ценой предательства Чехословакии правящим кругам Англии и Франции не удалось «умиротворить» агрессора и обеспечить безопасность своих государств. Стало оче­видным, что принятие вслед за мюнхенским договором англо-гер­манской и франко-германской деклараций, по существу являв­шихся соглашениями о ненападении, не принимается гитлеровца­ми всерьез. Если вспомнить, что Чемберлен, возвратившись из Мюнхена, широко разрекламировал важность заключенной сделки с точки зрения обеспечения мира, безопасности и интересов Анг­лии, то станет ясно, что перечисленные агрессивные действия германского фашизма ставили английское и французское прави­тельства в трудное, опасное, да к тому же и смешное положение перед народами своих стран и перед мировым общественным мне­нием.

    Народные массы в Англии и во Франции, да и значительная часть буржуазии западных стран требовали отказа от политики сделки с агрессором, добивались сближения с Советским Союзом.

    Такова была обстановка, в которой в марте 1939 г. начались
    советско-англо-французские переговоры относительно соглашения о совместной борьбе против агрессии в Европе. Их содержание давно известно[42]. Здесь достаточно ограничиться выводами, выте­кающими из анализа переговоров.

    Из источников, ныне опубликованных в Англии, так же как и из советских документов, явствует, что английское правительство не хотело союза с СССР, а французское правительство, хотя и очень напуганное германской угрозой, плелось в фарватере поли­тики лондонского кабинета. Об этом свидетельствуют прежде все­го ход и содержание переговоров. Англо-французские предложе­ния первоначально были почти открыто рассчитаны на то, чтобы втянуть СССР в войну с Германией, сохранив для западных дер­жав свободу действий. Под давлением широких кругов обществен­ности своих стран и благодаря настойчивости Советского прави­тельства нашим партнерам в дальнейшем кое в чем пришлось уступить, согласиться принять и на себя некоторые обязательства по военной помощи СССР, но они так и не пошли на то, чтобы полностью закрыть каналы, позволяющие им ускользнуть из рядов антифашистской коалиции, уклониться от участия в возможной со­ветско-германской войне. Это проявилось в том, что дипломатия западных держав так и не согласилась принять удовлетворитель­ные обязательства на случай косвенной фашистской агрессии про­тив Прибалтийских республик. Уклоняясь от совместного с СССР отпора фашистской агрессии против Прибалтики, мюнхенцы как бы указывали гитлеровцам такое направление и такой метод для развязывания войны против СССР, которые те могли использо­вать, не выводя Англии и Франции из состояния нейтралитета. Финал переговоров между дипломатами в этих условиях не труд­но было предвидеть.

    Еще более убедительно свидетельствует о нежелании Англии и Франции достигнуть соглашения о взаимопомощи с Советским Союзом ход переговоров военных миссий трех государств в авгу­сте 1939 г. Английская и французская миссии, возглавлявшиеся второстепенными лицами, прибыли в Москву без полномочий на подписание каких-либо соглашений. Более того, они не распола­гали полномочиями соглашаться на проход советских войск через территорию Польши и Румынии, без чего СССР, не имевший об­щей границы с Германией, практически пе мог принять участия в военных действиях против нее. А ведь именно такое участие и со­ставляло главный предмет переговоров военных миссий. Совер­шенно очевидно, что наши партнеры прпехалп, не имея никаких серьезных намерений договориться.

    Все это тогда же, летом 1939 г., стало ясным для Советского правительства. В наше время историк располагает не только вы­водами, извлеченными из анализа переговоров, по и прямыми до­
    кументальными доказательствами определенно выраженного анг­лийским правительством нежелания заключить союз с СССР. Так, иапример, в опубликованной инструкции английского правитель­ства своей воепнон миссии, посланной на переговоры в Москву, черным по белому было написано: «Британское правительство не желает принимать на себя какие-либо конкретные обязательства, которые могли бы связать нам руки»; в отношении военного со­глашения с СССР «следует стремиться к тому, чтобы ограничивать­ся возможно более общими формулировками»[43]. Процитирован­ный документ — только одно из целого ряда документальных сви­детельств отсутствия у британского правительства намерений сотрудничать с СССР в отпоре германскому фашизму.

    Однако этим негативным выводом нельзя ограничиться. Ныне не подлежит сомнению, что английское правительство намерева­лось использовать переговоры с СССР в качестве средства нажима на Гитлера, дабы побудить его к сближению с Англией. Уже во время рассматриваемых событий, летом 1939 г., в английскую пе­чать проникли слухи о том, что одновременно с переговорами в Москве (факт которых был оглашен публично) в Лондоне ведутся тайные англо-германские переговоры. Газеты писали о проекте предоставления Англией крупного займа фашистской Германии. Конечно, Советское правительство пе могло пройти безразлично мимо такого сообщения.

    Послевоенные документальные публикации подтвердили факт тайпых контактов английского правительства с гитлеровцами, осуществлявшихся параллельно переговорам с Советским прави­тельством. Однако в то время печать даже и отдаленно не догады­валась, о каких поистипе чудовищных делах шла речь на сверх­секретных англо-германских переговорах. В июле 1939 г. англий­ское правительство предложило гитлеровцам далеко идущие планы англо-германского сотрудничества в целях открытия новых и экс­плуатации существующих мировых рынков. В чнсле стран, рынки которых подлежали разделу на основе предложенной сделки, анг­лийский министр торговли Хадсон назвал своим немецким собе­седникам Китай и Советский Союз, с которым в это время бри­танское правительство вело переговоры о союзе против Германии. Известно также, что ближайший доверенный человек британского» премьер-министра Гораций Вильсон предложил гитлеровцам за­ключить пакт о невмешательстве, который должен был включать в себя разграничение сфер влияния между Англией и Германи­ей в мировом масштабе. Словом, Гитлеру предложили соглашение о переделе мира. Восточная и Юго-Восточная Европа при этом предоставлялись Германии в качестве сферы ее влияния. В слу­чае, если Гитлер пошел бы на серьезное соглашение с Апглией, ему обещали также предать Польшу и прекратить переговоры с

    СССР. Переговоры с Советским Союзом, так же, как и предоставле­ние «гарантий» Польше, явно были для британского правительства только средством набить себе цену в глазах фашистского фюрера, напугать его перспективой «окружения» Германии, побудить его стать более склонным к сговору с Англией. Германский посол в Лондоне Дирксен не ошибался, когда доносил 3 августа 1939 г., что для английских правящих кругов «возникшие за последние месяцы связи с другими государствами являются лишь резервным сред­ством для подлинпого прнмнрепия с Германией» и «эти связи от­падут, как только будет действительно достигнута единственно важная и достойная усилий цель — соглашение с Германией». Даже «привлечение Франции и Италии» имело бы «только подчи­ненное значение» 8.

    «Связи с другими государствами», о которых упоминал Дирк­сен,— это гарантии, предоставленные Англией Польше, Румынии, Греции и Турции. Как мы видим, британское правительство гото­во было выдать упомянутые страны Гитлеру в качестве возна­граждения за широкое империалистическое соглашение с ним о переделе мира, обеспечивающее интересы английского империа­лизма. Если бы Гитлер согласился на это, то в Лондоне не прочь были не только прекратить переговоры с СССР, но даже и пре­дать ближайшего союзника — Францию!

    Вполне понятно, что содержание этих тайных англо-герман­ских переговоров, чудовищных по своему коварству, в 1939 г. не было известно Советскому правительству. Но сведений, про­никших в печать, было вполпе достаточно, чтобы еще более на­сторожить Советское правительство и советский народ в отноше­нии намерений лондонских правящих кругов. Вместе с выявив­шейся невозможностью рассчитывать па военный союз с Англией и Францией, на согласованный совместный военный отпор герма­но-фашистской агрессин, сообщения о секретных англо-герман­ских переговорах полностью раскрывали Советскому правитель­ству всю опасность сложившегося положения: Советский Союз не имел оснований надеяться, что ему удастся преодолеть свою изо­ляцию посредством военного соглашения с Англией и Францией. СССР оказывался изолированным перед лицом гитлеровской аг­рессин, вот-вот грозившей обрушиться па Польшу, правительство которой, ослепленное классовой ненавистью к социализму, отказы­валось от советской помощи и тем обрекало свою страну на захват фашистской Германией. Для Советского Союза при тогдашней его границе разгром Польши гитлеровцами означал, что германо-фа­шистские войска сразу же окажутся на ближних подступах к Минску. И тут пришлось бы воевать с фашистской Германией не только без английской и французской помощи, но скорее всего даже при благожелательном со стороны западных держав (осо­
    бенно Англии) содействии Германии. Нельзя быЛО допустить, что­бы рубежи стратегического развертывания германских войск на московском стратегическом направлении выдвинулись на восток до самого Минска.

    Однако всем сказанным еще не исчерпывались опасности, гро­зившие Советскому Союзу. Одновременно угрожала война с мили­таристской Японией. Точнее сказать, эта война уже началась. Летом 1939 г. крупные японские силы, вторгшиеся в пределы МНР, вели активные боевые действия против монгольских воору­женных сил и Красной Армии, которая пришла на помощь МНР в соответствии с советско-монгольским договором 1936 г. Британ­ское правительство только что заключило с японским так назы­ваемое соглашение Арита — Крейги (по имени японского министра иностранных дел и английского посла в Токио), по которому Англия обязалась не поддерживать каких-либо действий или мер, препятствующих осуществлению японскими войсками их «задач» в Китае. Это означало, что Англия обязуется не препятствовать японским империалистам вести военные действия в Китае.. Тем самым Англия обеспечила безопасность японского тыла в борьбе против СССР и МНР: ведь нападение на МНР японцы совершили с китайской территории. Таким образом, английское правитель­ство оказывало дипломатическую поддержку японской агрессии против МНР и ее союзника СССР.

    Более тяжелого положения, чем то, в котором оказывался СССР в августе 1939 г. в результате обнаружившейся невозмож­ности рассчитывать на действенное военное соглашение с Англи­ей и Францией, трудно себе даже представить: на западе грозило появление немецко-фашистских армий под Минском и Витебском, на Дальнем Востоке уже шла (пусть не объявленная) война с Японией. Обстановка для Советского Союза была чревата одно­временной войной на двух фронтах с двумя мощными военными державами и притом в состоянии полной дипломатической изо­ляции.

    В этой крайне напряженной и опасной ситуации Советскому правительству стало ясно, что его усилия по достижению оборо­нительного союза с Англией и Францией потерпели неудачу, что Англия фактически помогает Японии вести военные действия против СССР, а возможно будет помогать в этом также и Герма­нии. Приходилось учитывать, что война на два фронта в одиноче­стве против двух столь сильных противников будет крайне труд­ной и опасной. В таких условиях Советскому правительству при­шлось искать иных путей для обеспечения безопасности страны. Между тем, как раз именно в это время поступило германское предложение о заключении пакта о ненападении. Оно означало, что Гитлер склонен в ближайшее время сохранить мир с Совет­ским Союзом. Это предложение говорило о том, что германские фашисты сознают огромные трудности, которые представляет для Германии война против СССР, что они еще не забыли заветов

    Бисмарка, предостерегавшего от войны протйв русского народа. Конечно, гитлеровцы уже и тогда недооценивали истинной мощи СССР. Но при всем том они считали эту мощь достаточно боль­шой, чтобы поначалу искать добычи полегче, за счет других го­сударств. Гитлеровцы тогда еще сохраняли трезвость суждений, впоследствии утерянную в результате большого количества лег­ких побед на Западе. Главное же, в августе 1939 г. они еще не располагали ресурсами почти всего западноевропейского конти­нента, которые в 1941 г. помогли им обеспечить на первом этапе войны значительный перевес сил над Советским Союзом.

    Намеки на возможность советско-германского соглашения де­лались с германской стороны уже в течение многих недель, одна­ко Советское правительство оставляло их без последствий, пока оно не потеряло последней надежды добиться союза с западными державами. Об этом свидетельствует германский посол в Москве Шуленбург в своем донесении в Берлин от 4 августа 1939 г. Советское правительство, сообщал этот опытный дипломат, «пре­исполнено решимости заключить договор с Англией и Франци­ей» [44]. Так оно и было в действительности. Советское правитель­ство терпеливо вело переговоры с английской и французской военными миссиями до тех пор, пока 15—17 августа не стало окончательно очевидным отсутствие у западных держав каких- либо намерений заключить с нами серьезный договор. Когда это стало ясно, то уже не оставалось другого выхода кроме подписа­ния пакта о ненападении с Германией. «Не потому прервались переговоры с Англией и Францией, что СССР заключил пакт о не­нападении с Германией,— заявил в печати народный комиссар обороны К. Е. Ворошилов, глава советской военной миссии,— а наоборот, СССР заключил пакт о ненападении с Германией в ре­зультате, между прочим, того обстоятельства, что военные пере­говоры с Францией и Англией зашли в тупик в силу непреодоли­мых разногласий» [45].

    Заключив договор с Германией и получив тем самым от нее гарантию ненападения, Советское правительство обеспечило стра­не отсрочку войны на некоторое время — фактически, как оказа­лось, почти на два года. Вопреки встречающемуся в зарубежной литературе мнению, Советское правительство никогда не питало иллюзий относительно верности гитлеровцев своему слову. Их на­мерение заключить с Советским Союзом договор о ненападении было расценено лишь как признак того, что в данное время Гитлер предпочитает сохранить мирные отношения с СССР. Интересы Со­ветского Союза требовали отсрочки войны вследствие крайне не­благоприятной международной обстановки и необходимости выиг­рать время для подготовки страны в военном отношении.

    Заключением пакта о ненападении с Германией Советское правительство сорвало замыслы мюнхенцев, стремившихся к раз­вязыванию германо-японо-советской войны, которая обеспечила вы западным державам положение арбитра, вернула бы им роль хозяев мира, полученную ими после поражения Германии в 1918 г. Война началась иначе, не так, как хотели мюнхенцы. Они желали войны против СССР, а на деле вторая мировая война возникла внутри империалистического мира, между двумя группировками капиталистических держав. Правда, не удался и советский план — противопоставить фашистской агрессии систему коллек­тивной безопасности или хотя бы советско-англо-французскую коалицию. Но Советский Союз не позволил завлечь себя в ловуш­ку, в которую его хотели затащить мюнхенцы.

    Когда позже, летом 1941 г., СССР оказался вовлеченным в вой­ну в результате нарушения фашистской Германией ее обя­зательств по договору о ненападении, международная обстановка в корне изменилась по сравнению с августом 1939 г. Англия уже воевала с Германией, США были близки к вступлению в войну, Япония находилась в острейшем конфликте с американским им­периализмом и готовилась к нападению на США. Вместо дипло­матической изоляции, в которой находился СССР летом 1939 г., и угрозы войны на два фронта,— одновременно па западе и на Дальнем Востоке,— в 1941 г. налицо имелись все условия для англо-советского союза и для скорого присоединения к нему США, т. е. для создания антифашистской коалиции, которая и об­разовалась на самом деле. Отсрочка, полученная благодаря до­говору о ненападении с Германией, оказалась, таким образом, достаточной, чтобы избавить страну от вовлечения ее в войну в крайне неблагоприятных международных условиях лета 1939 г., т. е. в состоянии изоляции.

    Что касается военной подготовки Советского Союза, то после начала второй мировой войны (сентябрь 1939 г.) советские воен­ные приготовления продолжались ускоренными темпами. О грап- диозных масштабах этих приготовлений свидетельствует хотя бы тот факт, что с 1939 г. и до 22 июня 1941 г. общую числен­ность Советских Вооруженных Сил удалось увеличить почти в 3 раза. За эти два с половиной года было сформировано 125 но­вых дивизий. Развертывалось производство новых образцов ору­жия и перевооружение ими Советских Вооруженных Сил. Много­численные новые образцы новейшей боевой техники, созданные советскими конструкторами, в большей своей части были очень высокого качества. Однако массовое производство повой техники запаздывало. Это было вызвано, прежде всего, тем, что лимити­ровали наличные производственные мощности страны; они усту­пали тем, которыми располагала Германия, фактически распоря­жавшаяся (после разгрома Франции) ресурсами всей Западной Европы. Как указывается в Тезисах ЦК КПСС «50 лет Великой Октябрьской социалистической революции», сыграли также свою
    роль и просчеты, допущенные в оценке вероятного времени напа­дения гитлеровской Германии п. Сроки этого нападения значи­тельно приблизились в результате молниеносного разгрома Фран­ции гитлеровцами. Маршал Советского Союза К. А. Мерецков пишет в своих мемуарах, что в январе 1941 г. И. В. Сталин го- ворил ему: остаться «вне войны» до 1943 г. «мы, конечно, не су­меем. Нас втянут поневоле. Но не исключено, что до 1942 года мы останемся вне войны» [46].

    Весной 1941 г. из тыловых округов в приграничные были пе­реброшены полностью четыре армии — 16-я, 19-я, 21-я, 22-я и еще ряд соединений, т. е. огромное количество сил. Но «общая направ­ленность работы,— писал К. А. Мерецков,— была такой: не делать непосредственно в приграничной зоне ничего, что могло бы спро­воцировать фашистов или как-то ускорить их выступление против нас: осуществлять мероприятия, необходимые для укрепления обороноспособности страны, но ие поддающиеся учету со стороны немецкой разведки» [47]. Такая установка привела к тому, что при­граничные военные округа встретили вражеское нападение в ночь на 22 июня 1941 г. отнюдь не в состоянии полной боевой готов­ности, что явилось одним из важнейших факторов, способствовав­ших успехам противника на первом этапе войны.

    Итак, если отсрочки, обеспеченной договором, заключенным 23 августа 1939 г., хватило для радикального изменения междуна­родной обстановки, которое избавило СССР от изоляции и от од­новременной войны не только в Европе, но и на Дальнем Востоке, то ее не хватило для завершения воепной подготовки, проводив­шейся в широких масштабах. Что война будет тяжелой и очень трудной, это нам стало ясно еще в ходе Смоленского сражения. И тем не менее именно на крайне тяжелом первом этапе Великой Отечественной войны советские войска и их командование достиг­ли чрезвычайно важного результата: уже тогда они сорвали стра­тегический замысел германо-фашистского руководства, заключав­шийся в молниеноспом разгроме Советского Союза. «Уже началь­ный период войны показал, что военная авантюра гитлеровцев об­речена на провал. Разгром немцев под Москвой явился началом коренного поворота в ходе войны» [48].

    В настоящее время положение в мире совсем иное, по сравне­нию с 1939 г., когда началась вторая мировая война. Произошел общий сдвиг в соотношении сил на международной арене в поль­зу социализма и в ущерб капитализму. За годы, прошедшие с момента победоносного окончания войны с гитлеровской Германи­ей, силы, поддерживающие мир, значительно выросли и продол­жают расти. Сейчас Советский Союз добился создания реальных шансов на установление прочной безопасности в Европе. Тем не менее советский народ не забывает истории возникновения вто­рой мировой войны, в особенности же вероломного нападения фа­шистской Германии на Советский Союз и первых месяцев Вели­кой Отечественной войны советского народа против гитлеровских захватчиков. История учит. Она напоминает советским людям сло­ва основателя Советского государства В. И. Ленина: «...Первой заповедью нашей политики, первым уроком, вытекающим из на­шей правительственной деятельности... уроком, который должны усвоить себе все рабочие и крестьяне, это — быть начеку...» 15. В кн. «Вторая мировая война и современность». М., 1972.


    МЕЖДУНАРОДНО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПОБЕДЫ СОВЕТСКОГО СОЮЗА НАД ГЕРМАНСКИМ ФАШИЗМОМ[49]

    Юбилей великой победы, который отмечается в эти дни, значите­лен не только как память о сокрушении фашизма — самых тем­ных сил реакции нашего времени. Победа над германским фашиз­мом сыграла также огромную роль в становлении совершенно но­вого международного положения, сложившегося после войны.

    Существо международного положения, сложившегося в период между двумя мировыми войнами, заключалось в существовании единственного социалистического государства, находившегося в капиталистическом окружении, причем капиталистическому миру была подчинена огромная колониальная периферия. Поражение фашизма во второй мировой войне радикально изменило между­народную обстановку. Борьба двух систем, сосуществующих в со­временном мире, приняла новую форму. Вместо единственного со­циалистического государства, изолированного в капиталистиче­ском окружении, сложилась мировая социалистическая система, в которой Советский Союз стал наиболее мощным ее звеном. С тех пор капитализму противостоит уже не одна социалистиче­ская страна, а большая группа стран.

    В то же время капитализм стал терять свою колониальную периферию, так как колонии постепенно, но довольно быстрыми темпами обретали национальную независимость.

    Важнейшей причиной столь коренного изменения междуна­родной обстановки явилась решающая роль, которую сыграла страна социализма — Советский Союз в разгроме фашизма.

    При настоящем состоянии науки нет необходимости затрачи­вать усилия на доказательство тезиса о решающей роли Совет­ского Союза во второй мировой войне и в победе антифашистской коалиции. Этот тезис давно доказан. Чтобы убедиться в этом, до­статочно сравнить вооруженные силы Советского Союза с силами других членов антифашистской коалиции. Военно-исторические работы, появившиеся в СССР и в других социалистических стра­нах, достаточно убедительно провели такое сопоставление и, ве­роятно, в столь квалифицированной аудитории я могу не воспроизводить цифр, широко известных в исторической науке.

    Сравнительно недавно, в 1970 г., маршал Г. К. Жуков на страни­цах журнала «Коммунист» авторитетно разоблачил клеветниче­ские выпады империалистической историографии и публици­стики [50].

    В целях умаления роли нашей страны в победе идеологи аме­риканского, английского и западногерманского империализма вы­двинули версию о якобы решающей роли американских, англий­ских и канадских поставок оружия и других товаров Советскому Союзу во время войны. Советские историки доказали, что эти по­ставки занимали весьма незначительное место в общем количестве оружия и других военных материалов, которые использовались советскими вооруженными силами в войне против германского фашизма и его союзников [51].

    Простое сопоставление количества дивизий, выставленных на всех театрах войны различными членами антифашистской коали­ции, сопоставление количества танков, самолетов, артиллерийских орудий, поставленных Америкой, Англией и Канадой с количе­ством, произведенным промышленностью СССР, убеждает в том, что война была выиграна благодаря Советскому Союзу и что он одержал победу с помощью своего, а вовсе не англо-американ­ского оружия. За все время войны из США и Англии было полу­чено 9,6 тыс. орудий, 18,7 тыс. самолетов и 10,8 тыс. танков. Между тем советская промышленность выпустила за период вой­ны 137 тыс. самолетов, 104 тыс. танков и самоходных артилле­рийских установок [52].

    Советская армия была единственной армией на земном шаре, которая с первых дней войны устояла перед ударами военной машипы германского фашизма, хотя несла очень большие потери и вынуждена была временно оставить весьма значительную тер­риторию.

    До столкновения с СССР германо-фашистская армия считалась непобедимой. Перед ней капитулировали все армии ее континен­тальных противников, а британская спаслась бегством, укрывшись на своих островах.

    Советский Союз не только добился блестящей победы. Его мощь подчеркивалась тем обстоятельством, что он смог достигнуть победы, несмотря на потерю значительной части своей террито­рии, населения и производительных сил, включая крупные мощ- пости военпоп промышленности.

    То обстоятельство, что Советский Союз достиг победы над во­оруженными силами фашистской Германии в столь неблагоприят­ных условиях, является свидетельством неизмеримых преиму­
    ществ социализма над капитализмом. Победа Советского Союза над германским фашизмом означала, таким образом, победу социа­листической системы над империалистической.

    Преимущества социалистического строя выявились тем ярче, что, несмотря на потерю 20 млн. жизней и огромные материаль­ные разрушения, Советский Союз закончил войну политически значительно более сильным и могущественным, нежели вступил в нее.

    И это в то время, когда все капиталистические государства, кроме США, вышли из войны резко ослабленными, хотя они по­несли гораздо меньшие потери, и с несравненно мепыпими мате­риальными разрушениями, чем Советский Союз.

    Политическая и военная мощь Советского Союза, его мораль­но-политический авторитет среди прогрессивных кругов всего мира сложился не во время войны, а задолго до нее. Однако именно победа над фашизмом сделала общеочевпдным тот факт, который ранее игнорировался широкими кругами буржуазного общественного мнения. Ведь еще в начале 1940 г., в период со- ветско-финской войны американская печать клеветала на Совет­ский Союз и пыталась изображать его в качестве «колосса на глиняных ногах». Теперь мощь Советского Союза стала общепри­знанной. Его политическое влияние возросло в гигантской сте­пени.

    Несмотря на усиление крупнейшей империалистической дер­жавы — Соединенных Штатов Америки, решающая роль Совет­ского Союза в победе пад фашистской Германией и рост его меж­дународного значения обеспечили огромный сдвиг в соотношении сил на международной арене. То был сдвиг в пользу социализма и в ущерб империализму.

    Это резкое изменение в соотношении сил было усилено нара­станием революционного подъема во всем мире и особенно в боль­шинстве стран Европы и Азин, освобожденных от фашистского гнета (во Франции, Италии, Греции, Польше и др.), а также в странах, которые являлись союзниками фашистской Германии (в Италии, Румынии, Венгрии).

    Революционный подъем начался в конце войны п продолжал­ся после ее завершения. Он сопровождался кризисом правящих верхов и привел к возникновению антифашистских народных ре­волюций. Это явилось результатом обострения классовой борьбы, причем вести об успехах советского оружия вдохновляли народ­ные массы.

    Одной из фальсификаторских антикоммунистических версий, распространяемых империалистической пропагандой, является утверждение, будто строй народной демократии был принесен на штыках Советской Армии и представляет собой продукт «экспор­та революции» из СССР. Эта версия не выдерживает критики. Достаточно напомнить, что революционный подъем наблюдался в таких странах, куда советские войска никогда не входили. Доста­
    точно назвать Италию, Францию, Грецию, Албанию в Европе, а в Азии — Вьетнам.

    Советские войска и политика Советского правительства сыг­рали огромную роль в обеспечении победы народной демократии, а в дальнейшем — успешного строительства социализма в странах Европы и Азии, отпавших от капиталистической системы. Но эта важнейшая роль состояла отнюдь не в том, что Советский Союз организовал революцию в этих странах.

    Роль СССР заключалась в другом — в защите революции, вы­званной внутренними закономерностями в развитии этих стран, от империалистической интервенции, в предотвращении подавления революционного народного движения силами американо-англий­ского империализма. Экспорта революции из СССР не было. Име­ло место предотвращение Советским Союзом экспорта контррево­люции со стороны США и Англии.

    Подъем революционного движения был направлен против фа­шистских поработителей и против местной коллаборационистской реакции национальных правящих кругов, продавшихся Гитлеру, сотрудничавших с ним. Это наблюдалось как в странах Восточ­ной и Центральной Европы, занятых Советской Армией, так и в странах Южной п Западной Европы, занятых американскими и английскими войсками.

    Природа революционного подъема, несмотря на наличие на­циональных различий, в основном была одинакова во всех охва­ченных им частях Европы. Однако судьбы революционного движе­ния были различными.

    Советская Армия и Советское правительство оградили начав­шиеся народные революции от иностранного вмешательства. Аме­риканские и английские войска подавили народные движения всюду, где это было в пределах их возможностей. Они подавили вооруженной силой революцию в Греции, расстреляли ее на ули­цах Афин. Они подавили революцию самим фактом присутствия своих войск во Франции и Италии посредством поддержки ме­стной реакции и ограждения ее властп от ударов революции, от напора революционных масс.

    Различие в судьбах поднявшегося в конце и после войны рево­люционного движения определило различие последующих судеб освобожденных стран Европы.

    Присутствие советских войск сделало невозможным для США и Англии подавить революцию в Болгарии, Румынии, Венгрии, Чехословакии, Польше, произвести там кровавую расправу над коммунистами и всеми революционными силами по примеру того, как это было сделано в Греции. Ввиду этого правительства импе­риалистических держав попытались добиться своих целей посред­ством политического давления на Советский Союз. Дипломатиче­ская борьба, начавшаяся между СССР и его союзниками в конце войны, а особенно после ее окончания, в значительной своей ча­сти была порождена попытками США и Англии добиться рестав-
    р&Цйй буржуазных порядков в странах народной демократйй, От­павших от капиталистической системы. Дипломатическая борьба при подготовке мирных договоров с Италией, Румынией, Болга­рией, Венгрией в значительной мере состояла в отражении Со­ветским правительством попыток США и Англии восстановить в этих странах старые порядки и поставить у власти реакцион­ные элементы. Такое же содержание имела и борьба внутри поль­ского временного правительства, происходившая в 1944—1945 гг., а также борьба в союзнических контрольных комиссиях, действо­вавших в Румынии, Венгрии, Болгарии по вопросу о составе пра­вительств этих стран, да и по многим другим вопросам. Сходным был и смысл борьбы за выполпепие Потсдамских соглашений, ко­торую развернул против США и Англии Советский Союз при под­держке антифашистских демократических сил немецкого народа, тех сил, которые в 1949 г. основали Германскую Демократиче­скую Республику.

    Нарушення Потсдамских соглашений со стороны западных дер * жав были направлены на срыв возможностей демократического развития, на ликвидацию глубоких социальных преобразований, осуществлявшихся на германской земле немецкими трудящимися под защитой Советской Армии, на реставрацию империализма и милитаризма. Борьба Советского Союза совместно с прогрессивны­ми силами германского народа за выполнение Потсдамских согла­шений являлась классовой борьбой и была направлена на отраже­ние попыток американо-английского империализма и западно- германской реакции помешать народу, освобожденному от фашиз­ма, создать новый социальный строй.

    Народная революция, вызванная развитием классовой борьбы, задушенная империалистами во Франции и Италии, а в Гре­ции — утопленная в крови, победила там, где Советский Союз по­мешал иностранному империализму подавить революционные силы. Это и обеспечило отпадение от капиталистической системы целого ряда стран Европы, а также Азии.

    Эти события, явившиеся следствием революционного подъема народных масс, решающей роли Советского Союза в победе над фашистскими агрессорами и роста его международного влияния, привели к созданию мировой социалистической системы. Оно яви­лось замечательным подтверждением ленинской теории социали­стической революции. Эта теория, как известно, предполагает не­избежность победы революции первоначально не во всех капита­листических странах, а лишь в части их или даже в одной стране. Эта теория предполагает последующее отпадение от капи­тализма отдельных стран или целой группы стран. И история развивалась именно так, как предвидел Ленин. В результате рез­кого углубления кризиса капиталистической системы, характери­зующего второй этап в развитии общего кризиса капитализма, толчок к чему дала вторая мировая война, во многих странах Европы и Азии возникла революционная ситуация. Победа народ­
    ной демократии, а вслед за тем социалистической революции в нескольких группах стран привела к их отпадению от капитализ­ма, что явилось еще одним подтверждением правильности лени­низма — ленинского научного прогноза.

    Но усиление международного авторитета и влияния Советского Союза, равно как и образование мировой социалистической систе­мы, отнюдь не исчерпывают международных последствий победы СССР во второй мировой войне.

    Война и целый ряд сопутствующих ей событий вызвали небы­вало мощный подъем национально-освободительного движения в колониальных странах. Ему способствовал пример героической борьбы советского народа против фашистских захватчиков. Рево­люционный подъем стимулировало поражение старых колониаль­ных держав Англин и Франции в войне с Германией, а особенно с Японией, демонстрация бессилия колонизаторов. Такая демон­страция содействовала подъему национального сознания и рево­люционного движения народов британских, французских, нидер­ландских и других колоний.

    Последующий разгром сравнительно недавних колониальных угнетателей — японских, итальянских — составил новый мощный стимул для дальнейшего революционного подъема. Влияние, при­обретенное Советским Союзом в качестве решающей силы в раз­громе фашистских агрессоров, в частности роль СССР в пораже­нии вооруженных сил японского империализма в Маньчжурии, завершило дело.

    С подъемом национально-освободительного движения угнетен­ных народов колоний и полуколоний резко обострился кризис колониальной системы империализма. Последовал крах колониаль­ных империй Англии, Франции, Нидерландов, а вслед затем и всей колониальной системы.

    Следствием было не только дальнейшее ослабление английско­го и французского империализма. Кризис, а затем крах колони­альной системы вызвали дальнейшее ослабление империализма в целом, что ускорило изменение соотношения сил на мировой аре­не в пользу социализма, начавшееся в результате поражения гер­манского империализма.

    Настоящий доклад ставит целью в возможно более сжатой форме суммировать международные последствия победы Совет­ского Союза над германским фашизмом. Было бы ошибкой гово­рить о том, что эта победа явилась единственной причиной народ­но-демократических, а затем социалистических революций в ряде стран Европы и Азии. Эти революции имели глубокие внутренние причины, к ним привел ход классовой борьбы в каждой из этих стран. Но совершенно верно, что без победы Советского Союза над германским фашизмом эти революции не смогли бы поднять­ся и победить, у них не хватило бы сил свергнуть фашистское иго. Верно и то, что в последующем без защиты со стороны Со­ветского Союза революции не могли бы устоять перед натиском
    империализма США и его английского союзника. Верно и то, на­конец, что подъем национально-освободительного движения в ко­лониальных странах получил благодаря победе Советского Союза и повышению его международного авторитета мощную поддержку, без которой успехи национально-освободительного движения не были бы значительными.

    Победа Советского Союза в Великой Отечественной войне про­тив фашистской Германии и в войпе с Японией оказала огромное влияние и на дальнейшее международное развитие уже после по­беды социалистической революции в странах Центральной и Юго- Восточной Европы п образования мировой социалистической си­стемы. Блеск этой победы еще и сегодня отражается на положе­нии в мире.

    «Ежегодник германской истории. 1971». М., 1973.


    СОДЁРЖАИИЁ

    От редколлегии................................................................................................................. 1

    Как развивался германский империализм (Исторический очерк) . .                                 ?

    Англо-германские переговоры 1939 года..............................................................        ^6

    Мировая печать об «Исторической справке» Совинформбюро ....                  ^2

    10                                                                                                                                                                                             лет со дня победы над гитлеровской Германией                           73

    Выступление на Международном конгрессе историков в Риме в 1955 г.........................

    Положить конец «холодной войне»................................................................................ ^

    Основные этапы внешней политики Советского государства за сорок лет...........

    Документы о сотрудничестве Советского Союза с США и Англией 121

    Вопросы внешней политики Советского государства................................................ ^29

    О письме Исполнительного Комитета Социалистической партии - Австрии ................. 1

    Ленинские принципы внешней политики...............................................................

    Сорок лет борьбы за мир................................................................................................. ^

    Некоторые итоги дискуссии по вопросам периодизации истории внеш- ней политики СССР      

    Поучительные уроки истории (К 20-летию возникновения второй мировой войны)     

    В. И. Ленин в борьбе за мир.................................................................................... 286

    Переговоры о разоружении.................................................................................... 295

    Историческая миссия нового мира.........................................................................

    Современное состояние изучения в СССР истории европейских стран „ „ народной демократии и задачи научно-исследовательской работы г

    ООО

    Перспективы разоружения...................................................................................... *

    О состоянии разработки истории внешней политики СССР и междуна- родных отношений современной эпохи      

    о гг п

    О разработке методологических вопросов истории..............................................

    Борьба КПСС за ленинский курс социалистической внешней полити- ки............. 6Ь1

    Год признаний.........................................................................................................

    ОН Л

    Вопрос, требующий положительного решения.....................................................

    374

    Содружество братьев по классу.............................................................................

    Историческая наука и современность ....................................................................

    Социальная природа Великой Октябрьской социалистической револю­ции в России и ее историческое значение                       .              385

    Советский Союз и проблема европейской безопасности........................................       389

    Мюнхенское предательство....................................................................................       398

    Накануне Великой Отечественной войны..................................................................... 403

    В. И. Ленин о принципах внешней политики Советского государства                         423

    Доклад на учредительном собрании, посвященном созданию Советско­го института по развитию связей с общественностью ФРГ 4 февраля 1970 г.......................................................................................................................... 437

    Важные вехи истории..............................................................................................       444

    Основные вопросы внешнеполитической деятельности КПСС между

    XXIII и XXIV съездами партии..................................................................................... 448

    Наш курс — борьба за мир............................................................................................ 463

    Сотрудничество КПСС и СЕПГ — воплощение принципов пролетар­ского интернационализма                   468

    Внешнеполитическая деятельность Коммунистической партии в годы

    войны.............................................................................................................................. 483

    Конкретная, последовательная политика...................................................................... 492

    Воздействие внешней политики СССР на развитие современного мира                       498

    Современные проблемы европейской безопасности..................................................... 507

    Возникновение второй мировой войны......................................................................... 520

    Международно-политическое значение победы Советского Союза над

    германским фашизмом................................................................................................... 535


    ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИИ Избранные труды.

    Утверждено к печати Отделением истории АН СССР

    Редакторы издательства О. И. Рахманин, Л. М. Пряжникова [Художник А. Кудрявцев Художественный редактор В. А. Чернецов Технический редактор В. Д. Прилепская Корректор В. А. Бобров

    Сдано в набор 23/1У 1975 г.

    Подписано к печати 17/Ш 1976 г. Формат 60х90‘/1б. Бумага № 1.

    Уел. печ. л. 34,0. Уч.-изд. л. 37,6.

    Тираж 7300. Т-00661. Тип. зак. 2175.

    Цена 2 р. 62 к.

    Издательство «Наука»

    103717 ГСП, Москва, К-62, Подсосенский пер., 21

    2-я типография издательства «Наука» 121099, Москва, Г-99, Шубинский пер., 10


     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


    1 «Документы и материалы кануна второй мировой войны.- Архив Дирк­сена (1938—1939 гг.)», т. И. М., 1948, стр. 287.

    11  Там же, стр. 71.

    11  «XIV съезд ВКП(б). Стенографический отчет». М.—Л., 1926, стр. 27.

    1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 35, стр. 16.

    14  «Известия», 5 декабря 1920 г.

    1  В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 30, стр. 93.

    *   В основу статьи положен доклад, прочитанный на Всесоюзном коорди­национном совещании по изучению истории социалистического строи­тельства в европейских странах народной демократии 27 февраля 1962 г.

    1  «Материалы XXII съезда КПСС». М., 1961, стр. 417.

    7   «Международное Совещание коммунистических и рабочих партий»» стр. 316—317»

    *      И* Ленинх Полн» собр. соч., т. 35, стр. 254.

    11  В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 35, стр. 403.

    1  «Программа Коммунистической партии Советского Союза». М., 1969, стр. 56.

    1   «XXIII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографа ческий отчет», т. И, стр. 305.

    * Там же, стр. 300—301.

    11  Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Речи и статьи, т. 2. М., 1970, стр. 475.

    *  Статья написана совместно с В. И. Цапановым.

    1  Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Речи и статьи, т. 3. М., 1972, стр. 394.

    11  «VII съезд Социалистической единой партии Германии». М., 1968.

    14  «Правда», 17 июня 1971 г.

    1  Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Речи и статьи, т. 3. М., 1972, стр. 466—



    [1]  «XXIII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографи­ческий отчет», т. II. М., 1966, стр. 304.

    [2]  «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК.

    1966—1968», т. 9. М., 1972, стр. 421—423.

    [3]   Там же, стр. 424.

    [4]   «Уроки кризисного развития в Компартии Чехословакии и обществе после XIII съезда КПЧ». М., 1971, стр. 45—46.

    [5]   В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 33, стр. 99—100.

    [6] В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 40, стр. 98—99.

    18   В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 168.

    [8]    «Международное Совещание коммунистических и рабочих партий. До* кументы п материалы. Москва, 5—17 пюня 1969 г.» М., 1969, стр. 301.

    [9]   «XXIII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографи­ческий отчет», т. II, стр. 301.

    [10]  Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Речи и статьи, т. 2, стр. 600.

    [11]  «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК.

    1966—1968», т. 9. М., 1972, стр. 448—449.

    [12]  «Международное Совещание коммунистических и рабочих партий. До­кументы и материалы. Москва, 5—17 июня 1969». М., 1969, стр. 317.

    [13]  «Программа Коммунистической партии Советского Союза», стр. 60

    [14]  «XXIII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографи­ческий отчет», т. I. М., 1966, стр. 47.

    [15]  Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Речи и статьи, т. 3, стр. 121.

    [16] Л. Я. Брежнев. Ленинским курсом. Речи и статьи, т. 3. М., 1972, стр. 394— 395.

    [17] «Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны», т. III. М., 1947, стр. 45.

    [18] В. Ульбрихт. Ленинизм и строительство социализма в ГДР.— «Комму­нист», 1969, № 6, стр. 26—27.

    [19]        В. Ульбрихт. Двадцать плодотворных лет строительства социализма.— «Проблемы мира и социализма», 1969, № 10, стр. 2.

    [20] «Правда», 26 марта 1954 г.

    [21] «МП Дег 8о^‘е1ишоп 81е§ег Дег ОезсЫсМе». ВегПп, 1968, 5. 132.

    [22]  Л. И. Брежнев. Отчетный доклад Центрального Комитета КПСС XXIV съезду Коммунистической партии Советского Союза. М., 1971, стр. 6.

    [23]  «Кеиез БеиЪзсЫаш!», 14.Х1 1969.

    [24]  «Правда», 14 августа 1970 г.

    [25]  «МН йег 8о^е1ишоп Зте^ег йег СезсЫсЫе», 3. 29.

    Л. И. Брежнев. Отчетный доклад Центрального Комитета КПСС XXIV съезду Коммунистической партии Советского Союза, стр. 15—16.

    [27]  Л. И. Брежнев. Отчетный доклад Центрального Комитета КПСС

    XXIII       съезду Коммунистической партии Советского Союза. М., 1966, стр. 36.

    [28]  Л. И. Брежнев. Отчетный доклад Центрального Комитета КПСС

    XXIV     съезду Коммунистической партии Советского Союза, стр. 8.

    [29]  Л. П. Брежнев. Ленинским курсом. Речи и статьи, т. 3. М., 1972, стр. 398.

    [30]  «Правда», 16 июня 1971 г.

    [31] «Международное Совещание коммунистических и рабочих партий. До­кументы и материалы. Москва, 5—17 июня 1969 г.» М., 1970, стр. 301.

    [32] «XXIV съезд Коммунистической партии Советского Союза.— Стеногра­фический отчет», т. I, стр. 31.

    [33] «Программные документы борьбы за мир, демократию и социализм». М., 1964, стр. 10.

    8     «XXIV съезд Коммунистической партии Советского Союза», т. 1, стр. 34— 35.

    [35]         Доклад, прочитанный на научной конференции в Москве 24—25 января 1972 г.

    467.

    [37]            В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 27, стр. 286.

    [38]            Там же, стр. 116.

    [39] «XVIII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б). Стенографиче­ский отчет». М., 1939, стр. 13.

    [40]           Там же, стр. 14,

    [41] «XVIII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б). Стенографи­ческий отчет». М., 1939, стр. 14.

    [42]          «Московские переговоры СССР, Англии и Франции 1939 г.». Докумен­тальный обзор.— «Международная жизнь», 1969, № 7—11.

    [43]          «БоситепЬз оп ВгШзЬ Роге^п РоНсу 1919—1939», ТЫп! Зепез, то1. VI. Ьош1оп, 1953, р. 763—764.

    [44]         «БоситепЬз оп Оегтап Роге^п РоИсу 1918—1945», 8епез Б, уо1. VI. Ьоп- с1оп, 1964, р. 1063.

    [45]  «Правда», 27 августа 1939 г.

    [46] К. А. Мерецков. На службе народу. М., 1968, стр. 202.

    [47] Там же, стр. 206.

    [48] «50 лет Великой Октябрьской социалистической революции». Тезисы ЦК КПСС, стр. 19.

    [49]      В основу статьи положен доклад, прочитанный иа конференции Ко­миссии историков СССР и ГДР, посвященный 25-летию освобождения Германии от фашизма (Берлин, май 1970 г.).

    [50]            «Коммунист», 1970, № 1, стр. 80—94.

    [51] См., например: В. Хвостов. Сорок лет борьбы за мир. М., 1958, стр. 80— 81.

    [52] «История Коммунистической партии Советского Союза», т. 5, кп. 1. М., 1970, стр. 644; «История Великой Отечественной войпы Советского Сою­за», т. 6. М., 1965, стр. 48.

    ПОСПЕЛОВ, доктор исторических наук В. Я. СИПОЛС, доктор исторических наук В. Т. ФОМИН, кандидат исторических наук К. В. ХВОСТОВА